Числовые ребусы в романе евгений онегин

   
          Другие статьи автора на сайте   proza.ru  иван мартынов

           ЧИСЛОВЫЕ РЕБУСЫ В РОМАНЕ "ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН

                Математическая точность и математи-               
                ческая краткость формул для выраже-      
                ния смысла слышится в каждом поэти-               
                ческом слове Пушкина.
                М.Добужинский

Литературное поле Александра Сергеевича Пушкина вспахано и перепахано вдоль и поперёк тысячи раз, защищено множество диссертаций, написан Монблан книг многочисленной армией пушкиноведов, но по-прежнему звучат справедливые упрёки, что «все произведения поэта-пророка имеют скрытый смысл, подтекст, который ускользает от внимания исследователей». Но если разброс литературных, философских взглядов на творчество Пушкина невелик, то в разгадывании смысла графического оформления некоторых его произведений полный хаос в суждениях, вплоть до нелепых, выдвигаемых не дилетантами, что оскорбительно для русского гения, равному которому нет в мировой литературе. Например, о пропущенных строфах в первой главе романа «Евгений Онегин» опубликовано в солидном журнале: «Остаётся лишь предположить, что материала на все 60 строф не хватило, но автору очень уж не хотелось закончить главу унылым и совершенно не сакральным числом «54». Нам ничего не остаётся как простить нашему гению эту по нынешним временам мальчишескую слабость.» Или, разбивку стиха на полустишие трактуют как предтечу творчества Маяковского, и т.п., и т.д.  Все выдвигаемые версии легко опровергаются. В своём исследовании мы остановимся только на одном произведении поэта – романе «Евгений Онегин», изданном в 1833 году.
У Пушкина звучат многоголосно даже знаки препинания (об этом речь ниже) Ни один исследователь не   дал обоснованного ответа на следующие вопросы:
1. Почему графическое изображение пропущенных строф в каждой главе различное? В первой главе они отделены тремя строчками с определённым количеством точек, в начале четвертой пропущенные строфы размещены в отдельной строке, неотделённой ничем от номера публикуемой следующей строфы, а все остальные номера пропущенных строф присоединены к номеру следующей строфы.
2. Почему Пушкин посчитал целесообразным пропустить именно эти строфы и в таком количестве?
3. Почему количество точек в строчках пропущенных строф первой главы различное в каждом из трёх случаев?
4. Почему в первых двух частях своего письма Татьяна обращается к Онегину на вы, а в дальше на ты?
5. Почему количество точек в многоточиях колеблется от шести до двух?
6. Если Пушкин сжёг десятую главу романа, то где девятая? Объяснение, что её текст объединён с восьмой, неубедителен. Чтобы из двух глав сделать одну, многие строфы следовало выбросить. Где они? Пушкин был рачительным хозяином к   результатам своего труда и написанное стремился использовать в других произведениях. Например, четыре первых пропущенные строфы четвёртой главы были опубликованы отдельно, а пятую и шестую строфы исследователи так и не обнаружили. Этот факт наводит на определённые размышления.
Следует согласиться с мнением, которое ряд исследователей и оспаривают, что первоначально Пушкин предполагал показать сближение Онегина с декабристами, но в процессе длительного времени написания романа не только изменившаяся общественная жизнь, но и развитие сюжетных линий романа не позволили в закончившемся романе развивать эту тему.  Чтобы увидеть серьёзность намерения Пушкина следует привести некоторые сведения, необходимые для нашего исследования, из учения масонов, которое являлось основой мировоззрения декабристов.
Творчество Пушкина и масонство
Деятельность масонства и его влияние на творчество писателей открыто в России не проводилось. Эта тема стала запретной, когда следствие по делу декабристов установило, что руководящий состав и многие декабристы были масонами. В своей деятельности они придерживались масонских правил.
В советское время дела декабристов получили положительную оценку, но масонская сторона их деятельности замалчивалась как реакционная. В настоящее время, когда ностальгия по монархии уже охватила верхние этажи власти, когда обнародована антироссийская деятельность международного масонства тема «Пушкин и масонство» не является популярной. Да и литературная общественность такие исследования считают покушением на славу Пушкина-поэта.
С младых ногтей Пушкин рос в атмосфере масонской обрядности. Масонами были не только его дядя Василий Львович и отец, лицеисты И.И.Пущин, В.К.Кюхельбекер, А.А.Дельвиг, но и  друзья-декабристы, а также князь П.Вяземский и многие другие. Очевидно, он рано познакомился с масонской литературой, которая имелась в библиотеке отца и дяди, о чём свидетельствует тонкое знание  многочисленных ритуальных обрядов масонства. Находясь в южной ссылке,  он и сам стал масоном, но затем отошёл от их деятельности. То ли порвал из-за разногласий в путях достижения целей масонского  ордена, то ли его сознательно удалили декабристы, оберегая достояние России от грозящих опасностей. Князь Вяземский положил в гроб Пушкину перчатку. Это было прощание не только поэта с поэтом, но и масона с масоном. Некоторые факты свидетельствует, что Пушкин не отказался от масонства. Одно время отличительным признаком всякого масона был длинный ноготь на мизинце. Такой ноготь носил и Пушкин; по этому ногтю узнал и обратил внимание поэта, что он масон, художник Тропинин, придя рисовать с него портрет в 1827 году. 
Пушкин разделял помыслы декабристов, но отвергал их насильственный путь изменения государственного устройства России. Об этом не побоялся сказать и царю, защищая декабристов, когда и своя судьба висела на волоске.  Только отсутствие его в Петербурге явилось причиной неучастия в восстании декабристов. Для суеверного Пушкина, направляющегося в столицу, встреча со священником, а затем перебегающим дорогу зайцем, явилось знаковой причиной возвращения назад в Михайловское.
Имеются некоторые различия в деятельности масонских лож, в проведении заседаний, но все они едины – в основу их учения положены взгляды пифагорейской школы, которые количественные отношения считали сущностью вещей. Математика была одной из составных частей религии пифагорейцев. Они наделили числа человеческими качествами, они выделили числа женские и мужские, числа совершенные и сверхсовершенные, простые и телесные, дружеские и плохие, и т.д. Мы укажем свойства только некоторых чисел, которыми наделили их пифагорейцы.
Единица – это символ мудрости, все состоит из единиц. Она божественна.
В единстве число два не существует. Для того, чтобы появилась двойка, следует разделить, убить единство. Поэтому двойка в любой форме (цифровой, словесной) символизирует грех, расщепление, смерть единства. Двойку пифагорейцы не любили и не считали её числом. Её связывают с тёмными, дьявольскими силами, с чертями, она несёт траур. Отсюда русское выражение: чёрта с два. Принимая это во внимание, становится понятным, почему на могилу кладут два или четыре цветка.
Число три воплощает божественный ритм. Число три является символом синтеза. Всё тройственное совершенно.
Четыре – есть комбинация двоек. 4 = 2   2 =2 . Таким же плохим является  и 16 = 2 = 4 . У японцев четыре – несчастливое число. В больницах нет палат под номером четыре, нет четвёртого этажа, так как иероглиф «четыре» созвучен иероглифу «смерть». Такое же отношение к четвёрке и в других юго-восточных странах.
Такой же смысл вкладывается и в дроби, знаменатель которых два или четыре. Аналогичный смысл  слов половина, четверть и их синонимов, а также 20, 40, 200, 400 и т.д.. Отметим, что русский математик, педагог Л.Магницкий  в своём учебнике Арифметика, изданном в 1703 году и по которому обучалось не одно поколение учеников, знак «0» называл низачто, т.е. –ничем.
Число пять связывают с человеком, символизируя телесное здоровье, эротическое начало, любовь, семью.
Шесть является совершенным числом, это число Венеры, оно символизирует способность к жертвенности и большой любви. Масоны это число представляли в таком виде: 1 + 2 + 3 = 6.
Число семь  как и три является сакральным, это число человеческое. Существовало семь смертных грехов, семь добродетелей, семь таинств; это и число музыкальных нот и цветов основного спектра света. Семёрку пифагорийцы считали счастливым числом.
Впечатлительного и творческого Пушкина в русском масонстве привлекали не только масонский идеал, к которому должен стремится каждый его член, поднимаясь  по иеархической лестнице, но и широкий кругозор в разных науках, среди которых главное место  занимала математика.
Конкретно. Каждый масон должен был обладать такими чертами личности:
1.   Справедливостью.
2.    Искренностью.
3.    Добротой.
4.    Преданностью.
5.    Познанием.
6.    Терпением.
7.    Упорством.
Он должен был основательно изучать следующие науки:
1.   Астрономию.
2.   Музыку.
3.   Геометрию.
4.   Арифметику.
5.   Логику.
6.   Риторику.
7.   Грамматику.
Не до конца выяснено нами, почему в романе Пушкин число 14 часто  представлял как сумму двух равных слагаемых. Вазможно потому, что масоны почитали Христианство и число 14 – столько раз Христос отдыхал, идя на Голгофу.
С четырнадцатого градуса масон считался совершенным.               
 Пифагорейцы считали восьмерку связанной с любовью и дружбой.
Масоны особо почитали число девять, которое представляли как 3 + 3 +3 (так представлены в первой главе строчки точек). Всё тройственное они изображали как сумму трёх равных слагаемых. Каждое заседание масонской ложи заканчивалось общей трапезой, на которой произносилось ровно 9 тостов, разбитых по три специальные группы, аналогично тому, как 9 божественных Муз были разделены на три равные группы.
Девять – считается символом духовного совершенства.
Одиннадцать – это число, порожденное дьяволом. Только дьявол может покушаться на божественное. Оно обозначается божественной цифрой, но повторенной дважды. Сумма цифр этого числа равна двум.  Одиннадцать несет попрание всякой законности, оно знаменует собой конфликт, несет в себе опасность.
Число двенадцать — это образ высшего порядка и блага, а также полноты; с его помощью структурируются пространство и время – двенадцать месяцев в году, двенадцать знаков зодиака, оно символизирует окончание жизненного пути. Двенадцать, как произведение трех и четырех, символизировало проникновение духа в материю. Масоны начинали заседания ровно в 12 часов дня, и оно продолжалось ровно 12 часов.
Число тринадцать – несчастливое число, чёртова дюжина, оно несет смерть, а при разбивке на 12 + 1 – трагическую смерть, таким же является и его зеркальное отображение – тридцать один.      
Все двузначные простые числа, а это числа, которые делятся на единицу и самоё себя, считались пифагорейцами  плохими числами, по их мнению они обладают негативными действиями. Первыми двузначными простыми числами являются одиннадцать и тринадцать. Каждое число масоны представляли в виде двух слагаемых. Для нашего исследования представляют интерес разбиение двух чисел – 9 и 13; 9 = 4+5, 13 = 6 + 7 или 12 +1.
Особо плохими среди  простых числа масоны считали двадцать три, двадцать девять и сорок три. Такими же плохими они считали и все числа, частью которых являлись отмеченные выше плохие числа, например: 22; 33; 46 и т.д.   
Двадцать один – число игрока.

НУМЕРОЛОГИЯ В РОМАНЕ
Глава первая
Первая глава посвящена описанию биографии Онегина с первых дней жизни, и он впервые появляется 33 = 11   3 словом во второй строфе и в двадцать третьем (дьявольские числа) стихе с начала главы, а Евгений – 16 словом в третьей строфе и 33 = 3  11 стихом с начала главы.
Второй раз они появляются в 4 строфе, Евгений 6, а Онегин – 19 словом. Почему Пушкин поставил их на эти места? Возможно потому, что сумма номеров слов появления Онегина два раза 33 + 19 = 52 = 4  13, а Евгения – 16 + 6 =  22 =  2   11.
Второй раз с начала романа Онегин появляется 47 (простое число с суммой цифр 11) стихом и 196 (сумма цифр 16) = 4   7 словом с начала романа, а Евгений – 44 = 4  11 стихом и 183 (сумма цифр 12) = 3   61 словом (комментарий будет дан ниже).
Заметим, что не только в строфах по 14 стихов, но и название романа по правилам правописания прошлого времени (Евгений Онегинъ) состояло из двух слов по семь букв каждое.
Обратим внимание на пропущенные строфы: 9, 13, 14, 39, 40 и 41. Их всех шесть, и расположены они в трёх местах с разбивкой на составляющие 1, 2 и 3. Общая сумма номеров пропущенных строф 9 + 27 + 120 = 156 (сумма цифр этого числа 12), которую можно представить по-другому:
156= 12   13 = 2   6   13 (6 окружают два плохих числа)
Подсчитаем как количество строк точками (их 3 + 3+ 3 =9), так и общее количество точек в строчках. Первый раз в каждой строке по 19 точек, второй – по 20, третий – по 25. Всего точек
19  3 + 20  3 + 25  3 = 57 + 60 + 75 = 192 =12  16
Сумма цифр каждого слагаемого и суммы равны, соответственно
12, 6, 12 и 12.
Подсчитаем, сколько раз в первой главе встречается слово два в разных ипостасях. Первый раз оно встречается в первой строфе двадцатым словом, а всего встречается шестнадцать раз в тринадцати строфах:
1(5), 6(8), 19(3), 20(10). 21(3), 25(5), 27(7) 30(10), 30(12) 45(9). 45(10),  45(11), 45(12), 54(1), 56(13), 58(9). (В скобках указан номер стиха и жирным шрифтом отмечены строфы, в которых встречается слово два). Сумма номеров стихов 128 = 4   32 = 16   8 = 2 , а сумма номеров стихов в выделенных строфах  равна 21. Сумма же номеров строф 527 =
31   17 (два простых сомножителя).
 Обратимся теперь к многоточиям. Их в этой главе три по три точки;
29(12), 30(12) и 34(8).
Сумма номеров указанных строф равна 93 = 31   3, и сумма номеров стихов, в которых стоят многоточия – 32 (31 – простое число).
Слова Онегинъ и Евгений взаимозаменяемы. Почему Пушкин в одном случае пишет Онегин, а в другом – Евгений? Убедительного ответа у нас нет.   
Игнорирование нумерологического содержания привело к тому, что в современных изданиях романа, в том числе и академических, количество точек в многоточиях изменяют по-своему усмотрения, как и знаки препинания, что меняет акценты в тексте.  Для иллюстрации приведен один из множества примеров из 30 строфы первой главы. В оригинале
Ах, долго я забыть не мог
Две ножки!... Грустный, охладелый.
И в современных изданиях:
Ах! долго я забыть не мог
Две ножки... Грустный, охладелый
(А.С.Пушкин, «Евгений Онегин», М., «Художественная литература», 1976,  СС в 10-и т.,т 4, с, - 19).
Эти же неточности перекочевали и в 17-томное собрание сочинений, изданное к 200-летию со дня рождения поэта, которое, как утверждается, является копией издания 1833 года.
Пушкин к женским ножкам относился с пиететом:

Когда ж и где, в какой пустыне,
Безумец, их забудешь ты?
Ах, ножки, ножки! где вы ныне?
Где мнете вешние цветы?
( I, стр. 31)

Уже в первой главе нумерологически зашифрована вся интрига романа. Это станет ясно из рассмотрения содержания следующей главы.

Глава вторая

Первым в этой главе в шестой строфе в пятом стихе появляется новый герой – Владимир Ленский (в первоначальном правописании Владимиръ Ленский использовано 16 букв с разбивкой этого числа на два слагаемых: 16 = 9 + 7). Владимир стоит 22 словом в шестой строфе, а Ленский – 23-им. Строфами можно считать и с начала романа. Но тогда возникает вопрос - какими строфами считать – текстовыми или пронумерованными?   Если пронумерованными, то Ленский впервые в романе появляется в 66 строфе (60 + 6 = 66 = 6   11), а текстовыми – 54 + 6 = 60).
Ольга появляется в первой строке 21 строфы второй главы, или в 75 текстовой строфе с начала романа (75 = 3   5 ), или в 81 строфе номерной строфы ( 81 = 9  = 3 ).
Татьяна впервые появляется в первой строке 24 строфы второй главы. Или в 78 текстовой строфе (78 = 6   13), или 84  нумерованной строфе (84 =4   21).
Приведём ещё некоторую статистику наших героев:
А.   Номер слова, под котором они появляются в своей строфе.
Б.   Номер стиха второй главы их появления.
В.   Номер стиха их появления с начала романа.
Методику расчета подробно проведём для Ольги.
А =3.
В 20-и строфах второй главы должно быть 20   14 = 280 стихов, но в восьмой строфе пропущено 5 стихов, поэтому с учетом первого стиха  21 строфы Ольга появляется в 276 стихе.  Следовательно,
Б = 276 = 6  2  23 = 12   23 = 3  4   23.
В первой главе 54 текстовых строфы, или 54   14 =756 стихов.  Таким образом, Ольга появилась в 756 + 276 = 1032 = 6    4   43  стихе, и для неё
В = 1032 (сумма цифр 6) = 24  43.
Татьяна появляется ровно через три строфы после Ольги или 42 стиха, поэтому для неё
 А = 3.
Б = 276 + 42 = 318(сумма цифр 12) = 2 3   53 = 6   53(простое число).
В = 1032 + 42 = 1074 (сумма цифр 12) = 6   179 (простое число).
Для Ленского эти расчеты:
А = 23 .
Б = 5  14 + 5 = 75 (сумма цифр 12) = 3   5 .
В =756 + 75 =  831(сумма цифр 12) = 2 3  137 = 6  137.
Перейдём к подсчёту точек в текстовых многоточиях. Таких строф шесть и количество в них точек указано в скобках.
12(3),  22(4),  23(5), 24(4), 37(3), 38(4), 38(4).
Сумма номеров строф с многоточиями
12 + 22 + 23 + 24 + 37 + 38 = 156 = 12 13.
Заметим, что всех точек в многоточиях 27 и среди них по четыре точки встречаются четыре раза, которые стоят в трёх строфах, сумма номеров этих  строф 22 + 24 + 38 = 84 = 4   21(число Ольги соседствует с плохим числом), а сумма стихов 12 + 1 + 3 + 8 =24(число Татьяны).
Ещё имеются точки строчек в восьмой строфе, их пять по 19 точек в каждой, т.е.            19 5  = 95.
В 35 строфе семь строчек точек по двадцать в каждой. Итого,
7  20 = 140
Всех точек во второй главе27 + 95 + 140 = 262 = 2   131(простое число).
Впервые Онегин и Ленский встречаются в 13 строфе, в которой 60 слов, Ленский вторым словом первого стиха строфы, а Онегин одиннадцатым словом третьего стиха. Сумма номеров стихов четыре, а мест слов- 13.
Второй раз они встречаются в 15 строфе, в которой также 60 слов. Ленский на третьем месте первого стиха, а Онегин на девятнадцатом пятого стиха. Сумма номеров их стихов равна шести, а мест слов -22.
Представляет интерес и строфа двадцатая, в которой 55 слов и в ней описывается искренность и сила чувств Ленского.  В этой строфе слово один встречается четыре раза во втором, пятом, шестом и седьмом стихах. Они расположены на 12, 21, 23 и 24 местах – в сумме 80.
В этой строфе частица ни употреблена шесть раз, при этом она стоит на ярких нумерологических местах, с неё начинаются пять стихов – почитаемое масонами разбиения 6 на два слагаемых 5 + 1.
Даже приведенные часть нумерологических соотношений второй главы показывает их богатство, а выводы в состоянии уже сделать каждый. Мы только обратим внимание, что по мере написания новых глав романа образ Онегина все меньше напоминал образ декабриста. Декабристы были большими тружениками, и их руководители обладали высокими чинами, снискали народную славу по защите Отечества, любили свой народ, каждый член тайного общества декабристов должен был стремиться к сглаживанию неравенства, он обязан был содействовать поднятию духовного уровня отдельных лиц и общества в целом, а Онегин
Хотел писать – но труд упорный
Ему был тошен…
(I, стр. 43)
              Или
Хоть он людей конечно знал,
И вообще их презирал…
(II,  стр. 14)

            Или
Дожив без цели, без трудов
До двадцати шести годов,
Томясь в бездействии досуга
Без службы, без жены, без дел,
Ничем заняться не умел.
(VIII, стр. 12)   
Безделье декабристы считали большим пороком.

Главы третья и восьмая

Нумерологическими соотношениями изобилует письмо Татьяны к Онегину в третьей главе. Татьяна пишет его в 21(число Ольги) строфе, обращаясь к няне, (обращение состоит из 16 -число Ленского - слов, и они расположены в 4. 5, 6 и 7 стихах (сумма номеров стихов 22). В этой строфе 60 (число Ленского) слов, после обращения к няне в строфе ещё 30 слов. В строфе дважды упоминается предвестница беды луна, которая светит в лицо Татьяны. В ней четыре раза упомянуты главные герои: три раза Татьяна и раз Евгений.
В третьей главе в 16 строфах 34 многоточия (12 строф и 20 многоточий до письма и 4 строфы и 14 многоточий после), в которых 112 = 16   7 точек ( 69 = 3   23 до письма и 43 после). В письме 10 многоточий и 31 точка. Следовательно, всего в этой главе 44 = 4   11 многоточия и 143 = 13   11 точки.
Мы долго искали ответ на вопрос: почему поэт изменил первоначальное оглавление письма Татьяны в беловой рукописи, в котором заглавие письма также было в две строчки и состояло в правописании того времени из 22 букв? Приведем его написание в транскрипции того времени:
«Письмо Татьяны къ Онегину»
и
«Письмо
Онегина кь Татьяне»,
т.е. оглавление письма Онегина разбито на 6 и 16 букв.
 Ответом может быть рассмотрение одновременно двух писем. В письме Татьяны 79 (сумма цифр 16) стихов, а Онегина – 60. Подсчитаем количество строчек   вместе с оглавлением каждого письма, а затем и с текстом строфы. В письме Татьяны будет 80 и 94 строчек, а Онегина – 62 и 76. Сумма цифр каждого числа равна, соответственно, 8 и 13
Продолжим анализ писем. Письмо Татьяны помещено в 31 строфе, а Онегина в 32 (одно из этих чисел дружественное другому, но нет взаимности), а это номера строф, в которых описывается смерть Ленского после дуэльного ранения. Выбор номеров строф с письмами не произволен, подчинен строгой логике.
В третьей главе третья строфа неполная, в ней ряд стихов заменен точками. В ней 26 слов в 9 строках текста, но 8 стихах (во многих изданий романа составители нарушают графику этой строфы, полагая, что в ней 9 стихов текста).  Пропущены стихи с 9 по 14 номер, в сумме их номера составляют 69 = 3  23. В восьмой главе таких строф две – 2 и 25. Если их не считать, то каждое письмо будет в 30-ой (Голгофной) строфе, т.е. Пушкин число 31 представляет в виде двух слагаемых – 30 и божественной единицы, а 32 – как 30 + 2. Последним подчёркивается сущность письма Онегина и его отличия от искреннего письма Татьяны.
Далее. Татьяна однозначно намеревается и пишет письмо в 21-ой строфе, а приводится оно через 10 строф. Онегин же «пишет страстное посланье», которое названо затем «письмом», и приведено оно в одной и той же строфе. Это замечание является косвенным подтверждением наших выводов, так как для Татьяны 21 +31= 52 = 13   4, а для Онегина  - 32 + 32 = 64 = 4    = 2 . 
Нас в начале поставило в тупик номер строфы – 21, в котором Татьяна пишет письмо. Казалось бы, она является «милым идеалом» Пушкина, и не принимала даже участия в детских играх, когда была ребенком:
Но посмотрим на эти события глазами современников Пушкина. В начале XIX века семья жила по Домострою и считалось оскорблением девичьей чести и репутации семьи признание первой в любви. Даже на балах, если юноша - не ближайший родственник – приглашал девушку третий раз на танец, это давало повод для сплетен. Понимал это поэт и, чтобы его не обвинили в культивировании и пропаганде безнравственности, пишет в 24 строфе (число Татьяны) третьей главы:
За что ж виновнее Татьяна?
За то ль, что в милой простоте
Она не ведает обмана
И верит избранной мечте?
За то ль, что любит без искусства,
Послушная влеченью чувства,
Что так доверчива она,
Что от небес одарена
Воображением мятежным,
Умом и волею живой,
И своенравной головой,
И сердцем пламенным и нежным?
Ужели не простите ей
Вы лёгкомыслия страстей.

Письмо Татьяны состоит из 4-ёх частей, в каждой из которых 21, 9, 45 и 4 стиха, соответственно. По масонским ритуалам четыре можно представить как 2 + 2 или 3 + 1. В стихах это разбиение будет 30 + 49, или 75 + 4, где 49 = 7 , а 75  = 5    3.
Количество личных местоимений (во всех падежах) в письме, относящихся к Онегину и Татьяне, одинаковое – 25, при этом  вы – 11, ты – 14, я – 25.
Другими словами, математически имеет место соотношение: вы + ты = я. Но на стороне Онегина число 11, о смысле которого мы уже говорили – оно дьявольское. Число 14 = 2   7. Выбор числа 25 не является случайным. Оно примечательно не только тем, что при его записи используются цифры 2 и 5, сумма которых равна семи. Его можно представить в разнообразном виде: 25 = 5   5 = 5 .
В основании выражения 5  расположено число пять, которое, как известно, выражает чувства любви. Двойка в показателе омрачает это чувства, при чем данное действие идет со стороны Онегина, что и выражает 11.
Письмо Онегина состоит из 5 частей, в каждой из которых 8, 14, 8, 10 и 20 стихов.  Аналогичным образом, его можно представить как 30 + 30 или 40 + 20.
Оба письма состоят в совокупности из девяти частей – особо почитаемое число масонами, что и констатируется в 47 строфе 8 главы:
А счастье было так возможно
Так близко!...
 Можно применить способ, как и при анализе первой главы – подсчитывать количество стихов с начала письма. Для письма Татьяны  получаем 21-30-75-79, а Онегина 8-22-30-40-60. В любом случае письмо Татьяны любовью дышит, пусть и трагической, а Онегина – трагедией по собственной вине. Об этом и говорится в 13 строфе 8 главы (сумма этих двух чисел 21 – число Ольги):

Оставил он свое селенье,
Лесов и нив уединенье,
Где окровавленная тень
Ему являлась каждый день,
И начал странствия без цели…

Пушкин делает вывод, что Онегин ненадёжный эгоистичный будущий семьянин. И этот вывод подтверждается даже рассмотрением одновременно двух писем. В них 139 (простое число с суммой цифр 13) стихов с количеством слов 640 = 2  10 = 16  4  10    - тень Ленского омрачается во всех случаях демоническим числом Онегина.
В письме 5 многоточий с 16 точками, в нём упоминается Ленский в 16 стихе 63 =3  21 словом.
В этой главе Татьяна + Таня упоминаются 16 раз, а Онегин + Евгений – 26 раз (по 8 и 13 раз до письма и после соответственно).
В обеих главах по 44 многоточия в каждой.
Четвёртая и восьмая главы

В четвёртой главе нумерологически выделяется нравоучительное наставление Онегина Татьяне, которое начинается в 12 строфе и заканчивается в 16. В 12 строфе наставление продолжается    =   стихов, и в нем 48 = 3 16 слов, а затем начинается, по словам Онегина, его исповедь в четырёх строфах в  56(сумма цифр 11)  = 7   8 стихах.
Нравоучительная речь Онегина содержит 299(сумма цифр 20) = 13   23 (два плохих множителя) слов. Она безлична, это особенно заметно при сравнении с речью Татьяны в восьмой главе. Она начинается в 42 = 2   21 и продолжается ровно   строф или                в 77 = 7   11 стихах. Обратим внимание, что в 42 строфе речь Татьяны продолжается 7 стихов, и в них 30 слов. А всего в речи Татьяны 378 = 21  6   3 = 21   2   9  слов. В ней Онегин упоминается 4 раза в строфах: 42(10), 43(1), 46(1 и 11) – в скобках указаны номера стихов в соответствующих строфах. Как видно, сумма номеров стихов равна 23.
Перейдём к многоточиям. В речи Татьяны по 3 точки в 6 многоточиях:43(10 и 14), 44(3), 45(1 и10), 46(14) и 3   6 = 18. Как можно видеть, что в каждой строфе как её номер, так и количество многоточий и их общая сумма номеров стихов, так и их общая сумма (24 + 3 + 11 + 14 = 52 = 4   13) являются выразительными нумерологическими числами.
В четвёртой главе многоточий 20, и в них 60 точек. В наставлении Онегина Татьяне по 3 точки в 3 многоточиях: 13(14), 16(2 и 11) и 3   3 = 9. 
В этой главе описание жизни Онегина в 36 -38 строфах, при этом две строфы опущены, т.е. 4  представлено в виде 2+ 2. Рассмотрим одновременно  проповедь и описание жизни Онегина. Проповедь начинается в 12, а описание жизни в 36 строфах. В сумме 12 + 36 + 48 (сумма цифр суммы 12), и в этих двух строфах по 48 слов. Заканчиваются они в 16  и 39 строфах. 16 +39 = 55 = 5 11. В этих строфах 61 и 53 слова. 61 + 53 = 114 = 6   19.
Описание жизни и проповедь Онегина размещены в 9 строфах (4 + 5).    
Выразительными являются отельные строфы в речах обоих героев.. Например, для Онегина, эта строфа 48 = 3   16 (сумма цифр номера строфы 12), а количество многоточий 4 в стихах с номерами 3, 4, 8, и 13, а для Татьяны, например, строфа 33.

Глава пятая

Начнём анализ этой главы со сна Татьяны, который представляет собой описание картины ритуалов заседания масонских лож, суеверий, мистицизма, и начинается он с 3 стиха 11 строфы и заканчивается 5 стихом 21 строфы, т. е. продолжается в 11 строфах и всех стихов 12 + 9   14 + 5 = 143 = 11  13. Сумма номеров строф, в которых описывается сон Татьяны
11 + 12 + … + 21 = 176 = 16   11. 
Сон описывается в 42 + 62+57+67+65+76+64+61+53+63+20 = 621=
 23   3   3 3 словами. Как видно, он начинается 42 = 21  2 = 6  7 словами и заканчивается – 20.
В главе 15 многоточий с 45 точками, причём до сна 8 многоточий и 24 точки, во время сна 4 многоточия и 12 точек. Сумма номеров строф 55 , а стихов с многоточиями 20.
Всех строф, в которых имеются многоточия 8, по 3 строфы до сна, вовремя сна и после.
Противоречия нет, так как в 21 строфе имеются многоточия во время сна и после.

Главы шестая и седьмая

В шестой - кульминационной главе в первую очередь обратимся к стихотворению Ленского, которое он написал для Ольги в 21 (число Ольги, и в этой строфе 12 стихов) и 22 строфах. В них 26 стихов и 114(сумма цифр 6) = 19   6 слов. В нём 2 многоточия по 3 точки в 12 и 14 стихах (в сумме составляют 26). Во всех соотношениях имеется числа Онегина и присутствует смерть – 12.
 Перейдём к рассмотрению дуэли Онегина и Ленского, описание которой ведётся в  шестой (совершенное число и номер строфы первого появления Ленского) главе, в тридцатой строфе.
 
 «Теперь сходитесь».
                хладнокровно,
Ещё не целя, два врага
Походкой твёрдой, тихо, ровно
Четыре перешли шага,
Четыре смертные ступени.
Свой пистолет тогда Евгений,
Не преставая наступать,
Стал первый тихо подымать.
Вот пять шагов ещё ступили,
И Ленский, жмуря левый глаз,
Стал также целить — но как раз
Онегин выстрелил... Пробили
Часы урочные: поэт
Роняет, молча, пистолет.
   
В этой строфе зашифрована вся интрига романа. Прежде всего обратим внимание, что выстрел прозвучал в двенадцатом стихе и тринадцатой (в некоторых изданиях печатают так, как будто в этой строфе 13 стихов). строке. Трижды встречаются смертельные числа -  2 и 4. Первый раз четверка  появляется в четвёртом стихе 13 словом, второй раз – в пятом стихе шестой строки 16 словом. Далее. Онегин упоминается 46 словом, а Ленский – 36, выстрел прозвучал 47(простое число с сумой цифр 11).  Но, если учесть, что слово Онегин  упоминается два раза, а Ленский и число пять – по одному разу, то напрашивается вывод, что дуэль происходит во имя любви, что поединок закончится смертью  Ленского, а убийцей будет Онегин.
Как изменялось расстояния между дуэлянтами? Вначале они сделали по четыре шага и между ними стало 24 (число Татьяны) шага. Затем ещё они ступили по пять шагов и расстояние сократились до 14 шагов, но каждый продолжал движение, поэтому расстояние, с которого прозвучал выстрел, было 12 или 13 шагов. 
Далее. Пушкин в строфах под номерами 31 и 32    (номера строф писем) описывает смерть Ленского. Затем ещё в десяти строфах Пушкин прощается с Ленским, описывает его земной путь и тот,  который он мог бы еще совершить. В этом описании после 36 строфы следует строфа, помеченная двойным номером, и
37 + 38 = 75(сумма цифр 12) = 3    5 .
Так, в скольких строфах описывается Ленский - в двенадцати или тринадцати? 
Реально – в двенадцати (в них количество слов 616 = 7  11   8 с суммой цифр 13), что соответствует нумерологической завершённости жизненного пути (двенадцать есть произведение трех и четырех). В этрусской книге судеб человеческая развивается в двенадцати периодах. Если же судить по номерам, то таких строф - тринадцать. И 13 представлено в виде суммы двух слагаемых – 12 + 1, что нумерологически означает трагическую смерть.
Какую версию принять? Если вторую, то тогда возникают вопросы по пропущенным строфам в других главах.
Данный вопрос не риторический.
Такие трудности возникают, когда Пушкин в седьмой главе вновь вспоминает о Ленском, начиная с шестой строфы. Опять описание ведется в четырех строфах, а по номерам – в шести,  и заканчивается описание в  одиннадцатой строфе.
В шестой главе 15 многоточий, а точек 44 в 9 строфах.
Сумма номеров пропущенных строф до описания дуэли 400 (сумма цифр 4) =
5   2 , а после дуэли – 94(сумма цифр 13) = 47   2 (два плохих сомножителя).
Последний раз в шестой главе Ленский упоминается в 42 строфе в четвёртом стихе. 42 = 21   2 (число Ольги вместе с дъявольской 2). После этого ещё в этой главе 66 (66 = 6    11 – число Ленского соседствует с плохим числом) стихов, в которых 304 (304 = 16  19) слова. 
И ещё одно соотношение. Ольга встречается в этой главе во всех ипостасях 12 раз, при чём до дуэли – 11 раз.   
В седьмой главе в 6 строфе в 11 стихе упоминается на 43 и 44 местах Владимир Ленский.
Но главным нумерологическим содержанием этой главы является первое посещение Татьяной жилища Онегина. Она рассматривает его с 17 по 20 строфу (четыре строфы). Причём в 17 строфе 6 стихов, в 20 - восемь. Всего стихов 42 =      2   21. Т.е. в трагической смерти Ленского виноваты Ольга и Онегин. Луна, предвестник темных сил, в этой главе появляется 6 раз, причём дважды в  52 = 4   13 строфе на 15 и 29  местах ( в сумме 44 = 4   11).
В седьмой главе 39 многоточий в 22 строфах и в них 112 = 7   16 точек. До посещения дома Онегина 13 многоточий и в них 40 точек. Можно отметить много других особенностей многоточий, как, например, в 42 строфе 7 многоточий с 21 точкой.   
Всех же строчек точек в романе 42 = 2   21 (9 в первой главе, 12 –во второй, 5 -  в третьей и 16 – в восьмой, а пропущенных строф 23.

Заключение

Разнообразие и глубина нумерологических соотношений в романе поражает воображение каждого человека и порождает недоверие, хотя мы вскрыли только первый пласт таких соотношений. Мы, сами авторы, были поражены, когда обнаружили, что в романе количество слов в строфах варьируется от 19 до 79 (сумма цифр 16), и в этом ряду чисел от 17 до 79 отсутствует 30 (Голгофное число) чисел, и они скомпонованы в группы по 14, 6(дважды), 3, 1 (в сумме эти четыре числа составляют 24). Да и число 79 встречается в разнообразных ситуациях.   Это и число стихов в письме Татьяны, это и количество строф, в которых встречается имя Татьяна, это и количество раз упоминания Онегина в романе (Евгений, как и Таня приведены каждый 44 раза).
Графическое оформление романа, а это не только лесенка, пропущенные строфы и их количество, но и разнообразные многоточия. Даже расположение конкретных слов на определённых местах. Оно существует не изолировано от текста, а дополняет его, увеличивая его информационность. В качестве наглядного примера рассмотрим одну из таких многочисленных строф – 42 шестой главы:
И шагом едет в чистом поле,
В мечтанья погрузясь, она;
Душа в ней долго поневоле
Судьбою Ленского полна;
И мыслит: «Что-то с Ольгой стало?
В ней сердце долго ли страдало,
Иль скоро слез прошла пора?
И где теперь ее сестра?
И где ж беглец людей и света,
Красавиц модных модный враг,
Где этот пасмурный чудак,
Убийца юного поэта?»
Со временем отчет я вам
Подробно обо всем отдам.

В строфе 67(простое число с суммой цифр 13) слов. В этой главе уже пропущены 3 строфы, поэтому текстовой номер строфы 39(сумма цифр 12) = 3  13. Номера пропущенных строф 15, 16 и 38. Их сумма 69 = 3  23. Как видим, идеальное число  3 сочетается с 13 – с трагической коварной смертью и плохим числом -  23.
Казалось бы, число Татьяны не просматривается явно. Но обратим внимание на номера пропущенных строф. Сумма цифр каждого из них: 1 + 5 = 6, 1 + 6 =7, 3+ 8 = 11 и 6 + 7 + 11 = 24.
Но не только Онегин с Ольгой виновны в трагической смерти Ленского. В этой строфе Ленский и Ольга имеют номера 17 и 23 (простые числа и 17 + 23 = 40).    
Обратимся к номеру строфы. 42(сумма цифр 6) = 2   21.  Демоническое число Онегина в сочетании с числом Ольги, которые являются виновниками трагической смерти Ленского, подтверждается и другими соотношениями.
Во многих строфах на фоне нумерологии становится невыразительным текст, как, например, в 17 строфе 3  главы (сумма 20).
«Не спится, няня: здесъ такъ душно!   
 Открой окно, да сядь ко мне.» —
Что, Таня, что съ тобой? — «Мне скучно,
 Поговоримъ о старине.»
— О чемъ же, Таня! Я, бывало,
Хранила въ памяти не мало
Старинныхъ былей, небылицъ
Про злыхъ духовъ и про девицъ;
A ныне все мне темно, Таня:
Что знала, то забыла. Да,
Пришла худая череда!
Зашибло…… — «Разскажи мне, няня,
 Про ваши старые года:
Была ты влюблена тогда?»
  С литературной стороны обычный текст как текст, если бы непонятное 57    (5 + 7 = 12) слово  «зашибло», после которого поставлено 6 точек, которые в современных изданиях заменили на три точки. А с нумерологической? – Шквал соотношений со смертельными числами. Приведём только некоторые из них. В строфе 68 = 4   17 слов, и её номер 17 есть простое число. В ней два действующих лица: имя Таня использовано 3 раза (число букв
3 4 = 12) в стихах с номерами 3, 5 и 9 (3 + 5 + 9 = 17). Оно стоит в строфе 14, 26 и 48 словом. И 14 + 26 + 48 = 88 = 8  11. Слово няня встречается в 1 и 12 (1 + 12 = 13) стихах, 3 и 60 словом, и 3 +  60 = 63 = 3   21. Сумма номеров стихов, в которых стоят слова Таня и няня, 17 + 13 = 30.
Строфа содержит 9 предложений диалога Тани и няни. Первой начинает разговор Таня, состоящий из двух предложение, в каждом по 6 слов и говорит ещё два раза по 5 и 11 слов (12 + 5 + 11 = 28 = 4  7 = 28).
Няня дважды вступает в разговор, первый раз произносит 5 слов, а второй – 35 (5 + 35 = 40). 
В общем разговор Тани состоит из 4, а няни из 5 предложений (4 и 5 – части писем Татьяны и Онегина).
 Очевидно, в этой строфе нумерологическая завязка романа. Этот вывод станет ещё прозрачнее, если перейти к подсчету букв в каждом предложении, в каждом стихе, в каждой части диалога каждого лица. Например, диалог начинает Таня двумя предложениями, в каждом и з которых по 26 букв. Но для глубокого исследования буквенных соотношений требуется подлинный авторский текст без типографских ошибок и исправлений. Также требуется подключать лингвистов и специалистов по масонству, чтобы они уточнили   сведения по некоторым числам, особенно простым, которых придерживался Пушкин. А для этого следует знать масонскую литературу, которую Пушкин изучал в детстве, а также философию масонской ложи, в которую был принят поэт. И нельзя из-за негативного отношения к масонам отрицать мощное нумерологическое содержание романа, видя в этом покушение на славу Пушкина-поэта. Кощунственно обливать поэта грязью, представляя Пушкина математическим неучем, использовать его имя для оправдания разрушения математического образования и исключения математики из учебного плана даже в старших классах специализированных средних учебных заведений. Пушкин обладал величайшим математическим умом, что позволило ему так ярко выразить в своём творчестве математические сведения, тем самым обогатив содержание романа «Евгений Онегин».
Пример с Пушкиным бьет мимо поставленной цели, поскольку опровергает представление о математических знаниях как об узкоспециальных и враждебных искусству и  художественным наклонностям. Математика – не только теоремы и формулы, сколько мир Творчества и Красоты.  Такое же – эстетическое – постижение математики, её сближение с поэзией – в блоковских строках: “Мы любим всё: и жар холодных чисел, и дар божественных видений...”
Гениальные прозрения поэтов свидетельствуют о том, что гуманитарное и естественно-математическое начало – нераздельные составляющие духовной культуры. И нет оснований их противопоставлять, абсолютизируя канувший в прошлое конфликт между “физиками” и “лириками”, а тем более  делить учащихся на два лагеря, начиная с первого класса.
У Пушкина, как и у математиков, было сильно развито воображение. В его произведениях в изображаемых событиях автор присутствует, сочувствует  и переживает за своих героев как очевидец событий. Пушкин двумя-тремя штрихами мог быстро нарисовать портрет человека, чётко выделив его характерные черты. Он никогда не рисовал с натуры, только по памяти. Иногда через много лет после встречи. Специалисты находят его рисунки гениальными.
Далее. Очень многое о человеке, его склонностях, интересах может рассказать библиотека (еще лучше произведения автора, но в наше время учатся по-онегински – чему-нибудь и как-нибудь). Какие книги стояли на полках рабочего кабинета Пушкина? Подробный каталог пушкинской библиотеки составлен ещё вначале прошлого века Б.Л.Модзалевским. В нём двадцать два раздела. Перечислим некоторые из них, что относятся к теме нашей работы: философия – 45 названий; статистика – 5 названий; естествознание и медицина - 15 названий;  смесь (лечебники, месяцесловы, руководства к играм и прочее) – 107 названий.
Глубоко и широко изучая историю России, Украины, Белоруссии и других восточно-славянских государств, Пушкин проработал многие статистические исследования, издававшиеся не только в России, но и за рубежом. Для их понимания требовался высокий уровень математической подготовки. А чтобы эти знания вылились в поэтические строчки дар поэтический и дар математический должны были быть одновременно высокого уровня.
Известно, что Пушкин приобретал книги не для интерьера, а для углубления своих знаний. Он основательно изучал теорию вероятностей и теорию игр (как страстный карточный игрок), приобрёл за большие деньги сугубо математический учебник одного из основоположников теории вероятностей  Лапласа и астронома Джона Гершеля. Мог ли этим заниматься человек, который был не в ладах с математикой? А тем более писать статьи на математические темы.
А для скептиков, особенно литераторов, в заключение приведем работу Пушкина на математическую тему.
TABLE-TALK (Пушкин А.С., СС  в десяти т., т. 7, М., 1976, с. -174)
Лариса Лунёва, кандидат педнаук, доцент кафедры дидактики и частных методик МГОИРО,
Иван Мартынов, кандидат физмат наук, доцент

Адрес для переписки: 212017 Могилев,
Днепровский б-р, 10, кв 2,
Мартынов Иван Иванович
Адрес электронной почты
vanmart@tut.by


Рецензии