Ревущий рой

    Они летели стройными рядами, колонна человекоподобных птиц провожающая громким воем уходящие за край их взора низины и холмы долины. Живущие здесь гиганты внимательно наблюдали за их шествием. Страх сковывал их взгляд. Они боялись, что эти создания могут навредить их урожаю, но человекоподобных птиц вело вперёд желание полёта, а всё остальное их совершенно не интересовало.
      Эти создания пытались быть единым целым, как саранча в моменты страшного голода. Но во тьме полной их самих не проступало просвета единства. Каждый хотел провести свой народ к новой родине, но не мог сделать себя его частью.
       Он был быстрым и сильным летуном. Никто не верил в него, но он мог поверить в себя, когда это нужно было рою. Кочуя с одной вершины на другую эта необъятная армия сталкивалась с опасностями, которые никто бы не смог пережить в одиночку; а он один в толпе, где каждый был единицей, бросался вперёд за своими соратниками и замыкал шествие, вечно ведомый всеми остальными, но не собой.
       Ветер ревел и сокрушал, бросался на его лицо, словно дикий пёс. Серая мгла ухудшала видимость из-за чего поднимавшиеся из-за холмов тени превращались в непреодолимые леса и горы. Они мешали ему поспевать за собратьями.
       Сухой стук крыльев об дерево. Вскрик боли и падение в бездну. Ему хватило сил удержаться в воздухе перед тем как осторожно спикировать на землю. И вот он, верещал, и мерил небо полным боли взглядом сквозь тусклые зелёные глаза, а там его братья и сестры, застрявшие в петле необузданной природы, в самом центре торнадо. Они кричали и молили о спасении.
       Он метнулся ввысь, за край неба, сквозь облачный занавес, за безумный воздушный поток. На помощь к тем, кто когда-то его презирал. Проскочив в эпицентр торнадо, он ощутил на себе силу неудержимой стихии крепко схватившего бедного летуна за бока. Крылья не поспевали за невероятным ритмом бушующей природы. Ветер напоминал стальной меч, что рвал воздух в клочья и ранил всех, кто попадал под удар.
      Он, сквозь жгучую и нестерпимую боль в крыльях, смог собрать последние силы и протиснуться сквозь воздушный поток к своим соплеменникам. Будто в глазах померкло, и весь мир ушёл из-под ног. Он на границе жизни и смерти. Рядом с теми, кого любит и ненавидит.
       Вот он и вот его народ. Все в крови и пыли. В грязи и листве. Но живые и здоровые. Он показывает им за горизонт. Да, туда куда они до этого и держали свой путь. Он говорит, что им незачем останавливаться и раз он сумел справится с непогодой, то и они смогут. Единица справится с этой преградой, а толпа прорвется, будто её и не существовало. Число не играет роли, главное поверить в свои силы и взлететь.
       Деревья и безумная лавина пыли, песка и грязи кружилась вокруг них. Все жужжали, но приглушённо, будто стараясь усыпить ураган. Мелодия станет маршем, который поведёт их вперёд. А он завис в воздухе перед всеми ними, и взмахнул одним крылом, которое ещё слушалось его, и повёл собратьев по несчастью в сторону желанной свободы.
       Звуки ревущего навзрыд ветра. Непрерывное жужжание и стрекот сопровождали их. Песня, которая играла для них роль маяка и вела за собой слепой народ. Хлёсткий звук похожий на удар кнута. Это они смогли пройти сквозь торнадо.
      Чёрная масса полная счастливых и измученных лиц. Им удалось спастись. Всё благодаря ему. Он был благодарен всем за то, что смог встать впереди и вести. Доказать жизни, что он - что-то, а не ничто. Но сил не осталось, всё отдал в жертву во имя своих соплеменников. Он перестал махать крыльями и камнем полетело к земле. Удар и после ничего. Он и ураган ушли навсегда, осталось лишь жалобное стрекотание и тихое журчание озера вдалеке.
       Они летели вперёд. Бесстрашные летуны. Могучие и несокрушимые воины воздуха. Один заревел от нагрянувших внезапно воспоминаний, остальные подхватили скорбную песнь. Ведь все были одним, и один был всеми. Печальная песнь полная скорби напоминала им о том, что они безропотные псы, сидящие на поводке у жизни, но вот разделившись, они, собравшись, закрепили узы братства. И пусть лишь лишившись одного они смогли наконец-то стать единым целым.


Рецензии