Ведьма

               
               
               
  Я возвращалась домой.
Под влиянием спонтанного решения, проехать через всю страну с запада на восток, в тягучем густом воздушном пространстве начал формироваться личный проход, способный, вернуть живые, забытые, наглухо заколоченные проржавевшими гвоздями, воспоминания обо мне, раздвинув сомкнувшиеся временнЫе рамки.
Я купила билет в вагон повышенной комфортности, и надеялась затеряться на неделю, не думать вообще, и постараться забыть сжирающую московскую суету последнего месяца. Запах поезда, плотный, машинный, вкусный, обволакивал с перрона, и в отличии от самолёта, накатывал состоянием устойчивости и покоя.
  Проработав главным инженером в небольшой частной строительной компании, занимающейся обустройством парков и скверов столицы, долгих три года, я смертельно устала от сумасшедшего города и таких же затра…х людей. С утра до позднего вечера, гоняя по Москве, на служебной машине, сверху вниз и справа налево, я видела перед собой не, красивый современный солнечный город, каким он показался вначале, а ушлую, шальную, насквозь продажную девку, схожую с ранней весной, раздрызданную, грязную, и самодовольно наглую. Последняя интрижка, по договору моего директора с заказчиком, предполагала судебное разбирательство, что послужило, переполнившей стакан, каплей, в прощании с белокаменной.
  Чистое купе, аккуратно застеленная свежая постель, букетик цветов на столе, бисквит к чаю, и, лёгкая эйфория от приятного впечатления:
- Можем, если захотим –
Я поставила багаж под сидение, сняла куртку и тихо присела у окна, выхватывая, через стекло, последние штрихи большого города. В коридоре продолжалась посадка, люди базарным суетливым потоком растекались по своим местам, включая провожающих. Вокзально-прощальный ритуал притянул грусть и размышления о смысле бессмысленных разлук и поступков, тщетно попытался выдавить из меня слезинку, и отпустил, по-отечески, сожалея об упущенных возможностях и времени. 
Миловидная девушка, с замечательным именем Проводник Надежда, голубыми глазами, в окружении веснушек и светлых кудряшек, заглянула в дверной проём и вернула меня в настоящее:
- Извините, пожалуйста, но, в купе, через стенку, семья цыганская заселяется, им бабушку не куда положить, и соседка к вам сбежать хочет. Не возражаете? -
- Да, конечно, почему нет – однополая попутчица на нижней полке устраивала вполне.
  Молодая женщина из соседнего номера, не заставила себя долго ждать. Двигаясь «по встречке», она с трудом протиснулась в моё купе с чемоданом в руках.
- Здравствуйте, спасибо, давайте знакомиться, Анна -
- Светлана -
- Представляете - Анна повесила плащ и расположилась напротив меня - впервые столкнулась с цыганской семьёй, муж, жена, сын и мать, такие шумные, странные, у женщин полные карманы набиты смятыми деньгами. Говорят мне, милая, гуляй отсюда, порча на нас, не дай бог тебя зацепит, как потом жить будешь, пропадёшь -
Искренность соседки была симпатична, я улыбнулась:
- Полка им нижняя нужна и порча тут ни при чём. Вам далеко? -
- До Хабаровска. Возвращаюсь из отпуска, у сестёр гостила. А Вы? -
- До Владивостока, тоже домой -
Мы посмотрели друг на друга с деликатным пристрастием и впечатлением остались довольны. Обе с высшим, среднего роста, со смешинкой в серых глазах, нормальной комплекции, с разницей в возрасте, лет десять, не в мою пользу, Анне, возможно, под тридцать. Женская компания срослась, интересно, кто будет гнездиться наверху?
Внезапно, соловьиными трелями, зазвонил мой телефон:
- Аня, извините, вы укладывайтесь, не обращайте на меня внимания -
Я взглянула на экран, поняла от кого звонок, тяжко вздохнула и поднесла трубку к уху:
- Света, какого чёрта, ты где? – не здороваясь, орал, из прошлого, директор.
- Николай Семёнович, я еду в поезде, домой -
- В каком таком поезде – продолжал он орать ещё громче.
- В нормальном поезде. Держите себя в руках и не кричите на всё купе. Домой еду, имею право. Достало всё. Вы, Москва и истерика на планёрках! -
- Света, впереди суд, сама знаешь с кем, возвращайся немедленно -
- Всей информацией владеет бухгалтер, сметчик, мастера, начальники участков, и, конечно, Вы. Пушечным мясом я быть не хочу. Разбирайтесь сами. Куда ушла предоплата? Кто купил себе машину Toyota Camry, чёрную с бежевой кожей в салоне и выдал в работу убитую технику с тремя калеками пьянчужками? Вспомнили? А теперь Вас сроки волнуют? -
- Я понял. Я тебя встречу. Не расслабляйся – и он бросил трубку.
В купе зависла тишина. Вошедшие, двое мужчин и проводница Надя, молча слушали мою перепалку, не нарушая ход раскалённой мысли. Отключив телефон, волнуясь, с лёгкой дрожью в руках, я вытащила сим-карту и положила её на стол.
- Давайте от неё избавимся, чтобы настроение в дороге не портила, позвоните с моего, согласны? -
Не раздумывая, я протянула кусок московской жизни, сжигая мосты. Высокий, крепкий, военный мужчина «в расцвете сил», с погонами капитана, открыл окно и легко отправил в забытьё мою симку.
- Дмитрий – представился он - позвольте чемодан закинуть наверх -
- На кой нам Ваш Николай Семёнович, всё, московская полоса закончилась – из-за военного, с сочувствующим мне лицом, показался второй пассажир, щупленький, неприметный, в кожаной куртке - Сергей, будем знакомы -
и перед тем, как поставить рюкзак и длинную сумку-чехол на полку, вынул на стол маленькую кастрюльку с домашними котлетками, запечённую курицу, малосольные огурцы и варёный в мундире молодой картофель, обсыпанный свежей зеленью.
- Мама собирала, угощаю. А это … от меня - и, улыбаясь во весь рот, достал из внутреннего кармана пол-литровую бутылку финской водки.
- Вот это, серьёзно, по-нашему – рассмеялся капитан – по такому случаю коньяк, бельгийский шоколад и фрукты, женщины пьют французский, я надеюсь -
Втроём, Анна, Надежда, и я, в недоумении смотрели на мужчин, на стол, снова на мужчин, и, первой в себя пришла проводница.
- Уважаемые пассажиры, сдавайте билеты, а уж потом всё остальное. Провожающих нет? Поезд отходит -
Состав медленно тронулся с места, электровоз свистнул неоднократно - Прощай Москва! - колёса равномерно заскрежетали, застучали, ударяясь о рельсы и друг о друга, набирая обороты, и воздушный коридор, раскрываясь, потащил нас в другую жизнь, с весёлой безрассудной дурью, оставляя на перроне груз чужих и собственных проблем.

    Я не собиралась пить, я вообще, можно сказать, не пью, тем более в поезде, тем более с незнакомыми людьми, я в основном закусить и поспать, но, спасибо Николаю Семёновичу, сподвиг и сподобил. Конечно, иногда вечером, дома, приятно портвейн португальский потянуть или с сестрой поболтать под домашнее вино и настойки, если вспомнить, кое-что наберётся, и коньяк в том числе, однако в поезде, только сели, хотя …
- Светочка, ну кто вам этот Николай Семёнович, отец родной что ли, смотри-ка контролёр нашёлся. Я бы на вашем месте назло ему надрался –уговаривал военный Дмитрий, нарезая закуску и наливая мне и Анне коньяк. Я вот тоже ревизор и ничего, никого жить не учу, а даже наоборот -
- Вы, ревизор? -
- А что, не видно? – он посмотрел на меня с улыбкой прожжённого искусителя – военный ревизор, юрист, езжу по частям с проверкой, постоянно в командировках, ни жены, ни …, нет, дети есть, не всё «так запущено». Вы поймите правильно, я не скулю, но, иногда, хочется, в компании душевной расслабиться. Да, Сергей? -
- Конечно, особенно в поезде – Сергей, держал нос по ветру, проявляя мужскую солидарность и направляя её чёрт знает в какое русло – едешь потихоньку едешь, ни о чём не думаешь. Люди за три дня успевают два раза жениться и три раза развестись, а у нас целая неделя впереди -
Аня и я пожали плечами, не оценив шутку.
- Хрень какая-то – пронеслось в голове – Серёжа то у нас, озабоченный.
- Это ты через край хватил, женщин решил распугать – хмыкнул капитан, наблюдая за нами – предлагаю выпить, за прекрасных попутчиц -
Мы подняли стаканы и замерли, услышав за спиной звонкий голосок проводницы.
-  Лимончика не желаете - Надежда держала блюдце с тонко нарезанными ломтиками – из личных запасов - просьба ко всем, от сердца что-нибудь, есть? Бабушке цыганской плохо, сердешная оказалась -
- Валокордин с валидолом – я быстро достала из сумочки капли, таблетки и подала их проводнику.
- Светлана, пжста, занесите сами, некогда очень, забегалась -
Согласно кивнув и неловко цепляясь за коленки и глаза, сидевшего рядом, многозначительно улыбающегося Сергея, я протиснулась к двери, вышла в коридор и постучала к соседям.

    Дверь мне открыла красивая, полная, черноглазая женщина с большим цветным шёлковым платком на плечах.
- Что, милая? – спросила она.
- Рада, это ко мне, врач, наверное, пропусти – проскрипел не смазанными колёсами  износившийся голос.
Привыкая к полумраку, от задёрнутых на окне, нижних плотных штор, я наткнулась на гипнотический взгляд старой цыганки, почувствовала покалывающее тепло во всём теле, и, чуть позже, смогла разглядеть её всю, мелкую, сухонькую, со сложенными на столе тонкими, как две щепки, руками. Верхние полки занимали мужчина и мальчик лет десяти, похожий на Раду, мужчина крепко спал, отвернувшись к стенке, слегка похрапывая, а мальчик, безучастно, взглянув на меня мЕльком, вернулся к убегающим картинкам в окне.
  Я не хотела оставаться надолго, и в мыслях не было, «отдам лекарство и всё»,  но старуха, особой харизмой и сильным природным магнетизмом легко притянула меня к себе.
- Садись – жестом руки она показала место напротив неё.
Если бы меня спросили, однажды, как выглядит настоящая ведьма, я бы, не задумываясь ни на секунду, описала эту женщину. Седые редкие волосы, выбивающиеся из-под тёмной косынки, крупный с высокой горбинкой орлиный нос, глубокие складки морщин на худом длинном лице и пронзительные, спрятанные под густыми бровями, маленькие глаза, выворачивающие душу со всеми потрохами наизнанку.
- Вот, пожалуйста – я положила лекарство на стол.
- Садись, скажу, что было и что будет – ещё раз повторила старуха, видимо из благодарности – не спеши, там и без тебя обойдутся, «не буди лихо, будет тебе тихо» -
Я послушно села и удивилась, накрывшей, колпаком, тишине, некой отрешённости и возникшему ощущению вакуума в окружающем пространстве. Некоторое время старуха пытливо смотрела в мои зрачки, потом взяла за руку, концентрируясь на гадании, и, не раскладывая карты, и не отпуская руки, начала говорить:
- Зачем от судьбы бежишь по кругу? Ломаешь себе жизнь ... Первый муж был слабый, не знал, как тебя любить, чтобы ты спокойна была ... Второй будет хороший, доверься мужчине, не бойся ... Все ошибаются, одной ошибкой больше, одной меньше, не имеет значения – она перевела дыхание - а ну встань, я посмотрю, здорова ли ты? -
Я встала перед ней, и, в изумлении, ясно, увидела ровно светящуюся, зеленым неоновым светом, энергию плоского кольца, прошедшего, вдоль и сквозь меня, сверху вниз.
- Ничего серьёзного. Жить будешь долго, если захочешь конечно –
- Что значит «если захочешь»? -
Старуха молчала. Страх зашевелился, нарастая «под ложечкой».
- О сыне скажу. Рано уйдёт из жизни твоей -
Вскрикнув, я прикрыла рот рукой и жаркие быстрые слёзы большими озёрами застряли в глазах. 
- Я не сказала, смерть, сказала рано уйдёт. Со здоровьем беда будет, но её обойдёте, не упустите. Женится молодым -
- Спасибо Вам – горячо выдохнув, я дала волю слезам, свободно сорвавшимся, горохом на щёки.
- Что говорю, запомни, … за одно добро тебе, одно добро в ответ и не больше, не живи всем обязанной и перед всеми виноватой. Ну, … иди, ничего не должна, устала очень, дочку позови, в коридоре она -
Рада стояла у окна и когда, я вышла, спросила:
- Ты как? -
- Умылась слезами -
- Мама видит всё, жалко болеть начала, умрёт скоро ... – на секунду её глаза остекленели – хочешь, погадаю на картах? -
Я отрицательно покачала головой.
- Иди к ней, зовёт тебя -

    Стоя неприкаянно в коридоре и прислушиваясь к глухим весёлым голосам, доносящимся из родного купе, я не могла заставить себя в него вернуться, не было ни сил, ни желания. Последние слова старухи, «не живи перед всеми виноватой», долбили виски отбойным молотком, как она узнала, что меня точит, в самую суть?
Неожиданно раскрылась дверь, и, раскрасневшаяся смеющаяся Аня показалась в проёме:
- Ой, а мы тебя потеряли! -
Я приложила палец к губам, и, она осеклась на полуслове:
- Слушай, на тебе лица нет -
- Цыганка гадала, спать хочу -
- Это гипноз выходит, после него всегда в сон клонит, иди к проводнице, у неё личное купе есть, полежишь, отдохнёшь, в конце концов, это она тебя к старухе направила, сама бы ты вряд ли догадалась – Аня, махнула рукой и вежливо скрылась в номере.
    Надя училась, на дневном отделении столичного технического университета, скромно жила с родителями в пригороде Москвы, и третье лето подрабатывала проводником, с лёгкой руки своего дяди, брата отца, начальника этого поезда. Поприще было интересным, но, изматывающим, к вечеру Надя уставала в хлам и падала с ног от усталости в обнимку с зашкаленным адреналином. Заработать иногда получалось, случайные пассажиры, хорошие чаевые, но, дядя знавал лучшие времена:
- Нееет, сейчас не то, что раньше, вот раньше деньги сами в руки шли, что только не перевозили, а нынче нет, не то, одна мафия кругом и проверяющие -
    Проводница сидела на своём рабочем месте, пила чай и, одновременно, сверяя билеты, раскладывала их по кармашкам в папке. Из динамика, тихо звучала инструментальная музыка, знакомые цветы на столе, слабый запах приятного парфюма, приспущенная шторка на окне, небольшая редкая передышка. Моё появление было не кстати, я это знала, но, слабость в коленях и паршивое самочувствие, делали своё чёрное дело.
- Света, тебе плохо? – спросила Надя, оторвавшись от дел. 
- Да, … выручай, в моём купе поляна накрыта – я прислонилась к дверному откосу – полежать хочу, после гадания -
- Конечно, служебный номер свободен, идём –
Когда проводница ключом открыла дверь и пропустила меня вперёд, я поняла, что лучше ничего быть не может.
- Попробую заснуть, а ты останься, не уходи сразу, … какая редкая мощная ведьма, эта цыганка, в чём только душа держится, магнитно-резонансную томограмму устроила, жесть, очень сильная -
Надя заботливо кружила надо мной:
- Света, возьми вторую подушку под голову, укройся покрывалом, какая ты бледная и холодная, откачала с тебя старуха. Деньги взяла? -
- Нет, сказала «ничего не должна» -
- Ещё бы, смотри, чтобы не присосалась -
Доверчиво утопая в ясных голубых глазах девушки, слушая её тихий ровный убаюкивающий голос, я думала о сыне.
- Надя, сколько тебе лет? -
- Двадцать три, а что? -
- Моему сыну двадцать, он тоже студент, три года живём по разным городам, сказать, что соскучилась, ничего не сказать -
- Скоро увидитесь. Он знает, что мама едет, ты ему звонила? Симку то выбросили -
- Конечно знает, и номер поезда, и вагон, и купе, и дату прибытия -
- Вот и славненько, ты, главное, думай о хорошем, не волнуйся, всё образуется – успокаивала она – цыгане эти, постоянно, туда-сюда шныряют, что они возят в своих чемоданах, никто не знает, могут и золото намытое, камни алмазные, оружие. Поезд не самолёт, рентгена нет. Военный в купе вашем, капитан, тот ещё тип, поосторожней с ним, видели его раньше, иногда на станциях ему что-то передают, дядя говорит, деньги, катает… типа взятки ... твой Николай Семёнович, не самый плохой вариант… Зачем бежишь? От судьбыыы по кругууу? - голос Надежды начал сливаться в трубу с протяжным завыванием.
- Как странно она говорит, совсем, как цыганка. Да это старуха, а куда делась Надя? … - внезапно, я провалилась в глубокую сырую яму, схожую с могилой, где-то резко хлопнула дверь, раздались громкие крики, суета, далеко-далеко наверху шумела жизнь, но ко мне доносились только её отголоски.
- Спасите! – беззвучно, страшным голосом, звала я из ямы, пытаясь выбраться и цепляясь за мокрую землю руками - Кто-нибудь! -
Старая цыганка, ухмыляясь беззубым ртом, по-прежнему сидела передо мной, пристально глядя в лицо. Вдруг она отвернулась, закукарекала петухом и начала сползать по стене вязким оползнем, размываясь, стекая, пока не исчезла полностью.

- Света, Света, проснись - кто-то с силой тормошил меня за плечи - крепко спит. Водой её полить, что ли? -
- Водой это хорошо, пить хочу - очнувшись, я увидела низко склонившуюся надо мной Аню, на столе чай с лимоном, и проводницу, устало дремлющую у меня в ногах.
- Девочки, какой сон, яркий, мистический -
- Сон у неё видите ли, это у нас мистика случилась на всю ночь, а ты, как заговорённая, проспала младенцем -
Промочив, пересохшее горло от дикого крика во сне, я окончательно пришла в себя и ощутила во всём теле необыкновенную лёгкость, словно оправилась от затяжной болезни.
- Идём в наше купе, пусть Надежда отдохнёт -
- Я что-то пропустила? -
- Да, … идём -
    В номере стояла тишина, ни мужчин, ни их сумок, ни следов кутежа на столе, и, даже пол был тщательно вычищен пылесосом. Через приоткрытое окно залетал тёплый, летний ветерок, и ничто не напоминало о каком-либо переполохе. Аня, чудесным образом, движением ловкого фокусника – Ву-а-ля! -  извлекла из припрятанного пакета начатый коньяк и нарезанный лимон.
- Для начала, давай бабулю помянем, пусть земля ей пухом и царство небесное. С неё, любезной, вся чертовщина и началась -
- Умерла моя цыганка? Последней мне гадала! – молнией пронзила острая жалость к ведьме, как к очень близкому мне человеку и я искренне удивилась этому.
- Да, но, старуха не твоя, а дочкина, и всё в эту ночь у неё было последнее и ты, в том числе – остудила мою прыть Аня - чертовке оказывается почти сто лет было -
Мы налили по первой и выпили не чокаясь, потом по второй, и, философски помолчав, по третьей, за собственное столетие.
- А она сейчас в вагоне, в соседнем купе? -
- Нет, на станции сняли, вся семья цыганская сошла, и милиция была и скорая. По времени, часов в двенадцать ночи преставилась, а потом ещё часа три ехала вместе с нами, до остановки, хватило всем, выше крыши -
Аня подняла руку и ладонью резко провела над головой.
- Кому это всем? -
- Вагону! –
«Не догоняя», после выпитого коньяка, на что намекает попутчица и каким образом смерть ведьмы всполошила вагон, я ощутила спазмы голода в желудке, вспомнив, что не ела со вчерашнего дня ни крошки.
- Аня, осталось что-нибудь от застолья, перекусить бы? -
- Не-а, часть съели, а часть я выбросила, потому, что кровь от ворон на еду попала и пух -
- Пух? –
- От ворон – утвердительно кивнула Аня.
- Ах от ворон, а я-то думаю – и не успев сказать, что я обо всём этом думаю, как в дверь громко постучали.
Мы вздрогнули, настороженно переглянулись, и нервный холодок пробежал по моей спине. Стук повторился.
- Да что ж такое, бл…, вымерли все что ли, завтракать будете? – нетерпеливо выругался мужской голос, не предполагая, что мы его слышим, и подёргал дверную ручку – не откроете, ногами пойдёте в ресторан, другой раз не подвезу -
Я выдохнула с облегчением, выпуская джина из бутылки, подмигнула Ане и открыла дверь. На пороге стоял официант, из студентов на практике, в белой куртке, в белой шапочке берете с фирменным логотипом, и тележкой, с горками аккуратно выставленных пластиковых контейнеров со свежим съедобным ароматом завтрака. Он обрадованно поздоровался, вкатил тележку, подробно познакомил  с меню, выставил выбранные нами порции, налил кофе, и, как бы между прочим, спросил:
- Говорят, ночью черти по вагону гуляли, ведьму в последний путь провожали? Мерещилось людям разное? Вроде, как не в себе были пассажиры? –               
Аня молча упёрлась глазами в пол, а мне сказать было нечего.
- Я это всё к чему, в какое купе не постучишь, не открывают, или затихают, как перепуганные, или спят – официант с интересом посмотрел на нас - Вы первые завтрак взяли –
  Студент, сохраняя тягу к знаниям, рассчитывал, хоть на плохонький, да контакт, но, никак, на обоюдное нежелание двух странных женщин делиться информацией. Он выдержал паузу, постоял, сохраняя любопытство, и безрезультатно покатил тележку дальше по коридору, предупредив, что заберёт контейнеры на обратном пути.
- У него хвост из-под куртки болтается? Видела? - 
- Света, мне не до смеха – Аня взглянула серьёзно, оторвавшись от пола.
Моя шутка не удалась, как и попытка расслабить напряжение.
- Ты хочешь сказать, что представление с чертями и ведьмой, состоялось? И полёты на метле? – я приподняла руки на уровень груди, развела пальцы в стороны, и, с нарастающим ужасом в широко раскрытых глазах, исторгла мрачным голосом с придыханием - и тёмная жуть из углов потекла, и чёрный кот завыл от горя над гробом старушки и черти выползли из преисподней, пугая попутчиков? Так? Аня, очнись! -
  Ситуация начала раздражать «двойными стандартами», лично для меня, всё складывалось удачно, лёгкость в теле никуда не пропала, отлично выспалась, познакомилась с неординарной личностью в ипостаси старой ведьмы цыганки, получила от неё ценную информацию, которой не собиралась ни с кем делиться, коньячок французский на халяву подогнали, хороший букет, мягкий вкус, завтрак накрыли вовремя и угомонили голодное урчание, кофе, подвёл, не дома сварен, мелочи жизни, по сравнению с ночной «не знаю что».
- Так, да не так – Аня тряхнула головой и начала свой рассказ, приоткрывая завесу мистического – сначала всё шло нормально, ты  пропала с лекарством для старухи, а мы «продолжили банкет». Мужчины раза два бегали в ресторан за градусом, в конце концов, напились и стали ругаться, сначала из-за меня, а потом вообще. Сергей, разозлившись, кричал, что воевал в Чечне снайпером, что сейчас он в командировке на спец задании, и для достоверности снял с верхней полки сумку-чехол и вынул снайперскую винтовку. А капитан, чёрт понёс, не останавливался, и насмешками, и подковырками, довёл снайпера до полного кипения, пока тому башку не снесло. Обо мне речи не было, я сидела, вжавшись в угол, всеми забытая, досадуя, что не осталась в коридоре, вместе с тобой. Рассвирепев, Сергей намертво вцепился Диме в рубашку с угрозами, что, если тот не заткнётся, то он пристрелит его по тихому, потому, что после войны, контуженный, псих конченный и ему, за это, ничего не будет, справка имеется. На что капитан открыл окно и с диким смехом предложил, для начала в ворону попасть, а уж потом по нему пулять - Аня перешла на шёпот – понимаешь, что странно, и я думаю без мистики не обошлось, как только он так сказал – она наклонилась ко мне ближе, акцентируя внимание - ворон налетело, целая стая за окном, отдалится, приблизится, отдалится, приблизится -
  Представив картинку, художественно обрисованную Аней, как два бойца, Сергей и Дмитрий, нашли друг друга, вот и не верь после этого в игру случая, а в придачу, ведьмой, подогнанную стаю ворон, я громко расхохоталась, не знаю, что нашло - Старуха резвится? – только и успела подумать.
  Аня строго вскинула указательный палец к верху, погрозила им мне, требуя тишины, сердито сдвинув брови и всем видом давая понять, что мой дурацкий смех не уместен и лучше бы он застрял бульканьем в глотке, продолжила дальнейшую раскрутку мистической круговерти:
- Сергей собрал винтовку и давай по воронам стрелять, и что не выстрел, то попал, что не выстрел, то попал, и, трупы птиц аккуратно в купе залетают и на стол падают. Настрелял штук двадцать и, так зловеще, к капитану поворачивается, винтовку ему в грудь направляет, и говорит:
- Ну, что, капитан, теперь веришь? Грохну, глазом не моргну, и в окно по ходу выброшу!
- Верю – отвечает тот, струхнув не на шутку - и попробую от тебя откупиться -
- Не откупишься, денег не хватит, кранты тебе! -
- У меня, хватит – и полез за чемоданом на верхнюю полку, а когда доставал, уронил, всё-таки выпил человек, чемодан открылся и все деньги, что в нём были, полный чемодан, на нас и на ворон высыпались – Аня остановилась, посмотрела с улыбкой на мой раскрытый рот и осталась довольна полученным эффектом:
– Я, как это увидела, очень испугалась, из номера выскочила и к Надежде побежала, а она вместе с пассажирами мне навстречу, выстрелы услышали, и крики. Ключи от купе, где ты спала, даёт мне и говорит: – Иди к Свете, быстро, закройся и сиди тихо, а то полиция арестует за соучастие, в лучшем случае -

В долгой гробовой тишине, зависшей в купе, дошла очередь и до ведьмы.
- Аня, давай по коньячку, после него полегче пойдёт, без инсульта – я не была готова с головой броситься в следующий омут, требовался обоюдная передышка. Мы выпили, почему-то не закусывая, молча, как на войне, и, по самые уши пребывая в мистике, равнозначно созрели, она говорить, я слушать.

- Пока полиция, капитана со снайпером и деньгами, забирала, время прошло, наступила ночь, хмель с меня выветрился, и решила я, что пора в купе возвращаться, порядок навести, не спать же с дохлыми птицами на столе. Взяла у Нади веник, мешки и пошла по коридору. Иду себе, иду, вдруг, освещение погасло. Авария, наверное, застучало сердце в дурном предчувствии, кругом тьма кромешная, и только полная луна одним большим светильником бежит за вагоном. Слышу крик женский, а потом хохот старушечий. Двери в купе открылись, и пассажиры в коридор стали выглядывать. Я фонарик на телефоне включила и время посмотрела, зачем не знаю, полночь, и голоса отовсюду –Убери свет, убери свет! – Я выключила, глаза подняла, а людей нет, в лунном свете из пассажиров чертовщина полезла, как бы человек, а на лице козлиная дьявольская маска с рогами фосфором светится и языки змеиные раздвоенные изо ртов ко мне тянутся, один самый длинный по щеке лизнул.
 Смотрю старуха из соседнего номера, сквозь закрытую дверь, проявилась и в мою сторону развернулась. Я ещё не знала, что она как раз в это время умерла и удивилась очень, как это она смогла через закрытую дверь пройти? Руки вперёд выставила, глаза неподвижные на меня выкатила и могильным голосом, как из-под земли, метлу просит – Подайте мне метлуууу, метлу подаааайте ... – ну, я от страха веник ей и сунула. В ведьминых руках, он в разы увеличился, ручка сучковатая вытянулась, старуха на него запрыгнула лихо и давай метаться по коридору, повсюду заглядывать, нечисть зазывать, стонать громко, зубами клацать, филином ухать и хохотать в лунном свете от наслаждения. Свистопляска тут поднялась, жуть, ведьма с чертями на метле в танце колдовском покружили и через окно вылетели, а козлиные морды остались и, как зомби, в мою сторону пошли … -
- Это демоны, демоны! – вскрикнув, перебила я Аню, неожиданно вспомнив -  знаешь сколько их в людях живёт и мучает, у меня у подруги муж такой был. Случайно увидела. Работали вместе, зашла в его кабинет, а он в полумраке застыл за столом с печатью дьявольской на лице, на меня смотрит и молчит. Колбасило его круто по жизни, везде грязь искал и умер страшно, нашли в колодце канализационном без головы, так и похоронили. А голову через полмесяца обнаружили, из полиции позвонили подруге и спрашивают, что делать мол, забирать будете –
- Забрала? –
- Нет, откапывать гроб, чтобы голову положить, никто не захотел, в медицинский институт отдали –
- Без головы жил, без головы умер –
- Значит, демоны на тебя набросились …? –
- Не набросились, не успели, я в купе заскочила и закрылась. В три часа утра, петух закукарекал и всех отпустило -
- Да, зрелище не для слабонервных, думаю, ведьма за гробом своих утянула, и, вряд ли ночью заявится снова, черти улетели, а демоны остались – философски глубокомысленно закончила я.
- Веселье продолжится, в морге на станции, не с нами, бедный тот охранник – поддержала меня Аня.
Мы представили облезшее от страха лицо "того охранника" и улыбнулись ему сочувствуя. У женщин знакомство с нечистью легче проходит, природа наша колдовская общая, живучая.
- Службу, «за упокой» ведьмы, в церкви надо заказывать и свечки ставить? Как ты думаешь? – спросила попутчица.
Я пожала плечами и вспомнила томограмму:
- Не уверена, конечно её душа «не упокоена», но поможет ли церковь, я не знаю, можно ведьме и попу навредить, крепкую веру надо иметь, чтобы такую силу приструнить. Мне старуха зла не сделала, тебе тоже, разве что веник казенный умыкнула. Пусть её дочка решает, они другие и ритуалы у них свои –

- Что подруги пригорюнились? О своём, о девичьем? – Надежда принесла чай – хочу вас обрадовать, до Хабаровска прокатитесь вдвоём, никого не подселю. Семейные по другим вагонам в страхе разбежались, а остальные спят пьяные, от оргий ночных чертовских отходят. Мужчин ваших с поезда сняли, снайперу справка не помогла, а военный от денег, как мог, отбрехивался. Вы бы тут порылись, вдруг пачка, другая завалялась -
- После полиции? … - засомневалась Аня - Вспомнила! Света, смотри, что нашла, когда ворон убирала – она протянула мою сим-карту -  не выбросил капитан, сохранил -
- Эх ты, непонятливая. Не капитан, нужна я ему. Ведьма! –
- Надя, скажи, как старуху звали, у тебя должно быть записано – спросила я.
- Роза, точно Роза, это важно?
- Да, очень … красивое имя -

  Расставаясь на перроне Хабаровска, мы обещали друг друга не забывать, писать, звонить, приезжать в гости, дружить до могилы, благо, живём по соседству, ну что такое, каких-то семьсот пятьдесят четыре километра, мелочь, ни о чём. Я искренно верила, что такое возможно, и предположить не могла, как круто улыбнётся судьба, всё меняя, уже через сутки.

                ***

  Родной город окутал туманом и устоявшимся запахом моря. Я вдыхала его полной грудью и не могла надышаться:
- Всё. Приехала. Я дома, и больше отсюда ни ногой, никуда, ни гугу, никакой Москвы. Ничего нет вкуснее отечества -
- Мама! - услышала я, чистым звоном колоколов, голос сына, дрожа от волнения.
- Вырос то как, мой драгоценный мужчина – смеясь от счастья, я прижала его к себе, взъерошила непослушные волосы, почувствовала слияние душ и заглянула в любимые глаза.
- Света! – рядом с ним стоял незабвенный Николай Семёнович, моя столичная шокотерапия – думала убежишь, чёрта с два, отдохнём и назад, вместе с сыном, парки московские ждут -
При слове чёрт, я вздрогнула и осторожно посмотрела по сторонам.
- Ты не отвечала на звонки. Почему? Суда не будет, я всё уладил, не бери в голову, не волнуйся … – он держал в руках Розы и говорил, говорил, не умолкая.
- Какой же он болтун, не замечала никогда раньше – и вдруг меня пронзило – да он волнуется на моей территории, боится потерять. Любит? -

Я легко и радостно смотрела на дорогих моему сердцу мужчин, на цветы, по имени ведьмы, и думала, что, если, однажды, меня кто-нибудь спросит, как выглядят знаки судьбы на дороге жизни, я знаю, что сказать.



                КОНЕЦ


Рецензии
Браво! Вы талант! Сюжет продуман,диалоги органичны ,язык героев живой .Весь рассказ оставляет впечатление продуманности и искусности . Это признак МАСТЕРСТВА!Читаю Ваши произведения не первый раз и всегда получаю удовольствие.Хочу прочитать Ваш роман. Интересно как вы справитесь с большой фактурой. С уважением. Владимир.

Апарин Владимир   16.08.2018 09:39     Заявить о нарушении
Спасибо. Пока не знаю, как справлюсь, но справиться будет интересно, та ещё задачка).

Светлана Васильева 11   16.08.2018 12:38   Заявить о нарушении