Рейс

     Сергей Иванович вел автобус по хорошо знакомому маршруту. Он знал здесь каждый светофор, каждую выбоину в дороге, каждый дорожный знак. Он водил автобусы в этом городе уже тридцать лет.
     В город Сергей приехал сразу после демобилизации. Приехал, чтобы рассказать сестре и родителям своего боевого товарища, как геройски погиб их брат и сын, как спас весь взвод, накрыв собой брошенную душманом гранату. Приехал, да так и остался в этом по-кавказски гостеприимном городе. Устроился на городскую автобазу, а через год женился на сестре своего погибшего друга.
     Солнце уже взошло, но пряталось за тучами. Дул несильный, но по - октябрьски прохладный ветер. Город проснулся и пассажиров было много. Все спешили по своим делам: кто на работу, кто в школу и детский сад, кто  на вокзал. Встречные автобусы приветливо моргали ему дальним светом, приветствуя коллегу, а он отвечал им и улыбался.
     Сергей Иванович ехал по любимому городу, строго придерживаясь расписания. Маршрут пролегал через центр на окраину.  Ему нравилась точность. Он искренне верил в то, что, выполняя аккуратно и тщательно свою работу,  помогает людям лучше сделать свою. 
     Еще в учебке Сергей отличался старанием и прилежностью, строго следуя инструкциям и приказам. Во время учебных стрельб, каждый раз, попадая точно в цель, он испытывал радостное чувство от хорошо выполненной работы. Потом, в горах, в составе штурмовой группы, стреляя из пулемета и видя как там, по ту сторону черного ствола, падают враги, он испытывал подобное чувство. Иногда ему приходила в голову мысль, а были ли те, кто падал от его точных выстрелов, врагами? Ненависть, которую испытывали местные  к ним, была понятна  - для них они были оккупантами. Мужчины, защищая свои дома и семьи, стреляли в солдат, а те, исполняя интернациональный долг и защищая себя, стреляли по местным.
     Сейчас, спустя столько лет,  он так и не понял, была ли хоть какая-то польза от 20 тысяч погибших солдат и офицеров. В итоге они сдержали распространение радикального ислама, или,  наоборот,  ускорили?
     Последние годы в городе было неспокойно. С одной стороны — появлялось все больше радикально настроенной молодежи, с другой —  местные власти и милиция, действуя жестко, пытаясь предотвратить распространение исламизма в республике,   способствовали появлению все большего числа недовольных среди молодых людей.
     Сергей Иванович знал об этом не понаслышке. Его младший сын заканчивал школу в этом году, и они часто  спорили на эту тему.
     Город остался позади. Кондуктор Людмила, как обычно, сошла на предпоследней остановке — её дом был рядом, и она успевала сделать кое-что по хозяйству пока Сергей Иванович заканчивал маршрут, отдыхал  пятнадцать минут и возвращался сюда же.
     На конечной остановке, расположенной немного в стороне от дороги, было пустынно. Пригородный поселок начинался  метрах в трехстах от неё.  За ним, казалось, совсем рядом  высились горы, вершины которых покрытые зелеными лесами, исчезали в низких облаках. Сергей Иванович любил наблюдать за горами: каждый день они были по-своему прекрасными.
     Он закрыл глаза:  скоро ему предстоял новый рейс, и у него оставалось еще двенадцать минут, чтобы отдохнуть. Его дрему прервал знакомый звук. Сергей Иванович открыл глаза — нет он не ошибся: стреляли из автоматов Калашникова. Метрах в тридцати от автобуса на главной дороге он увидел расстрелянную машину ДПС. Один инспектор лежал на дороге в луже крови, а другой так и не успел выйти из изрешеченной пулями машины.
     Двое садились в старенькую иномарку, в руках у обоих были автоматы. Сзади  сидели еще трое мужчин. Бандиты отъехали  метров сто  в сторону города и остановились. Мужчина на переднем пассажирском сидении вызывал кого-то по рации, на стоявший неподалеку автобус, они не обращали никого внимания.
     Сергей Иванович выпрыгнул из кабины и,  пригнувшись, побежал  вдоль кустов к патрульной машине. Эти тридцать метров дались ему не без труда. Сердце колотилось в груди не то от бега, не то от адреналина. Подбежав к лежащему на дороге милиционеру, он первым делом прижал два пальца к сонной артерии на шее  — увы, пульса не было. Не вставая из-за машины, он поднял автомат,  валявшийся рядом. Привычным движением вынул рожок и проверил - патроны на месте. По не снятому с предохранителя автомату было ясно, что милиционер не успел ни разу выстрелить.
     Сергей Иванович поднялся с колена и передернул затвор автомата. Он не стал стрелять по салону, что было  в данной ситуации самым правильным, так как   там могли находиться  заложники. Он прицелился и двумя короткими очередями пробил задние  колеса машины.   
     Через несколько секунд, показавшиеся ему вечностью, из салона выскочили люди, одетые в камуфляжную форму, и начали стрелять по нему из автоматов. Он сделал шаг в сторону, зайдя за машину,  частично ею закрывшись. По тому как зашлепали пули по асфальту немного в стороне, Сергей Иванович понял, что имеет дело с не очень опытными стрелками. Расстояние в сто метров при стрельбе с рук было серьезным испытанием и для него, тридцать лет не державшего оружия в руках.
     Прицелившись, он выстрелил в ближайшего террориста, «поливавшего» его из автомата от живота. Тот упал как подкошенный.  Осторожно перейдя на другую сторону машины, он присел и, высунувшись,  «снял» водителя и еще одного автоматчика.
     Два оставшиеся стрелка успели прийти в себя и укрыться за машиной. Теперь они  вели огонь более прицельно и осмысленно. Их пули щелкали по патрульной машине и пролетали теперь не так далеко, как в начале боя.    
      В этот момент Сергей Иванович и пожалел о своем благородстве. Сейчас, когда стало ясно, что все пассажиры были террористами, он с досадой подумал о двух коротких очередях, выпущенных им  по колесам. Ему бы очень пригодились эти шесть-семь патронов, а так,  по его расчетам, в рожке осталось всего два-три.
     Арабы — он заметил светлые шейные платки на них — похоже, тоже сообразили, что с патронами у него беда, и двинулись короткими перебежками в его сторону. Делали они все грамотно: один прицельно бил по машине, а другой перебегал поближе, становился на колено и принимался обстреливать патрульную машину длинными очередями — с патронами у боевиков всё было хорошо. Бандиты приближались к нему - один с одной стороны, а второй - с другой. Дело начало принимать серьезный оборот. Сергей Иванович понял,  что еще минута - и с ним будет  покончено. Он упал на бок,  прикрывшись трупом милиционера,  и выпустил остаток патронов в главного. Тот упал,  но успел выстрелить. Две или три пули ударили в труп, прикрывший Сергея Ивановича от верной гибели.
      Но он не думал об этом. Он сосредоточенно перезаряжал автомат.   Нужно было перевернуть труп, расстегнуть подсумок, вытащить рожок, убедиться, что он снаряжен, выбить коротким движением пустой, вставить рожок в автомат,  передернуть затвор. На все это ушло бесконечно много времени. Тот, последний, должен был быть где-то совсем рядом. Он услышал шаги приближающегося к нему араба.
     Сергей Иванович выстрелил на звук, вдоль земли,  почти не целясь. Араб вскрикнул и упал на землю в пяти метрах от него. Вторая очередь прошила араба от пояса до головы.      
     Все было кончено. Он встал и осмотрелся: никто из  лежавших террористов не шевелился и не представлял угрозы. Людей поблизости тоже не было видно. Ни одной машины не проехало за те семь минут, что  прошли с начала боя.
     Сергей Иванович осмотрел себя: костюм запачкался, но был целым. Крови ни своей, ни милиционера на нем не было. Он посмотрел в сторону последнего застреленного им террориста, немного передвинул труп милиционера,  вложил автомат в его непослушные руки,  и побежал к автобусу.
     Подъезжая к первой остановке, он еще издали заметил кондуктора Люду, которая вглядывалась в дорогу.
- Что это с вами случилось, Сергей Иванович? На три минуты опоздали! Все в порядке? -   спросила она.
 - Да, задремал  по-стариковски. Чуть не проспал всё... — Улыбнулся ей в ответ Сергей Иванович.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.