Счастье из Интернета - часть 9 - глава 8

Кирилл и Женя попали в «рабство» к многодетной чеченской семье.
Старик, который привёл их в дом, имел сына, у которого  девять девочек и один пятилетний пацан.  В хозяйстве не хватало мужских рук, поэтому старик и сын решили приобрести, как говорили в селении «рабов», которых привозили и продавали  чеченские бандиты. 

Шамиль, так звали старца, привёл ребят во двор и сказал: «Жить вы будете здесь. Работать будете только на нас. Если откажетесь работать, то вас будут бить, не будут давать пить и есть, пока вы не поймёте, что вы – «наши рабы».
Молчите?! Это хорошо, значит поняли,  и  не задаёте вопросов. Чем больше и красивее дом у чеченца, тем лучше. Ну, вот и ладно, - усмехнулся старик,- сейчас вас покормят, а завтра начнёте работать».

Старик показал, где можно набрать воды обмыться. Потом дали какой-то похлебки и целую лепешку. Утолив жажду и наевшись не хитрой еды, ребята решили,  нужно отдыхать, так как завтра их ждала неизвестная работа.

Всё, что случилось с Кириллом, уже было не так важно, хотя очень часто беспокоили головные боли и сны, которые оставляли чувство тревоги. Увиденное  в то утро  чётко отпечаталось в коре головного мозга, и события того страшного  всплывали калейдоскопом перед взором. Воздушная контузия при близком разрыве снаряда давала о себе знать. Она сотрясла и поразила всё его тело.

Ночью Кириллу стало худо. Тело болело, бил озноб. Несколько раз он прикладывался к ведру с  холодной водой, но легче не становилось.  Он не спал, проваливаясь в какие-то кошмары: блеяла скотина, гавкали собаки.
Не знал, сколько времени прошло с того момента, когда потерял сознание. Просыпался, и погружался в подобие сна.… Мучила сильная головная боль. Болела шея. Он не понимал, где реальность, а где сон. Иногда  ловил себя на мысли, что не помнит своего имени. Хорошо, что  был не один,  рядом находился  Женя.

Хозяин привёл к нему человека, который давал темную жидкость, похожую на крепкий « чай». Он пил ее, и с каждым глотком чувствовал, что ему на некоторое время становилось лучше, боль почти уходила.  Кирилл настолько ослаб от почти невыносимой боли, которая из шеи перешла в голову и оттуда острыми иголками разнеслась по всему телу, что  каждый шорох отдавался в его голове. Жажда становилась все сильнее. Он не мог дождаться, когда ему принесут «чай».
С каждым приходом смуглого незнакомца, который в очередной раз приносил горький травяной отвар, его тело крепло и набирало все больше сил. После выпитого горького чая, его ничто не беспокоило: ни боль, ни жар и даже мысли куда-то исчезали, ни чего не снилось. Когда  просыпался и открывал глаза, то искал и думал,  что увидит родные стены и потолок. Но, увы!

Так продолжалось неизвестное  ему  количество  дней.   Но  однажды, проснувшись, почувствовал, что боли нет и его тело полно сил и энергии.  Сделав несколько осторожных движений головой и, убедившись, что это не доставляет ему неприятностей,  поднялся  и сел. В приоткрытую дверь сарая  увидел яркое  солнце. Жени не было, он работал с хозяином за двоих, за себя и за Кирилла.

С приходом сознания мозг начал работать чётко и в голову приходили разные мысли. Думал, почему никогда во сне не приходила Маша, хотя  о ней постоянно думал. На дворе уже осень и, наверное, родился малыш, его малыш, о котором  впервые услышал во сне от феи. Да и Маша сообщила ему эту новость при   телефонном звонке.

Время в плену потянулось невыносимо медленно. Неизвестность пугала больше всего, потому как выбраться  отсюда, практически было невозможно. Если через много лет вернётся домой, то он уже не нужен будет ни Маше, ни малышу.
Я не нужен уже  никому,- так думал он, - потому как колесо жизни скрипнуло и замерло на ходу.  Мимо него, летело Время. Колесо его жизни скрипом напомнило о себе.
-Ну, что ты   стоишь, как   дебил  разинув рот, смажь меня! – Произнесло колесо его жизни.
- У меня, к сожалению, нет с собой смазки и запасных частей для тебя. –
С горечью   в голосе, ответил Кирилл.
- Жаль. Тогда взвали меня на свои плечи и попытайся догнать Время!- Поучительно сказало колесо жизни.   Кирилл, с трудом поднял колесо своей жизни на плечи,  пошатываясь, побрел за убегающим от него Временем.   Иногда ему казалось, что колесо  жизни уснуло на его плечах, а для Времени, если он его и догонит, совсем окажется не нужным.

Осень в Чечне была в самом разгаре.  Посадки, уже начали сбрасывать с себя позолоченную листву. Сдуваемые легким прохладным ветерком умершие листья, переливаясь на солнце яркими красками, легко и плавно кружились, падая. Чистый утренний воздух пьянил запахами осени.  Дышалось легко, непринужденно, полной грудью. Тишину нарушали только завораживающий шелест листвы да посвистывание какой-то перелетающей с места на место одинокой птицы. Солнечные лучи ласкали молодые задумчивые лица. Хотелось жить, мечтать, любить, но, к сожалению, жизнь так сложилась, что всё это потерянно и пролетело мимо.

Кирилл  в мыслях, обращаясь к Создателю нашему, просил не о чудесах, а о силе каждого дня. Просил, чтобы он научил его правильно  распоряжаться временем, отпущенного его жизни. Просил Бога, чтобы  он помог  понять, что мечты не могут быть хорошими помощниками, потому как мечта – это неизбежное  разочарование от несбывшихся ожиданий.  Он помнил, что мудрецы никогда не мечтают.  Они пребывают в Истине: « Здесь и сейчас».
Обращаясь к Богу,  просил  помочь ему  в создавшейся  жизненной ситуации воспринять эти дни, как самые важные в его  жизни. Просил уберечь его  от наивной веры, что все в жизни  гладко  и хорошо. Просил дать ему ясное сознание того, что сложности, поражения, падения и неудачи являются лишь естественной составной частью жизни, благодаря которой люди  растут и зреют. Просил,  чтобы  Господь примерил    рассудок  с  сердцем,  которые очень часто не приходили к консенсусу, ведь   многие проблемы можно решить, если научиться   терпению.
Обращаясь   к  Богу, Кирилл акцентировал внимание  на том, как  каждый человек сильно  нуждается   в дружбе,  и  просил его дать ему   быть достойным этого самого прекрасного  дара судьбы.  Дать  ему то, что  ему  действительно необходимо.
И  судьба  таки  послала  ему настоящего друга в лице  чеченского  мальчика, о котором читатель узнает в  последующих главах.

На следующий день неожиданно резко сменилось направление ветра. Порывы   его  с горных вершин нанесли в долину холодные потоки воздуха. Утренняя слякоть мгновенно превратилась в скользкую ледовую корку. Когда же тепло-то теперь вернётся? Ветер пробирает до самых костей! Уже через два с половиной месяца Новый год!   

Лёжа в  сарае ,  примитивно  приспособленном  под жильё, Кириллу вспомнилась бабушка Таня.  Перед глазами поплыли файлы, как он в детстве, когда она ушла в лучший мир, писал ей письма, называя её самым  любимым человеком на земле,  которого помнит и с которым советуется.
Как уговаривал, чтобы она «там» за него не   беспокоилась, потому что он «тут» не бедствует.  А если она  встретит маму, то пусть передаст, что  её  он тоже очень любит.  Как, аккуратно сложив исписанный листок, и вложив его в конверт без почтовой марки, клал  в карман. Выйдя из дома,  вместе с конвертом в кармане легкой куртки, клал половинку тонкой восковой свечи и коробок со спичками.
Деревенское кладбище было все в густой сумеречной зелени.  Кирилл подходил к могилке своей бабушки, крестился. Поднимал небольшой плиточный камень, лежавший перед крестом, под камнем лежали два мокрых, потемневших конверта. Сверху этих конвертов клал принесенный конверт и  накрывал их камнем. На камне закреплял горящую свечу и застывал в оцепенении. 
Как ему сейчас не хватало этого дорогого человека. Скупая слеза  покатилась по щеке,  которую он тут же смахнул, чтобы не заметил его душевную слабость   Женя, который находился с  ним рядом.

           Продолжение следует


Рецензии