Пророчество иеромонаха Авеля 1757-1831. II-ая част

Пророчество иеромонаха Авеля (1757-1831). II-ая часть.
[статья из серии по истории пророчеств]. 

    Предлагаю читателям ознакомиться со статьёй Николая Каверина «О современных «пророчествах» Авеля-прозорливца»:
    «Церковное предание – своеобразная живоносная артерия Благодати Божией, пронизывающая Святым Духом историю Церкви. На церковном предании как на благодатных примерах действия Божественного Промысла в истории как отдельных святых, так и всего церковного организма, в частности, строятся и богословские постулаты. Так, например, на предании Церкви о приснодевстве Марии основано догматическое учение о Богородице, хранимое Православием в отличие от несторианских, а позднее – протестантских еретических взглядов на Божию Матерь.
    Церковное предание, однако, должно быть достоверно и в своей сущности и по своему духу, не может противоречить тому, что мы находим в Священном Писании. Если предание не достоверно, то оно и не церковно! Мифотворчество, непроверенные факты из истории Церкви и жизнеописаний подвижников нарушают церковность и вносят элементы язычества, окрашенные псевдоблагочестием и псевдоправославием.
    «Не буди ми лгати на святаго...» – слова святителя Димитрия Ростовского наилучшим образом предостерегают ревнителей не по разуму сочинять «псевдоблагочестивые» мифы. Эти «ревнители» или не понимают, или же, наоборот, прекрасно осведомлены, к каким пагубным последствиям и соблазнам для церковного сознания может привести вольное обращение с церковно-историческими фактами. Не следует забывать, что мифотворчество в церковной сфере способно увлечь людей в противление Церкви, в нестроения и расколы.
    Великий святитель ХХ века архиепископ Никон (Рождественский) писал в 1914 году в своих дневниках:
    «Рассказывать о том, что могло быть, но было только в воображении автора, не значит ли «лгати» на промышление Божие... что это-де – во славу Божию, для воспитания чувства веры и любви – это уж будет рассуждение в духе тех, кто учит, что цель оправдывает средства. Мифы нам не нужны. История Церкви полна фактами столь поучительными, что никакая фантазия сочинителей мифов до них не додумается...»[1].
    К великому сожалению многочисленные выдуманные «пророчества и предсказания старцев», «видения» и множество непроверенных высказываний святых перепечатываются и преподносятся неискушенному читателю как несомненные откровения о последних временах и сроках, знать которые, кстати, запретил Сам Христос (Деян. 1,6-7).
    Одним из главнейших постулатов возникшей у нас за последние 20 лет ереси царебожия является лжеучение о «царе-искупителе» (см. подробнее об этом статьи прот. Петра Андриевского в № 10 и № 11 «Благодатного Огня»).
    Апологеты этого лжеучения ссылаются прежде всего на якобы имевшие место высказывания монаха Авеля (Василий Васильев; 1757(55?)–1841), который первым «пророчествовал», что последний Российский Император Николай II: «искупитель будет, искупит собой народ свой – бескровной жертве подобно» («Житие преподобного Авеля прорицателя», Изд. Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря, стр. 42, 1995).
    «Пророчество» это кочует постоянно из одной книги в другую, хотя в конце «Жития преподобного Авеля прорицателя» помещён список литературы, на основе которого и было составлено «Житие», где указаны четыре дореволюционные публикации о монахе Авеле (прежде всего это издания: «Русская старина», СПб.,  стр. 414-435, февраль, 1875 и «Русский архив», М., № 7, стр. 353-365, 1878) и пять публикаций, появившихся в свет в начале 90-х годов ХХ века, чуть более десяти лет назад.
    Изучив все дореволюционные публикации об Авеле, мы не находим никаких его предсказаний о царствовании последнего царя Николая II, а говорится в них лишь о царствовании Императоров Павла Петровича и Александра Павловича (в частности, Авель предсказал непродолжительность правления и убиение Павлу I, а Александру I предсказал сожжение Москвы французами). После прочтения этих публикаций XIX-го века создаётся впечатление об Авеле как своеобразном «православном Нострадамусе».
    Эти подлинные сведения о монахе Авеле, опубликованные до революции, записал в собственном изложении также Сергей Александрович Нилус, несколько отредактировав их, в своей книге «На берегу Божьей реки» (от 26 июня 1909 года) (М., стр. 316-321, 2002). Никаких пророчеств о царствовавшем в это время Императоре Николае II у С.А. Нилуса нет (вряд ли остались бы без внимания предсказания Авеля о современнике С.А. Нилуса Императоре Николае Александровиче, зная горячую склонность Нилуса к публикации всевозможных пророчеств и таинственных предсказаний).
    Таким образом, остаются лишь послереволюционные публикации об Авеле, которые, естественно, не могут содержать никаких «пророчеств» о последнем Государе Российской Империи: очень легко сочинять «пророчества» об уже совершившихся событиях.
    Так, офицер русской Императорской армии, монархист, участник Первой мировой войны Петр Николаевич Шабельский-Борк (1896–1952) в начале 30-х годов ХХ века напечатал в эмиграции в журнале «Хлеб небесный» (Харбин, № 5, стр. 28-30, 1931) под псевдонимом Кирибеевич «историческое сказание» об Авеле «Вещий инок», в котором (не будем гадать, из каких эмигрантских источников) автор, не ограничиваясь известными высказываниями Авеля об Императорах Павле I и Александре I, доводит «пророчества» Авеля до царствования Николая II.
    Скорее всего, эти дополнительные «пророчества» были сочинены «post factum» в самих эмигрантских кругах в 20-30-е годы ХХ века. Подчеркнём ещё раз, что ни в одном дореволюционном издании об Авеле, которые выходили в России, не содержится ни слова о последнем русском царе Николае II.
    Правда, нам могут возразить, что в изданиях XIX века об Авеле и не могли содержаться пророчества о судьбе последнего Российского Императора Николая II, так как ещё Император Павел I, согласно Кирибеевичу, «вложив представленное писание Авелево в конверт, на оном собственноручно начертать соизволил: «Вскрыть Потомку Нашему в столетний день Моей кончины»...».
    Существует и предание о том, как 11 марта 1901 года, в столетнюю годовщину мученической кончины Императора Павла Петровича, Государь Император Николай Александрович вскрыл ларец с письмом и прочитал «сказание Авеля Вещаго о судьбе Своей и России». Однако указания на какие-либо архивные данные этого предания отсутствуют.
    Но главное – в другом. Если сравнить текст Кирибеевича (Харбин, 1931), предположив даже на миг, что это – подлинное пророчество и каким-то образом попало после революции из личного архива Николая II за границу, и текст издания Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря (1995 год), то в последнем издании мы с удивлением обнаруживаем новые вставки.
    Так, например, в «Харбинском издании» 1931 года читаем:
    «Кому передаст он (Александр III. – Н.К.) наследие Царское?
    Николаю Второму – Святому Царю, Иову Многострадальному подобному. На венец терновый сменит он корону царскую, предан будет народом своим; как некогда Сын Божий. Война будет, великая война, мировая...».
    В издании же Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря (1995) читаем несколько измененный текст (добавления выделены жирным шрифтом):
    «Кому передаст он (Александр III. – Н.К.) наследие Царское?
    Николаю Второму – Святому Царю, Иову Многострадальному подобному. Будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную. О нём свидетельствует Писание: Псалмы 90, 10 и 20 открыли мне всю судьбу его. На венец терновый сменит он корону царскую, предан будет народом своим; как некогда Сын Божий. Искупитель будет, искупит собой народ свой – бескровной жертве подобно. Война будет, великая война мировая...» (стр. 42).
    Если так называемые «пророчества» Авеля-прозорливца в «Харбинском издании» Кирибеевича не имеют под собой никакой документальной основы, а представляют лишь весьма «благочестивый миф», то вставки в «Голутвинское издание» 1995 года выдают уже еретическое царебожеское мудрование, возникшее в 90-е годы ХХ века, не имеющее к монаху Авелю никакого отношения.
    Никогда монах Авель не додумался бы изречь такую ересь: «Царь-искупитель», имеющий «разум Христов»(!).
    Это – яркий пример царебожнического богохульства с антихристианским хлыстовским подтекстом, за которым царебожниками выстраивается своеобразная псевдобогословская доктрина, согласно которой и самого антихриста в конце времен убьёт не Христос-Бог духом уст Своих (2 Фес. 2,8), а будущий «Царь-победитель».
    Если Откровение апостола Иоанна Богослова заканчивается ожиданием Второго Славного пришествия Господа нашего Иисуса Христа: «Ей, гряди, Господи Иисусе!» (22.20), то царебожники, подобно древним иудеям, ожидают «Пришествия» во славе земного царя для устроения в конце времен несокрушимого земного «православного» царства, когда все враги «Православия», включая самого антихриста, будут разбиты. Такое учение уже осуждалось Церковью как ересь хилиазма...
    Христос Спаситель, Царство Которого не от мира сего, им по сути и не нужен.
    Новое жидовство через царебожников, которые называют себя «истинными» православными грядёт на русскую землю?
*    *    *
    Примечания:
    Журнал «Благодатный Огонь» не раз приводил примеры слепого доверия к непроверенным высказываниям преп. Серафима Саровского, Н.А. Мотовилова и др. (см. публикации А.Н. Стрижева в нашем журнале № 11 и № 12). Несколько ранее «Благодатный Огонь» уличал лукавых «ревнителей» скорого Конца света в подтасовках пророчества архиепископа Феофана (Быстрова) и в сочинении т.н. «Видения Иоанна Кронштадтского» о воцарении антихриста, составленного катакомбниками – имябожниками спустя двадцать лет(!) после кончины святого праведного о. Иоанна. Жизнь и деятельность последнего русского Императора – Царя-страстотерпца Николая II в последнее время также обрастает прекраснодушными мифами, что препятствует иногда объективной церковно-исторической оценке времени его правления.
*    *    *
    С Николаем Кавериным полностью согласен другой исследователь пророчеств Александр Стрижёв:
    «Проблема приписок и фальсификаций пророчеств, публикуемых от имени подвижников Божиих, от лица новомучеников и страдальцев за Церковь и землю Русскую, должна ставиться открыто и прямо, поскольку связана с общим состоянием нашего общества, испытывающего разного рода шатания и искус вседозволенности. Именно самочиния публикаторов, особенно этим грешат «истинно православные», руководствующихся «собственными понятиями о святости и духовном водительстве», без опоры на истинные цели православного видения, и порождают тот всплеск околоцерковного мифотворчества, которое так любезно маловоцерковленному человеку.
     В прошлом мы затронули ряд пророчеств, приписываемых преподобному Серафиму, чьи два юбилея подряд с радостью отмечает вселенское Православие и чей образ учительного старца так близок нашему сердцу. Мы затронули эту тему и оглянулись в прошлое. Перед нашими взорами открылись целые завалы разного рода предвзятых оценок, передергиваний фактов, умышленных неточностей.
    Нужна ли верующему человеку, почерпающему мудрость из нескудеющей сокровищницы жизни Церкви, из боговдохновенного Писания и священного Предания, сомнительного качества литература, созданная чаще всего небеспристрастно?
    Разумеется, потребительский взгляд на духовное наследство, а тем более «приумножение» этого наследства за счёт сочинительства и поверхностных толкований надо бы пресекать самым решительным образом.
    Но как откажешься от такого взгляда на духовное наследство, ежели читатели ждут книг, содержащих многочисленные чудеса и пророчества?
    Вот и воссоздаётся задним числом историческая действительность, не имеющая никакого отношения к реальным событиям.
    Ярким примером этому является повествование о жизни «Авеля-прорицателя, изданное в начале 90-х годов XX века». В беседе с Императором Павлом Первым он не только прорицает, но прямо-таки вещает, как мифическая сивилла, причём к тому, что случится в XX веке, добавляет ещё и слухи, и сомнительные разномнения, бытующие ныне в околоцерковных кругах.
    Впрочем, послушаем, что вещает автор книжки устами Авеля. Расписав царствование Александра Третьего, который «осадит крамолу окаянную, мир и порядок наведет», Авель на вопрос Павла Первого: «Кому же он передаст наследие царское?» – незамедлительно отвечает: «Николаю Второму – святому Царю, Иову Многострадальному подобному. Он будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную. О нём свидетельствует Писание: псалмы 90, 10 и 20 открыли мне всю судьбу его. На венец терновный сменит он корону царскую, предан будет народом своим, как некогда Сын Божий. Искупитель будет, искупит собой народ свой – бескровной жертве подобно. Война будет. Великая война, мировая. По воздуху люди, как птицы, летать будут, под водою, как рыбы, плавать... Накануне победы рухнет трон Царский. Измена же будет расти и умножаться. И предан будет правнук твой, многие потомки твои убелят одежду кровию Агнца такожде, мужик с топором возьмет в безумии власть, но и сам опосля восплачется. Наступит воистину казнь египетская».
    Возникает встречный вопрос: А можно ли сравнивать царя земного с Царём Небесным? Ведь Искупителем был, согласно Церковному учению, Господь наш Иисус Христос, Единый Безгрешный: Он искупил грехи всего человечества, и наши в том числе, и призвал на путь спасения всех людей. Царь Николай – святой, пострадавший за Россию, его почитаем мы как страстотерпца и как выдающегося государственного деятеля. Но сравнивать его с Сыном Божиим, называть «искупителем» – кощунственно и богохульно.
    Далее, «мужик с топором» даже и в безумии революционной смуты ни на минуту не брал власти; да ему государственное кормило ни Ленин-Бланк, ни Троцкий, ни Свердлов никогда бы и не уступили ни на миг. Потому что революция делалась не для мужика, а для того, как пишет автор книжки несколькими строчками ниже, вкладывая свои слова опять же в уста Авеля, чтобы «жид скорпионом бичевал Русскую землю, чтобы он, иноплеменник, вкупе с нашим врагом внутренним, грабил святыни ее, закрывал церкви Божии и казнил лучших людей русских».
    Так ли это было на земле Русской – пусть читатель рассудит сам. По-видимому, издай книжку об Авеле не десять лет назад, а теперь, прорицатель, пожалуй, проглаголил бы православным о новых «скорпионах» – Чубайсе, Абрамовиче и им подобных.
    Любое лыко вплетается в строку, если писать в отрыве от исторических и архивных источников, да ещё спустя столетия после описываемых событий. Только в исторических источниках – достоверные сведения о монахе Авеле, Василии Васильеве, как он прозывался в своем тульском селе. С опорой на исторические источники о нём когда-то спокойно писали в солидных журналах: в «Русской старине» (№ 2, 1875) и в «Русском архиве» (№ 7, 1878).
    Да, нелегко отыскивать первоисточники, нелегко с ними и работать, составить необходимый комментарий. Зато истина даётся только так, путём поиска. И можно представить, как же бывает обидно тем исследователям, которые, что называется, в поте лица добывают эту самую истину, а принять её люди не хотят. Оказывается, многие так сживаются со стереотипом мышления, навязанным когда-то по недостатку сведений волевым приемом, что искажённые факты для них становятся непререкаемой действительностью!!!».
*    *    *
    К словам Александра Стрижёва: «Да, нелегко отыскивать первоисточники, нелегко с ними и работать, составить необходимый комментарий. Зато истина даётся только так, путём поиска. И можно представить, как же бывает обидно тем исследователям, которые, что называется, в поте лица добывают эту самую истину, а принять её люди не хотят. Оказывается, многие так сживаются со стереотипом мышления, навязанным когда-то по недостатку сведений волевым приемом, что искажённые факты для них становятся непререкаемой действительностью!!!» – добавить нечего, ибо с такими стереотипами мышления сталкиваешься каждый день.
    Граждане Российской Федерации не хотят знать свою настоящую Отечественную историю пророчеств – это факт, а факт – самая бесспорная в мире вещь.
    Впрочем удивляться не приходится, ибо:
    «И Ангел сказал мне:
    Почему ты удивился? Я скажу тебе тайну женщины и Багряного Зверя, несущего её, имеющего семь голов и десять рогов.
    Зверь, которого ты увидел, был, и нет его, и ему предстоит подняться из Бездны, и пойти в погибель» («Откровение» Иоанна Богослова 17, 7-8).
*    *    *
ДТН.


Рецензии