Касты современной России

               
       Хочу сразу предупредить читателя: в этой статье – не мои  авторские  мысли  и убеждения. Но моя цель, как человека, живущего в обществе – собрать и отразить те невидимые, неписаные понятия, которые формировались не один год, а теперь  цепко и прочно накрыли своей сетью наше общество и опутали его.
        Как известно, в Индии касты были отменены, но они сохранились в сознании народа. В России же как раз в сознании людей сформировалось что-то, сильно похожее  на  касты. Происходило это не одно десятилетие после революции, и  приняло свой окончательный вид после перестройки, когда люди разучились видеть как в себе, так и в  другом  образ и подобие Божие, а советские законы  и  понятия  ушли в  прошлое. На смену им хлынули правила нового для постсоветской  России, а поэтому непривычного для неё, дикого  капитализма.
        Сегодня в России формально существует равноправие – перед буквой закона, и так далее. Кроме, конечно, депутатской неприкосновенности. То есть, по закону  есть люди – существа неприкосновенные (как  боги): это депутаты. Но это - формально. Ну, а что там у нас неформально: не по закону, а по понятиям – то, с   чем мы живём каждый день?
        Высшая каста  в современной  России конца двадцатого  - начала двадцать первого века – это молодёжь: с пятнадцати  до двадцати  пяти  лет (или, во всяком  случае, до тридцати). Считается, что молодёжи  в этом возрасте можно всё.  Хамить?  Ну, что  там, это же  ещё почти ребёнок, он ещё не понимает, а  сделаешь  замечание  - ещё  и получить можешь: словесно, а то и в морду.  Проглотив обиду  и засунув её как  можно дальше и глубже, умиляться, глотая одновременно горечь  обиды и умиление  от  дерзости большого ребёнка, а также умиление от своей же  доброты за то, что ты прощаешь это большое дитя (или вынужден простить). Что  в  данном  случае – одно и то же.
        В наше время считается, что молодёжи, в общем-то, простительно всё: и украсть, и убить. Ну, а что же тут такого?  Дитёнок не виноват, это время  такое.  Молодым  можно и должно проявлять свою сексуальность везде и в любом виде: ведь  это могут позволить себе только те, кто не « в возрасте».  Ну, a  те,  кто  в  «в возрасте»  -  извините, подвиньтесь. Только молодое лицо и тело: без единой  морщинки  – может быть сегодня  в России эталоном (красоты, перспективности и  человеческой полноценности, наконец).
         Сегодня считается, что молодому человеку (или девушке) к определённому возрасту положено иметь отдельную квартиру,устроенную семейную жизнь, обязательно престижную работу  и машину. Всё  это должно произойти вовремя. Обеспечивать  жильём принято молодые семьи; им же помогают устраивать семейную жизнь. Эта политика направлена  на человеческие инстинкты: всем обществом опекать того, кто помоложе, кто в  глазах других  ближе к ребёнку. Но как  же по законам человеческим  и  Божеским?  Почему не выделяются  квартиры  для пожилых и просто  для людей среднего  возраста? Может быть, они не заслужили? Но вопрос  о  честности, трудолюбии, заслугах перед обществом не стоит. Ну, может быть, и  заслужил человек среднего  или пожилого возраста чего-то лучшего. Не получил. Ну, и что? Его теперь можно только пожалеть. Кто не успел, тот опоздал. «Опоздавший» - упустивший вовремя свои возможности, в нашем обществе похож на человека, оказавшегося за бортом. А, как известно, спасение утопающих - дело рук самих  утопающих.
        Таким образом, молодёжь в нашем обществе называется «невзрослые»  взрослые. Взрослые (признаком этого является половая зрелость, сексуальная  активность и  даже  рождение ими детей).  Ещё  раз стоит напомнить о том, что  «невзрослым» взрослым  можно быть несознательными  со всеми вытекающими  отсюда  последствиями. Все  остальные – «взрослые» взрослые – то есть, категория людей от  тридцати и до ста  лет  (если  доживут), обязаны всячески опекать и  поддерживать   взрослых деток.
          В тридцать лет человек переходит в существо средней касты. Тот, кому  за тридцать – немолодой: это однозначно. Если у тебя всё  уже есть  -  машина, квартира, семья – грустно потому, что есть (грустно и тревожно).  Если нет, то  с безнадёжной злостью смотришь на того, у кого  есть. 
        К  тридцати положено «перебеситься»  - то есть, переболеть всеми видами того, что называется любовь, влечение и бросания на  противоположный пол. Помни  о том, что теперь ты уже «взрослый» взрослый. Часто уже на рубеже тридцатилетия  человек теряет веру  в жизнь. Всё так безрадостно, безнадёжно, бесперспективно, а всё лучшее уже позади.  Часто собственный ребёнок для тех, кому под тридцать или  чуть за тридцать, становится единственной  радостью в жизни. Хотя  тридцать и  тридцать с  хвостиком  - это ещё молодость, какие-то перспективы есть, и  смотреть вперёд ещё хватает оптимизма.  Ещё и  на работу кое-какую  устроиться можно, и даже хорошо оплачиваемую,  и  побеситься  можно (в  меру, конечно). Это  пока ещё выглядит  в глазах окружающих  естественно  и  даже красиво, точно так  же как и ты сам (или  сама).  Хотя, сами понимаете, если ты – уже второй   сорт…
       К третьей касте относятся  те, кто перешагнул тридцатипятилетний рубеж, и  уж точно  - те, кому за сорок.  Хотя в  тридцать пять, на бумаге (в паспортных  данных, по внешним и физическим данным  ты – молодой, то по  понятиям  ты  - точно: человек, отживший свою молодость.  В разных  формах тридцатипятилетнему   дают понять, что он  - уже не тот, что раньше. Силы не те, организм не тот,  мозги постепенно и  неумолимо усыхают  после тридцати  лет, мускулатура уже не  та, что  у двадцатидвухлетнего  мальчика, не говоря уже обо всём  остальном.  Говорят это тридцатипятилетнему или вежливо, констатируя как факт, но со   скрытой злостью, завистью или  просто  желанием поддеть  от тоски, от нечего делать. В другом случае,  это говорится добродушно, запанибрата, как форма  общения: больше–то сказать всё равно нечего. Ты  уже не  тот,   да  и  я -  тоже, всё равно никуда  не денешься.  Или (тридцатипятилетнему  от  молодого):  « ты – старик, а у  меня ещё всё впереди».  Говорит это  молодой для того, чтобы  самоутвердиться,  испытать чувство собственного превосходства: чтобы  чувствовать  себя при этом беззаботным, счастливым  -  так, как  будто впереди  у  него никогда не  будет ни забот,  ни  старости  - одна сплошная  бесконечная молодость  и  бессмертие. Смерти не будет…  или будет…  а  там – гори  всё ясным  огнём!  Причём, юноша или девушка, которые  с удовольствием  напоминают другим  о  возрасте, сами не осознают,  насколько сильна в них внутренняя тревога, страх  перед неустойчивостью жизни, перед тем, что их ждёт всё то же  самое, потому что  все  живут по одним законам  жизни.  Тем  более, что модель нашего общества с  его современными  кастами касается всех. Бывает, что уже молодые, у которых нет  ни целей, ни интересов в  жизни, завидуют старикам, например: « хотел бы я такую  обеспеченную старость», или: « хотел бы я так прожить!»
         Тридцатипятилетняя женщина в нашем обществе  - это вообще отдельный   разговор. Если она вышла замуж и у неё есть ребёнок  (или  дети), то у неё есть   если не социальный статус, то хотя бы его тень или подобие: на неё можно смотреть   как на достойного внимания и восприятия человека, сумевшего выйти  в  люди,  поставить себя:  она  - человек, не упустивший своего. Причём вовремя. А человек, не понявший ещё в молодости своей  выгоды и не ухвативший  её – потерянный человек. Дурак. А  уж  если дура, то её впереди ждёт только одинокая старость. Сидит такая, понимаешь ли, девяностолетняя принцесса и ждёт принца, а вместо  принца придёт почтальон и пенсию принесёт. Конечно, в молодости у человека может не хватить ума, а хороших советчиков и добрых помощников рядом не оказаться. Ну и спрашивается, кто  же  этот человек? Жертва. А жертву можно только пожалеть (конечно, для себя и ничего для неё не делая). А чего тут сделаешь. Не тратить  же на неё своё  время, нервы, не терять из-за неё своего хорошего настроения.   Кто не понял вовремя, тот уже никогда не поймёт. Через жертву надо перешагнуть и  идти дальше. Ты-то будешь успешным человеком. А если не успешным, то уж, во  всяком случае, умнее того самого, кто по жизни остался  в дураках и у тебя  есть… своё.
        Женщина  лет тридцати пяти, если у неё от одного до троих детей – это  вроде как и нормально. Если  детей четверо и  больше, то тоже ещё ладно, если   кто – то может их обеспечивать и на эту семью хватает денег (желательно, если  обеспечивает эту семью отец семейства) . Или мать ( это – уже не  то, но сегодня  кто заработал, тот и кормит семью).  Если же детей более трёх, и они не  обеспечены, то можно брезгливо  и только свысока посмотреть и тут  же  отвернуться. Или  не отвернуться и с бесконечным недоумением и непониманием  смотреть на эту  семью. Положено же было не более троих, так о чём же они  думали, когда рожали?
        Вообще-то, положение одинокой тридцатипятилетней женщины небезнадёжно. Ну, не успела она замуж выйти. Замуж не вышла – и точка: это однозначно. Потому  что мужиков нормальных и на совсем молоденьких не  хватает. Да и ненормальных – тоже. Так что роди ребёнка для себя  - и будь довольна. Спасибо надо сказать на  том, что ребёнок получился, а ещё за то, что на тебя  ещё кто – то  польстился, кто-то осчастливил вот так, хоть на время, даже хоть на раз. Ведь уже далеко не  девочка, а он её такую взял. Такую вот - возрастную. Мать-одиночка. Мать – одноночка. Хи-хи. Есть такое хорошее определение для  «взрослых» тёток: тех, кому  вообще  за тридцать.  Если же замуж всё-таки вышла: после тридцати  пяти  - это так сказочно повезло, что тут надо терпеть и деспота, и пьяницу.  Хотя, скорее всего, это он какую-то выгоду для себя получил: квартиру, например. Одним словом, всё рассчитал.
      Женщине, возраст которой чуть больше тридцати пяти, но у которой дочь - уже старшеклассница,  молодой симпатичный психолог с выученной обаятельной улыбкой  напоминает о том, что жизнь её дочери должна сложиться счастливее, чем её собственная. В ответ на это слёзы его посетительницы будут выглядеть естественной эмоциональной разрядкой.
      К третьей касте однозначно относятся люди – кому за сорок. Если женщина за сорок выглядит молодо, то ей крупно повезло. Но возраст скрывать всё равно приходится: той, которая хочет нравиться. Цифра в паспорте уже вызывает предвзятое отношение. Если выглядит она, ни дай бог, в сорок лет на пятьдесят (на пять - десять лет старше), то какой-нибудь мудрый психолог с доброжелательной  улыбкой посоветует ей нянчить внуков. А если эти внуки ещё не родились, то  ничего, не огорчайтесь – скоро будут. Тогда – только поворачивайся, бабушка.
      К четвёртой, низшей касте – «неприкасаемым» относятся пенсионеры, инвалиды, и, конечно же, бомжи. Хотя, конечно, в прямом  смысле почти никто не  хочет соприкасаться с бомжами. На самом деле, наше общество делает всё, чтобы ограничить себя  в общении с этими людьми: от телесных касаний до общения, которое становится чисто формальным (накормить чем-нибудь и как-нибудь). Есть – то им надо . Люди всё-таки. Старика иногда можно погладить по головке и поздравить с чем-нибудь. С днём рождения, например. Такое внимание старики должны воспринимать как высшее счастье. A как же выслушать историю их жизни, их переживания, о проблемах, с которыми они живут? Да вы с ума сошли! Себя жалко,  да и время тратить – тоже, лучше на своего ребёнка переключиться: позаниматься, поиграть с ним во что-то.
       На словах, конечно, можно со скорбным лицом, с гневом ударяя себя в грудь, возмущаться положением наших стариков. Что говорить: пенсии нищенские, и так далее. Но, переходя от слов к делу, вести себя по-другому. Ну, в самом деле, не входить же в положение этих самых стариков. Тратить своё время на разговор по душам, и с кем – со старыми, это же ниже своего достоинства! Ты живёшь, работаешь, забот выше крыши, а он – своё уже отжил.
           Иногда у нас бабка-дедка может и в морду получить, и ещё как-нибудь.  Жизнь сегодня очень тяжёлая. Это же надо понимать  - на  ком-нибудь срываемся. Но это ничего. Всё равно, мы же - люди добрые.  Мы же бабку - дедку  кормим, поим:   не убиваем.
           Инвалид по уму – умственно отсталый - это дебил. А такой понимать ничего не может, он может только слюни пускать.  Ещё, правда, посмеяться над ним  можно, но опять же,  все мы - люди добрые, мы над ним по-хорошему посмеёмся, а  не по-плохому.
         Личная жизнь, как считается, пожилым полезна, да и необходима. Вот и  учёные подтверждают. «Святое право на личное счастье есть у каждого человека», скажут некоторые интеллигентные, порядочные люди; просто честные и умные люди, а  также какой-нибудь тонкий психолог со светлым  умом.  Если сегодня, в начале  двадцать первого века, женщина в России выходит замуж после  сорока, то это считается чудом, которое послал Господь (после долгих слёз и молитв).
                Женщина на  пенсии должна помнить своё место. Так же, как  молодым положено личное счастье, а старым (женщинам, в основном)  этот путь закрыт. Уже начиная с сорока лет, а тем более к пожилому возрасту женщина должна  знать своё место в жизни точно так же, как собака должна знать, что её место – около двери на коврике, а не за столом, где светло, празднично, уютно и где, вообще-то,  между прочим, люди сидят. Принято считать, что она никому не нужна (полно молодых женщин, одиноких, неустроенных и голодных). Пожилой женщине трудно проявлять инициативу по отношению к пожилому мужчине ещё и потому, что он, мужчина этот, помнит о том, что старик и старуха вместе не очень хорошо смотрятся. Вот если бы  ему да с  молодой – так другое дело. Ха-ха! Об этом он   так прямо может ей и сказать:
- Чево вы ко мне? Вы старая, я старый. Так что чево вам надо? Идите, женщина! – добавляет он, лениво  и небрежно махнув рукой, при этом кисло сморщившись, как  человек, почувствовавший, что рядом с ним плохо пахнет.
- Фу, какой невежественный мужчина! – сдавленным голосом, задыхаясь от возмущения, скажет пожилая женщина, изо всех сил стараясь отодвинуть от себя эти  слова и в то же время еле сдерживаясь, чтобы не заплакать, как ребёнок, которого очень сильно и несправедливо обидели, наказали.
        Хотя пожилой женщиной всегда пользуются как рабочей силой ( если у неё есть силы) для дома – обслуживать молодёжь,  и на работе – крутиться и обучать молодых на птичьих правах.
       Пожилой мужчина в России начала двадцать первого века – это особая статья. Да, то же бесправие по сравнению с молодым  (на работе платят в несколько раз меньше).  Терпи, а то уволят.  Да, он – пожилой, но из-за острого недостатка  мужчин всё равно может найти себе подходящую,  которая примет и всё стерпит.  Вспоминается случай, когда в электричке сидящий сорокалетний мужчина толкал  стоявшую пожилую женщину,  называя её старой курицей.  Никто не обратил на это внимание, в том числе и сама  старуха.  В ответ она только кротко моргала  глазами.  Но когда этот же мужчина начал петь песни с матерными словами, соседи  по вагону буквально набросились на него и начали его бить  и щипать. Наиболее активно  и  возмущенно била и щипала его эта пожилая женщина. Сев на свободное   место, мужчина среднего возраста замотал головой с закрытыми глазами, будто  засыпая и заплетающимся пьяным языком грустно заговорил:
-  Мне сорок лет!  Я – вечный пацан! Я никому ничего не должен!
Итак, сам того не подозревая, тот мужчина сказал правду. Мужчина в России конца двадцатого – начала двадцать первого века и есть «вечный пацан» - с рождения и   до смерти.  Не понимающий  и не желающий понять проблем женщины, всегда боящийся  или неспособный защитить  кого-то или что-то, ослабленный тем, что живёт на всём  готовом: всегда найдётся мать или одинокая.
          Современный  мужчина  России   находится  в  двойственном  положении.  Если ему по возрасту более шестидесяти, то по возрасту он относится к низшей  касте. Но, даже в этом случае он представляет собой ценность для конкурирующих  между собой женщин. Если его подбирает какая-то женщина даже  после  восьмидесяти, это чересчур, это – перебор, но всё-таки нормально. Мужчина всё-таки, если у него хоть какая-то мужская сила сохранилась.  А если он страдает мужским бессилием, всё равно обладательница этого сокровища уже не одна  осталась, хотя бы в глазах соседей. Чаю есть с кем попить.
      В России растёт число мужчин, живущих по искаженному подобию ислама, когда можно иметь много жён, но не брать при этом за них ответственности. Окружённый  женщинами, подобострастно заглядывающими ему в глаза, всегда готовыми ему  услужить и дерущимися из-за него, он, в свою очередь, выбирает, кого  осчастливить. Одну возьмёт за себя замуж на любых условиях, а уж её дело - быть довольной: замуж-то вышла. И ребёночка родила. Другую сделает своей любовницей  на несколько лет. Это - тоже неплохо. Всё путём. Потому что у других и этого  нет, никого себе найти не могут.  Третью он одарит продолжительным, заинтересованным взглядом. Полюбуется. А баба должна быть довольна. И счастлива. Потому что это - свидетельство того, что она – симпатичная, есть на что  полюбоваться. Четвёртую не заметит -  так не всем же везёт. 
                Опять же, есть женщины, которые всю жизнь одни  ( те же матери  - одиночки). Это нормально, потому что это – жизнь.
          Бомжи, конечно же, тоже люди. К ним, конечно, кто-то прикасается по необходимости. Хотя (рассуждая на трезвую голову и шепотом), зачем таким жить? Мельтешат, территорию занимают, свет собой загораживают.
-Умерщвлять их надо, бомжей, да и инвалидов тоже.  От них же одна грязь. -  Как-то говорил один пожилой пациент, сам бывший врач, на ухо другому пациенту в больнице. Тихо говорил, но убеждённо.
           Тоже вот закон приняли насчёт инвалидов. Дети в школах к детям- инвалидам как раз уже нормально относятся ( с  детства привыкли, приучены). Но  зачем же, спрашивается, такому вот инвалиду в коляске выезжать на улицу  - мозолить глаза порядочному взрослому человеку? Раньше инвалиды - колясочники  сидели по домам – и был в стране порядок. А после школы инвалида надо как-то трудоустраивать, а это трудно. Спроси такого взрослого, бывшего советского человека: а тебе-то чего? У тебя же всё есть, у тебя-то как  раз всё в порядке: сам ты на высокой должности, взрослые дети с квартирами и машинами, уже и внуки  подрастают. Ответ такой: зачем?  Неприятно, проблемы лишние. А то, что вы или ваш близкий человек может стать инвалидом? Реакция – полный  ужас: Тьфу - тьфу-тьфу, да сплюньте вы несколько раз. Такое даже в мыслях допускать нельзя ( а то ещё  случится). Нет, со мной как раз всё будет хорошо, и со всеми моими будет так, как  лучше некуда. Это кому-то другому будет плохо. А я посмотрю ( и  подпитаюсь ), как умный человек.
                Таким образом, инвалид, бомж и старик (представители последней, низшей касты в России конца двадцатого – начала  двадцать первого века ) имеют право на жизнь. Имеют по законам гуманизма, по формальному закону, по Библии. В то же время, по невидимым, но прочно пустившим корни понятиям эти люди  - нечто лишнее, как, например, отходы.
               Сегодня восхищение вызывает не инвалид, добившийся успеха благодаря своему упорству и силе воли. Его вызывает человек с нормальными  физическими данными – тот, у кого «всё есть» и «всё  вовремя». Для того, чтобы  ценили и уважали, должна быть отдельная квартира(без родителей), семья, прилично  выглядящая хотя бы внешне( на зависть всем), желательно машина – как что-то  неотъемлемое и  престижное.  Без машины, конечно, тоже можно, но это совсем не  то. Нормальный человек  в наше время должен уметь водить машину – это круто: пускаешь пыль в глаза как другим так и себе самому (или самой). Самооценка  растёт как на дрожжах.
              Ну, а инвалиды всё-таки есть, их никуда не денешь. Добившийся  успеха инвалид – что ж, бывает и такое. Но уважают его в нашем современном обществе единицы, а остальные, вынужденно подвинувшись и пустив его в свое   общество (пусть даже на краешек и на каких-то условиях), молча терпят его или  терпят совсем не молча, не стесняясь в словах и выражениях.  Оскорбить такого нормально и даже престижно, да и вообще оскорбить и унизить другого сегодня – престижно.
              Испытывая почти праведное возмущение, люди отмечают (про себя или вслух): да, у нормального, преуспевающего человека должно быть всё на месте : у  него должны быть оба глаза, оба уха и не дай бог ему потерять хотя бы фалангу  пальца. Потому что если это с ним случится, то  это  просто  фу! При этом все  забывают о том, что стать инвалидом может каждый: они не думают об этом, не  допускают этого, или же со страхом и ужасом мысленно отодвигают это в своём сознании. Да с кем угодно! Но – не со мной и  не с моими близкими. При этом  каждый знает и подогревает себя, что это может случиться с ним по факту. По факту  - но не по статусу. С глазами, вываливающимися из орбит от ужаса, человек, у которого все органы целы, может смотреть на человека без  ног или на костылях.
            Женщина, выступающая  где-нибудь (на  телевидении, в ток-шоу), обязана быть молодой. Чтобы её воспринимали всерьёз и  дали ей слово. Даже если  она очень красива, и на её лице ещё нет морщин, но, как бы это сказать… на её  лице уже нет той свежести и  упругости, которой отличаются  девушки  и  женщины  лет тридцати трёх, её не будут слушать. Не будут воспринимать всерьёз взрослые, учёные, серьёзные мужчины. Перебить - обязательно: зачем только открывает рот  это беспомощное существо, которое итак ничего умного и нового точно не скажет? Другое дело – высказывается молодая женщина. Окружающие загораются желанием  выслушать и поддержать, а те же немолодые  дяденьки уже сами выслушивают молодую  приоткрыв рот, со ставшими стеклянными  глазами, с тем напряжением, с каким  смотрит кролик в пасть удаву. Они вынуждены  её слушать (хоть сколько-то). Даже  если она не очень красива. Даже если её  слова не отличаются оригинальностью. Потому что молодость.  А молодость – это сила.
            В подсознании современного россиянина женщина за тридцать пять и  «никто» - синонимы.  Хотя женщины могут понимать друг друга гораздо лучше, чем мужчина – женщину; иногда они могут понимать одна другую в  чём-то очень хорошо, сочувствовать, жалеть соседку или подругу в тех же личных неурядицах, но и эта  формула  действует в  общении между  ними.
- Замуж не вышла… Работает на износ… Все мы подопытные кролики…. Уже не молоденькая  - бросил!
        Если в  русском аристократическом обществе девятнадцатого века было признаком хорошего тона знать французский в совершенстве, то сейчас, в России  двадцать первого века признак хорошего тона -  сменить пожилую жену-ровесницу на  более молодую. Или жену-ровесницу же, женщину среднего возраста на совсем  юную.
       Конечно, делать это принято тем, кто представляет собой  в глазах окружающих элиту общества –  тем, кто находится  у власти, а также артистам, телеведущим. Одним  словом, это положено делать  людям, стоящим на виду у общества. Бросить жену-ровесницу – с ребёнком или нет, престижно.
         Неважно, что у брошенной женщины разрушится жизнь, и она останется одна – со стареющим телом, которому не менее молодого нужны тепло и ласка. Останется преданная человеком, которому она посвятила молодость - которому она была  другом, помощником, надёжной опорой в невероятных, невыносимых ситуациях. Но на его пути появилась молодая. Он встретил её – такую юную и в то же время такую  практичную, и у него выросли крылья: он снова  молод! Неважно, что оставленная  им жена будет бедствовать – зачастую просто спиваться, превращаясь в дряхлую   развалину.  Бесполезно, не поможет жене и то, если она будет умолять его  остаться, не бросать её -  даже на коленях.  Потому что он уже освободился от  неё как от  чего - то  устаревшего, недостойного его! Избавился от того, что принижает, усредняет его – мужчину.  Мужчина в современном обществе – звучит  гордо. Теперь он встретил свою мечту и готов полететь к ней на этих крыльях. В конце концов, он человек и  имеет право быть  счастливым. Эта девочка,  которая  для него как сон… наяву. А уж если она  беременна!  То тут сомнений быть не  может.  У современного русского мужчины нет возраста ( или так принято считать, что его нет).
         Мужчин не хватает. Поэтому какая-нибудь женщина, уже немолодая и много испытавшая, увидит  такого мужчину и упрекнёт: «Ну, может быть, не надо так  уж… совсем беспощадно. А она … та-то женщина, осталась одна?» В  ответ  элитарный  мужчина даже испытает чувство вины.
        Сегодня мужчина в России уже считает чуть ли не своей обязанностью смотреть на женщину, которая считается немолодой, с жалостью. Жалость эта такая формально-упорядоченная. Свысока - отстранённо смотрит он, но жалость теплится в его глазах – в меру формальная,  в меру  деликатная.  Не снисходить же ему, правда, до неё каким-либо образом, не принимать же  участие в её судьбе. Чтобы  она видела  и чтобы все окружающие видели. А пожалеть как бы про себя и напоказ  одновременно - это самое оно.
        Если женщина за сорок выходит в России на сцену, то пусть она выглядит хорошо, но при этом не выглядит молодо, и пусть у неё хоть роза в длинных роскошных волосах : зрители не будут воспринимать её всерьёз.
        Женщину за сорок  в России не принято любить и  хотеть. На самом  деле (в реальности), конечно же, и  любят, и хотят. Но особенно это  не показывают – не принято. Потому что не престижно, а то, что сегодня не престижно:  это хуже, чем то, что неприлично. 
       Вообще-то допускается мысль о том, что любить такую женщину можно. Любить – по привычке, если у неё уже есть муж. Который ещё, конечно, при ней держится, ещё не ушёл. К кому? Да к  тому, кто помоложе, естественно.      
        Недавно на одном ток-шоу в России произошёл случай, наглядно показывающий  отношение нашего общества к немолодой  женщине. Один телеведущий, которого я не стану называть из этических соображений, почувствовал, что стареет ( в связи с  чем все женщины старше восемнадцати начали казаться ему старухами). На передаче, которую он вёл, для этого телеведущего наступил трудный момент. Возникла  заминка. Чтобы выйти из затруднительного положения, хозяин ток-шоу обрушил все свои обвинения на сидевшую перед ним немолодую женщину, обвинив её во всех  смертных грехах. Она, дескать, виновата и в том, что неправильно воспитала дочь, направив её по неверному пути.  А всё потому, что её собственное поведение  плохое -  образ матери был неправильный.  С внуком вот тоже не справилась. Да и собственную личную жизнь тоже устроить не смогла – ума не хватило …        Женщина – мать, женщина - бабушка возрастом от сорока и больше молчала, будто в рот воды набрала. Только голова её опускалась всё ниже. Подбородок почти касался  груди, а налившийся злостью и чувством, похожим на возмущение, взгляд был  заведён под лоб, но она не решалась взглянуть на говорившего ей всё это. Что – то  свидетельствовало о том, что раньше она была красивой (не менее красивой, чем  сидевшая рядом с ней дочь), но теперь боялась даже открыть провалившийся рот( по-видимому, у неё не было зубов и не было денег, на которые их можно сделать).  Боялась распрямить спину, чтобы другие это не заметили. Телеведущий всё безошибочно рассчитал. Будучи опытным в жизни и в человеческих отношениях, он  нанёс удар по самому незащищённому человеку, который не сможет, да и просто не  решится ответить. Ответить никак и ничем. Человеком этим была немолодая женщина.  Её фигура как будто сжалась и отяжелела от нанесённого ей невидимого удара. Обстановка в студии разрядилась. Ведущий ток - шоу почувствовал облегчение.
        Таким образом, даже если современному мужчине в России много лет и по возрастному признаку он – уже никто, то по половому признаку он – всё. То есть, он – высшее, привилегированное существо. В то время как женщина, какого бы  высокого положения она не добилась, не имеет никаких гарантий на будущее.
       Хотя, среди женщин России тоже можно выделить тех, кого принято считать высшими существами. Это  - хищница, «волчица». Этот образ сейчас очень привлекателен, независимо от того, насколько он совпадает с действительностью. Такая, по понятиям, одна не останется и в восемьдесят лет. Мужчиной  воспользуется и его же отбросит.  Все будут страдать от неё, зато она  - ни от кого. Но может оказаться хорошей  и  по отношению  к  «овце». Раздобриться, и ей  отломить «кусок  пирога», найдя подходящего мужчину в обмен на того, которого у  неё увела. Если  же  более трезво посмотреть на эту ситуацию, то возникает вопрос. С какой стати человек, заботящийся только о себе и о своих детях, будет  добрым или милостивым к вам, будет соблюдать ваши интересы?  Где они, эти  счастливые сверхчеловеки? А потом, разве «волки» и «волчицы» стали победителями  в Великой Отечественной войне?
         Однозначно, представители ещё одной, высшей касты – это «звёзды», люди известные. Им также можно: ехать на большой скорости, не останавливаясь на  красный свет, приобретать и  строить  жильё  в заповедных зонах и даже  кого-нибудь избить безо всяких последствий для себя. То есть, не понести за это ответственности. Потому что – небожители. Приведу  здесь же слова одной  пожилой  женщины.Она рассказывала, как из зала суда выходила одна известная, красивая  артистка. Я не стану называть её, тем более что она не нуждается в рекламе ( или  только кажется, что не нуждается). 
-  Из зала этого суда такая красавица, такая знаменитость выходила! Ну, а мы кто? Мы – никто, мы – так, грязь под ногами… -  говорила бабушка, державшая своего  четырёхлетнего внука за руку, своей соседке.
Лицо бабушки с  внуком  как будто приплюснулось и посерело от сознания своей  неполноценности.  Редкие брови  поднялись  домиком, а над ними волнами легли  морщины. Лицо внука тоже стало грустным, серым и скучным. Но было в лице маленького мальчика нечто,  похожее на возмущение и  несогласие.  Кем вырастет  этот внук?
       Возникает вопрос: а к какой же касте относятся дети? Да ни к какой пока. Они ещё в людей не выросли.  Воспитывать его не  надо: подрастёт – всё сам поймёт. Взгляд на детей – это вечное ожидание светлого  будущего; погоня за ним такая, как будто ослик бежит за морковкой и не может её  догнать.  Вера в то, что  этого будущего ещё нет, но оно обязательно наступит.   
               
                4  ноября 2017


Рецензии
учтем, что автор не коснулась инноваций. губящих образование.
Что написано до пресловутого повышения пенсионного возраста

Леонид Брайко   09.06.2021 23:32     Заявить о нарушении
Написано не обо всём, но о главном.

Татьяна Харькова   09.06.2021 23:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.