Бывает и так!

               
Утро обещало теплый, осенний день. Воздух, напоенный ароматом падающих листьев, располагал к прогулкам, походу в лес к созерцанию чудных переливов красок осеннего увядания. Теплых, ласковых дней будет все меньше и меньше, а потому, наскоро позавтракав, беру баул с товаром и еду на Сухой мост.
Здесь в хорошую погоду собираются люди, с вещами на продажу. Этакий «блошиный рынок».
Народу  много, но мое место свободно,  действует негласный закон коллегиальности.
Если хозяин места не появился до 12 часов, его занимают либо соседи, либо новички.

Друзья радостно приветствуют меня. Хоть я и  редкий гость на этом толчке, но в хорошую погоду объявляюсь, чтобы справиться с денежными проблемами.
Сюда приходят пообщаться, посмотреть редкие вещички, выставляемые нуждающимися коллекционерами. Продаются  ниже стоимости, дабы иметь некоторую прибавку к мизерной пенсии, уходящей в гос. казну, за коммунальные услуги. Можно, конечно, ругать коммунистов, но при них все приобреталось, а сейчас дает возможность прожить худо бедно.

 Гия, ближайший сосед  восторженно приветствует «пропавшую», у нас много общих тем для бесед, он любит посвящать  в свои творческие проекты. Поэт, меломан, собирает и торгует кассетами с лучшими  исполнителями джаза. Торгует успешно, и в шутку называет это своей работой, а место кабинетом.
Сидит в переносном кресле в наушниках, слушает музыку, и, по необходимости, общается с клиентами. Авторитет его безусловен, это по его великой милости, открываются рабочие места для новичков. Так  в свое время, и мне он выделил участок из своей  территории. Пробовали роптать, но он и ухом не повел, а со временем мы все подружились.

Алик, азербайджанец из близлежащей деревеньки, услужливый непоседа, торгующий разным барахлом.  Уж не знаю, где он добывает всякую харахуру, но неизменно,  продавая  за гроши, выполняет свою ставку, - 20 лари за день.
Однажды он принес кучу икон, а в конце дня, непроданные отдал мне за бесценок.
Одну из них, «Иверскую Богоматерь» я оставила себе.
Его веселый, незлобивый нрав, умение расположить собеседника, и выслушав, навязать свое мнение, мог бы помочь любому дипломату, посылаемому во вражескую страну.
 Мы так и советуем, – Алик, тебя бы послом в Армению, точно Карабах был бы азербайджанским.

В нашу компанию входят еще Алекс гитарист, торгующий разними национальными инструментами. Марина, набившая руки на продаже золотых и серебряных изделий.
 Старая дева, отощавшая до святости, одетая в одежды неизменно блеклых тонов, гордая и неприступная.
Виталий, знаток, коллекционер всяких значков, монет и прочих регалий. Он у нас за эксперта, называет цену принесенного к нему товара, точно и бескомпромиссно. Теплый, приветливый, малословный. Подальше от нас расположились неповоротливые, жирные дамы, развесившие постельное белье и полотенца на веревках. Их желание урвать львиную часть территории постоянно приводит к конфликтам. Однажды пришел полицейский и пригрозил выгнать  с моста. Дамы присмирели.

Торговля идет полным ходом, чего здесь только нет, перечислить невозможно. Люди спорят, суетятся, бегают взад-вперед. Кто-то читает , подставив спину теплому осеннему солнцу, ругаются,  смеются, Жизнь бурлит на мосту.
Туристов  много, «сухой мост»  местная достопримечательность, под стать прославленным «блошиным рынкам». Со временем мы научились угадывать  желания покупателей, а некоторые  по степени доброжелательности, становятся постоянными клиентами. Подозреваю, что это перекупщики.

 Кого здесь только нет: степенные иранцы, веселые китайцы, сдержанные немцы, любопытные американцы, но  милее всех русские туристы, они никогда не препираются, и, если вещь нравится, отдают деньги с удовольствием.

К концу дня Алекс-гитарист организует застолье, его дневной заработок намного превышает наши вместе взятые, кое- что он приносит из дому, в основном отличное вино, посылает Алика в маркет за хлебом и кой-какой закуской, и стол накрыт.
Вечереет, уставшие, но довольные мы усаживаемся за импровизированный стол из картонной коробки, с непроданной антикварной посудой и хрустальными фужерами. На антикварных тарелках лобиани, хачапури, колбаса, сыр и, конечно же, молодое красное вино, «Мачари».

И начинаются традиционные тосты!!!
Алик, провозглашает тост за удачную торговлю, мы охотно поддерживаем, и он начинает рассказ на ломанном русском, от чего эффект от рассказа еще сильнее.
В нашем селе живет Ахмет, хороший хозяин, богатый. В хозяйстве есть все: лошади, свиньи, корова, козы, индюки, куры и один петух. Огромный красавец, всеми цветами радуги переливался, но уж очень агрессивный. Никому от него покоя не было.  Мучал не только своих пернатых, но доставалось и кошке, и старому Шарику. Так и провоцировал всех на бой, бойцовской породы был видимо. Хозяйка гоняла его, и однажды, разозлившись, огрела веником.
Петух распушил перья, налетел на нее, и проклюнут ногу до крови, тем самым подписав себе приговор на выселение.
В ближайшее воскресение повез его хозяин на ярмарку, жена попросила на вырученные за петуха деньги, купить крупную курочку, а то свои мелковаты. Купили не торгуясь, красив, мощен.
Торговец спрашивает
-Отчего такого молодца за дешево продаешь?
-Да, отвечает, хозяйка велела крупную курицу купить!
И пошел по базару, необходимые в хозяйстве вещи покупать. А торговец, недолго думая, общипал петуха под курицу, и выставил на продажу, удвоив цену.
Ходил сосед по базару, нет нужной куры, все худосочные, маленькие,  и вдруг видит новоявленную курицу. Обрадовался, приценился и повез домой радостный.
А уж хозяйка как была рада, именно такую и хотела иметь.
И только, когда перья отрасли и начались нападки на живность, распознали родимого.
Долго хозяйка бранила мужика, незлобно, со смехом. Но и Петя поумнел скромнее стал, терпимее, видимо преображение в курицу дало свои плоды.

Тему подхватил гитарист.
Где-то в 7 или в 8 классе я увидел по телику певицу, исполнявшую грузинские городские романсы под аккомпанемент гитары. Сказать влюбился, ничего не сказать, я заболел, голос певицы, ее внешность и гитара, все слилось в единое целое. Ни охнуть, ни вздохнуть, отныне, как одержимый стал учиться  игре на гитаре у лучших гитаристов Грузии. Родители, считавшие это просто юношеским увлечением, не противились, охотно покупали лучшие гитары, которые в то время можно было достать, и радовались, что вечера провожу дома, а не в сомнительных компаниях.
Образ певицы потихоньку расплывался, уступая сверстницами и другим симпатичным девушкам. Потом играл в ансамбле, имел учеников, а после страшного кризиса, стал приходить на сухой мост, продавать и реставрировать гитары.
Однажды подходит ко мне миловидная дама и начинает выбирать себе гитару. Я еще удивился, надо же, лучшую выбрала. Она уже расплачивалась, когда кто-то окликнул ее по имени.  Обернулась и бросилась в объятия знакомой.
Я невольно наблюдал за ними, услышал их разговор, имя и отчетливо понял
-Да, это та самая певица, так четко определившая мою судьбу.
Денег я не взял, счастливые юные годы промчались перед глазами, я ей, конечно же, все рассказал.
Мы обменялись телефонами, теперь, когда нужно она приходит сюда на сухой мост, чтоб поднастроить или приобрести для своих учеников гитару. А однажды принесла раздолбанную, сын со злости сломал, так я неделю ее восстанавливал, и он показал на одну из гитар, довольный делом своих рук.
Вот придет, я ей предложу ее, интересно узнает ли.
И он счастливо засмеялся.

Народ стал расходиться, и мы засобирались домой. День прошел успешно, побольше бы таких дней!
Но, к сожалению,со временем, компания из-за мелочных распрей распалась, настали холодные зимние дни, и я перестала туда ходить.


Рецензии