Совесть. Глава десятая

Весь следующий день Валька не находил себе места. Его мучила совесть. Папа говорит, что она, эта самая совесть живёт в каждом человеке. Значит, есть и у Вальки. Когда люди совершают  не совсем хороший поступок, но ещё не понимают этого, совесть тут как тут. Начинает портить настроение до тех пор, пока человек не услышит её и не сделает так, как  совесть ему подсказывает.
Если прислушаться к совести, то получается, что Валька понапрасну обидел вначале Борьку, выстрелив в него водой из своего пистолета. Затем соседку, обвинив её питомца в воровстве. А ведь девчонка спасла его от Борькиных рогов!..
Валька решительно постучал в соседскую калитку. Открыла седая, добродушного вида, старушка. Не дожидаясь вопроса, тут же спросила:
- К Ветке? Так её нет дома. Борьку на прогулку повела. Если срочно нужна, вон в ту сторону иди, потом по тропинке к лесу. Они обычно там прогуливаются… -  Валька не успел открыть рот, как калитка захлопнулась. Странные соседи им попались!
А тропинка-то Вальке знакома: они по ней с папой плутали, на следующий день после приезда в посёлок, когда на рыбалку шли. Папа тогда в шутку эту тропинку Манькиной назвал. Ага, вон и сама Маня травку щиплет да не одна. Рядом с Борькой. А девчонка с дедушкой неподалёку сидят, о чем-то разговаривают. Валька вздохнул, направился к пригорку. Он вежливо поздоровался с дедушкой. Кивнув девчонке, сел рядом.
- Как дела, Валентин, как отдыхается? – поинтересовался дедушка, протянув мальчику, как взрослому, руку для пожатия.
- Ничего, хорошо… - вздохнул Валька, помолчав,  добавил: - А я вчера вашу Маню с Борькой спутал.
-  Да ты что?! – оживился дед. – Это как так?
Вальке вдруг стало стыдно. Как ему объяснить, что он не специально в Борьку из пистолета метился, вором обозвал?
- Так Борька – сынок Манькин, похож на неё… - пришла на выручку девчонка.  – Вот и спутал.
- Да, сынок. Непутёвый. Мамка-то поспокойнее характером будет, попокладистее. Хотя тоже, с норовом – кивнул головой дед.
- Дедуль, зря ты так … – Не согласилась с ним девчонка. – Борька тоже хороший. Только молоко не даёт. А над характером работаем. Я его каждый день воспитываю. Он ещё маленький. Подрастёт – поумнеет.
- Ну да, больше мамашки своей вымахал, а ума – как в козлёнке! – махнул рукой дед. – Что ни день, то проказы да шалости.  Вон у Петровны кто герань с подоконника скинул, горшки на землю поопрокидывал, цветок до самых корешков сожрал?
- Так пускай окна свои закрывает, чего они у неё целыми днями нараспашку? – пошла в наступление девчонка.
- Ты, Ветка, тоже характером норовиста. Нет, чтобы повиниться перед старым человеком, нагрубила ей. – Осудил дедушка.
- А зачем она Борьку хворостиной отходила? Могла бы и просто поругать. Что, если беззащитное животное, так и бить можно?
- Остынь, егоза! – утихомирил разгневанную девчонку дедушка. -  Кто твоего Борьку обидит – дня не проживёт! Он, бедный, видно с расстройству и мне всю изгородь разворотил после этого?
Девчонка вдруг прыснула в ладошку:
-  Ну да! Вы ему калитку долго не открывали, вот он и решил коротким путём к мамке своей пробраться. Пожаловаться ей, видно хотел на Петровну: чего руки распускает, животных обижает?
Валька рассмеялся. Он вдруг представил себе обиженного Бориса, ломящегося в дедушкин двор. Вот он разбегается и, наставив рога, несётся вперёд, надрывно мекая:
- Меее, пууустииитеее! К мааамеее хооочууу… Оооткрооойтее… мееее,  маааам!
Вытирая проступившие от смеха слёзы, дед покачал головой:
- Ох, Ветка, ремень по вам с Борисом плачет, два сапога – пара… насмешила старика…
Козёл, словно угадав, что речь идёт о нём, поднял морду, обеспокоено пошевелил ушами.
- Чего смотришь, али не прав? – Шутливо нахмурил брови дед. – Повезло тебе, Борис, с хозяйкой, повезло…
Возвращались обратно в посёлок шумной гурьбой. Сначала проводили Маньку с дедушкой. Его дом был первым с краю. Потом повели домой Бориса.
- А почему тебя дедушка Веткой зовёт? – поинтересовался Валька. – Это у тебя имя такое?
- Ну да. Вообще-то  я Света. Но почему-то все Веткой зовут.
- А я знаю, почему. Сказать? Не обидишься? – Валька забежал вперёд и остановился. – Потому что ты такая…
- Какая? – остановилась и  она.
- Хлёсткая… как ветка…
- Ха. Ха, ха… - девчонка вновь двинулась вперёд.
- Ты не обижаешься? – вновь переспросил Валька. – Ну, за то, что я подумал о Борисе… и клубнике…
- Нет – отрезала соседка. – Я уже привыкла. Где что случится, так сразу Борька виноват.
- А мы поймали воришек… - вдруг выпалил Валька. – Хочешь, расскажу?..
В общем, с Веткой они помирились. И с Борькой Валька подружился. Он очень хорошим оказался. Умным, не хуже Маньки. И таким же добрым. Только проказливым очень. Но Ветка обещала его к осени перевоспитать. А Валька обещал ей помочь в этом.
Вечером, перед сном, Валька долго к себе прислушивался. Но совесть молчала.  Стало легко и спокойно. Значит, он сделал всё правильно.


Рецензии