Уроки плавания

    
Каждое утро  меня выгуливала моя собака по кличке Николас. На рассвете, ещё лёжа в постели в самом сладком состоянии  духа, тела  и мысли, я мечтала только продлить эти минуты, понежиться. Но Николас  придерживался иного мнения. Это был прекрасный пёс породы лабрадор, добрый, забавный, чуткий, умный и - «блондин» с цветом шерсти цвета мелкого горячего песка на пляже.
   - Мы, конечно, друзья, - недовольно думала я, - но иногда его мысли и желания совсем не совпадают с моими. Но что не сделаешь ради друга!
    «Друг в беде не бросит, лишнего не спросит», - вспоминая  эту песенку, я вставала и автоматически опускала ноги в тапочки, принесённые Николасом.
   Может, он и думал, что это я повела его на прогулку, но я точно знала, что всё наоборот. Итак, выведенная на улицу Николасом, я осматривалась и всегда выбирала один и тот же путь: в сторону здания, которое безмерно уважала. Там, в том здании, меня мучили девять долгих месяцев. Или я сама была одержима желанием мучиться? Как бы то ни было, мы шли туда, где на лицевой стороне красовалась табличка со словами, от которых захватывало дух: «Крытый плавательный бассейн». Вот так!

   Первый раз я переступила его порог в 50 лет.
   "Вот это да! – как сейчас помню степень моего удивления. – Воды-то сколько!  А какая жарища! И толпы желающих, как и я, превратиться, хоть ненадолго, в прекрасных рыб, для которых нет ничего невозможного в этой водной стихии.
Вот я в красивом купальнике легко вспархиваю на тумбочку и, сильно и опять-таки красиво оттолкнувшись,  профессионально ныряю в голубую прозрачную и  пропахшую  хлоркой воду и плыву так, что все тренеры, а вместе с ними и спортсмены, которым отделены две первые дорожки, не могут оторвать взгляда. Чтобы увидеть такое зрелище, все они быстро выходят  из воды и выстраиваются на бортиках. Их руки уже готовы к аплодисментам! А я готова принять эти похвалы, как законные и заслуженные!"

   Уф! Вот ведь до чего иной раз размечтаешься!  А между тем, я ни разу в жизни ещё не бывала в бассейне, и плавать, как уже все догадались, категорически не умела. И вообще, вода - это не моё. Так я думала до той минуты, пока…

   - А ты знаешь, любимая, - начал муж, вернувшись как-то вечером с работы, - матери моего компаньона 72 года! Но, конечно, не это  главное, - перехватив мой взгляд, быстро добавил он.
   Я настороженно ждала продолжения фразы.
   - А главное в том, что она, представь, записалась на курсы в бассейн, горЯ желанием  научиться плавать, и, что самое загадочное, достигла своей цели!
   Я нетерпеливо отмахнулась.
   "Вода – это не моё! Хотя…" - и ушла на прогулку с Николасом. Теперь уж точно я его  выгуливала, а не он меня. Вечерами я чувствовала большой прилив сил и мысли.
   А мысли, между тем, вертелись вокруг одной темы: плавание. Как заманчиво, однако. Смогла же женщина, которая старше меня на 22 года. Правда, до этого я хорошо плавала, со знанием дела, но… только во сне. Бывало, плыву, а сама думаю:
   "Как же так получается? Ведь я не умею! Ну, раз плыву, - тут же выскакивают  оправдания, - значит могу. Ведь это я, это я точно знаю".
   Именно таким же образом я вожу машину. Завожу, еду по широким проспектам, заворачиваю – и все манипуляции получаются. И только в сознании неустанно пульсирует:
   "Как же это? Ведь я не умею!"

   Результатом моих размышлений, наглядным и неоспоримым, послужила картонка, на которой было написано, что я купила право посещать бассейн в течение трёх месяцев.
   Крытый бассейн - это красивое здание в пяти минутах ходьбы от моего дома, на которое я раньше никогда не обращала внимания.
   "Итак, теперь, после покупки этой картонки, - определила себе ориентиры, -   моя  судьба всецело связана с водой, пропахшей хлоркой, в которой я должна барахтаться два раза в неделю по часу, с семи до восьми вечера".

   Поначалу я не знала, что слово "барахтаться» правильнее было бы заменить   словом  «мучиться». Ну, что будущее, даже самое ближайшее, скрыто от нас, это все знают.
    Желающих барахтаться со мной вместе оказалось много. Куда мы без общества. Коллектив - это сила. Тут и пятнадцатилетние мальчишки и девчонки, и дедушки лет по семьдесят. Так что я – самая ягодка, к чему уж ложная скромность.
   - Меня зовут Елена, - эта молоденькая девушка оказалась нашим тренером. – Перед каждым занятием мы будем делать разминку.
   Заиграла музыка.
   - Двигаем кистями, - Елена показывала все движения, - а теперь плечами, а теперь махи ногами вперёд, в стороны. Наклоны.
   После пятнадцати минут разминки я чувствовала, что уже бы и домой пойти, а не в воду. Но вида не подавала: я же ягодка, не расслабляться!

   Все, кто не знает, слушайте: самое главное в воде – уметь дышать! Такая материя мне прийти в голову ну никак не могла. Видимо, и другим тоже. Это замечалось по удивлённым глазам, когда нам с первой минуты начинали вдалбливать эту истину.
   "Ну, надо, так надо", - смирилась я и пятый и десятый раз опускала голову в воду, чтобы медленно выдыхать туда воздух, при этом держась руками за бортик.   Занятие оказалось удивительным, необычным. Сквозь очки я видела, как пузырьки воздуха кувыркались в воде и что они зависели от моих усилий, от объёма моих лёгких. Я уже чувствовала себя приобщённой к большому общему делу.
 
   - Наш бассейн имеет длину 25 метров. Дно  представляет собой непрерывную наклонную линию, от глубины метр сорок в начале до  трёх метров в конце, - могла бы сообщить Елена, но нет, ей не кажется, что нам это будет интересно.
   "А ещё и без Елены ясно, - с ужасом думала я, - что там, в самой глубине, слабое освещение и даже не видно дна, только ужасающая чернота. А потому толща воды высотой три метра кажется глубиной в сто метров. У страха-то глаза как велики-и-и-и".
   Потом я узнала, что бывают бассейны, где начало и конец имеют небольшую глубину, а середина- самая глубокая.

   И понеслось!  Каждый раз всё больше, дольше, сложнее.
   Первый месяц осваивали азы на половине без глубины. Нам выделена последняя, восьмая дорожка. Каждый раз, когда нога случайно начинала не чувствовать дно, горячая волна ужаса обволакивала сердце.
   "Кажется, у меня что-то выходит в положении на спине, - я лежала на воде, уставившись в потолок и с наслаждением понимала, как была неправа, думая, что все люди сделаны из пластика и потому им легко и просто в воде, а я – из единого куска железа. – А вот и нет!"
   И даже, махая ногами, могла продвинуться на один метр. Вот они – успехи.

   В один из дней, войдя в воду после разминки, я увидела девушку-героиню! Да, да!
   - Оксана, я  уронила в воду  свои очки, дай, пожалуйста, твои на минутку, - обратилась она ко мне. Тут можно упомянуть, что меня почему-то все знали и звали по имени, а вот я только по лицу различала людей из нашей группы.
   В моей голове не укладывалось, как она моими очками будет доставать со дна свои очки, но отказать не могла.
   То, что произошло дальше, заняло две секунды. Она, одев мои очки, как-то юркнула  вниз головой в воду и тут же поднялась уже со своими очками в руке.
   "Так это совсем легко", - решила я и тут же захотела повторить трюк. Но не тут-то было.
   "Это, оказывается, абсолютно невозможно", - убедилась после нескольких мучительных попыток, наглотавшись противной воды.
   И тогда девушка превратилась  для меня в неземное существо. Мысленно я уже видела божественное сияние сверху её головы.
   А минутой позже я лицезрела другое "нечто".
   "Что это было?" – я боялась поверить в то, что свершилось.    
   Мужчина на соседней дорожке, отведённой для любителей, которые все как один были  здоровенными мужчинами и женщинами и плавали, как торпеды, из положения на спине вдруг быстро разворнулся и оказался на животе, но по-прежнему горизонтально.
   "Кому-то я бы не поверила,  - сказала себе,  - но видела это своими глазами".
   Он тоже моментально скакнул для меня в разряд сверхестественного существа.

   Всё, что нам предлагали делать в начале дорожки, когда в любой момент можно было опереться о спасительное дно, я делала с огромным удовольствием.
   "Прошёл всего месяц, - радовалась я, - а уже могу передвигаться на спине, если, конечно, на той половине, где есть дно. – А другие и этого не могут", - отмечала про себя.
   - Сейчас плывём на спине до конца дорожки, – скомандовала Елена.
   "Вот и началось!" – панические мысли захватили  меня.
Но все стали выполнять.
   "Я неплохо продвигаюсь, - отмечала мысленно, - но как узнать, когда закончится дорожка, чтобы не стукнуться головой?"
   Этого никто не говорил. Хотя сигнал был: красные флажки за три  метра  до стенки.
   "Чтобы перестраховаться,  - успокаивала себя, - я буду  сразу после флажков хвататься за пластиковую верёвку, пока не доберусь до стенки, где можно будет схватиться за край, хоть и оставив половину ногтей".

   Так мы проделали три раза, а на четвёртый Елена выдала:
   - Поднимаемся наверх тут, на глубине.
   Мы переглянулись в недоумении, но делать нечего. Перебирая руками по краю, добрались до лесенки.
   - Теперь будем прыгать в воду с бортика вниз ногами! – что-либо, более вздорное, и придумать трудно!
   - Ну, мы же тут добровольно, надо исполнять, - смирились все.
   Двое прыгнули близко с лестницей, а мне пришлось перескочить их. Я прыгнула, и как только тело приняло вертикальное положение, оно, естественно, начало тонуть, а я, естественно, неистово барахтаться.
   "Елена приняла стойку, готовясь прыгнуть в воду для моего спасения,  - увидела я во время очередного выскока из воды, - но отложила. Наверно, она думает, что на дне сидит кто-то по имени Нептун, и он мне поможет". Пока голова цела, обрывки мыслей не покидают.
   Я продолжала то уходить под воду, то чуть-чуть показываться. Потом  - полный провал в памяти.
   "Я на спине! – вдруг зафиксировала, - ура! Кто-то  вытолкнул меня и перевернул на спину, в спасительное для меня положение.
    - Тренер по-прежнему стоит сверху на полу и наблюдает. Вся группа – тоже, - уже могла рассуждать я, - рядом никого нет. Как же я оказалась на спине?"
   И тут прозрение, как молния:
   "Ба, да ведь это, правда, был Нептун. Абсолютно серьёзно. Ту силу любви, жажды жизни, добра можно назвать и Нептуном в том числе".
   Я рада, что познакомилась  с ним, Провидением, этим целесообразным действием Высшего существа, направленным  к наибольшему благу человека и человечества вообще.
   Я смогла приблизиться на спине к бортику, как-то развернуться лицом к лестнице, не умея делать этого, и вылезти из воды.
   "Теперь держись, ягодка, спокойно и уверенно, - приказывала себе, - пусть от пережитого страха и напряжения трясутся не только руки и ноги, но и внутренне всё тело, а мысли едва удерживаются в существующей системе вещей".
   "Знаете, какой у меня характер?  Отвечаю: никто не должен ни видеть, ни даже догадаться, как мне плохо. Это моя обычная манера во взаимоотношениях с этим миром во множестве тяжёлых ситуаций".
   Потом я много раз пыталась в деталях воспроизвести этот момент спасения, но убедилась, что важный кусок информации полностью выпал из головы.
   В раздевалке обнаружила пропажу зеркальца в деревянной оправе и небольшой суммы денег.
   "Зато я живая! И иду домой. И через два дня снова приду, чтобы биться и воевать: с водой, со своим телом, со страхами. Всё по закону диалектики: всё течёт, всё изменяется. Кто не двигается и не меняется, тот, собственно, не живёт. Нет, он ест, спит, смотрит телевизор, но назвать жизнью это нельзя, тут скорее подходит слово «прозябание»".
    Ой, простите за сентенции. Видимо, от страха выскочили.


   - Зажимаем их ногами, - на следующий раз Елена выдала нам лёгкие квадратики, - и, работая только руками, «проплываем» всю дорожку туда и обратно.
   Моё сердце толкнулось в рёбра. Видимо, хотело сказать, что, может, лучше пойти домой и ну его, этот бассейн.
   "Это уже похоже на команду войти в клетку к тигру,  - тряслись у меня руки и ноги, - в которой где-то там, вдалеке, есть запасная дверца, куда можно юркнуть, но до которой сначала нужно благополучно дойти."
   "Но я же не одна, – командовала себе. – Тренер стоит сверху дорожки, она всё видит", - успокаивала себя и поднимала голову, дабы удостовериться, но…
   Елена, дав команду плыть, повернулась к нам, жалким, трясущимся, ничего не умеющим, спиной и разговаривала с тренером с соседней дорожки.
   "Это она поднимает наш дух, - убеждала я себя, - чтобы поверили в свои силы и свои скрытые возможности".
   Вся цепочка уже двинулась выполнять, и я махнула рукой – будь что будет.
   "В конце концов, – внушала себе, - есть разделительная пластиковая полоса, за которую можно ухватиться при самом плохом раскладе".
    Я ещё не знала, что и она может упасть, оторвавшись от крепления.
Вот сквозь очки увидела, что дна уже нет. Ужас растёкся по телу. Но обратного пути нет.
    "Вроде я делаю руками так, как учили, - отмечала про себя, - только продвижения вперёд что-то не наблюдается".
    Тут почувствовала сильный удар в бедро со стороны соседней дорожки.
   "Это они меня подталкивают, помогая двигаться", – подумала с благодарностью.
Вот и желанный край. Схватилась за выложенный керамической плиткой выступ и перевела дыхание.
   "Ах, от ногтей ничего не останется, - немного пожалела себя, - да чего уж. Потом сочтёмся".
   Чёрная масса воды под тобой, и ты один на один с ней – это куда страшнее. Теперь бы вернуться к заветному успокоительному дну, и это будет счастьем.
   А там новое задание. Теперь квадратик надо держать на вытянутых вперёд руках, а двигаться, работая исключительно ногами.
   "Снова кто-то из соседей  сжалился надо мной, -  удар ногой в живот,  – Всё-таки мир не без добрых людей".

   Елена выжидала, когда все соберутся около неё в начале дорожки, там, где есть дно,  и… начала собирать квадратики!
   - Что это? – интуитивно чувствуя опасность, наблюдала за ней.
   - Теперь вы плывёте сами туда и обратно! – ошарашила нас.
   - Наверно, было бы неплохо,  - подумали все, - но дело за малым: плыть–то мы не умеем.
   И подняли к ней головы, стараясь увидеть улыбку и услышать: «Да шутка!» Но ничего подобного.
   "Надо как-то плыть, – стучало в висках. – Плыть, плыть".
   "Вот сейчас и пригодятся мои домашние приготовления, - понимала. – Не зря я читала множество литературы по интернету, конспектировала, отрабатывала и запоминала эту теорию у себя дома: как работать ногами, как поворачивать голову, как двигать руками. Пересматривала в день десятки видео, пытаясь уловить и усвоить всё, что можно.
   Сейчас я всё применю на деле, -  убеждала себя, - и поплыву!"
   Я рвалась в бой, держа в голове горы теории. На первые два метра ещё хватило сил, но дальше… только хвататься за пластиковую разделительную верёвку. И снова  вниз головой туда - в эту воду. И снова за верёвку…
   "Теперь поворот головы направо, чтобы сделать вдох, - дали команду пустые лёгкие, - активнее." Я вдохнула как раз в то время, когда сосед направил на меня большую волну, и вода попала мне в дыхательные пути. Кто не знавал, слушайте. С инородным телом или водой в дыхательных путях можно всё, кроме одного: дышать. Дышать абсолютно не получается! Жить можно и долго без еды; жить можно, хоть и недолго, без воды, но без воздуха – нельзя!
   "Я на самой глубине, - обрывки сознания, - сделать вдох не получается".  Перегнулась над пластиком, делая отчаянные попытки вдохнуть. И, когда соседи начали останавливаться и спрашивать, всё ли у меня хорошо, наконец-то почувствовала, что сквозь шершавое горло стал продираться воздух.
   "Да, да, я в порядке!" – успокаивала их и кидалась в глубину. А что делать!
   "Ты ж, коровка-бурёнка, - ругала себя, - голову-то поворачивай по-другому. Забыла, как это делают Александр Попов и  Владимир Сальников – наши олимпийские чемпионы?" – конечно, я с ними не была знакома, не буду лукавить, но десятки просмотренных видео давали мне некоторое право считать их чуть ли не родственниками. 


    К первой картонке прибавилась вторая. А значит, мучения продолжатся ещё три месяца. И тренер у нас другой – молодой парень по имени Роман, в недавнем прошлом -  спортсмен. 
   - Роман, так хотим наяву посмотреть, как плавают большие мастера! – упрашивали мы его показать мастер-класс. И он согласился! Проплыл 25 метров без дыхания, работая только ногами, развернулся и снова 25 метров. Да на такой скорости, что мы не успели ничего разглядеть, а он уже стоял рядом с нами.
   - Вот это уровень! - мы едва подбирали свои завистливые и восторженные слюни.
Роман был весёлый, внимательный ко всем в группе, не разговаривал с другими тренерами, отворачиваясь от нас, принимающих муки в воде. Он учил нас нырять с бортика, вернее, пытался сделать это.
    Я очень много уже умела, кроме одного – самостоятельно плыть.

    Вот у меня три картонки, как три свидетеля, свидетеля того, что я девять месяцев посещаю бассейн. А между тем, зайдя на дорожку, я могла только одно: констатировать, что ничего не получается. Плыть сама, без пластика, я категорически не могла! А держаться на воде - тем более, так как этому вообще не учили!
   "Да в чём же секрет?" – я мучительно искала выход.
   И спасение в виде ответа, наконец-то, пришло. Как-то раз я зашла на дорожку и поплыла. Было легко, без лишней затраты сил.
   "Быстро запоминай, что именно сегодня не так!" – скомандовала себе.
   "Я двигаю телом! – озарило меня. – Вот и пала та стена, которая мешала мне плыть".
   Я  раскрыла секрет, о котором не говорил ни один тренер: начав плыть, надо слегка поворачивать тело то влево, то вправо. А я отчаянно правильно делала всё руками, ногами и головой, но тело держала ровно. А без лёгкого поворота тела просто невозможно сделать правильный быстрый вдох себе под мышку, чтобы вода никоим образом не вошла в дыхательные пути. Вот где была зарыта та «собака». Поняв это, я поплыла свободно и радостно.

   А до этого все родственники 9 месяцев говорили мне:
   "Ну, не сможешь ты. Бросай, не мучайся".
   Потом они с восхищением смотрели, как я правильно плыву тремя спортивными стилями, правильно дышу, ныряю, плыву по дну всю дорожку в 25 метров, с ластами в том числе, могу переворачиваться в воде во всех направлениях, делать стойку на руках, подняв ноги над водой, отдыхать на дне бассейна. Им было стыдно, и они просили простить их.

   С тех пор я каждые месяц-два покупала по килограмму гипса  и затаривала кладовку.
   - Зачем? – спросите.
   - Чтобы, накопив нужное количество, начать вылепливать бюст моего мужа! Это он долгие девять месяцев посвящал мне все выходные, проводя много времени со мной в разных бассейнах и раскрывая множество маленьких, но таких нужных и важных моментов.
   - Хочу сгруппироваться и диаметрально изменить направление движения – осваивала  я.
   - А сделай-ка видео, чтобы я могла посмотреть на  мои ошибки! – просила в сотый раз.
   - А теперь  нырну точно себе под ноги и коснусь руками дна, - следуя его советам, уверенно делала я.
   - Засекай время, за которое проплыву всю дорожку по дну!
   - Посидим на дне в самой глубокой части бассейна. Это так снимает усталость.
   - Кто дольше продержится «поплавком»?
   - Давай плыть параллельно: я по дну, а ты чуть выше.
   - Давай наперегонки кролем, только я, чур,  в ластах.
   - Давай лежать на воде в виде «звезды», раскинув руки и ноги. Кто дольше?
   - А теперь то же, но вниз головой. Кто первый не выдержит без воздуха?
   - Поплывём на спине, но без рук.
   - Смотри, как я плыву брассом.
   Научили меня даже слишком хорошо. А это, как известно, уже нехорошо. Я могла плавать только правильно, как спортсмены, то есть головой в воду, вдох, снова в воду…
   "Ты смотри, плывут головой вверх и даже разговаривают – моему удивлению не было предела. – Вот  так я не могу". Если я чего-то не могу, то не успокоюсь, пока не смогу. Вот хоть тресни!

   Зато так может Николас! Мой прекрасный, добрый, умный Николас.  Когда каждое утро мы подходили к зданию бассейна, словно совершали ежедневное паломничество, меня одолевали чувства, похожие на первую любовь: сладкое замирание сердца, стеснённое дыхание, ласка, застилающая глаза, преклонение, обожание и, наконец, восторг!
   - Любить, ярко и пламенно,  можно и неодушевлённые предметы, если там в тебе бурлили самые одушевлённые страсти, - обращалась я к Николасу.
   - Верю, знаю, всё так, - слышала согласие в его прыжках, повизгивании  и в радостном вилянии хвостом.


   «Из воды выходила женщина,
   Удивлённо глазами кося.
   Выходила свободно, торжественно,
   Молодая и сильная вся»   (Евгений Евтушенко)

   «О, любовь, ты светла и крылата,
   Но я в блеске твоём не забыл,
   Что в пруду неизвестном когда-то
   Я простым головастиком был»    (Владимир Набоков)


Рецензии
Отлично! ))

[не] отворачиваясь от нас.

Тульский   25.05.2019 21:04     Заявить о нарушении
Благодарю. С удовольствием приняла бы более смелый разбор.

Ольга Гаинут   25.05.2019 22:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.