Купальская ночь на иве. глава 2 поэма

           ГЛАВА 2

Запылал костёр высоко
Пламя лижет небеса.
Смотрит ангел синеоко
На людские чудеса…
Часто сыпет дробь тальянка,
Словно дождик на ветру,
Пляшут с гиком хуторянки,
Ближе тянутся к костру.
Гики  стихли.
            Свиристелки,
Возбуждённые огнём,
В пары строятся –
                в «горелки»
Мы сейчас играть начнём.

 
Мы с Полиной встали парой,
А «горел» наш Колька друг.
Огласились песней старой
Полугорье, лес и луг:

« Гори, гори ясно,
Чтобы не погасло,
Стой подоле,
Гляди в поле –
Едут там трубачи
И едят калачи,
Сдобны белы хлебы,
Погляди на небо:
Там созвездия горят
Журавелики кричат:
Гу-гу на лугу,
Гу-гу – убегу,
Раз, два, не  воронь,
А беги, как огонь!»

Первой парой шли Петруха
С Маней.
                Слов последних ждут –
Сорвались и, что есть духу,
Взявшись за руки, бегут
За костёр под горку к кону.
Колька ловит их – поймал,
С парой в ряд он встал законно,
А «гореть» Петруха стал.
Второй парой мы с Полиной,
Крепко я её держал,
Пронеслись, огнём палимы –
Нас водящий не догнал.
Пока с кона подходили
К  ряду в заднее звено,
Хором Петьку все дразнили
И смеялись озорно:

« Гори, гори жарко,
Не баран, не ярка,
А овечка – взлЯгница*,
Дай сенца – объЯгнится…»

«Гори,  гори ясно,
Чтобы не погасло…
…………………………………»

Все натешились в горелки,
Не отдышатся никак...
Заряница погорела
К ведру «каменному» - так
Говорят давно на Иве,
Когда огненной дугой
С золотистым переливом
Пышет зорька над горой.

Ах, купальские поляны,
Ризы летние лугов,
Как цыганок сарафаны,
В буйстве красок и цветов!
Круто мёдом дышат травы –
Клевер, кашка, купырьки.
Сели в травушку купавы
Из цветов плести венки.
Мы с Полиной из ромашки,
Вон, кленовые листки
Заплела в веночек Маша,
По  очелью – васильки.
Как одели – так цветами
Стали девушки в венках:
С голубыми-то глазами,
Да с вишнёвыми губами
И подпалом на щеках,
Все веснушчаты,  курносы,
Горды грудью и вольны,
Ножки розовые бОсы
Так заманчиво стройны.
Сочных губ чарует лепет-
Земляники дух крутой,
Вся душа впадает в трепет
Перед русской красотой
С резвой ивинской закваской,
Цветом родины моей...
Простотой своей прекрасны
Дети солнца и полей!

Вот костёр взыграл вихрасто,
Колька хворосту поддал.
   - Прыгнем, девоньки, на счастье
Через пламя! – Он сказал.

На разбег выходим парно,
Заиграла марш гармонь.
Оттолкнулась Танька рано,
Зацепив в подол огонь.
Витька, друг её, из дыма,
Как ошпаренный, возник,
Проскочили Нина с Димой,
От оплошки  Витька сник…
Отпустить подруги руку –
Знак плохой…
                Не приведи!
Означает, что разлука
Ждёт влюблённых впереди.

«Ты не верь в примет, Танюшка,
Чай, всё это лишь игра», -
Поля  девицу-подружку
Утешала у костра.

С толком Таня не согласна,
Вновь пошла на изволок,
Пока пламя не погасло,
Исправлять  плохой прыжок.
С подола стряхнула искры
Под ребячий гам и смех,
Заголила выше икры
И длинней взяла разбег.
Разбежалась – прыг!
                И птицей
Подлетела над костром.
Босонога, круглолица…
Пламя плещется кругом!
Глазки, как в росе черничка,
Мокро  глянцем отдают,
Губы спелой земляничкой
Налились и счастья ждут.
Подкадрился Витька к Тане
И за ручку нежно взял,
Он давно своей мотаней*
Таню миленькую звал.
Унырнули в омут ночи,
В неги тёплые куртин
И гуляли у обочин
Сенокосистых мысин.
Было видно, хоть слепили
Зренье высверки костра,
Как влюблённые слипились
В поцелуе до утра…

Я сказал: «Держись, Полина!»
Припустились во весь мах,
Жжётся пламя нестерпимо
Ветерок поёт в ушах.
Оттолкнулись мы упруго.
Над костром летим, летим,
Словно лебеди, друг с другом,
Ест глаза едучий дым.
Искры вьются, словно мухи,
Угли жаркие звенят.
Разбегайтесь, злые духи,
От Купальского огня!
«Проскочили, Поля, вместе –
Неразлучны мы теперь…»
Весь я рад поверья  вести,
Как токующий тетерь.

Пролетела стайка уток
На болотную вотрю*,
И баюкает малюток
Перепёлка: «Вьить перю…
Вьить перю!» в овсяном поле
Ночи катится волна.
И на синее раздолье
Вышла полная луна.

Вон Андрей с нарядной Анкой
И с венком на голове
Ходят взад-вперёд полянкой,
Тянут скатерть по траве.
Собирают тканью росы,
Выжимая влагу в склянь,
И из веточек берёзы
Вяжут веники для бань.
Той росой купальной лечат
И скотину, и детей,
Прогоняют гнусь и нечисть,
Окропив подворье ей…
Бирюзовые икринки
Мечет месяц на овсы.
Будто ландыши, травинки
В колокольчиках росы.
Я кричу Андрею с Аней:
«Сенокос негоже мять…»

 - Щас закончим!
                Полны  скляни
ухватились мы набрать.
От росы такой обильной,
Бают старые жильцы,
Груздь пойдёт и будет сильным
Урожай на огурцы…


Все напрыгались и чинно
К речке двинулись гурьбой.
Босоногие дивчины,
Как русалки под луной.
Пляшут с гиканьем  руссачки
На дороге полевой,
Толстопятые пензячки,
Цвет России золотой!
Перешла гармошка звонко
С плясовой  в напевный лад.
Пальцы гонит ловко Сёмка
Под частушечный расклад.
Маша сыпет их – частушки –
Про милёнка своего,
Полыгалят*  ей подружки,
На душе у всех светло:

« Травка чудная – Терлыч,
Паренька ко мне закличь,
Милого собою,
С песней и любовью…»

«Приворот – трава зелёна,
Не хочу одна страдать,
Присуши ко мне Семёна
Под гармонь его плясать…»

« Нет, подружка,  тебе скоро
Я Семёнку не отдам –
С ним уйду за сини горы,
За ним кинусь в океан…

Голосистые напевы
Облетели вкруг поля.
Как прекрасны наши девы,
Как приветлива земля!
Молодёжь ушла ватагой
По реке пускать огни,
Сноп полыни вместо стяга
На шесте несли они.

Мы одни остались в поле.
По селу  крадётся спень.
Я держу за руку Полю
И молчу, как старый пень.
От щемящего волненья
К нёбу сух язык прилип...
Золотятся в лунной пене
На откосе кроны лип.
Видно сверху,как мерцают
На речушке огоньки,
Это девушки гадают,
По воде пустив венки
С факелами иль со свечкой –
Светом нечисть отпугнуть.
И плывёт по струйной речке
Грёз девичьих Млечный Путь.
Веет клевером и кашкой
Из вершинок* и лесов,
Долетает пенье Маши
Эхом ливистым с лугов:

«Мне всего семнадцать лет,
От ребят отбою нет!
Голубничка я румяна,
Одного люблю Ивана…»

« Мы с Ванюшкой  у садов
Целовались до стадОв* –
Целоваться милый рад,
Да вот губоньки болят…»

Ей гармошка подпевает,
Разухабисто - бодра,
Юность устали не знает,
Всё б гулять ей до утра.
Ночь Купальская отрадна,
Всех зовёт в дурман любви.
И ведут свои рулады
На поречье соловьи…
Глупый чибис слёзно блеет,
Лягушиный квакчет хор.
Только я стою, робея,
Под любимых глаз укор.


Видно нам, как Колька  Брыньцев
Бересть  ловко подпалил
В колесе.
                Видать, бензиньцем
Спицы с ободом полил –
Разметнулось больно скоро
Пламя юркое борзо.
Он катнул, катнул под гору,
Покатилось  колесо!
Следом пламя вьётся вицей,
Береста в огне трещит,
Всё сильней мелькают спицы,
Колесо почти летит…
Вдруг подпрыгнуло на юзе,
Распласталось  над горой
Страшной огненной  медузой –
Дымный след за ним дугой.
Хоть и дикая картина,
Хоть и бесят* кореши –
Духом древности былинной
Ластит ночь восторг души.
Радость русская до боли
Раздаётся в гиках дня,
Будто к праздничку с любовью
Вся приехала родня
Из столетий в яви наши
Сквозь забвения туман –
Здравствуй, отче хлебопашец,
Бородатый чур-Иван.
Здравствуй, Ладушка-Весёна,
Породившая наш род!
Посмотри, какой весёлый
На селе пошёл народ.
Твои внучки – эти павы,
Парни – внуки, корень твой,
Красотой снискали славу,
Честь – сердечной простотой…
Хохот скачет по долинам,
Голос предков прячет мгла.
Хоть и дикая картина,
За то сердцу  так мила!

- Ой, смотри, Серёж, скорее
Колесо-то повело, -
Завизжала Пелагея,-
Повернуло на село!

«Вот те на!  Перескочило
От дороги на тропу!
Прямо катит что есть силы
На Морозкину  избу».

- Что же будет, коль  к  избёнке
Подлетит оно в огне? –
Поля в ужасе ягнёнком
Прислонилась вдруг ко мне.

Колька,
                Парни друг за другом
В перехват бегут в село.
Не успели, прямо в угол –
Бух!
        И встало колесо…
Ветерок под крышу поднял
Вихрем искорки и жар,
Дед Кузьма в одних  исподнях
Выбег с криками: «Пожар!»
И калитки, и воротца
Заскрипели – грянул люд.
Люди воду из колодца,
Встав цепочкой,  подают.
Непрерывно без помехи
Вёдра движутся на кон.
- Лезь на крышу!
                Лей в застрехи! –
Крик летит со всех сторон.
Быстро пламя потушили
По-соседски всей гурьбой.
Когда парни припылили,
Дед  их ждал уже с метлой.
По хребтинам без разбору
Стал буянов оделять.
Парни ринулись под гору,
Им  вдогонку: «Вашу мать…»

« Лоботрясы,  яйценосы! –
Дед погнал из сердца хмурь, -
Вас, бугаев, в сенокосы,
Чтоб работой выбить дурь!
Вам бы хлебушко лебёдный,
Да на сошке  чтоб пахать –
Посмотрел бы на голодных
Я на вас, едрёна мать…
Позабыли б про мотаней
И купальскую гульбу…
А то в дурь от жира тянет  -
Не спалили чуть избу…»

Дед утих.
                К своей старушке
Он ушёл,  сопнув в сердцах.
У реки шумят подружки
И гадают на венках.


Мы одни маячим в поле,
Уж взяла округу спень.
Обнял я тихонько Полю
И молчу, как старый пень.
В платье  розовом из ситца,
Руки, словно два крыла
Белоснежной лебедицы,
Поля сказочно мила.
Красота её до боли
Щемит сердце тайной роз.
« Пойдём, Поля, с тобой в поле, -
Наконец я произнёс, -
В овсяную сходим ниву,
Заплетём овёс в   венок,
С бережка под старой ивой
Его кинешь в омуток.
Быстрина венок закружит,
Как осенние  листы,
Подтвердит и обнаружит
Твои тайные мечты…»

Резво носятся без сбруи
Стригунки в лугах и ржут.
« Поцелую… поцелую…», -
В мыслях я себе твержу.
Обнимаю Полю крепче,
Величава девы стать…
От объятий она плечи
Отвела и прочь бежать.
За омёт с гнилой соломой,
Дум девических полна,
На откос к родному дому
С цвет-калиной у окна.
Я за ней, себя не помня,
Припустился.
                Не догнал.
Увидал – стоит у дома.
Я рукой ей помахал.
Поля, тупя взор, вздыхает.
Вздох и тяжек, и глубок.
Вдруг напевно отвечает
На  мой дружеский кивок:

    - Ты не стой, да ты не стой над рекой,
Не махай, да не махай мне рукой.

За тобою мне, Серёженька, не быть,
В одной лодочке, молоденький, не плыть.

Давно ходит к деве молодец кудряв,
Всё приносит ей букетики купав.

Сладкий пряничек да хрусткий леденец,
Привечают его мамка и отец.

А недавно подарил ей злат-кольцо,
К нему выйдет ночью дева на крыльцо.

Ах, зачем ты робким с девушками был
И любовь свою в груди от них таил.

Дни летели, и теперь их не догнать…
Надо во время сопливых целовать!

Не пияви моё сердце не трави,
Не тревожь  в нём слёзы первые любви…

Ты не стой, да ты не стой над рекой,
Не махай, да не махай мне рукой.

 Переход к ГЛАВЕ 3 http://www.proza.ru/2017/11/13/1319

*- взлЯгница (местное) – попрыгунья, озорница;
*- мотаня (местное) – любимая девушка;
*- вотря,  ватря (местное) – корм, мелкий корм скоту, полова, мякина, сечка, костра;
*-  полыгалить (местное) – подпевать, поддакивать в разговоре, поддакивать и
      поддерживать в разговоре вруна-дружка, врать с кем-то на пару;
*- до стадов – имеется в виду до времени, когда утром выгоняют скотину на пастбище;
*- чур – предок, семейный божок;
*- вершина, вершинка(местное) - овраг, заросший лесом, верховья оврага, верховья реки;
*- пензячки - девушки, жительницы пензенского края.


Рецензии