Купальская ночь на иве. глава 3 поэма

         ГЛАВА 3
Резанула болью песня,
Омрачила душу грусть,
Аж, дышать мне стало тесно,
Будто воздух в  глину сгус.
Чуть не плача, среди ночи
Мчусь я к бабушке скорей,
Уж она-то знает точно,
Как помочь беде моей.

Горбоносая, седая,
С печки, охая, сползла,
Меня слушала, вздыхая,
Наконец произнесла:
«Проще пареной редиски
Полькин выманить платок*…
Будешь  девке самым близким,
Если сыщешь ей цветок.
Мне известно -  на Купалу
Ночью папороть цветёт…
Но цветов  тех очень мало,
Бес цвести им не даёт.
Будет помощью и радой
В жизни цветик дорогой –
Он откроет двери кладов
Всей земли перед тобой.
И красавицы сердечко
Покоряется ему…
А теперь ступай, сердешный,
В Чагадай-оврага* тьму.
Да не трусь!
                Там будет дерзко
Бес пужать, чтоб ты убег.
Но от силы богомерзкой
Дам тебе я оберег».

- Я в лесу не стану бледным,
Ведь я знаю без балды:
Суеверия,
                Легенды -
Всё, о чём сказала ты!
Я не ладанный поповец,
Чтобы веровать в чертей,
Я  безбожный комсомолец ,
Всех чертей твоих страшней!

« Замолчи!
                Не кличь, дурашка,
К себе рОганов – гостей! –
Испугалась бабка страшно
Похвальбы пустой моей. –
Крестик, вот, возьми, Сергуха,
Да на выюшку одень!»

Напоследок мне старуха
Прочитала одолень
От всей братии нечистой,
Что тревожит ночью лес.
По тропинке серебристой
Скоро в ельник я залез.
Здесь  на папороть пятнисто
Цедит бледный   свет луна
Через  хвою,
                Ненавистно
Затаилась глубина.
То ли леший, то ль анчутка*
Слышу, дышит тяжело…
Дыбом чуб поднялся жутко…
Глядь-поглядь…
                И никого…
С пшиком сдулся комсомолец -
Наподдал духман гордец!
Как заправский богомолец
В горсть зажал я бабкин крест.
И, крестясь, шепчу молебно
Оберег от силы злой
И спешу цветок  волшебный
Отыскать во мгле ночной:
«В лес иду я
Напрямую,
крест нательный
свой целую.
Со мной ангел,
Я крещён,
Крест мой тельный
Освящён…»
Дёгтем в чаще ночь плескалась,
Ветки-лапы свесил вяз.
Одна папороть качалась,
Будто кто-то её тряс.
В ней зарделась углем почка,
Заметалась, как блесна,
Вдруг как лопнет – ух, ты!
                Ночка
Напиталась  докрасна
Светом  пламенно-огнЯнным –
Вспыхнул счастья дивно-цвет.
Замяукал бес поганый,
Ведьма взвизгнула во след,
Хрюкнул леший в дебрях ночи…
Леденится  кровь в висках.
Ухватила вдруг цветочек
Волосатая рука.
И сорвать его стремится –
У меня любовь отнять.
Лунный воздух золотится,
Беса в блёстках не видать,
Только слышится дыханье –
Серой пахнет… гниль и шлак…
Прочитал я заклинанье
И схватил  цветок в кулак:
«Удаляйся
В тАртар бес,
Осенит  тя
Свят мой крест!
Со мной ангел,
Я крещён,
Крест мой тельный
Освящён…»
Завизжал анчутка  пуще
В тьме разлапистых ветвей.
Я на просеку из гущи
Леса вышел поскорей
Ободрал сучком колено,
Прутом хлыстнул по щеке.
За то жар-цветок бесценный
Полыхал в моей руке.
Мчусь я к домику с калиной,
Над рекой туман внизу.
Жар-цветок родной Полине
Как залог любви несу.
Уж теперь-то поцелую
Недотрогу, ей - ей-ей…
Белопышную, родную,
Губы вишенок сочней…
Сердце гордо, сердце радо!
Щас залётку обниму…
Все покорны мне преграды!
Все сокровища возьму!

  Переход к ГЛАВЕ 4 http://www.proza.ru/2017/11/13/1337

*- Полькин выманить платок ( местное) – имеется ввиду правило, если девушка подарит кому-то
    из парней свой платочек, значит, она согласна быть его невестой, мотаней;
*- Чагадай-овраг – крутой глухой овраг в селе Иве Пензенской области;
*- выя – шея;
*- одолень (местное)– заговор, словесный оберег от нечистой силы и духов;
*- анчутка (местное) – чёрт, бес, некто нечистый;
*- тАртар – преисподняя, ад, геенна огненная под землёй.


Рецензии