Бывальщина

   Закончились очередные выходные, которые я всегда провожу на даче, в уединении, если не считать большого рыжего кота, пришедшего к нам несколько лет назад. Я привожу Рыжику еду, парюсь в нашей стариковской баньке, выполняю самые необходимые из бесконечного перечня хозяйственные работы и, главное, проживаю эти деньки с ощущением осмысленности моей жизни.

   Почему-то  город  каждый день награждает меня чувством ничтожности всего, что произошло. Всё, что было на работе – это коллекция сложных глупостей. Придя домой, я ем, смотрю телевизор и – спать. Для любой деятельности нужны душевные силы, а их-то минувший день и крадёт у меня.

   А дача одаряет меня не по заслугам. Например, деревья, растущие вокруг: никто не отвлекает меня, и я вижу какие они удивительные. Ветер качает их.  Их  стволы, ветви и листочки как отдельные музыканты в оркестре исполняют свои разные партии-движения, но все вместе заняты волшебной симфонией чудесного автора. Небо, которое в городе отсутствует, здесь живёт и чаще исполняет на низкой сцене шахматные партии, шарады и намёки, сменяющиеся буйной фантазией небесного живописца.  Изредка небеса раскрывают толику своих занавесей и показывают на высокой небесной сцене какие великие и грандиозные содержания есть в нашем мире. Под ногами бегают муравьи и паучки, занятые своими насущными делами, совсем как мы в городе – суетимся, не замечая никого и ничего, в том числе и возникшего над головой сапога судьбы.  Уезжая с дачи, я забываю об этих энергичных участников удивительной нашей жизни и о сочувствии к ним, а возвращаясь на дачу, я забываю обо всем, что было на работе и вообще – в городе, и рад этому.

   Как-то раз при возвращении в город со мной случилось удивительное приключение. Выйдя из вокзала, я понял, что небольшой дождик начавшийся утром, когда я ещё был на даче,  умудряется дарить себя людям и здесь, в городе.  Тёплые, тонкие, прозрачные струйки небесной воды обнимали и льнули ко всем.  Асфальт так вымок, что стал как зеркало. Можно было не смотреть вперёд, а глядеть только вниз перед собой и всё видеть: и встречных прохожих и дома и даже рекламу.  Я перешёл дорогу и далее решил идти, ориентируясь только на отражение на асфальте. Я ничем не рисковал:  пересекать дороги с неуступчивыми машинами мне было нужды, и до моего дома путь по асфальтовому зеркалу должен был немного отнять у меня или вдруг и одарить меня чем-то.

   Случилось это «чем-то», одарившее меня сплошными загадками. Я спокойно и уверенно шёл к дому, ориентируясь только на отражения в асфальте. Вдруг я увидел в нём неизвестное мне строение. Удивлённый, я поднял глаза, чтобы лучше обозреть откуда-то взявшийся неизвестный мне домик и … обомлел. Я увидел совсем чужой мне уголок города, который в отражении выглядел по-другому, как привычный  путь от вокзала до дома. «Ну, ты попал …», послышалось мне. Прохожие были редки, но я расспрашивал каждого о своём местонахождении. Однако все встреченные мною  проходили мимо, как будто меня не было видно и я их не окликал.

   В растерянности я присел на мокрую скамейку, чтобы успокоиться и обдумать случившееся. Однако, как я не тщился всё вспомнить, понять – не получалось ничего. Мысли не приходили, как будто обнулили большую часть моей памяти. Зато во всём теле что-то начало происходить. Я вдруг почувствовал в животе игру шампанского, пузырьки которого  я ощутил и во рту и в носу. Я начал слышать какие-то звуки, но не музыку, скорее это было похоже на напевный звук неизвестного мне мира, приветствовавшего нового посетителя – как мне почему-то показалось.  Я встал на ноги, чтобы вежливо поздороваться с кем-то. Сразу все необычные ощущения исчезли, а голова и память вернулись в прежние состояния.  Краткий анализ и маленький опыт доказали мне, что источником странных ощущений и звуков – была эта мокрая, невзрачная скамейка. 

   Невдалеке, под крышей автобусной, кажется, остановки стояла другая лавочка и я рискнул на неё присесть.  Тотчас подъехал автобус, и из него вышли три субъекта: Кот, Собака и аквариумная рыбка - Барбус. Они приветствовали меня и пригласили стать одним из них. Я решительно отказался, сказав, что я очень не хочу зависеть от людей, очень ненадёжных и жестоких. Странная троица вернулась в автобус, который сразу уехал. Не успел всё обдумать, как снова остановился автобус, из которого опять вышли трое: Туча, Волна и Ветер. Я опять отказался превращаться в одного из них, так как не хотел быть лишь исполнителем чьей-то воли. Я хотел сам решать, что я буду делать.  Туча, в ответ, мне заметила, что я, должно быть, очень религиозен, если думаю, что за  всеми движениями стоит чья-то воля. « А почему – не наша собственная воля ?» - с усмешкой спросила она. Я нашёлся с ответом, сказав, что если бы у каждой волны была собственная воля, то волны бы двигались в разных направлениях, каждая волна бежала бы по своему курсу.  Волна согласилась со мной, насмешливо резюмируя – «Уел».

   Третий автобус привёз мне Камень, Воду и Огонь. И опять я «пошёл в отказ». Я вежливо просил не обижаться на меня и пояснил, что камнем я быть не хочу, т.к. я не могу отказаться от мира и не ощущать ничего внешнего, довольствуясь только внутренним. Воду я очень люблю,  но не желаю существовать как каждая капелька в огромном коллективе, без возможности уединиться.  Огонь - замечательно энергичен, но бывает так жесток, что я не могу быть им.  И это автобус уехал без меня.

   Не ожидая прибытия  следующего автобуса, я вскочил с лавочки и покинул остановку, решив обдумывать ситуацию – на ходу.  Я вдруг понял, что не хочу быть никем, кроме себя.  Если я найду кучу денег – хорошо, они мне пригодятся. Если я вдруг начну понимать иные языки – тоже неплохо, при условии, что я останусь самим собой, и мне нужно будет превращаться в другого человека – полиглота. Эта мысль удивила меня: я частенько фантазировал о том, что я обладаю невероятными способностями: сильнее всех, умнее всех, талантливее всех и во всём.  Нужно хоть сейчас признать, что  я не обладаю и не никогда не смогу иметь этих выдающихся качеств. Жить же другим человеком или другим существом – я тоже не хочу! Но почему? Что во мне есть, что я так высоко ценю и не желаю лишиться?  Трудный вопрос. Его нужно пытаться понять на даче,  где природа и уединение защищают от суеты и потихоньку взращивают во мне что-то очень  ценное. Вдруг я почувствовал удар по моей попе  и услышал резкий грубый мат. Я очнулся от своих размышлений и увидел, что стою посередине  улицы, рядом с моим домом. И стою я  на трамвайных рельсах, ко мне приближался трамвай, а,  стоявший среди других прохожих пережидавших проезд транспорта  мужик, осыпал меня матом, обвиняя, что ещё не вечер, а уже нажрался.  Слава Богу, я – дома.  Однако, и теперь сомневаюсь в произошедшем со мной: не сон ли это на ходу,  как у лунатиков?  А главный вопрос о том, что во мне есть такого ценного? Я до сих пор им маюсь,  и дача  помогает мне понять себя.   


Рецензии