Физика

      Физика успешно применяет понятия, в той или иной мере  отражающие состояние внутреннего покоя материальной системы: «абсолютная температура тела», «абсолютно черное тело», «темная материя», «темная энергия» и т.п. Все эти состояния с разных сторон характеризуют поведение материальной системы, но есть одно, которое стоит несколько особняком от всех, – «сингулярность». Однако сказать о сингулярности что-либо конкретное современная наука не может, поскольку все параметры этого состояния, согласно ее современным представлениям и теориям, обращаются в бесконечность. Любые другие известные состояния материальной системы предполагают возможность того или иного физического измерения, но только не сингулярность. И вот тут важно обратить внимание на то, что в науке «функция состояния» Л. Больцмана является единственной величиной, которая не измеряется физически, а вычисляется. Благодаря этому вероятностная теория энтропии Л. Больцмана может помочь составить представление об уникальном состоянии материальной системы, названной «сингулярность». Минуя энтропию системы, иной возможности проникнуть в ее сингулярность не существует, потому что измерить там физически что-либо  невозможно. Для сингулярности никакого измерительного инструмента не существует, и создать его принципиально невозможно. Между тем, для «функции состояния» в  сингулярности нет ничего необычного, потому что это одно из возможных ее значений, когда энтропия в системе достигает своего предела, максимума. В реальности такое предельное состояние, вероятно, характеризуется тем, что поле и материя в системе могут  в течение физически нерегистрируемого мгновения сосуществовать, не взаимодействуя друг с другом. Такое физически неуловимое мгновение само по себе, как процесс, как внутреннее состояние системы, измерить невозможно. В известном смысле  любой самый технологически сложный физический эксперимент  как критерий истины тут не работает. Он в известном смысле бесполезен, потому что количественные и качественные характеристики системы в состоянии сингулярности как бы сосуществуют отдельно друг от друга. В это мгновение два альтернативных состояния системы, быть ей полем или материей, становятся равновероятными – внутреннее движение в системе стремится сосредоточиться в поле, а покой – в ее материи. При этом одна часть системы, ее материя, стремится поглотить любое возможное излучение, но ничего сама не излучает, а другая ее часть, поле, всё излучает, но ничего не поглощает. Материальные объекты, подтверждающие в том или ином виде существование сингулярности, можно наблюдать и изучать, но понять ее из-за многообразия физических взаимодействий невозможно. Все эти объекты как бы случайно «разбросаны» по вселенной и существуют, например, как непонятные до сих пор «черные дыры» и звезды. Сложность понимания физической сингулярности состоит в том, что количественные измерения для этого состояния имеют вторичное вспомогательное значение. Главное в сингулярности, как и в информации, – качественная сущность этих явлений. По этой причине моделирование сингулярности, вопреки сложившимся представлениям, не представляет особой трудности. Сложно не моделировать сингулярность, а воспринимать, интерпретировать получающийся результат в рамках сложившихся в науке представлений. Его сложно совместить с реальностью, поскольку он противоречит привычным представлениям об окружающем мире и информации. Например, для физика-экспериментатора такой результат может показаться немыслимым без традиционных и обычных для него количественных характеристик. Но надо понимать, что в состоянии сингулярности реальная материальная система подобна «абсолютно черному телу» и «абсолютно яркой звезде» одновременно. Реальный объект в этом состоянии становится невидимым наблюдателю и со стороны материи, и со стороны поля, поскольку любой падающий на него свет будет только поглощаться как «абсолютно черным телом», так и его противоположностью, «абсолютно яркой звездой». Такая двойная система для наблюдения невидима, она «растворена» одновременно и во ТЬМЕ, и в потоке любого СВЕТА. Вот и «функция состояния» Л. Больцмана о реальной сингулярности говорит только то, что материальная система может физически пропасть из виду для любого наблюдателя, экспериментатора. Но то, как из невидимого состояния она становится  видимой, эта формула в современном виде продемонстрировать не может. Эта формула дает наблюдателю, физику-экспериментатору представления только о некоторых поверхностных сведениях того, что происходит с уже видимой, наблюдаемой материальной системой. Но вот сам процесс выхода системы из состояния «сингулярности», когда вероятности у «функции состояния» начинают различаться, неизбежно остается за рамками понимания. Для любого наблюдателя, обладающего только «функцией состояния», процесс разделения СВЕТА и ТЬМЫ скрыт и остается тайной. Все возможные состояния системы, отражаемые этой функцией, без процесса разделения СВЕТА и ТЬМЫ – всего лишь результаты, но не сам акт их возникновения, изменения.
СВЕТ и ТЬМА, информация и сингулярность – два феномена, которые дополняют друг друга. Представление об их единстве  сегодня отсутствует, что препятствует развитию науки, философии и культуры мышления в целом. Проникновение в сингулярность, ее моделирование может продемонстрировать удивительный факт того, что минимальная информация в относительно замкнутой системе по форме тождественна максимально достижимому ее  значению. Иначе говоря, минимальная информация, СВЕТ, содержащийся во ТЬМЕ, по форме потенциально содержит и поэтому способен отразить  бесконечность, возможность движения, изменения, развития любых систем.

      


Рецензии
С одной стороны - вспоминается анекдот, - К пианисту, отыгравшему произведение, подходит слушатель и говорит, - "Не очень разбираюсь в музыке... но скажите, какие клавиши выиграли, чёрные или белые?". И одновременно с другой, от Эйнштейна - "Человек стремится каким-то адекватным способом создать в себе простую и ясную картину мира..." выскажусь не умничая, ибо в физике ноль.

Верхним чтением описанного состояния сингулярности возник образ взаимодействия не столько силы поля и податливости материи, не только оживляющей идеи и оплодотворённого материала воплощения, а совсем уж объёмно-символически - образ художника, с неясным ещё замыслом будущего полотна, замершего перед палитрой с горой тюбиков. Мастер и его поиск - что и как воплотить.

Сингулярность тогда - это точка решения. Напоминает маятник на стержне, но не вниз всей своей тяжестью, а вверх. Уравновешенный. Настала пора упасть.
Но в какую сторону?
Этот вопрос, который может растянуться в бесконечность, но если уж решается, то в мгновении, порождая уже неотменяемую цепочку логически разворачивающихся действий.

И тогда вселенная, это палитра возможностей, в которой чёрные области ещё ждут своих творцов, а звёздные - уже творение в действии.

Возможно наивно, но мне понравилось.
Виктор, спасибо Вам и Эйнштейну...

Владимир Рысинов   17.11.2017 06:25     Заявить о нарушении
Владимир, благодарю Вас за отклик и понимание темы.
"Сингулярность тогда - это точка решения". Очень возможно, что это так и есть.
С уважением.

Виктор Морозов   17.11.2017 22:16   Заявить о нарушении
Возьмите к примеру элементарную частицу Пи-ноль и задумайтесь о результатах её распада и времени жизни,найдите аналогию с гегелевскими НИЧТО и НЕЧТО и их переходом друг в друга,свяжите это с явлениями фоторождения и аннигиляции,авось что-то и срастётся или см. мою работу "Философия всеединства".
С приветом и уважением Николай.

Николай Каркавин   18.12.2017 13:11   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.