журавушка

            Ночь  выдалась  трудной, теперь это стало частым  явлением, но  совсем
 не это волновало Ефимыча – поселилась в душе какая – то тревога, будто
что –то недоделал, недодумал, и заглушить эту тревогу ничем не мог…
И то что друзья едут – радовало,  но какая -  то неспокойность оставалась.
           В  шахте – за  много лет работы - научился  молчать,
 мысленно обсуждая дела с друзьями и с женой, не раз замечала ему Полина,
совсем разучился разговаривать, а внуки  хотят  всё знать. ..
-         Ефимушка,   мы так  с тобою наговорились! - смеясь, бывало,  говорит она, выпроваживая
с  кухни, оказывается, вообще не проронили  ни слова, хотя весь день  рядышком.      
              Старенький родительский домишко  стал  истинным спасением
от всех напастей, но и утратой  прошлого, настоящего, без учёта лет
собственного бытия.
                Родные  уральские места наполняли силой.
Занимался хозяйством и рыбалкой. Ходил к речке  с удочкой, встречал солнце
и  разговаривал со своей Полинушкой.
 Сегодня приснилась она молодой девчушкой у Журавлиного озера  в степи.
  Бежала ,  высоко вскинув руки, провожая  поднявшийся в небо   клин  журавлей, сама похожая на голенастого  журавлёнка.  Даже во сне он задыхался   от  нежности,
 обнимая её хрупкие плечики;  смеясь, она щекотала ему подбородок ,
уклоняясь от поцелуев, грозилась разлюбить  колючего  «медведя».
                Он вскидывал её как ребёнка над головой, ловил крепкими шахтёрскими
  руками и ,тоже  шутя, приговаривал:
-   Разлюби, только не улетай, Журавушка  моя.
                А она, легко взмахивая руками, уже звала к озеру – и он  шёл, шёл  за  лёгким  призрачным видением, не чувствуя  ни  себя, ни времени, ни утренней  изморози, стараясь не потерять  в  густом  тумане исчезающий облик,  ощущая  бездну  невесомой  бесконечности…
                Очнувшись,  безотчётно долго  смотрел на мелко  собирающуюся  влажность,  покрывающую  листья  печального  ивняка.
 Утренняя  морось  ознобом  пробиралась  под  лёгкую  рубашку.
Ему казалось ,  что  уже  давно  стоит  у  речки ,  и уже  мостки  видны  в  отступающем
и  светлеющем  тумане, но  не  помнит  - почему ,  и   как будто  кого – то  ждёт,
что  - то  должно  произойти.
                Холодный , тяжёлый от влаги, воздух  перекрывал  дыхание,
что – клинило  в  груди , хотелось  откашляться, но не  было  сил.  Да – да  -  он  ждал,
сейчас    придет, как  всегда,  Полинушка,  принесёт  свой  волшебный  густой  и  ароматный
отвар  трав… --  и  понял –   ждал этого  горячего  глотка, когда  в  груди  враз  как – то
мягчело,  тогда  он с лёгкостью откашливался – свободно  вздыхал.
Ефимыч  огляделся : собака  преданно  сидела  справа  у ноги, но  вот  Полинушки   …
       -      Господи, да ведь её уже  год как   нет.
                Не было ни дня , ни часа, чтобы не вспоминал ….    как было не обожать её,
заполнившую все фибры его тела и души, биолог по  образованию – она оказалась  в
семье домашним врачом, замозабвенной заботой вытащила его с  того  света, совершенно
забыв  о самой  себе – корил себя, мучился совестью – не уберёг журавушку.
                Она  вошла  в его жизнь тоненькой звенящей стрункой , радостно будоражила ,  заглушая все и всяческие  звуки  и  порывы:  ни война – с её  смертями, грязью и грохотом –
ни болезни не оставляли большого следа, если слышал в душе её биение – верил, что если жив  - выкарабкается,  беззаветно верил в  своё продолжение с нёй…
 Иногда удивлялся самому себе – как и почему девчушка  имела   над ним
такую власть. Смеялся над  её, как казалось ему, наивной  жалостью и  трепетным 
отношением   ко всякой  букашке  и  травинке.
              Большой и грузный , он  как – то наступил на лесной тропе на цветок земляники,
а когда оглянулся  и  был  озадачен – жена  нежно расправляла стебелёк и чуть не плача
уговаривала его простить и не покидать Землю, оказалось, – раздавил редкий вид белой
фиалки, занесённый в Красную книгу.
           С высоты теперешнего положения понимал   как сказалось её влияние на все этапы
жизненного выбора – и учёба, и шахта, и Афганистан… дети –  жалел и любил  безоглядно, стараясь  соответствовать, не разочаровать,
быть тем плечом, которому она доверилась. Её трудом создалась и утвердилась непередаваемо -
родная  атмосфера семьи, радостно непринужденная свобода общения…  и  любовь.
        Туман медленно редел, рассеивался под напором  света,
 но сон, в котором он ясно видел через окно лицо  молодой  жены,  держал  крепко.
               Он готов был для неё на любой подвиг, вспомнил, как  она ,показывая на шумящий  грозно   летний поток  реки, с сомнением  качала  головой:
         -        Едва ли можно здесь купаться…- а он с разбегу отчаянно   кидался с берега,
кричал,что уже согрел воду и звал ,звал окунуться: « Я спасу тебя – прыгай…». Всё его тело
трепетало радостной упругой  силой,  было  таким лёгким и  невесомым, что ,казалось,
готов наперегонки носиться с бурными струями неугомонной Исети…- и она купалась ,
купалась в его руках, бережных и сильных,  безмятежно доверяясь ему…
                Солнцё набирало силу .     Небо, будто умытое первыми, ещё лёгкими ночными заморозками,
потеряло романтическую силу, отодвинулось высоко – высоко, стало холодным и
недосягаемым.  Солнечные  лучи разбили туманную плотность –
 и вдруг солнце озорно и  ярко  осветило разноцветную  красоту…
 - … и защемило… и заныло  сердце при виде царского убранства  осени.
--  Да – да,  столько всего  произошло…
    Она любила это время ... это её привет  и  благословение...
      И  отпустило -    вздохнула  благодарно   грудь. 
              И страх , беспокоивший  ночами  сердце, оставил его.         
Влажный  и холодный,  осязаемо плотный воздух наполнял грудь живительной силой,
 хотелось бежать к солнцу, согреться и стряхнуть зябкую дрожь.
                Этим благодатным утром встретил Ефимыч своих друзей и
увёз к себе – в летнюю  пристройку  на  берегу  Исети.
                Обычно  бурный и игривый приток – в это время  разгулявшейся осени – притих и
по  чистой  глади задумчиво  кружил  золотисто – красные  листья  прибрежных  деревьев.
Тропинка,  усыпанная  шуршащей листвой  березняка,  привела  к домику,
почти  невидимому  среди кустарников.
 -               


Рецензии
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.