Выбор Таи

 Из  повести "Сестры. Жизнь не в унисон".
                2


О чем только ни позаботится любящая тётушка! Например, она посчитала,  что девушка из хорошей  семьи  просто обязана  уметь петь. Сказано - сделано. После недолгих поисков учительницей была  выбрана  Раиса Васильевна, много лет  преподававшая  в    консерватории. Первый  урок  состоялся  в помещении училища. Пожилая дама с артистичной  внешностью  попросила Таю спеть отрывок из арии  или романс.  Прослушав «Жаворонка», исполненного  дрожащим голосом,   она  авторитетно   изрекла:
- Голос приятный, но слабенький, поете чисто, но дыхание не разработано. Я  берусь заниматься с вами, уроки будут два раза в неделю, по средам и субботам у меня  дома.

В первую же среду Тая поехала  к «вокализе» после занятий,  с виолончелью.  В субботу Тая отправилась  на урок   на Загородный проспект  из  дома, что было значительно ближе.  Тая    с рвением  взялась осваивать искусство  вокала.
Но видно, она перестаралась,  возникли   хрипота,  боли в горле.  Тая пунктуально  выполняла все предписания Раисы Васильевны, по часам  принимала лекарства и полоскала горло,  но переутомлённые   голосовые связки  не  хотели войти в норму.    «Возможно, это временное явление,  сделаем  паузу  до лета», - развела  руками  Раиса  Васильевна.  Так  попытка  петь провалилась почти в зародыше.
Но тётушкина инициатива  на этом  не закончилась.


***

     В доме стали  появляться  особы в нелепых шляпах, фетровых ботах, с объёмистыми сумками, полными  добытыми  в очередях товарами.  Приходя по двое, они  топтались у входа, громко шептались. Домработница  Клава встречала своих приятельниц с распростёртыми  объятиями, тут же в передней   ставила стулья, вазочку с конфетами и  зефиром, а главное -  фото   альбомы.  Женщины  рассматривали  изображения тёти Кисы  с мужьями,  добирались до фотографий  Таи и  обсуждали  девушку так,  словно они были  режиссёрами   кастинга.
      Тётя Киса, находясь в соседней комнате,     узнавала   резюме  сразу  после ухода женщин.

***
На улицу Салтыкова – Щедрина   зачастили  мужчины.    Первым появился морской офицер лет тридцати пяти.  Клава извлекла из  буфета и поставила на стол парадный сервиз, Тае  велели переодеться. Чаепитие проходило в неторопливом  ритме, разговоры шли в основном о работе и материальном достатке гостя.    После ухода моряка  тётя спросила у девушки:
- Ну,  как тебе гость понравился?  Говорят, что  он без вредных  привычек, настоящий   мужчина.
- Тетя Киса,   он мне ужасно не понравился.
 - Вот те на! Почему?
- Он двух слов связать не может.
- Ну, ладно, мне он тоже  не очень. Поищем другого.

Следующим пришёл  мужчина в деловом костюме   с приторной улыбкой на скуластом лице. Пока Тая в кримпленовом платье, нацепив  новые   серьги,  наливала  чай в  чашки   саксонского  фарфора,  «жених» не сводил с нее глаз.
Едва  дверь  за гостем  захлопнулась, произошёл    обмен мнениями:
- Этот  юрист очень приятный  человек,  – изрекла  тетя Киса.
-  Глаза бы мои на него не глядели, - отмахнулась Тая.
-  Ну, ладно, мне он тоже так себе, хотя он с тебя, проказница, глаз  не сводил. Тётя Киса   всё  видит. 
После  третьего отвергнутого  жениха  Тая стала с юмором  относиться  к  подобным   визитам.

Летом Тая уехала  к матери.  Наряды дочери,  разговоры о женихах и богатстве  - всё это  не понравилось Татьяне Алексеевне.  «Из огня да в полымя! Как бы тётка  Таю замуж за неподходящего типа   не выдала»!   


***
Осенью в гостях у тёти Кисы появился  Валентин, разведенный зубной техник  двадцати восьми лет.  Он приходил с цветами, с бутылкой  хорошего вина.  Имея хорошую  клиентуру, он прельщал девушку   разговорами  о красивой  жизни, дарил  тётушке   импортные  духи и  конфеты, не забывал и Клавдию.    Предложение молодой  особе   руки  и сердца  женщины     восприняли неоднозначно. 
- Держись за Валентина, он внимательный и денежный. Ты с ним не пропадешь, - увещевала  тётя Киса.
- Но  я его  не люблю, он некрасивый, у него зубы большие!
- Вздор! Стерпится – слюбится.  Что, твой композитор был лучше?
Тая  вспыхнула. На что намекает тётя? Почему так упорно  хочет выдать её замуж? Девушка  почувствовала себя  нахлебницей,  ведь на одни её наряды   уходит  уйма средств.  В таком случае Тая сейчас же съедет, отправится к сестре  или в  Ригу,  нестерпимо  чувствовать себя обузой.  Но ни  сестра, ни  мать  не готовы  были  принять её  в ближайшее время.
Взвесив все  обстоятельства,   Тая согласилась   выйти замуж за Валентина. Тётушка промокнула глаза,  прощаясь с племянницей:
- Если  что не так,  ты сейчас же ко мне! – напутствовала она девушку.

***
Тая переехала к Валентину. Жизнь с мужем  не принесла ни особых восторгов,   ни потрясений, по-прежнему  приходилось много «пилить»  на виолончели. Валентин  создал все условия,  чтобы обожаемая жёнушка  могла  заниматься  музыкой,  и она была благодарна   за это.   
Отлично  сыграв  программу на выпускном экзамене, сдав все работы по гармонии и теории музыки,  Тая гордо  принесла домой    диплом Ленинградского   музыкального училища.    Вскоре  она поехала  в Ригу, где без особых усилий поступила в консерваторию, правда,   не на струнное, а на  педагогическое  отделение   по специальности:  хоровое  дирижёрство. 

 Однажды, возвращаясь из консерватории    через парк,  Таисия  совсем  близко  увидела знакомое лицо:
- Кира!
- Тая!  - подруги обнялись.
 - Я так  хотела с тобой встретиться, но  ты сбежала в Ленинград. А теперь  насовсем приехала?
- Я учусь здесь  заочно, буду ездить.
- Но почему? У тебя здесь  мама…
-  А в Ленинграде у меня муж.
-  Ого! Поздравляю.  И кто же он?
-  Он зубной техник.
-  Какой он человек?
- Валентин хороший, заботится обо мне, помогает,  всё  делает по дому .
-  Здорово!  А музыку он,  надеюсь,  любит, на концерты с тобой  ходит?
-  Иногда.  Он много работает.
- Тебе с ним интересно? Есть о чем поговорить?—продолжала сыпать вопросами Кира. «Она все такая же»,-  подумала Тая. «Она совсем другая стала», - сделала  вывод    Кира.
- Сходим в субботу на  «Гамлета»?- почему-то строго спросила она.
- Спасибо, но я иду на концерт  в  Домский. У тебя телефон  не изменился?  Отлично, я тебе позвоню.
 Подруги разошлись, не оглянувшись.


***

 Домский  собор,  последнее десятилетие функционирующий как концертный  зал,    был  полон  публикой,  люди степенно  садились на  места.  Прозвучал короткий   аккорд, означавший начало концерта. 
 Сидящий  рядом  с Таей    слушатель усиленно шуршал  программкой. Тая повернулась к нему, чтобы сделать замечание, мельком  заметила ежик  светло-русых волос.
Первой значилась органная прелюдия и фуга Букстехуде.  Трубящий  над  кафедрой ангел  приглашал    оторваться  от буден и  погрузиться в беспредельность   звуков.
Первое отделение концерта окончилось каскадом аккордов, извлечённых из  басовых и дискантовых  регистров  уникального рижского органа.

В перерыве публика медленно прохаживалась вдоль бледно-розовых с желтоватыми пятнами толстых   кирпичных стен, где    громоздились  реставрированные гробницы церковных иерархов Ливонии.

Юноша с причёской  ежиком  оказался рядом с Таей. Они  стояли возле    гробницы   епископа, известного также как   врачеватель.  Молодой человек всмотрелся  в каменные буквы и символы,  отступил на   несколько шагов и   высказал свое  мнение:
- Вот этот герб не соответствует историческим реалиям. Здесь изваяна чаша как символ исцеления, но в то время не было профессиональных врачей и ставшей для нас привычной символики тоже не было, я проверял по энциклопедии,  -  веско произнес  молодой человек.
- Вы историк?-  поинтересовалась Тая,
-    Нет, но я читал  историческую  литературу.
Когда отзвучал   мощный  органный  финал,   публика вышла из собора на площадь. Тот самый  молодой человек  снова   оказался рядом.   Пошёл   снег.  Поеживаясь от  ветра и снега,  Тая быстро шла  к Бастионной горке, молодой человек  не отставал.
Тая  ступила неудачно  на полоску  льда и чуть не упала. Молодой человек  со  снежинками в ежике волос  подскочил и  поспешно взял незнакомку  по руку.
- Тут скользко. А вы,  наверное, музыкантша,  я прав? Извините, я не представился,  Максим.
- Таисия,  между прочим,   я замужем.
Максим расхохотался:
- В лоб! И когда только успели? Впрочем,  красивым женщинам  всё можно.
Тая поёжилась. Чересчур раскованно   держался    этот  субъект.   


***

Максим был поздним ребенком в семье врачей.  Родители,  зная,   что сын пойдёт по их стопам, хотели,  чтобы он занял более высокое положение в обществе. Для этого    был нанят  в учителя  чистокровный француз. К окончанию  мединститута  Максим  свободно владел двумя иностранными  языками.
 С таким багажом Максим,  уже  аспирант,      подал заявку на вступление во всемирную организацию здоровья (ВОЗ),  врачи которой  работали за границей, и хоть местом  их обитания были третьи  страны,  это было огромным карьерным  скачком. Максим терпеливо ждал результатов  проверки  своей кандидатуры, временно    работая в провинциальной латвийской   больнице.

     Познакомившись с Таисией, побывав у нее в квартире,  он пришел в восторг. Вдоль  стен  висели горы Рериха, старый  черный  рояль  создавал атмосферу    концертного  зала, кабинет матери,  искусствоведа,  был заполнен  книгами  по искусству.
Образованная привлекательная,  Тая  словно магнитом притягивала   молодого человека.  Общаясь, они с удивлением замечали   сходство  во  взглядах на многие вещи.   
    Максим, без  пяти  минут  заграничная  персона,  понял – лучшей жены ему не найти. То обстоятельство,  что молодая  женщина замужем,  не казалось ему непреодолимой преградой.

Зубной техник   не мог не заметить  перемену, произошедшую в  жене.   Она сидела, уставившись в одну точку, на вопросы отвечала односложно.
- Что с тобой, ты  больна? - допытывался муж. Тая покачала головой.
- Что случилось в Риге, ты мне можешь объяснить? Ты с кем-то познакомилась?
- Ничего не произошло, - нарушила тягостное молчание Тая, - оставь меня в  покое.
- Я чувствую, что ты меня  скоро  бросишь, -  с горечью произнёс муж.
Тая была в смятении.  Вызывая её на телефонные  разговоры, Максим постоянно  спрашивал,  поговорила ли она,  наконец,  с мужем.

***
Через три месяца   Тая и Максим     договорились  встретиться  возле  Рижского художественного  музея.  Молодой  врач  появился  в  отличном настроении. 
- С приездом, Таюся! ты похожа на  птичку, которая с весной расправила крылья и почистила перышки.     Расскажи,  как дела на музыкальном фронте.
     Они шли по Эспланаде.   Вокруг было ликование красок,   едва распустившиеся листочки окружали  деревья нежно-зеленой дымкой. Мамы  с детьми стремились к    детским площадкам,  отовсюду  раздавались   радостные  голоса. 
Тая  рассказала о преподавателе консерватории,  который во время урока  гармонии   часто посматривал в газету. При  последнем  слове  Максим    встрепенулся:
- Ах, китайцы-черти, что же они делают! Культурную революцию придумали!
Тая замерла  от неожиданности.  Максим,  оказывается, совсем не слушал её!   Она  спросила о главном:
- Тебе разрешили выезд за границу? 
- Тянут с ответом. Ты бы знала,  Тая,  как я извёлся!  Давай, поедем  к нам,  я  тебя с родителями познакомлю.
-  Нет,  лучше ко мне, мой  дом рядом. 
Но Максим перенес визит на другой день.
   
     Наутро Тая  с матерью спозаранку отправились на рынок, где  купили овощи, мясо,  зелень.  Тая,  научившись  от тёти Кисы  готовить, со знанием  дела  добавляла в бульон специи, деловито проверяла готовность жаркого, поручив матери шинковать лук,    натереть   сыр.  Вскоре мать собралась в музей, где  должна была  принять офорт, привезённый  из частной коллекции.   
-  Ты без меня  справишься?
- Конечно, -    кивнула  дочь.
Максим с букетом фиалок и вином пришёл пунктуально.
- Привет! –  его улыбке могли бы позавидовать звёзды Голливуда.
-  Садись  за стол, ; церемонно произнесла  Тая,
- Спасибо, вообще-то я уже перекусил, меня  мама без еды не отпустила. 
Увидев огорченное лицо хозяюшки, Максим пошёл мыть руки.
-  А твоя  мама  будет с нами? – он деловито окинул взглядом  стол. 
- Она на работе.  Тебе  какой салат положить,  свекольный  или сырный?-
- И тот  и другой, - Максим со знанием дела раскупорил бутылку, налил  вино  в бокалы.
- За нас, ; провозгласил он,  -  За твой развод!
Тая не нашлась, что сказать. Максим прожевал  дольку апельсина:
- Ты знаешь,  как я к тебе отношусь.
-   Как? - Тая сделала непонимающее лицо.
-   Ну, люблю...
-  А без «ну»?
-  Ну,  хорошо,  люблю.  Выходи за меня замуж!
У Таи  щеки запылали от  волнения:
- Боюсь, что тётя Киса  не согласится…
- Причем  тут она? Ты, главное, с мужем разберись, поставь  точку. Ты мне нужна, я скажу  прямо, без жены    меня  за  рубеж  не выпустят.
Таю словно холодным душем окатило. Вот  она,  истинная причина его настойчивых ухаживаний! 
В тот  день они  расстались холодно. 
- Я тебе позвоню, как только сдам экзамен,  -  она отвела   глаза в сторону. 

    Для Таи  осмысление жизни  продолжалось параллельно усиленным занятиям.  Чаша весов постепенно  склонилась в сторону  рижанина. Стало ясно, что Валентин,  заботливый, но  скучный,  не сможет её удержать.  Максим, смешной,  остроумный, завладел  её  мыслями. 
   Вырваться из узких рамок страны,  познать  мир  - то,  о чем  мечтали многие, но мало кому  удавалось осуществить,  вставало перед ней отчетливо.
Наконец,  при встрече  Тая  согласилась быть рядом  с Максимом,  обещала разделить с  ним  превратности   судьбы,  но призвала его  к терпению.

***

Тая,  наконец-то,   рассказала   Валентину   про свою любовь к  Максиму,  признала   вину перед мужем, раскаялась в том, что долго замалчивала существование  другого мужчины, упомянула она и  про совместные  зарубежные   планы.  Очевидно, последнего  не надо было делать:  обычно покладистый  Валентин  вдруг заупрямился  дать  развод.  Ситуация  казалась тупиковой.           Пришлось Максиму, обладающему даром общения  с людьми,  совершить  паломничество в северную  столицу.
Появившись  на  улице Салтыкова-Щедрина   с длинными  розами, внушительной  коробкой шоколадных конфет и  с бутылкой  рижского  ликера,    Максим растрогал  старую даму.   Тётя Киса  усадила молодого человека  напротив себя и устроила допрос с пристрастием:  где работает, сколько получает, как думает содержать жену. Тая ни жива - ни мертва,  сидела  рядом на пуфике. Узнав, что Максим намеревается в скором времени отправиться с Таей   за границу, где ему предложили интересную  высокооплачиваемую  работу,  тётя Киса  окончательно растаяла.
  – Ладно, молодёжь, женитесь, размножайтесь.  Валентина я беру на себя, - тётя Киса перекрестила влюблённых.   

Вскоре  Валентин позвонил и убитым  голосом произнёс, что не хочет портить жизнь Тае, поэтому           согласен  на развод.

Татьяна Алексеевна поехала встречать дочь, думая  по дороге:" Одно горе с этими  дочерьми,то у одной проблемы, то у другой что-то случилось. Слава Богу, у Таи  наладилось, но теперь Нина загрустила, ходит как в воду  опущенная. Надо выяснить, что  стряслось."


Рецензии
Жалко Таю. По-моему, она и со вторым мужем будет не больно-то счастлива. Есть такие натуры, пассивные, жертвенные, они принимают жизнь такой, какова она есть, они многое могут вытерпеть, особенно, ради детей.

Лиа Ка   29.11.2017 12:04     Заявить о нарушении
Не все такие, как Скарлет (перечитываю "Унесённые ветром").
Успехов в творчестве.

Ирина Качалова   29.11.2017 19:10   Заявить о нарушении