Участник трех войн -I. Дарипаско Василий

     Эта  фотография  подписана  Дарипаско  Василием  Алексеевичем :                «Унтер – офицер    Дарипаско  В.А. 1893 г.р.   Фото 1915 года в городе Пятигорске,  где я    служил до откомандирования меня на турецкий фронт.  Василий Алексеевич в центре.  Со мной рядовые моего отделения Ставропольцы.»
 
                ПРЕДИСЛОВИЕ.
               
                ДАРИПАСКО ВАСИЛИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ    
участник трех войн. В Первую Мировую войну служил в 153-м Бакинском пехотном полку, 39-й пехотной дивизии, воевавшей с турками. Участник  Гражданской войны – Красногвардеец, Красный партизан. Участвовал в боях против белобандитов организовавшихся на Кубани, в Ростове под командованием Корнилова, Деникина, Кубанского атамана Шкуро, казачьего Донского атамана Каледина. В Великую Отечественную войну добровольцем пошел в 4-й сводный Донской  Кубанский  Гвардейский корпус. Служил в 105-м конно- артиллерийском Донском дивизионе.
                ( 1.01.1893 – 2.12.1984 )


                Часть  I.  УЧАСТНИК ТРЕХ ВОЙН.    
  Глава 1.  АВТОБИОГРАФИЯ ДАРИПАСКО ВАСИЛИЯ АЛЕКСЕЕВИЧА.               
          
         Я, Дарипаско Василий Алексеевич родился в 1893 году 1 января в селе Малая Джалга Апанасенковского района (бывший Благодарненский уезд) Ставропольского края. Из крестьян бедняков. Отец мой Дарипаско Алексей Дмитриевич и мать Дарипаско Прасковья Николаевна.  До вступления в артель в 1928 году имели 12 десятин земли, 2-3 лошади, 4 штуки крупного рогатого скота, 6 штук овец и инвентарь для обработки земли. Свой дом с постройками, усадьба. Семьи всего 7 человек, то есть отец, мать, три старшие мои сестры, брат  Иван (погиб на турецком фронте) и я, Василий. Сестры повышли замуж. Вскоре две из них умерли.
         Я,  Василий, окончив школу помогал отцу в работе с 13 лет. В 1911 году женился, а в 1914 году призван в армию. В 113 пехотный запасный батальон  г. Пятигорск. Окончил учебную команду. В 1915-1916 г.г. был откомандирован с маршевой ротой, сначала в Тифлис (Тбилиси), потом Сарыкамыш  [ПР.1] граница Турции, а после город Ереван. И вскоре на турецкий фронт в 153 пехотный Бакинский полк 39 дивизии. Получил звание младшего унтер-офицера. Командовал отделением и взводом 2-й роты. Наступая на фронте наш полк дошел до города Эрзинджан [ПР.2] ,Турция. На реке Евфрат [ПР.3] , где в ущелье реки Евфрат застала нас революция 1917 года. Осенью 1917 года нашу 39 дивизию сменили [ПР.4]. И мы пришли на Северный Кавказ. Наш 153 пехотный Бакинский полк разместили на хуторе Мархозово  ст. Гулькевичи, где мы в том числе и я Дарипаско под руководством комиссара политрука т. Чурсина, выезжали в станицы Петропавловская, Старомихайловская, помогали агитировать. И трудовое казачество снимало атаманов, а ревкомы избирали. Возвратились в Гулькевичи. 6 декабря 1917 года(старый стиль) был полковой митинг, на котором был избран полковой комитет. В том числе вошел по выбору в комитет и я Дарипаско В.А. На этом полковом митинге было бурное выступление бойцов, снять погоны, упразднить звание, титул. Было единогласно решено. Погоны все были сняты. Не снимал командир полка, кажется Быков. Заявил, что он не возражает, но надо на это приказ по части. Собрание в один голос закричало снять! И несколько бойцов вспрыгнули на трибуну и сняли остальную пару погон, бросив под ноги. Так разрасталось революционное движение в рядах армии фронтовиков, в рядах старого еще не изжитого царского режима в Кубанских хуторах и станицах, в 153 пехотном Бакинском полку, 39 дивизии.
      На заседании полкового комитета, в помещении зала ревкома, хутор Мархозово, на ст. Гулькевичи меня избрали в члены дивизионного комитета 39 дивизии (от 153 пехотного Бакинского полка). В ее состав входили полки : 153, 154, 155, 156, то есть Бакинский, Дербентский, Кубинский, Елизаветпольский. Вскоре я и перешел в штаб 39 дивизии. В 1917 -1918 году штаб находился в одном из зданий недалеко от  станции Тихорецкая [ПР.5]. В штабе были совещания и проходила вся оперативная работа дивизии. При входе в штаб в первой комнате стоял пулемет «Максима». Кажется мне , что  комитет состоял из 12 человек. Многих припоминаю, особенно тех  которые были вместе со мной , в общежитии, недалеко от вокзала.  Помню члена комитета Романченко Ивана Ивановича из села Бараниково Ново-Егорлыкского района (бывший Ставропольский край, теперь Ростовская область). С ним мы ходили в столовую – ресторан. Где он работал? Что выполнял не припомню. Имел с ним переписку, давно. Помню Бойко. С ним такой  был памятный случай. Сидим в общежитии на койках. Я на своей, а Бойко против меня на своей. Он держит в руках вынутый из кобуры наган самовзвод – автомат и говорит : «У тебя Дарипаско  хужой не самовзвод, а у меня самовзвод» и балуясь нажимает легко на спусковой крючок и выстрелил  мне прямо  между моих ног, так что пуля задела лишь штаны, не задев ничуть тела моего. На него погрозили, он извинился. Откуда он и что он выполнял не помню. Помню члена комитета тов. Леденев ,имя забыл, но знаю , что он из Большой Джалги Ипатовского района Ставропольского края, недалеко от нас жил. Его я часто встречал по месту жительства. Его я и он меня знали хорошо. Что он в Тихорецке делал не помню.
      Я же был уполномочен производить передачу и приемку всего дивизионного имущества (то есть склады) и основную работу нес такую. С книгой учитывал транспорт. Принимал, записывал и сразу передавал. Подводы, двуколки, продовольствие, санитарные принадлежности разного рода, имущество военно-транспортное. И цейхгауз[ПР.6] кладовая, ящики, консервы, сушеная продукция и т.д. Ходил я на эту работу по мосту (переходный мостик  повыше рельс) на другую сторону станции и к вечеру обратно в общежитие. Одновременно я состоял в комиссии председателем по удовлетворению жалоб от граждан пострадавших от солдат нашей части: полки - Бакинский пехотный 153, Дербентский пехотный 154, Кубинский пехотный 155, Елизаветпольский пехотный 156. К нам много тогда приходили местные жители из всей окрестности, где стояли полки 39 дивизии. Жаловались: один за сено, другой за зернофураж, то есть фураж забрали. Несколько жалоб было за скот порезанный. Помню некоторым у которых были подтверждения местных властей из кассы штаба выплачивали. А если никаких подтверждений и свидетельских показаний нет, то направляли жалобы на местные советы для выяснения. Ревкомы при этом строго учитывали социальное положение: батрак, бедняк, зажиточные, помещики. Указывалась фамилия, кто за что жаловался и какое кому вынесли решение. Там должно где-то в архивах быть записано. Кроме этой работы я выполнял еще работу. Совместно с работниками железной дороги и еще военными бойцами вместе проходили по вагону и объявляли едущим с фронта турецкого.  Разъясняли, что едущие с оружием через город Ростов должны или изменить маршрут через Царицын (Сталинград) или сдать оружие в штаб 39 дивизии. Или кто сможет сам присоединиться в ряды войск Красной Армии. Указывали, что в Ростове контрреволюционное гнездо под командованием генералов Корнилова, Деникина, атаманов  Каледина, Шкуро. Таким путем сознательные бойцы оружие сдавали или присоединялись к нам сами.
      23 апреля 1918 года я был отпущен домой, получив документы, аттестат. И в 1918 году вступил уже [ПР.7] в добровольный самооборонческий Краснопартизанский отряд, в котором состояли все бойцы нашего села. Все село в одной роте. То есть село Малая Джалга в одной роте, Большая Джалга – другая рота и т. д. Командиром нашей роты был Золотарев Кузьма Федорович. Командир полка Литвинов из села Большая Джалга (Ипатовского района, Ставропольского края). Взводным командиром был Сердюк Иван Сергеевич, мы  с одного села. Я командовал отделением около 20-30 бойцов. Первый бой был под Гашуном (Ипатовского района, Ставропольского края) в августе месяце 1918 года. Потом ночной бой в селе Большая Джалга (этого же района), потом бой в контратаке под Малой Джалгой, где мое отделение при атаке отбило пулемет у Белобандитов. Станковый с повозкой и лошадьми. У убитого пулеметчика Марковский А. забрал револьвер с патронами. В августе - сентябре  1918 года в боях активно участвовали бойцы моего отделения товарищи Марковский Алексей, Стешенко Михаил Васильевич, Глазко Павел Егорович и другие. После этого, отбили  наступающих казаков и калмык. В селе Красномихайловское Ставропольского края на ротном собрании меня Дарипаско Василия Алексеевича и еще двоих - Чумака Иосифа Ивановича, Брашко Григория (кажется Захаровича) избрали и командировали в город Пятигорск в школу Красных Командиров. Разом с нами были командированы в военную школу из Большой Джалги Загорулько Николай и Лапта (имя не помню). Все мы учились в военной школе Красных  Командиров, под горой Машук, казармы в городе Пятигорске. Начальником школы был товарищ Арнольд. Это был октябрь, ноябрь,  декабрь 1918 года. Вскоре вся наша школа целиком пошла в бой под городом Есентуки. Отбив белобандитов (кубанских казаков). Вся школа отступила через станицы Зольская, Прохладная в город Владикавказ, где вместе с оборонческими рабочими вела бои. В городе я был ранен в голову, пуля прошла через ноздрю и пониже уха. Лежал в городской больнице угол улиц Бородинская – Евдокимовская при докторе Захарове. Нас там ворвавшиеся три кубанских казака терзали раненных. И двоих Ягупова и Черткова (ростовские) забрали и не вернули. Белобандиты  расстреливали многих и по городу вешали на столбах. Это было начало 1919 года, зима. Мне удалось  по просьбе медработников уйти , скрыться во дворе больницы. Потом, получив справку, ушел никем не задержан аж домой [ПР.8]. Дома, скрываясь от белобандитов, с партизанами уничтожали активистов белых. Весной 1919 года был задержан и арестован  в селе Благодарном (уездное). Подвергся репрессиям, меня побили. Затем трое военных по приказу коменданта шт. капитана (по сведениям Переверзев) дали мне 25 ударов спинкой сабли и шомполом. От них удалось уйти и весной 1920 года ушел в Красную Армию. А в 1921 году 21 января  [ПР.9] демобилизовался в запас. Дома с января 1921 года по 1930 год работал в своем селе Малая Джалга на выборных должностях. Работал при Сельсовете Заведующий волостным отделом Соцобеспечения, Заведующий отделом народного образования до 1925 года. С 1925 по 1928 год председатель кредитного товарищества. Потом в 1928 году председатель артели «Червона Зiрка», в эту артель сдал все свое хозяйство мой отец, и мы все стали членами артели. В 1928 году умерла моя жена. Через 1/2 года нашел вторую жену и с тем наша семья увеличилась. Всего отец, мать, я, жена и 5 детей. В 1930 году артель объединилась в одну. 1930 год - общая сплошная коллективизация, я счетный работник сельпо.
               
                ……….продолжение следует.
 
                  Примечания и дополнения к автобиографии даны внуком ДАРИПАСКО  ВЛАДИСЛАВОМ.
 
 [ПР.1]  Сарыкамыш - входил в состав независимой Армении, с 1921г. в составе Турции.
 [ПР.2] Эрзинджан, город, следующий за Эрзерумом на запад, по пути в Стамбул. И здесь на главном направлении вновь шла 39-я пехотная дивизия. По колесной дороге шел только обоз, полки же пробирались трудными горными тропами, постоянно перестреливаясь с обессиленными, но очень упертыми турками. Операция эта была не из легких. Дивизия вновь понесла большие потери, тем не менее, главный по значению после Эрзерума город был взят.
 [ПР.3]   река Евфрат, проходит через весь город Эрзинджан.   
 [ПР.4]  то есть 39-пехотную дивизию сменили свежие части и эта дивизия была отведена в тылы с лучшими условиями базирования ,в резерв. Таким образом, 39-я пехотная дивизия  самовольно линию фронта не покидала.
 [ПР.5] во второй половине  декабря 1917 года штаб дивизии еще некоторое время находился в вагонах 2-го класса (купейных). «На станции стоял штаб 39-й пехотной дивизии, прибывшей с Турецкого фронта. Командующим дивизией был Иванов, лет 26-30. Штаб располагался в железнодорожных вагонах 2-го класса. Вагоны стояли на рельсах в тупике, к ним тянулось много полевых телефонных проводов».       («Мой путь в авиацию» Лукьяшко А.В.-2014 г.)
 [ПР.6]   цейхгаус - военная кладовая для оружия, обмундирования.
 [ПР.7]   уже на Ставрополье.
 [Пр.8]   в Малую Джалгу.
 [Пр.9]  21 апреля 1921 года - все же точнее, по его же более ранним записям.


Рецензии