Волшебник для мамы

Г Л А В А 1

Ночная мгла, неумолимо ползущая с востока в сопровождении грозовых раскатов, накрыла своей тенью маленький подмосковный городишко с пафосным названием Великий Яр.
Впрочем, это был даже и не городок, а так, небольшой поселок переживающий не самые лучшие времена. Два-три десятка стареньких пятиэтажек утопающих в безбрежном океане сирени, да несколько пыльных улиц частного сектора, которые наполняли скудное пространство Великого Яра терпким запахом навоза и бесконечным ревом домашних животных.


Алые переплеты молний, вонзая в землю огненные стрелы, выхватывали из сумерек замершую в ожидании живительного дождя дубраву, под чьей тенистой сенью укрылся почти весь левый  берег обширного пруда. В жаркие летние дни, это место становилось предметом вожделения местных  ребят. Теперь же, покрывшись тяжелым  свинцовым оттенком  некогда ласково-игристая гладь воды, отражала  в своих мрачных глубинах черные  клочья грозовых туч.
На другой стороне водоема, словно грибы после дождя, разрастались вычурные особняки элитного поселка. Буквально за последние несколько лет он увеличился до таких размеров, что занял почти весь противоположный берег.
Его серебристые, непохожие друг на друга крыши,  вспыхивали сотнями ослепительных бликов всякий раз, когда молнии вспарывали черный атлас ночного неба.


Казавшийся  таким далеким  и недосягаемым, этот поселок был сродни  сказочному царству, притягивая  взоры обывателей вычурностью архитектурных изысков. Его устремленные в небо башенки и шпили, словно устроили между собой соревнование, удивляя друг друга необычностью форм и дизайна.
В одном из домов  на окраине Великого Яра, роняя расплывчатые тени рамных переплетов на поникшую зелень газона, светилось одинокое окно. Сквозь завывающий гул ветра было слышно как в бессильной ярости хлещут по стеклу ветви сирени, словно белоснежная красавица злится на непогоду за прерванный сон.
Молодая женщина лет тридцати,  поднялась  с кресла стоящего у постели пятилетнего мальчика. Едва держась на отекших ногах,она  подошла к окну и громко стоная от нестерпимой боли разрывающей грудь, задернула старенькие шторы.
Ее худое лицо было бледным и осунувшимся. Дыхание, перебиваясь хрипами, то замедлялось, то становилось прерывистым.
Немного отдохнув, женщина вновь вернулась на свое место и взяла в руки старую, почти затертую до дыр книгу .
Усталым, источающим болезненный блеск взглядом, она поискала то место где остановилась и продолжила читать, почти  выдавливая из себя каждое слово.


 Васька- так звали мальчика, опустив длинные, густые ресницы, с нетерпением ждал когда мама дойдет до его самого любимого места.
Эта была единственная книга, которую он мог слушать бесконечно. И каждый раз, когда добрый волшебник Гудвин выполнял заветные желания  Страшилы, Железного Дровосека, Элли и Трусливого Льва, он мечтал :»Вот бы мне найти такого волшебника! Я бы попросил его только об одном, чтобы моя мама опять стала здоровой и улыбалась как прежде".
Вот и перевернута последняя страница книги. Сказочные герои, получили то что искали. Страшиле, Гудвин дал мудрость, Железному Дровосеку- любящее сердце, а Трусливого Льва, наделил храбростью и отвагой. Девочка Элли, вместе с преданным  Тотошкой,  благополучно вернулась домой.


Женщина наклонилась к притихшему мальчику и с нежностью поцеловала его в щеку, поправляя непослушные завитки светлых как пшеничные колосья волос. Опираясь рукой о стену она добралась до своей постели. Отдышавшись от неимоверной усталости, насыпала на ладонь целую пригоршню таблеток.
Выпив лекарства, она попыталась заснуть, но острая боль в груди  не позволяли  этого сделать.  Так и оставшись лежать с открытыми глазами, женщина неподвижно глядела в потолок, на котором ночные тени проникая сквозь ткань задернутых занавесок, затеяли какую-то зловещую игру в догоняшки.
Постепенно лекарство начало действовать. Боль понемногу отступила. Она не исчезла совсем, просто затаилась где-то под сердцем, словно холодная сталь клинка, иногда выбираясь наружу и заставляя больную, глухо стонать.
Тревожные мысли беспорядочно кружились  в голове, наверное в тысячный раз пронося перед женщиной всю  ее жизнь.


Светлана почти не помнила лиц своих родителей. Они были геологами, и погибли когда ей было всего два года. Как потом писали в газетах, вся их экспедиция странным образом исчезла где-то в Уральских горах.
До первого класса  девочка жила с бабушкой Людой- матерью отца. Но старая женщина не смогла оправиться от гибели сына и невестки. Однажды, проводив внучку в школу, она уже не дождалась ее возвращения.


Детский дом девочка запомнила на всю жизнь. Она и сегодня,  почти поминутно могла описать все одиннадцать лет проведенных там. Эти годы, полные тоски и одиночества, кровавой раной отпечатались в сердце женщины. Время от времени перед Светланой всплывали лица ее детдомовских друзей, подруг.  Она видела в их потухших глазах  едва теплившийся лучик надежды. Надежды на то, что когда-нибудь произойдет чудо, и на их несчастную долю выпадет хоть капелька родительского тепла и заботы.
Еще тогда,  Светлана поклялась  что никогда, даже на мгновение, не оставит своих детей. Как бы ни было  тяжело, она всегда будет рядом с ними.
Выйдя из детского дома Светлана поступила в Педагогический институт. Ей нравилось работать с детьми. Вместе с ними узнавать что-то новое, неизведанное.


После распределения, Света вернулась в Великий Яр- учителем начальных классов. Окунувшись с головой в повседневные заботы, молодая учительница старалась смириться с тем, что ей довелось испытать. Каждый день одно и тоже: работа, дом, стопка непроверенных тетрадей, а впереди жизнь пронизанная холодом одиночества.
Сердце девушки трепетало словно певчая птичка загнанная в неволю, ожидая,  когда же и к ней придет великое, светлое чувство именуемое любовью. Однажды, это чувство пришло  не заставив себя долго ждать. Во время одной  из своих поездок в Москву, она встретила его. С тех пор жизнь завертелась, все встало с ног на голову. Цветы, подарки, встречи. Свете казалось что счастью не будет конца. Но конец все же наступил. Ее герой, едва узнав о том что Светлана беременна Васькой, мгновенно испарился, не оставив после себя и следа.

С крошечным Васькой, мирно спящем в стареньком одеяльце, она вернулась в свою пустую  квартиру. Не было ни светящегося от радости отца ребенка, ни восхищенных взглядов родни. Только пустые стены наполненные безысходностью, да крошечный  сверток на хрупких руках еще наивной девушки.
В тот момент, Свете казалось что ее жизнь остановилась как сломанный часовой механизм, и только маленький Васька проспавший всю дорогу из роддома, вселял в сердце молодой женщины надежду на счастье.


В этом, едва появившемся на свет человечке, теперь и заключалась вся ее жизнь.
Первое время, Светлане приходилось нелегко. Иногда, украдкой посмотрев в зеркало, она содрогалась от увиденного. Изможденное лицо постаревшей женщины с огромными темными пятнами под  глазами глядело на Свету с серебристого полотна амальгамы . В  редкие минуты, которые выпадали между Васькиными ночными капризами, стиркой пеленок, кормлением и еще кучей дел, окончательно измотанная молодая мама моментально погружалась в скоротечный, тревожный сон, при этом слыша каждый вздох, каждое движение своего дитя.
Но отпущенные ей на отдых двадцать, тридцать минут спокойного блаженства пролетали как один миг. Проснувшись, Светлана  с головой погружалась в сумасшедшую круговерть родительских обязанностей. Все для нее было новым. Хорошо, хоть более опытные соседки уже вырастившие своих детей, помогали Свете, обучая  всем азам материнской науки.


Но время шло, мальчик заметно подрастал .Да и Светлана  с завидной легкостью научилась управляться и с пеленками, которые теперь под ее ловкими руками  складывались в тугой, аккуратный конверт, и с большой белоснежной ванной, подаренной учительским коллективом, и еще со многими другими вещами о которых раньше она понятия не имела.
Васькин отец, за все это время так ни разу  не появился. Светлана, напрочь вычеркнув его из памяти, освободила начавшее заживать сердце для другого светлого чувства-материнской любви. Это чувство, словно бескрайний океан заполонило  душу женщины, порождая желание жить и быть счастливой. Лицо Светланы вновь вспыхнуло румянцем, а глаза заиграли тысячами озорных искорок, преобразив похорошевшую молодую женщину до неузнаваемости.
И все было бы хорошо, но на безоблачном небосводе радости появилась черная туча тяжелого недуга. Она,стремительно приближалась, закрывая собою весь мир.

 Поначалу, Света не придавала этому никакого значения, списывая головокружения, боли в висках, на усталость и бессонные ночи. Но все оказалось  намного серьезней. С каждым месяцем боли усиливались, не прекращаясь ни днем, ни ночью.
Врачи, обследовав молодую женщину только разводили руками, ставя ей добрую дюжину диагнозов.
Летели месяцы. Светлане становилось хуже. Почти каждое движение доставляло ей невыносимые муки. Сил хватало только на то, чтобы ухаживать за подрастающим сыном. Васька же, словно чувствуя состояние мамы, старался лишний раз не беспокоить ее.
Те лекарства что принимала Света, лишь на короткое время помогали женщине вернуться к нормальной жизни. Но с каждым разом, этот промежуток между мучительными спазмами, становился все короче и короче. Было ясно одно- Светлане требовалась дорогостоящая операция. К сожалению тех крох, что удавалось раздобыть, едва хватало на то чтобы не умереть от голода.


Так и тянулась эта почти невидимая нить жизни ведущая в никуда. Готовая в любую минуту лопнуть, оставив сиротой пятилетнего малыша, который сейчас будто ангелочек мирно спал, тихонько посапывая в своей кроватке.

Натужный вой ветра раскачивающего одинокие фонари на пустынных  улицах Великого Яра  затих. На какое-то время утихли и боли. Света, словно сбросив с груди тяжелый камень, облегченно вздохнула и провалилась в пустоту сна.

                Г Л А В А 2

А Васька не спал.  Мальчик лежал с  закрытыми  глазами, и наверное в тысячный раз, вместе со сказочными героями проходил путь ведущий к волшебнику Изумрудного города.
-Мама, не бойся,- смахивая с длинных ресниц набежавшие слезинки, думал пятилетний малыш.- Я обязательно найду этого волшебника. Он вылечит тебя, и ты снова станешь веселой как прежде.
Погруженный в свои размышления, мальчик долго ворочался с боку на бок.
-Я знаю, он есть этот волшебник, но где же находится его дворец?- одна единственная мысль терзала  Ваську, уже давно не давая  мальчишке покоя,- Скорее всего, на той стороне пруда, среди роскошных замков с позолоченными крышами есть самый высокий, самый красивый. Там то и живет тот самый волшебник.


Не в силах заснуть, Васька открыл глаза и уперся взглядом в темный потолок. Назойливая мысль о всемогущем волшебнике, никак не исчезала. Она, жалила мальчика словно оса:»Нужно идти к нему, прямо сейчас. Уж он точно не откажет и поможет моей маме».
Противный холодок ужаса вполз под старенькое одеяльце ребенка.  Васька затих, представляя что ему одному, ночью, придется пробираться сквозь темный лес, скрывающий от людских глаз невероятное количество опасностей. Но любовь к матери, все же одержала верх над детским страхом. Наконец решившись,мальчик бесшумно спустился с кровати и принялся искать одежду.


Когда недолгие сборы были окончены, Васька задумался:»Дорога-то не близкая, есть захочется. Надо что-нибудь взять с собой».
Но ничего кроме наполовину пустой пачки галет оставшихся после вечернего чаепития, в доме не было. Поделив их поровну, мальчик свою половину бережно завернул в листок старой газеты, а сверток спрятал в карман  курточки.
Тихонько захлопнув за собой входную дверь, он спустился во двор наполненный лунным светом, пробивающимся сквозь прогалы разорванных туч. Неуемный бродяга-ветер, принес с окраины Великого Яра отголосок хриплого, собачьего лая.
Черные глазницы спящих домов, сурово глядели на оробевшего перед безмолвной громадой ночи мальчугана, заставляя маленькое сердечко безудержно трепетать, почти выпрыгивая из груди.
Васька, почувствовав себя таким слабым и беспомощным, с тоской посмотрел на подъезд.


-Страшно. Может вернуться домой?- мелькнуло в голове ребенка, но подумав о том, что там, в пустой квартире, больная мама ждет помощи, он заставил себя устыдиться минутной слабости. Васька решительно ступил на мостовую. Небольшое пространство, освещенное тусклым светом фонарей, было настолько мало, что буквально в десяти метрах, оно растворялось в пугающей черноте ночи.
Сделав несколько шагов по тротуару, Васька остановился на самой границе света и тьмы.
-Что ждет меня там, в конце пути? - подумал он и сделал шаг вперед,  оставляя за спиной стены родного дома.


Васька шел, не оглядываясь назад. Взорвав пронзительное безмолвие Великого Яра, тихий стук его башмаков казался грохотом каменных глыб, сорвавшихся с горной кручи.
Ночная пелена, словно задернула черный бархат занавеса, укрывая от глаз мальчика уснувший городок.
Северный ветер окончательно разогнал остатки грозовых туч, так и не проронивших на землю ни единой дождинки . Таинственное ночное светило, зацепилось хвостом космической пыли в редких мачтах уличных фонарей, которые роняя скудные полоски света на дорогу, распростершуюся перед Васькой, придавали ей желтоватый оттенок.
-Все как в сказке,- с замиранием сердца подумал мальчик .- Дорога из желтого кирпича, ведущая к доброму волшебнику Гудвину. Интересно, смогу ли я найти себе друзей, таких же надежных и преданных как Страшила или Железный дровосек?
Наконец, промозглый ветер вздыбив навстречу маленькому путнику клубы пыли, стих. Тишина летней ночи, лишь изредка нарушаемая гулом  далекой автострады, придала мальчику немного уверенности и  покоя.


Васька ускорил шаг, торопясь  быстрее  добраться до заветной цели своего путешествия.Но длинные тени деревьев, приобретая пугающие очертания,словно пытались задержать мальчика протягивая к нему свои ветви, очень похожие на щупальца гигантского  спрута.
Всякий раз, попадая в паутину мрачных переплетений, Васька почти бежал, стараясь скорее выбраться на освещенный участок.
Прошло не менее часа, прежде чем лунно-желтая дорога вывела его на окраину городка, туда, где кирпичные пятиэтажки словно по мановению волшебной палочки, вдруг превращались в хлипкие деревянные домишки, приютившиеся в густых зарослях сирени и черемухи. На границе этих двух, так не похожих друг на друга мирков, нашло себе место маленькое питейное заведение именуемое в народе не иначе как «Обитель зла».


На самом  деле, никто толком   не мог разобрать надписи на затертой вывеске красующейся над входом. Да и зачем, когда в любое время суток можно было воспользоваться его гостеприимством.
Громкая музыка, пьяные дебоши, скандалы, уже давно стали визитной карточкой «Обители», приводя в  бешенство жителей близлежащих домов. Но сколько они не бились, урезонить хозяина кафэшки  было невозможно. Пьяные оргии не прекращались .
Все добропорядочные жители Великого Яра, давно обходили стороной это проклятое место. Только всякий сброд собирался там, чтобы окончательно обезумев от горячительных напитков, поучаствовать в очередной пьяной разборке, которые нередко заканчивались мордобоем и  поножовщиной.
Чем ближе Васька подходил к «Обители зла», тем сильнее дрожали от страха его ноги. Несмотря на столь поздний час, музыка неслась  из огромных динамиков, являя всей округе безграничную тоску Григория Лепса с его пользующейся огромной популярностью среди посетителей кафе- «Рюмкой водки».


Мальчик, быстро юркнув на противоположную сторону улицы, вплотную прижался к хлипкому заборчику и постарался  быстрее проскочить это ужасное место.
При свете фонарей, освещавших маленький пятачок у входа в заведение, Васька увидел как пьяная компания молодых людей, соревнуясь между собой в цинизме, издеваются над местным юродивым.
Высокий, ростом никак не менее двух метров молодой человек, одетый в какое-то рванье, никак не мог взять в толк чего хочет от него эта толпа оголтелых хулиганов.


Васька, вспомнил как мама рассказывала ему об этом человеке. Его звали Гена. Во вторую чеченскую кампанию он горел в БТРе. С тех пор, чудом оставшись в живых, помутился рассудком. Теперь он всегда улыбался, по поводу и без. Улыбка эта, придавала его лицу наполовину обезображенному ожогом, некое сходство со звериным оскалом.
Старенькая мать Гены, после того как ее сын вернулся из госпиталя,  не смогла оправиться от свалившегося на нее горя и вскоре померла.
Парень остался один, в маленьком засыпном домишке на окраине Великого Яра. Целыми днями напролет, он повесив на плечо затасканную рогожную сумку бродил по улицам городка, улыбаясь всем подряд. Говорил он совсем плохо,  заикаясь почти в каждом слове.


Все жители Великого Яра жалели безобидного Генку, частенько помогая ему кто чем мог. А парень, делился всем что подавали ему добрые люди с бездомными животными.
Бродячие кошки и собаки знали Генку в лицо. Всякий раз, когда он появлялся в их поле зрения, они с радостным лаем и мяуканием со всех ног неслись к нему, твердо зная что не уйдут без угощения.
Кроме доброго сердца, Гена был наделен еще неимоверной силищей. На городских празднествах, парень с легкостью разгибал стальные подковы и поднимал огромные тяжести под восхищенные аплодисменты многочисленных зевак.
Местная молодежь зная об этом, старалась не связываться с Генкой.
По всей вероятности какие-то заезжие, решившие скоротать время за бутылочкой горячительного, увидев больного парня захотели поиздеваться над ним. Да и дорогая машина припаркованная у входа в кафе, лишний раз доказывала, что эта компания была не из местных.


Увидев что их колкие усмешки  не возымели должного результата, распоясавшаяся молодежь, прибегла к более агрессивным действиям, стараясь спровоцировать не перестающего улыбаться  Генку на конфликт. Один из забияк, который судя по всему являлся заводилой, толкнул больного парня в грудь, и тот, зацепившись ногой о кусок стальной арматуры, со всего маху грохнулся на землю.
Васька,который на секунду замешкался напротив «Обители», не помня себя выскочил из  укрытия. Подбежав к пьяной компании, он севшим от страха голосом закричал :»А ну-ка отстаньте от него. Что вы делаете?  Он же больной ».
Один из парней схватил Ваську за грудки и высоко подняв над землей  сильно тряхнул, при этом  зло скривившись в презрительной гримасе :»А ты кто такой, щенок? Заступник что ли ?»


Мальчик, сжавшись в руках обидчика  замер, ожидая что будет с ним дальше. Внезапно, пьяная компания в ужасе попятилась к входу в кафе. Здоровенные руки, сжимавшие ткань его курточки разжались, и Васька свалился на землю.
Только сейчас он увидел  что остудило пыл ретивой молодежи. И без того обезображенное лицо Генки налилось кровью. Он схватив за поддон новенькую иномарку, почти без труда оторвал ее от земли, а затем поднапрягшись, вовсе перевернул машину вверх колесами.
Хмель словно ветром выдуло из голов обнаглевших хулиганов.Они,расталкивая друг друга, со всех ног кинулись искать убежища за дверями «Обители».
Убедившись  что от обидчиков не осталось и следа, Генка, будто пушинку поднял мальчика с земли. Отряхнув от дорожной пыли, он бережно поставил ребенка на ноги.
Его  безгранично добрый взгляд, казалось спрашивал Ваську:"Что он один делает здесь в столь поздний час?»


Мальчишка, немного оправившись от испуга вцепился в сильную руку Генки, боясь хоть на миг отпустить своего заступника.
-Спасибо тебе,- еле слышно произнес он, жалобными глазами уставившись на Гену.- Ты добрый и очень сильный. Прошу тебя, помоги. Мне нужно найти волшебника который живет на том берегу пруда, а с тобой ничего не страшно.
Никогда не унывающий парень, ласково потрепав мальчика по непослушным вихрам, без тени раздумья согласно кивнул головой. Через минуту, они крепко взявшись за руки двинулись вперед, в сказку, утопая в неповторимом волшебстве лунного света.

                Г Л А В А 3

Полуночные путники долго петляли среди покосившихся от времени глухих заборов, пробираясь на самую окраину поселка. За это время, мальчуган  немного придя в себя, успел рассказать своему новому другу и о больной маме, и о добром волшебнике, живущем в самом красивом дворце на другой стороне пруда.
Гена, аккуратно сжимая детскую ладошку, почти все время молчал, лишь изредка кивая головой  на торопливые слова мальчика.
Внезапно их остановил яростный собачий лай. Метрах в  трех от них, огромный лохматый волкодав пытался сорвать с забора крошечного котенка. Иногда, оскаленная клыкастая пасть  щелкала почти у самой мордочки сжавшегося от ужаса  пушистого  существа. Маленький котенок, боясь пошевелиться, чтобы не сорваться с прогнившей доски, лишь изредка тоненько попискивал трясясь от страха, словно осиновый листок.


Генка, в один миг преодолел разделяющее их расстояние и выхватил серенький клубок, почти из самой пасти  собаки.
  Волкодав, придя в неописуемую ярость, с легкостью  перемахнул через невысокую преграду. С пеной, брызжущей в разные стороны из его огромной пасти, пес бросился на двуногих обидчиков, которые посмели  отобрать у него добычу.
Не долго думая,Гена, одной рукой прижал к себе совсем перетрухавшего котенка, другой ловко забросил испуганного Ваську на плечо, и со всех ног кинулся улепетывать от оголтелого пса.


Обозленная псина  не желая терять своей добычи, бросилась вслед за ними.  Бурая шерсть животного,  вздыбилась на загривке густым частоколом, а налившиеся кровью глаза горели в темноте,как два раскаленных угля. Каждое мгновение Генке казалось, что острые клыки мохнатого чудовища вот-вот схватят его за ноги. Но в последний момент, парень все таки успевал увернуться от разъяренного пса, ловко ныряя в очередной проулок. Парень несся с такой скоростью, что ветер свистел в ушах замершего на его плече Васьки. Однако, места где бы можно было укрыться от погони так и не находилось.
Казалось, что силы Генки уже были на исходе, и через секунду, другую, волкодав все же настигнет свою жертву, но вдруг неподалеку, замаячил тусклый свет.
На самой окраине Великого Яра стоял старенький молельный дом, обнесенный ровным частоколом побеленного палисадника. В одном из его окошек горела блеклая лампада, подрагивая крохотным язычком пламени отраженным в  стекле.
Генка из последних сил рванулся к спасительному заборчику, и с разбега перепрыгнул через невысокий штакетник.


Разъяренный пес, на мгновение оторопел перед возникшей на его пути преградой, правда через несколько секунд придя в себя, без особых усилий  преодолел и ее. Но было поздно. Запыхавшийся Генка уже толкнул никогда не запирающуюся дверь, и заскочив внутрь захлопнул ее перед самой мордой обескураженного пса.
Лишенный своей добычи волкодав, злобным лаем распорол тишину досматривающего седьмые сны поселка. Его острые когти оказались бессильными перед крепкой, дубовой обшивкой двери. В конце концов, разочарованный таким исходом событий, он понуро опустив огромную лохматую голову, легкой трусцой удалился восвояси.
                Г Л А В А 4

Тусклый свет луны, пробиваясь через маленькое оконце молельни серебристой куделью, падал  на плотно сбитый, струганный пол, едва позволяя разглядеть небольшое помещение. Спасительная лампада указавшая путь беглецам, разбрасывала  огненные блики, которые прыгая быстрыми искорками по темным образам иконостаса, замирали, скрывшись где-то под сводами невысокого потолка.
Среднего роста, худой человек в  поношенной рясе и суконной скуфье, стоя на коленях перед иконой Божьей матери не сразу заметил появление полуночных гостей. Наконец, повторив последние слова молитвы, он трижды перекрестился и кряхтя поднялся с колен.


Это был невзрачный старичок с узенькой седой бородкой. В Великом Яру, его знали как отца Димитрия.

 Много лет назад, когда умер дьякон Михаил, молельный дом пришел в запустение. Все строение, превратившись в безжизненное место очень скоро было забыто. Заколоченные наглухо двери и окна, поросший двухметровым  бурьяном двор, привлекали только местных ребят да заплутавших коров и коз.
И вот как-то на пасху, у старого поваленного палисадника появился незнакомец в пыльной, местами протертой до дыр, сутане. Тощая дорожная котомка да отполированная руками владельца сучковатая палка- вот и все что было при нем.
Улыбаясь ярким лучам восходящего солнца, человек перекрестился на выцветший от времени крест старой молельни и бодро шагнул во двор.
До сих пор никто толком  не знал откуда появился отец Димитрий. Иные говорили, что он пришел с самого Валаама, а кое кто думал, что  совершая паломничество на Афон, отец Димитрий забрел и в их края.


С тех пор Великоярская молельня обрела вторую жизнь, расцветая на глазах изумленных обывателей. Давно не хоженая тропинка, ведущая к этому божьему месту, вновь наполнилась сердобольными старушками в беленьких платочках. Каждый старался помочь отцу Димитрию в его богоугодном деле.
Совсем скоро здесь изменилось все, преобразившись почти до неузнаваемости.
Заново отремонтированная молельня заиграла новыми красками. Появилась часовенка, где каждый страждущий мог поставить свечу за здравие или за упокой .Местные умельцы даже выковали новые ажурные кресты, которые теперь сверкая на солнце ослепительной позолотой, привлекали  всех страждущих, радуя их смиренные взоры и согревая души  божественным теплом Веры.
Едва отец Димитрий, сделал несколько шагов навстречу ночным гостям, как вдруг лампада, едва теплившаяся за его спиной вспыхнула ярким пламенем, озарив помещение невиданным светом. Показалось, будто солнце расписало молельню красками утренней зари. Старичок, обернувшись увидел, что из глаз  Божьей матери текут густые капли мирры.


-Вот он знак, Господи,- перекрестившись произнес отец Димитрий и быстрыми шагами подошел к Гене с Васькой.
-Что привело вас сюда, дети мои, в столь поздний час?- задал он вопрос  замешкавшимся на пороге путникам.
Его высокий голос играя бархатными переливами действовал успокаивающе, словно звон лесного ручейка струящегося среди тенистых деревьев.
-Н-н-ну м-м-ы , это,- замялся было Генка, продолжая прижимать пригревшегося у него на руках котенка.
Но Васька опередил его:»Моя мама умирает. Она осталась дома одна. Нам нужно поскорее попасть на ту сторону пруда. Там, в самом высоком и красивом замке живет добрый волшебник. Он обязательно ей поможет".
Глаза священника  погрустнели, блеснув набежавшей слезой.
-И ты, не побоялся среди ночи отправиться в  дальний путь чтобы помочь своей маме?- ласково спросил отец Димитрий, погладив Ваську по голове.
-Какой вы недогадливый, дяденька,- решительно ответил мальчик едва сдерживая плач.- Ведь это же моя мама. Кроме меня, у нее больше никого нет. Я  обязательно должен помочь ей, даже знаю как. Только я еще очень маленький и одному мне не справится.


-Ну что же, дети мои, я пойду с вами.Я буду молиться за твою маму. Раз Господь привел вас сюда, значит так ему угодно, а сердце мальчика, чистое и безгрешное, увлеченное столь благородными помыслами, укажет нам истинный путь,- произнес старичок, собираясь в дорогу.
Вскоре, странная троица, размеренным шагом двинулась по узкой тропинке ведущей в сторону леса. Легкий ветерок, раскачивая кроны могучих дубов, затеял озорную игру с листвой посеребренной светом ясной луны, превращая каждый листочек в тихо звеняший колокольчик.
-А-а ч-т-т-о вы г-г-говор-рили  п-про з-з-знак?- вдруг подал голос до сих пор не произнесший ни слова Гена, обращаясь к священнику.
Старик, опираясь на свою сучковатую палку тяжело вздохнул, с грустью вспоминая прошлое.


-Давно это было,- начал рассказ отец Димитрий.- Я был немногим старше этого мальчика. Голод и лишения довелось изведать мне. Моя мать, прости ее Господи, предавалась греховным возлияниям и блуду. Чтобы найти себе пропитание, мне приходилось идти на улицу просить милостыню. А когда я возвращался домой, мать забирала у меня те крохи, что подавали добрые люди. И вновь, голодный и холодный, я шел обратно, чтобы выпросить себе хотя бы краюху хлеба. А однажды, возвратившись домой, я нашел бездыханное тело матери лежавшее прямо на полу. Испуганный, я бросился бежать без оглядки и несколько дней бродил по улицам. Там нашел меня брат Сергий, промерзшего и едва живого. Он, с Божьей помощью, увез меня с собой на Валаам, где я  стал послушником. Долгие годы довелось мне провести в монастыре постигая священную мудрость бытия и смысл истинной веры. И когда я понял, что без веры человек перестает быть человеком, а его сердце остается пустым, и  эту пустоту тотчас занимает зло, принесенное дьяволом, настоятель монастыря- преподобный Андрей, благословил мой путь к Афону. Многие лета я странствовал по святым местам, но до сих пор помню слова старца Андрея, сказанные мне в напутствие.

-Ступай с Богом, брат мой,- сказал преподобный ,- и помни, что добро посеянное тобой в миру, взойдет бескрайнею нивою, а Господь укажет тебе путь в то место, где ты будешь нужен больше всего. Однажды, чтобы совершить благое дело, будет дан тебе знак свыше.

-Сегодня я узрел этот знак,- осенив себя крестом, продолжил отец Димитрий.-  Икона Владимирской Божьей матери источала мирру и я понял, что сей мальчик, совершая благой поступок способен сотворить чудо.


Долгое время путники шли молча, петляя по лесной тропинке едва освещенной  ночным  светилом. Каждый из них был погружен в свои сокровенные мысли. Мальчик думал о больной маме, отец Димитрий, о том, что совершая богоугодное дело он привносит в  мир свою посильную лепту добра, а Генка, поглаживая задремавшего у него на груди котенка, был отречен от земного, витая где-то далеко среди блеклых звезд, едва видневшихся сквозь густую листву дубравы.

                Г Л А В А 5

Нестор Иванович Спиридонов, слыл знатным краснодеревщиком не только в Великом Яру, но и во всем Подмосковье. Мебель сделанная его руками, пользовалась большим спросом. Иногда, даже из самой столицы к нему приезжали люди чтобы сделать заказ на какой-нибудь столик или кровать.
Нестор Иванович всю жизнь прожил бобылем. Его семьей была мастерская, а его детьми. бесчисленное множество всевозможных шкафов, секретеров, стульев, и еще бог знает чего. Все дни и ночи он проводил в ней, благоговейно раскладывая по полочкам свои инструменты. Стамески к стамескам, выборки к выборкам, а рубанки к рубанкам.


И все шло хорошо, пока ему в голову не стукнула какая-то блажь. В один из дней, Нестор Иванович продал свою мастерскую со всем ее содержимым, а на вырученные деньги купил и завез на берег пруда с десяток огромных, в два обхвата, деревин одному ему известной породы.
Жители Великого Яра долго гадали что происходит. Но когда Нестор,соорудив себе балаган  прямо на берегу принялся за работу, все сразу встало на свои места. Оказалось, он решил прославить свою малую родину, и не придумал ничего лучше, как сделать из этих бревен точные копии истуканов с острова Пасхи и установить их там же у пруда.
Целыми сутками разносился стук его топора по всей округе, оповещая жителей Великого Яра, что работа идет полным ходом. Иногда, Нестор Иванович заплывал на своей лодке на середину пруда чтобы наловить жирных, отдающих сусальным золотом карпов. Рыбу он варил тут же, на костре, а иногда менял на водку или другие продукты.


Местные жители, желающие полакомиться свежей карпятинкой, уже знали по каким дням Нестор раздает свой улов, и готовили для обмена кто что мог.
Сегодняшний день тоже не стал исключением. Баба Катя, живущая на краю поселка уже вернулась от Нестора довольная, неся в авоське полдюжины еще трепещущих рыбин, полученных в обмен на пару бутылок огненной воды, да пакет свежих овощей со своего огорода.


Нестор Иванович, устроив себе выходной, принялся варить уху, между делом пропуская рюмочку- другую. При этом, мастер обдумывал как бы ему получше обработать очередную деревину. Целый день он бесцельно проболтался по берегу, так ничего и не придумав, а под вечер, уже изрядно навеселе,завалился спать в своем уютном балаганчике.
Среди ночи, сумасшедшее похмелье одержав верх над организмом Нестора, заставило его выбраться наружу. Охая и держась за голову, он принялся шарить по траве в поисках недопитой бутылки со спасительной жидкостью. Наконец, его поиски увенчались успехом, и рука Нестора Ивановича наткнулась на холодное, запотевшее стекло. Остывшая за ночь жидкость, словно по маслу полилась в горло мужчины. Сделав несколько добрых глотков, он громко крякнул и зажмурился от  удовольствия.
Подождав пока живительный раствор опустившись вниз живота огненным шаром пробежит по жилам, Нестор, довольный наступившим облегчением, отхлебнул из котелка  наваристой ухи, подбросил в едва тлеющий костер охапку сухого хвороста, и блаженно растянулся на прохладной земле. В голове у него прояснилось. Глядя в очистившееся от туч небо, он с интересом принялся наблюдать за едва различимыми огоньками далеких спутников, и сказочной красотой звездопада.
На какое-то время Нестор, увлеченный созерцанием космических глубин задумался о смысле бытия, как вдруг шаги донесшиеся из лесу, вывели мужчину из состояния алкогольной нирваны.


-Кто там?- встрепенулся Нестор Иванович, подбрасывая в костер  по больше дров.
-Мир тебе, добрый человек,- донеслось с опушки.
При свете разгоревшегося пламени, Нестор увидел как из лесу появились  трое: здоровенный верзила с котенком на руках, священник с посохом, и маленький мальчик.
В темноте, Нестор Иванович не смог разглядеть их лиц, но когда путники приблизились к костру, он узнал всех, кроме мальчика.
Блаженного Генку и отца Димитрия знал весь Великий Яр. Нестор Иванович и сам время от времени захаживал в молельный дом, поэтому сразу успокоился, отхлебнув еще пару глотков из недопитой бутылки.
-Доброй ночи вам,- радуясь что нашел собеседников, поприветствовал он гостей.- Подходите, грейтесь. Хотите, ушицей вас попотчую? Знатная уха получилась.


-Недосуг нам, добрый человек,- ответил отец Димитрий, подходя поближе к огню.- Дело у нас неотложное. На ту сторону бы нам перебраться. Не дашь лодочки своей на время?
-А что за дело такое?- поинтересовался заинтригованный Нестор Иванович .-Зачем среди ночи через пруд плыть?
-Мальчонке нужно помочь,- грея ладони над костром, ответил батюшка.- Мать у него больна очень.
-Тогда и меня с собой возьмите,- попросился Нестор, отхлебнув из бутылки еще несколько глотков.
-Да выпивши ты,- парировал священник,- куда ж тебя брать?
-Что я, изверг какой,- окрыленный парами спиртного, возмутился Нестор.- Ребенку помочь -святое дело. А не возьмете меня, то и лодки не дам.
-Ну ладно уж, куда от тебя денешься,- согласился отец Димитрий.- Поплыли, что ли, с Богом.
Нестор Иванович, на всякий случай засунув за ремень брюк остро отточенный плотницкий топор, принялся отвязывать довольно вместительную лодку. Через минуту, вся компания благополучно отчалив от берега, пустилась в плавание, растворяясь в вороненой глади ночного пруда.

                ГЛ А В А 6

Утренний туман, мягкой дымкой обволакивал элитный поселок, оседая на примятую траву капельками изумрудной росы. Он покрывал крыши коттеджей и особняков легкой проседью, делая их похожими один на другой. Где-то, в прибрежной осоке, затеяли бесконечную болтовню непоседливые кулики. Еще немного, и солнце вспыхнув багряным отголоском зари, окрасит вершины деревьев, превращая чистейшую лазурную высь в золотистый калейдоскоп сверкающих искорок.


 Это летнее утро было похожим на тысячи других, но только не для него.
Игорь Андреевич стоял на крыше своего трехэтажного особняка, возвышавшегося над другими строениями словно Эльбрус. Филигранно исполненные башенки и шпили, в предрассветном мареве казались серыми и безжизненными. Тишина, повисла над землей предвещая рождение нового дня, наполненного яркими красками и звуками.
-Но я их уже не увижу,- подумал Игорь, приближаясь к краю крыши.- Да и зачем мне все это, если рядом нет ее.


 Сейчас он- именитый хирург Игорь Андреевич Ремезов, один из лучших в столице, а много лет назад, когда  встретил свою Олесю, свою голубку, они были простыми студентами. Они были счастливы купаясь в золотистых облаках волшебных грез, и беззаветно любили друг друга  не думая ни о чем.
С каждым годом,  любовь становилась все крепче и крепче, превращаясь в кремень. После окончания института, Игорь и Олеся поженились.
В то время Игорь был еще молодым, неопытным врачом.  Но с каждым днем он набирался опыта, на глазах коллег становясь матерым хирургом.
Потом Чечня. Игорь спас жизни не одной сотне израненных ребят. А когда вернулся в Москву, его с распростертыми объятиями приняли в областной центр хирургии.
И здесь он работал не покладая рук, поднимая на ноги почти безнадежных пациентов. Тысячи благодарных людей обязанных ему жизнью, сутками ожидали Игоря у подъезда, чтобы хоть как-то отблагодарить чудо-доктора.
Да, он спас сотни, если не тысячи жизней, но не сумел уберечь лишь одной единственной, без которой ему и самому теперь незачем жить.
Месяц назад, пьяный водитель сбил Олесю прямо на пешеходном переходе. Игорь сам оперировал жену, но в какой-то момент, рука опытного врача дрогнула, и его Олеси не стало.


После этого, Игорь бросил работу и уединился в своем особняке пытаясь заглушить горе алкоголем. Но образ любимой, не давал ему покоя  ни днем, ни ночью, с каждой минутой становясь все отчетливей,все ярче.
Этот дом он построил для нее. Он был их семейным гнездышком, где влюбленные мечтали о детях и счастливой старости в окружении многочисленных внуков. Теперь этот дом пуст. Пусто и его сердце.
-Так зачем жить?- подумал Игорь, готовясь сделать последний шаг.
Но вдруг, из туманной дымки появилась компания людей остановившихся у ворот его дома
Их необычный вид, отвлек доктора от тяжелых мыслей. Он замер  в нерешительности, не вполне понимая что происходит.
-Кто эти люди и зачем они здесь?- подумал врач, наблюдая как низкорослый священник с сучковатой палкой, здоровенный парень с крошечным котенком на руках, пьяный мужик с топором, и маленький мальчик  пытаются открыть массивные ворота.
Желание покончить с собой сразу исчезло.
Сам не зная почему, Игорь понял, ему нужно туда, вниз, к этим людям.
Торопливо спустившись с чердака, он быстро сбежал по винтовой лестнице и через мгновение уже стоял во дворе.


Незваные гости, все же сумели открыть кованные ворота. Войдя во двор, они скорым шагом направлялись к нему. Маленький мальчик, вырвавшись вперед, сломя голову, понесся навстречу хозяину дома. В его грустных глазах, цвета кофейной гущи, Игорь увидел столько мольбы и надежды, что в тот же миг понял.- Он никогда не сможет отказать мальчику, о чем бы тот его не попросил.


Васька, подбежав к Игорю Андреевичу, мертвой хваткой вцепился в руку врача.
-Дяденька- волшебник,- еле слышно попросил он,- спасите мою маму! Ей очень плохо. Если она умрет, я останусь совсем один. Я знаю, вы очень добрый волшебник, мама мне читала о вас. Вы ведь помогли Трусливому Льву и Железному Дровосеку, и Страшиле. Помогите и ей, пожалуйста! Вы ведь поможете, правда?
Игорь опешил от такого поворота событий. Он ожидал чего угодно, но только не того, что его примут за волшебника Изумрудного города. Однако мальчик, по-прежнему сжимая своей крошечной ладошкой руку врача, и искренне веря, что он с друзьями попал в нужное место, доверчиво глядел на Игоря.
Васькины же спутники, молчаливо переминаясь с ноги на ногу, стояли чуть поодаль.
Удивленным взглядом окинув троицу, мужчина вновь опустил глаза на мальчика и  сердце его дрогнуло.
-А если это мой шанс все исправить?- подумал Игорь.- Если я  не смог спасти Олесю, то обязательно должен помочь этой, совсем незнакомой, женщине.
Опустившись перед Васькой на корточки, он прижал продрогшего ребенка к себе и едва слышно шепнул ему на ухо:»Я обязательно помогу твоей маме. С ней все будет в порядке".

                Г Л А В А 7

Серебристый внедорожник  стремительно летел по шоссе, с каждым мгновением приближаясь к Великому Яру.
Отец Димитрий, Генка, и Нестор, болтались  из стороны в сторону на заднем сиденье, когда Игорь Андреевич не сбавляя хода, ловко вписывался в очередной поворот.
Наконец, преодолевая многочисленные ухабы, машина въехала в поселок.
-Ну, показывай  где твой дом,- обратился мужчина к Ваське, не отрывая взгляда от дороги.
Мальчик, вцепившись тонкими пальчиками в обшивку сиденья, ответил доктору :»Вон тот, розовый, рядом с деревьями».
Через минуту, автомобиль сделав разворот, ворвался  во двор Васькиной пятиэтажки. Вся компания, вывалившись на улицу, рванулась по лестничному маршу наверх.
Открыв дверь,Васька пропустил их в комнату. Игорь Андреевич, стараясь не шуметь подошел к больной. Взяв ее за руку, он  нащупал пульс.
Иссохшая от долгой болезни кисть Светланы, безжизненно повисла в его ладони. Едва ощутимая ниточка жизни еще билась в этом худеньком, изможденном теле.
-Нельзя терять ни доли секунды,- мелькнуло у него в голове. Подняв на руки почти невесомую Свету, он вынес ее во двор.
Бережно уложив женщину,на заднем сиденье, Игорь, погрузил всех остальных в просторный багажник, оставив рядом с больной  одного лишь священника.
-Придерживайте ей голову, батюшка. Только очень аккуратно,- попросил он отца Димитрия.


Больная, так и не пришла в себя. Только редкие стоны давали понять, что женщина еще жива.
Золотистые побеги утренней зари, скользнув по обшарпанным стенам Великоярских домов, вспыхнули ослепительной сканью на пробудившейся глади пруда. Игорь Андреевич выскочив на Каширское шоссе, мчался по направлению к Москве.
Лишь одна мысль будоражила разгоряченную голову мужчины:»Только бы успеть! Во что бы то ни стало, я должен ее спасти".
То и дело оглядываясь на больную, Игорь понимал, что счет идет буквально на часы, и раз за разом прибавлял газ, обходя движущиеся  впереди машины, словно они были улитками или черепахами.
Вот и въезд в город.


-Черт возьми, как некстати,- выругался Игорь Андреевич, увидев, что ДПСник  машет ему жезлом, требуя остановиться.
Худощавый, слегка сгорбившийся сержант, очень напоминающий коромысло, вальяжной походкой приблизился к внедорожнику и представился:»Сержант Евсюков, дорожный патруль. Вы втрое превысили скорость, тем самым создавая аварийную ситуацию. Будьте добры, ваши документы, и прошу проследовать в патрульную машину для оформления протокола.
-Сержант ,- взмолился Игорь, просунув голову в окно,- я сам приеду к вам в отделение. Я отдам вам права, машину, все что захотите. У меня на заднем сиденье женщина, мать этого мальчика. Каждая минута может быть для нее последней. Будьте же милосердны, пропустите нас.
Сержант, заглянув в салон, окинул недоуменным взглядом сбившихся в багажнике,  Генку, ни на минуту не выпускавшего из рук маленького котенка и Нестора Ивановича с топором за поясом.
Его рука тут же потянулась к кобуре:»Перевозите людей в неположенном месте, а этот с топором и вовсе похож на уголовника проходящего у нас по ориентировке. Придется вас всех задержать до выяснения обстоятельств. Немедленно выйдите из машины".


-Что же делать?- заметно нервничая размышлял Игорь Андреевич, глядя  как покрытая рыжими веснушками рука сержанта крепко сжала рукоять пистолета.- Нажать на газ, а там будь что будет? Но  через минуту они объявят план перехват, мы и двух кварталов не успеем проехать как нас задержат. Тогда уже точно никто не сможет помочь этой бедной женщине.
От этих мыслей его отвлекло  движение за окном автомобиля.
 Старший патруля, седоватый, грузный капитан, заметив что его подопечный попал в щекотливую ситуацию, поспешил ему на выручку.
-Что там у тебя, Евсюков?- еще издали крикнул он сержанту, на ходу передергивая затвор автомата.
-Да тут у них целая банда, товарищ капитан,- отчеканил Евсюков, достав пистолет.- Они отказываются выходить. А у одного вообще холодное оружие. Нужно вызывать подмогу.
-Погоди ты со своей подмогой,- урезонил его капитан, подходя поближе. Что-то знакомое привидилось ему в лице человека, сидевшего за рулем внедорожника.
-Доктор? Игорь Андреевич?- неуверенно произнес он.- Помните меня? Ну, Зинчук. Две пули под сердцем. Вы же меня с того света вытащили.


Игорь конечно же вспомнил его:»Зинчук, конечно помню. Ваша жена, такая худенькая брюнетка. Шура, кажется. Сутками из клиники не уходила. Все пирожками меня угощала. Вкусные у нее пирожки, пальчики оближешь. Передавайте ей привет".
-Непременно передам,- благоговейно залепетал Зинчук.
-А теперь, капитан,- продолжал Игорь нетерпеливо поглядывая на часы,- дайте нам проехать. Женщине совсем плохо. Боюсь, каждая минута промедления может стоить ей жизни.
-Доктор, все сделаем,- Зинчук обрадовался представившейся возможности, хоть как-то отблагодарить своего спасителя.- Да я для вас зеленый коридор устрою.
-Евсюков, быстро в машину,- скомандовал он сержанту,- включай мигалку, поедем впереди. Да гони побыстрее.  Видишь женщине плохо.
-Ну вот и славно,- облегченно вздохнул Игорь, видя как патрульная машина, пронзительно взвыв сиреной врезалась в нескончаемую вереницу автомобилей, и нажал педаль газа почти до самого пола.

                Г Л А В А 8

Евсюков, по всей вероятности получивший нагоняй от своего начальника, всю дорогу гнал как сумасшедший, проскакивая на красный свет. Уже через сорок минут, Игорь притормозил у приемного отделения своего центра. Центра, где долгих десять лет он спасал жизни людей.
Кивнув на прощание откозырявшему ему в ответ капитану, Игорь бережно  взяв Свету на руки, вошел внутрь. Вся компания, сопровождавшая его, двинулась следом.


Дежурная медсестра Валя, пышная, розовощекая блондинка с тугой косой, уложенной в аккуратный завиток, встрепенулась увидев Игоря.
-Игорь Андреевич, вы?- раскрыла она рот от удивления.- А как же? А вы же…
-Потом, Валя, потом,- прикрикнул на нее мужчина.- Кто сегодня дежурный? Быстро зови, и санитаров с каталкой. Женщине нужна полная диагностика. Поживей  пожалуйста, Валюша, времени почти нет.
Обескураженная девушка, кинулась было выполнять поручения Игоря Андреевича, но заметив вошедших  в дверь, Нестора Ивановича, батюшку и Гену, остолбенела.
Через пару секунд, отойдя от ступора, Валя яростно накинулась на них:»Вы кто? Кто вас сюда пустил? Да еще с кошкой, а этот и вовсе с топором. А ну-ка марш отсюда».
-Валя, Валя, это со мной,- успокоил ее Игорь Андреевич.-Времени не теряй, беги, родная, делай что я сказал. Поднимай всех.
Через минуту длинный коридор приемного покоя наполнился топотом ног и разноголосым гвалтом.


Расторопные санитары, уложив Светлану на каталку, быстро исчезли в глубинах медицинского центра.
Евгений Кречетов, а попросту Жека, был старым товарищем Игоря. Вместе они учились в институте, вместе работали в военном госпитале.
Вечно неунывающий балагур и весельчак Женька несказанно удивился и  обрадовался, увидев старого товарища.
-Это правда что ты с медициной покончил, ну из-за того случая?-  поинтересовался он, провожая в ординаторскую всю Васькину свиту.
-Сам еще ни в чем не разобрался, Женя,- ответил Игорь.- На душе кавардак, все вверх дном. Скажу тебе честно, старый мой друг, еще сегодня утром мне не хотелось жить. А теперь все изменилось. Теперь я еще поживу, хотя бы ради этого мальчика и его мамы.


Женя, рассадив гостей кого куда, гостеприимно напоил их кофе с рогаликами.
Игорь, нервными шагами уже в сотый раз измерял просторное помещение ординаторской  в ожидании результатов обследования.
-Успокойся ты, сядь,- Женя налил другу стакан горячего чая с лимоном.- На вот, выпей, скоро все будет. Я всех на ноги поднял. Даже сам Федор Федорович приехал. Уж он то свое МРТ сделает по полной программе. Ты же его знаешь.
-Да знаю, знаю, Женька,- нервно щелкая костяшками пальцев ответил Игорь,- но время. Еще час, полтора, и она войдет в кому, а оттуда нам ее уже не вытащить.
Их разговор прервала открывшаяся дверь. Федор Федорович собственной персоной, появился в ординаторской.


Седовласый  высокий мужчина, с широкой окладистой бородой, которая выгодно подчеркивала его массивный, волевой подбородок, положил пачку снимков и большую кипу различных бумаг на стол.
-Ну что, Федор Федорович?- в один голос спросили его Игорь и Женя.
-Итак, что я могу сказать вам, молодые люди,- ответил этот всегда элегантный старик, по удобнее усаживаясь в кожаное кресло, придвинутое к столу.- Случай крайне редкий, если не сказать уникальный. За свою многолетнюю практику, я вряд ли могу утверждать, что видел нечто подобное.
-Не томите, Федор Федорович,- поторопил его Игорь.
-В общем и целом картина такая,- продолжал Федор Федорович, показывая коллегам снимки.- Видите, сердечная мышца, каким-то непонятным образом раздвоилась, словно кто-то специально разорвал ее надвое. И теперь эти два отдельно функционирующие органа  сплелись так, словно это и не сердечная мышца, а какой-то Гордиев узел ей богу. Я с  уверенностью заявляю, уважаемые коллеги.  Нужна немедленная операция.


Игорь Андреевич с мольбой взглянул на друга:»Женя, выручай."

-Но что я могу сделать? Сегодня выходной,- ответил Женька, крепко сжав руку Игоря.- Хорошего хирурга днем с огнем не сыщешь, одна  молодежь. Я бы  им даже свой аппендицит не доверил.
-Ты, Женька, готовь операционную. Я сам буду ее оперировать,- решительно произнес Игорь.- Будешь мне ассистировать?
-Да, но ты как бы уволился,- сказал Женя немного смутившись,- и если что…
-Посмотри на этого мальчика,- перебил друга Игорь, повернув его лицом к Ваське.-Он всю ночь пробирался ко мне. Он не испугался ни темного леса, ни глубокого озера. Этот ребенок, очень хотел спасти свою маму. Так неужели я не оправдаю его надежды?
В ответ, Женька еще крепче стиснул руку старого товарища и утвердительно кивнув  головой молча  вышел в коридор.
С безграничной любовью во взгляде, Игорь Андреевич посмотрел на Ваську, ловя себя на мысли:»Пожалуй я бы очень хотел иметь такого сына».
Он подошел к мальчику и присел рядом с ним.
-Все будет хорошо,- прошептал он, прижимая взъерошенную Васькину голову к своей груди.- Я спасу твою маму. Обещаю. Даю тебе слово волшебника.

                Г Л А В А 9

Хирурги, закованные в перчатки и маски, нагнулись над разрезом. Вот она,эта злосчастная мыщца, отнимающая жизнь у молодой женщины. Кровавый, едва пульсирующий сгусток, был похож на тугой узел.
-Как бы тебя распутать?- подумал Игорь, один за другим принимая инструменты из рук Женьки.


В конце концов, у опытного хирурга стало что-то получаться. Он нащупал ниточку, способную распутать этот клубок.
-Пульс. Давление в норме?- ежесекундно спрашивал хирург у своих ассистентов.
Все шло хорошо. Оставалось распутать пару витков, как вдруг сильный поток крови залил грудную клетку женщины.
-Я ничего не вижу!- крикнул Игорь,- Откачивайте кровь.
Заработал насос, и кровь  залившая мышцу начала постепенно убывать. Вот они, оставшиеся два витка, которые ему предстояло распутать .
-Давление стремительно падает,- услышал он за спиной,- Большая потеря крови. Нужно  переливание.
-Так что вы медлите, переливайте,- ответил Игорь, аккуратно отделяя окровавленную ткань.
-У нее четвертая отрицательная,- последовал ответ.- У нас она вчера закончилась. Еще не подвезли.
-Должен же быть какой-то выход,- мелькнуло в голове хирурга.- Что, делать ? Она сейчас умрет. Четвертая отрицательная? Так ведь и у меня та же самая группа!
-Аппарат переливания крови, быстро,- скомандовал он, закатывая рукав халата.
-Игорь, ты что задумал?- недоуменно взглянул на него Женя.
-Подключайте, нет времени болтать,- поторопил мужчина операционную сестру.
Длинная игла с хрустом вошла под кожу врача, и струйка алой жидкости, медленно потекла к неподвижному телу женщины.


-Давление?- спросил Игорь, взяв в руки зажим.
-Стабилизируется. Давление в норме.
-Теперь можно работать,- подумал Игорь, чувствуя, как у него закружилось голова.- Ничего, остался всего один виток. Я успею. У меня хватит сил.
Кровь, дорожкой жизни продолжала течь из руки доктора, с каждой минутой отнимая у него остатки сил.
Игорь почувствовал, что еще несколько секунд и он потеряет сознание. Слабеющей рукой, врач сделал последнее движение и распутал смертельный узел.
-Шейте,- едва слышно произнес он опуская руки. Сквозь нарастающий гул в ушах, Игорь слышал,- Кровь подвезли. Быстро переключайтесь, он теряет сознание.

                Г Л А В А 10

Яркие блики солнечных лучей, создавали сказочные арабески на белом потолке палаты. Они скользили вниз, весело прыгая по стенам будто расшалившиеся котята. Один из них, будто ненароком, вздрогнув, остановился на бледном лице Светы.
Женщина, почувствовав согревающее тепло солнца открыла глаза.
Она не могла понять что с ней произошло и где она находится.
Светлана вдруг почувствовала что болезнь, терзавшая ее последнее время, отступила. Женщине было легко и радостно, словно она только что родилась на свет. Исчезла эта проклятая тяжесть под сердцем и удушье, мучившее Свету каждую минуту.


-Что случилось? Произошло чудо?- терялась она в догадках.
Шум за дверью привлек внимание Светы. Повернув голову, она увидела высокого мужчину в белом халате.
-Здравствуйте,- поздоровался он с женщиной.- Я Игорь Андреевич, ваш лечащий врач. Ну, как вы себя чувствуете?
Теперь хорошо,- улыбнулась ему в ответ Света.
-Ну, раз хорошо,- с заговорщицким видом, произнес доктор,- то я думаю, что можно разрешить вам небольшое свидание. Тем более, что посетители уже заждались. Целую неделю ходят сюда. Наверное, теперь их можно впустить.
Игорь подошел к двери и приоткрыв ее позвал заждавшихся посетитетелей:» Входите друзья, уже можно".


Дверь распахнулась. Света увидела как к ее кровати бежит Васька. Мальчик опустился перед ней на колени и крепко обняв, тихонько прошептал:»Мамочка, милая, я так люблю тебя. Прошу тебя, не умирай, живи".
-Не бойся, сынок,- ответила женщина, нежно поцеловав Ваську в щеку.- Теперь все будет хорошо. Мы всегда будем вместе.
Деликатный кашель на минуту отвлек Свету от сына. Перед ее удивленным взором, предстало крайне необычное  зрелище.
Огромный здоровяк с обожженным лицом, баюкавший на своей огромной ладони игривого – непоседу котенка, рядом с ним, со смиренным видом стоял старый священник в поношенной рясе, зажав в кулаке  большую сучковатую палку, а чуть поодаль, средних лет мужчина, волнуясь и не находя места рукам, все время поправлял торчащий из-за пояса топор.
Новоиспеченные Васькины товарищи никак не хотели расставаться со своими атрибутами, и Игорю Андреевичу на свой страх и риск, пришлось тайно провести их к палате больной, чтобы не вызвать лишних вопросов со стороны персонала клиники.
-Кто эти люди?- недоуменно спросила Света, посмотрев на сына.
-Это мои друзья, мама,- ответил Васька, крепче прижимаясь к Светлане.- Это они помогли мне добраться до волшебника, который спас тебя.
Женщина, с благодарностью посмотрев на довольно сомнительного вида  троицу, улыбнулась:»Спасибо вам.  Хорошо, что у моего сына есть такие друзья как вы".
А Васька повернувшись к Генке, батюшке Димитрию и Нестору Ивановичу, лукаво подмигнув им, тихонько прошептал :»А ведь у нас все получилось".

 


Рецензии
Вы Настоящий писатель! Такие необычные яркие персонажи, интересный сюжет. И главное - то, чему учит рассказ. И добро победило зло. Осталось теплое ощущение на душе...

Эльвира Садыкова   11.02.2019 11:39     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Уважаемая Эльвира! От всего сердца благодарен Вам за добрый отзыв!

Желаю Вам и всем кто Вам дорог всего самого наилучшего! С глубокой признательностью, Сергей.

Сергей Колтунов   11.02.2019 12:33   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 34 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.