Нацисты в Аргентине 1931-1945 годы. Часть первая

               
               
               



   «Управлять нашей страной — это прежде всего заселять её!» -  так определил  в 1884 году будущее  развитие Аргентины  известный политический деятель Хуан Баутиста Альберди.

  В то время эта огромная страна, после войн за  свою независимость и гражданских вооружённых кровопролитных конфликтов, после почти поголовного истребления коренного населения,  была безлюдной.

  Аргентинская Патагония площадью в 1 млн 700 тыс. квадратных километров  являлась территорией без населения. Не было не только маленьких деревушек, но даже и хуторов. Кое-где, правда, встречались стойбища аборигенов, чудом спасшихся от резни, устроенной аргентинской армией в 1878-1885 годах.

  Около ста богатейших семей Аргентины владели этой территорией и не знали, что же с ней делать.  Вместо того, чтобы осваивать её, им  было гораздо легче  и быстрее продавать свои владения сотнями и тысячами квадратных километров.  Тем более, что тысячи германских немцев, откликнулись на предложение правительства  Аргентины о колонизации этих земель.

   Уже в 1885 году прибыли первые колонисты из Германии. В основном это были люди принадлежавшие в своей стране к среднему классу, имевшие какие-то капиталы и видевшие для себя большие перспективы в Аргентине. Они  приезжали сюда и покупали поместья (латифундии)  в сотни и тысячи квадратных километров.  Для освоения этих земель
 требовалась квалифицированная рабочая сила, поэтому их владельцы приглашали своих земляков из Германии в качестве наёмных рабочих.

  За короткий срок на пустынных ранее патагонских землях уже паслись сотни тысяч овец и крупного рогатого скота, выращивались зерновые, в теплицах вызревали овощи...

   Колонисты из Германии всё прибывали и прибывали. Они не просто скупали патагонские земли, а делали стратегические приобретения : все немецкие поместья  граничили друг с другом, а многие имели выход  к побережью Атлантического океана.

  13 декабря 1907 года немецкий колонист Хосе Фуч в окрестностях  городка  Комодоро Ривадавия,  в провинции Чубут, открыл первое в Аргентине месторождение нефти. В 1915 году здесь  уже в полную мощь работала немецкая  фирма «Астра», которая занималась добычей и переработкой нефти.

  Выходцы из Германии, владельцы поместий в Патагонии, считали себя аристократами: часто посещали родные края,  обязательно отправляли  своих детей на учёбу в немецкие университеты, выписывали всё для своих нужд и потребностей  из Европы: от мебели до аграрных машин. Грузовые и грузо-пассажирские  суда компании «Гамбург Южная Америка» осуществляли регулярные рейсы  из Патагонии в Германию.  Поместье  «Кабо Расо», хозяином которого был  Рикардо Фишер, имело великолепный глубоководный порт. Здесь суда загружались шерстью, шкурами крупного рогатого скота и другими продуктами немецких землевладельцев.



   Все колонисты отмечали, что добраться до Германии им гораздо проще и быстрее, чем до Буэнос- Айреса.

  Кайзеровский генеральный штаб всегда подчёркивал, что для будущих войн контроль над проливами Магеллана и Дрейка, соединяющих Атлантический и Тихий океаны, имеет стратегическое значение.  Немецкий военно-морской флот, который будет действовать в этом районе должен иметь надёжные базы для снабжения горючим, углём, продуктами питания и свежей водой. С этой целью  генеральным штабом в 1911 году была  и создана Секретная служба снабжения за рубежом (Etappendienst). Все немецкие колонисты, имевшие поместья в Патагонии, сочли за честь сотрудничать с этой службой.

 Началась Первая мировая война. Уже 21 августа 1914 года крейсер «Дрезден», на котором младшим офицером служил Канарис, тайно вошла в бухту Guanaco (Bahia Guanaco), находившаяся на юге провинции Чубут. Глубоководный порт  здесь принадлежал немецкому колонисту, хозяину поместья  «La Peninsula».

  Крейсер «Дрезден» находился здесь до второго сентября. За это время на его борт загрузили уголь, а также запасы свежего мяса и воды, муки, фруктов и овощей.

  После окончания Первой мировой войны миграция в Аргентину из Германии значительно возросла. Немцы,  в основном, оседали   в Буэнос-Айресе и его пригородах, а у кого была возможность прибрести земли в Патагонии,  делали это после консультаций со своими земляками уже живущими в этих краях.

   Таким образом к 1931 году в Аргентине  около 20 процентов земель в Патагонии  принадлежали немецким колонистам.

Это была «страна в стране», имевшая береговую полосу  вдоль Атлантического океана длиной двести километров, протянувшуюся от Пунта Томба до Баии Бустаманте и уходившую на сотни километров  в глубь к Андам.

 «Страна  в стране» располагала всей необходимой инфраструктурой: почтой, судоходными компаниями, авиасообщением с Германией, глубоководными портами.  На её территории разговаривали на немецком языке. Преподавание в школах велось тоже на немецком, а испанский — считался иностранным языком. Денежные расчеты велись не  в аргентинских песо, а в немецких марках. Здесь производили мясо, шкуры, шерсть. Несмотря на суровый климат, выращивали зерновые, фрукты и овощи.

  Танкеры нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей компании «Астра», принадлежавшей немецким колонистам, доставляли в «страну в стране» горючее по очень низким ценам.

  Приход Адольфа  Гитлера к власти здесь  приняли с энтузиазмом и восприняли как надежду на создание Великой Германии.

   Организация «Etappendienst», упразднённая после Первой мировой войны, была создана вновь. Теперь круг её  функциональных обязанностей был значительно расширен. Кроме снабжения своего флота, его  члены  уже собирали полную  информацию о судах  и боевых кораблях противника, готовили все возможные акты саботажа на их борту, а также  осуществляли пропаганду нацистской идеологии.

     В январе 1931 года в порту Буэнос-Айреса стоял сухогрузный теплоход из Гамбурга.  Часть команды оказались членами НСДАП. Они то и стали  вести на ломаном испанском языке откровенные беседы с портовыми рабочими. Рассказали о национал-социалистической  немецкой рабочей партии, об её гениальном лидере: Адольфе Гитлере, о планах партии для изменения жизни рабочих в Германии, а возможно и во всём мире....

  Сухогруз ушёл в Гамбург с грузом пшеницы, а в порту Буэнос-Айреса остались  аргентинцы —  первые члены НСДАП. Их было всего несколько человек. Сначала они собирались в убогой раздевалке, чтобы поговорить о партийных делах, прочитать вслух  ( некоторые были неграмотными)   пропагандистские брошюры на испанском языке, с оказией переданные им   пришедшим из Европы теплоходом...    Когда число членов  НСДАП и сочувствующих им увеличилось, они стали  устраивать партийные собрания  в харчевнях, в районе порта. Здесь аргентинские нацисты ели жареное на решётке мясо, запивая его дешёвым, разбавленным водой, вином и обсуждали программу Гитлера перед выборами 1933 года . Потом шумно с дебошами отмечали его приход к власти...               




   В 1934 году в Буэнос-Айресе  немецкая фирма Staudt & Co создала  «La compania Argentina

 de Armas» с целью поставок современного германского оружия aргентинскому правительству. Интересно, что учредителями Staudt&Co  являлись компании   Krupp  и Siemens-Schuckert.

 Уже к 1939 году фирма Staudt&Co имела свои цеха и склады на всей территории « страны в стране».

  Сразу же после прихода Гитлера к власти значительно расширился нефтедобывающий и нефтеперерабатывающий комплекс «Астра». Кроме увеличения числа танкеров ,в его окрестностях был построен современный городок для служащих. Немногие местные жители, которые оказывались здесь, удивлялись, что весь персонал носит военную форму серого цвета без погон и распорядку  их жизни.

  Два раза  в неделю служащие занимались строевой подготовкой на плацу. Один раз в неделю выезжали  к обрывистым берегам бухты Солано (Bahia Solano), находившуюся в сороках километрах от города Комодоро Ривадавия, где практиковали скалолазание и стрельбу из винтовок.

  Жители этого городка утверждали, что неоднократно видели молодых людей из «Астры» в гитлеровской  военной форме с погонами.

  Также есть свидетели, рассказывавшие о том, что в пещерах  Rocas Coloradas, охраняемыми вооружёнными служащими «Астры»,  находились маяк и передатчик для связи с немецкими подводными лодками.

  Недалеко от комплекса «Астры» был построен аэродром, ангары для планеров и мастерская для их ремонта. Здесь учились летать на планерах многие служащие этой нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей компании. Они  являлись членами Клуба «Кондор», учреждённом 12 декабря 1934 года. Первый свой планер «лётчики» получили в подарок от самого Гитлера, который был доставлен сюда в контейнере.

    В сентябре 1937 года гитлеровский режим впервые продемонстрировал аргентинцам свою «военную машину». Один батальон этнических немцев в форме вермахта, с нацистскими флагами, но без оружия, прошёл маршем по  центральным проспектам городов Банфиельд и Бурсако, расположенных к югу от аргентинской столицы.

  Эта наглейшая выходка не вызвала никакой реакции ни у властей провинции Буэнос-Айрес, ни у правительства страны.

  В январе 1938 года в Аргентину (вернее в порты аргентинской Патагонии) с официальным визитом прибыл гитлеровский линкор  «Шлезиен». После посещения города Порт Мадрин (Puerto Madryn), он  зашёл в некоторые глубоководные порты «страны в стране», а затем бросил свой якорь в порту города Комодоро Ривадавия. На официальном уровне члены команды были приняты как представителями губернатора провинции Чубут, так и   властями этого города. На улицах Комодоро Ривадавия развивались гитлеровские и аргентинские государственные флаги. Моряки были приглашены  провести ночь как в домах местных немецких колонистов, так и аргентинцев — жителей этого города. После этого все желающие посетили линкор. Гитлеровские моряки прошли строем по центральной улице города, распевая «Германия — превыше всего».

  После ухода линкора, на стенах домов в Комодоро Ривадавия много дней висели нацистские плакаты , а у некоторых его жителей  ещё долго хранились открытки с изображением Гитлера.

  С 1934 года до начала Второй мировой войны в Аргентину прибыли почти сорок пять тысяч немцев, спасавшихся от нацистского режима. Как правило, все они были высококвалифицированными специалистами  без материальных средств, но благодаря своим знаниям и трудолюбию, довольно быстро устраивались на  работу в  столице и пригородах.




               
   Нацистская идеология в Аргентине нашла благодатную почву. В течение нескольких лет в национал-социалистическую  немецкую рабочую партию вступили почти семьдесят тысяч человек!!! К сожалению отсутствует анализ этого феномена и какая-либо статистика о членах этой партии. Только лишь разрозненные факты... Соответствует это число действительности? Или это вымысел?


  10 апреля 1938 года, в воскресенье, по  проспекту  Коррьентес  к стадиону «Луна Парк» стройной колонной шли люди в серых рубашках с немецкими флагами в руках. Таким образом около пятнадцати тысяч немцев и аргентинцев, членов  национал-социалистической немецкой рабочей партии Германии в Аргентине, отмечали  присоединение Австрии к гитлеровской Германии.

  В «Луна Парке» огромная  сцена  была украшена немецкими и аргентинскими  флагами, а также символами нацистской партии.

На гигантском транспаранте красного цвета  - слова «Одна страна, одна нация, один вождь».

 Накануне этого события во многих газетах Аргентины было опубликовано обращение Адольфа Гитлера, которое заканчивалось словами:
 «Направляю всей аргентинской прессе и немцам, проживающим в Аргентине мои сердечные приветствия».

  Торговый атташе немецкого посольства в Буэнос-Айресе Эрих Отто Мейнен приступил к чтению своего доклада , часто прерывавшимся  участниками празднования, которые с криками «Хайль Гитлер!» вскакивали со своих мест и выбрасывали правую руку вперёд.

  В это же время, все улицы вокруг «Луна Парка» были оцеплены полицией, которая зверски избивала демонстрантов из Федерации Аргентинских Университетов, протестующих против нацистского шабаша в центре аргентинской столицы.

  Эрих Отто Мейнен особо подчеркнул, что «Австрия была присоединена к Германии без насилия и крови... Мы -  австро-германцы, живущие в Аргентине, чувствуем особую привязанность к  этой гостеприимной стране, где  нам удобно и хорошо под нашими знамёнами, и с нашими порядками».
 
  Самая большая нацистская манифестация вне Европы закончилась для её участников благополучно...  Студенческая демонстрация  же была жестоко подавлена: двое убитых и около шестидесяти раненых.

  Ровно через месяц после этих событий президент Аргентины  англофил Роберто Марселино Ортис подписал Декрет, который регламентировал функционирование  иностранных общественных и политических организаций на территории страны.  Специальный пункт этого Декрета гласил о том, что «... любая деятельность национал-социалистической немецкой рабочей партии на территории Аргентины ЗАПРЕЩАЛАСЬ».

  Теперь на дверях офисов, где раньше красовались таблички красного цвета «Отделение национал-социалистической немецкой рабочей партии», появились другие: «Классы по изучению немецкого языка»,  «Клуб по изучению немецкой истории и культуры» и т.д.
 
  А ещё через неделю из страны выслали двух сотрудников гестапо.

   С 1935 года руководителем «Etappendienst»  в Аргентине стал военно-морской атташе посольства Германии в Буэнос-Айресе, сотрудник абвера Дитрих Ньебур. Его  верным помощником являлся Тило Мартенс, бывший военно-морской офицер, представитель судоходной компании «Norddeutscher Lloyd», сотрудник абвера.

   Обер-штумбанфюрер СС Вольф Франшок прибыл в распоряжение Дитриха Ньебура в 1937 году и развил активную деятельность по созданию разветвлённой шпионской сети на территории Аргентины. Им приобретались конспиративные квартиры, грузовые и лёгковые автомобили. Была куплена парусная яхта для выхода в море, для возможности установления контакта с немецкими подводными лодками.  По просьбе  Вольфа Франшока из Германии   в Аргентину, на протяжении двух лет,  было  нелегально доставлено большое количество мощных стационарных и переносных радиопередатчиков.

   Правящие классы Аргентины  с начала двадцатого века делились на англофилов и германофилов. Так все, без всякого исключения, офицеры вооружённых сил этой страны являлись ярыми поклонниками  Германии. Ведь с начала века  большое количество немецких офицеров служили инструкторами в аргентинской армии, в которую они ввели  не только свои кайзеровские уставы, но даже и военное германское обмундирование.

   В тоже время Аргентина  больше ста лет, по-существу, являлась колонией Великобритании, настолько сильна была здесь позиция английского капитала. Поэтому после начала Второй мировой войны, аргентинское правительство объявило о своём нейтралите по отношению к этому военному конфликту.

                Конец первой части

 
 

  Для работы над этой статьёй автор пользовался следующей литературой:

Carlos De Napoli «Nazis en el sur». Ciudad Autonoma de Buenos Aires: Javier Vergara Editor, 2015.

Juan Salinas, Carlos De Napoli «Ultramar sur». Ciudad Autonoma de Buenos Aires: Ediciones B, 2014.


Рецензии
Сергей, спасибо за сведения. К стыду моему, я почти ничего не знала и все думала. почему фашисты бежали в Аргентину. Что их туда влекло? Сейчас понятно.

Александра Румянцева3   07.08.2018 10:35     Заявить о нарушении
Александра, здравствуйте! Спасибо за то, что нашли время и прочитали мою статью! Многие не знают этих фактов, потому что нет никаких опубликованных материалов на русском языке на эту тему. Рад, что Вы узнали много нового и, надеюсь, интересного для себя.

С увжением

Сергей Горбатых   08.08.2018 01:11   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.