Синяя гора

 Таня встала рано,она сегодня уезжает.А я проснулась,но вставать мне не хочется. Окутанная сладкой негой,я лежу с закрытыми глазами.
 Мне снова приснился сон,который я часто вижу на протяжении последних лет.
Вокруг меня простор,залитый солнцем,а вдалеке у горизонта в лёгкой дымке синеет гора.Я бегу к ней по выжженной солнцем траве, протянув вперёд руки,почти невесомая,испытывая при этом невероятную радость.

 С Таней мы познакомились здесь,в Феодосии,приехав на отдых. Случай свёл нас на общей квартире.Мы провели десять дней в приятном общении,сблизились,подружились,и вот пришло время расставания.

 Сама не знаю,почему в этот раз местом для отдыха я выбрала именно Феодосию.Как только я вышла из вагона и ступила на перрон Симферопольского вокзала,внутренний голос настойчиво затараторил,-Феодосия,Феодосия...
 В этом уютном городке я давно не бывала, и в очередной раз попав под его волшебное очарование,подолгу бродила по старым улочкам,предавшись воспоминаниям и размышлениям.Феодосия была отправной точкой в моих потаённых мыслях,которыми я никогда ни с кем не делилась.Я всеми клеточками своего естества ощущала какую- то подсознательную связь с этим городом,которая и влекла,и почему-то удерживала меня от встречи с ним.

 Из вагонного окна уходящего поезда Таня,смахивая с глаз слезинки,прощально махала мне рукой,а я,ускоряя шаг,шла по перрону,пока квадрат последнего вагона не исчез из вида.

 Настроение было грустным, небо заволокла густая пелена облаков. В расстроенных чувствах я побрела домой.
 Я планировала ещё несколько дней понежиться в тёплом море под лучами ласкового сентябрьского солнышка.Сегодня на море идти не хотелось,грусть расставания сковала меня.Но войдя в дом,я как-то взбодрилась, мысли стали чёткими и целенаправленными.Я переоделась,перекинула через плечо свой рюкзачок и ,окрылённая надеждой на удачу,помчалась на автовокзал.
 Подойдя к водителю маршрутки на вокзальной парковке,я робко,побаиваясь отрицательного ответа,спросила,
 -Извините пожалуйста,после войны я с родителями жила где- то здесь неподалёку в деревне Карагоз...Я совсем маленькая была,и вот захотелось детство навестить.
 -Да, есть такая деревня,только называется она теперь Первомайское.Меньше двадцати километров в сторону Старого Крыма.Погуляйте чуток и поедем.
Я села на скамейку,пока ещё не веря,что это реальность.Волнение охватило меня.

 Сразу после окончания Великой Отечественной войны воинская часть,в которой служил мой отец,была дислоцирована в этих краях.Это был военный аэродром с мощной по тем временам авиацией,зданиями и сооружениями специального назначения.Здесь курсанты лётного училища проходили что-то наподобие преддипломной практики,выполняя учебные  полёты.
Мне в ту пору было три года ,я была вполне сознательным человечком и быстро влилась в компанию деревенской детворы обоего пола и разного возраста.
 С высоты моего роста Карагоз казался мне бескрайним.Я запомнила его в ярком солнечном освещении с высохшей под солнцем растительностью.Именно это создавало ощущение простора и свободы.
Я помню Карагоз разный,и весенний в аромате цветущих садов,и осенний со слякотью и туманом,и даже зимний с незамерзающим родничком,в струйках которого трепетала зелёная былинка.Но именно летняя картинка на всю мою жизнь осталась визитной карточкой Карагоза.
 Утром детвора собиралась на единственной деревенской улице и весь мир был у наших ног.Я была самой маленькой и старшие девочки трепетно обо мне заботились.
Занятия мы находили себе сами,бегали купаться на почти пересохшую речку Чурук- Су,лазили в колхозный сад за черешней.Такой черешни я больше не ела никогда.Плоды её были крупные,блестящие тёмно красного цвета,очень сочные и сладкие .
Мы играли в игры,которые сами придумывали,а ребята постарше полушёпотом рассказывали страшные истории про татар,которые здесь недавно жили.
В один из пустующих татарских домиков поселили нашу семью.Перипетии истории мне в ту пору были не ведомы и я жила безмятежно.
Мы ходили на поросшие ковылём руины мечети и там я слушала от ребят страшилки про чёрную кошку,которая выходит из развалин ровно в полночь,и горе тому ,кто с ней повстречается.
 Завидев на дороге бричку,мы,подсаживая друг друга,на ходу взбирались на неё и сотрясаясь всем телом на каждой колдобине и испытывая восторг, катились по деревне на безрессорном кабриолете в одну лошадиную силу.А по вечерам,когда деревню окутывала волшебная тишина,отливая золотом в лучах заходящего солнца,низко над землёй жужжали майские жуки.
 Ещё я любила в одиночку ходить за арманы,так на местном наречии назывались огороды,и глядя в бескрайнюю степную даль,фантазировать про неизвестное.В эту свою тайну я не посвящала никого.
 Моя совсем молодая мама работала в воинской части библиотекарем,Курсанты практические навыки лётного мастерства осваивали непосредственно на аэродроме,а теорию зубрили по учебникам в библиотеке.
Библиотека открывалась после обеда,мама вылавливала меня с улицы,кормила и мы шли на работу. Я рано научилась читать благодаря маме и библиотеке.Домой мы уходили только после того,как последний абонент покидал читальный зал.Было уже темно и мы шли короткой дорогой через речку ,мимо мечети ,а потом через старинное деревенское кладбище,где по утверждению подружек по ночам гуляли мертвецы.Я боялась и чёрной кошки,и мертвецов,и огромной луны,которая устрашающе смотрела на меня с ночного неба.
 Военная служба в ту пору была насыщенной и напряжённой,у отца каждый день были ночные полёты,его я видела только по воскресеньям,очень скучала и любила его.
 Время было трудное и голодное.Родители мои купили корову Дуньку ,в доме появилось молоко.А в самом конце зимы однажды утром в нашей убогой кухоньке я обнаружила рыжего телёнка.Он родился ночью и его перенесли в натопленную кухню,чтоб не простудился в сарае.Я назвала телёнка Минькой ,гладила его по жёсткой шёрстке.Когда у него появились маленькие рожки,он смешно бодался,а я,созерцая его неуклюжие выходки,хохотала от удовольствия и радости.
 В конце лета все мои подружки засобирались в школу.Мне только что исполнилось шесть лет и учитывая мою хорошую подготовку,которая по тем временам да ещё и в деревне граничила с гениальностью,меня приняли в первый класс,чему я была несказанно рада.
 Школа размещалась в небольшом здании,но оно очень отличалось от остальных домов.Оно было намного выше и окна были большими.Классных комнат было две .Над дверью в учительскую висел красочный портрет Сталина.Весной,когда в горах зацветали дикие пионы,мы собирали их и украшали портрет любимого вождя.Во всей школе учеников было человек пятнадцать.
 Моей первой учительницей была Вера Ивановна.Она казалась мне очень красивой,у неё были тёмные кудрявые волосы и голубые глаза,я влюбилась в неё с первого взгляда,внимательно слушала всё,что она говорила,и беспрекословно выполняла все её требования.
 Вера Ивановна была строгой и доброй, она никогда не повышала голоса, хвалила за успехи,гладя по голове .Она могла поправить бантик в косичке и помочь завязать шнурок ботинка.Если у кого- то не получалось написать букву или цифру,Вера Ивановна брала руку неумёхи в свою руку и вместе с ним выводила карандашом трудную закорючку.
Летом мы вместе с ней помогали взрослым,собирая в поле колоски,оставшиеся после жатвы,спасая колхозный урожай.Нанизывали на толстую нитку листья табака ,который потом длинными гирляндами развешивали под навесом для просушки.
После в моей жизни было ещё несколько школ с городскими учениками и учителями, но чем взрослее я становилась, тем больше мне не хотелось вспоминать ни эти школы, ни многих учителей.Первая же моя маленькая деревенская школа с детворой военного времени и с любимой Верой Ивановной осталась на всю жизнь в моей памяти и в сердце,как частичка меня самой, моей только ещё начинающейся жизни, в которой было так тепло и замечательно.

 Через пять лет отца перевели служить в Николаев ,он улетел,а нам с мамой солдаты помогли погрузить в полуторку наш нехитрый скарб и мы поехали в Симферополь,а оттуда поездом до Николаева.
 В кузове грузовика,сидя на фанерном чемодане,не сознавая происходящего,я навсегда уезжала из своего карагозского детства .Следом за машиной долго бежала наша дворняжка Жанка,а выбившись из сил,она легла посреди шоссе,положив на лапы мордочку ,и глазами ,полными слёз , смотрела вслед удаляющемуся автомобилю.
Щеночком мне подарил её мой милый белобрысенький одноклассник Коля.Он вынул крошку из-за пазухи и сказал:
 -На.Она вырастет и будет сторожить вашу хату.
Собачка была белая с чёрными пятнами,я помню ее до сих пор.

 С той далёкой поры Крым так и остался любовью всей моей жизни.Я часто ездила сюда отдыхать.В молодости с друзьями с рюкзаком и палаткой.Когда обзавелась мужем,и его влюбила в Крым.Потом были санатории,Дома отдыха.А вот теперь,когда прожита бо’льшая часть жизни ,я иногда приезжаю в один из уютных городков,останавливаюсь в тихом месте и ностальгируя по ушедшим временам,наслаждаюсь неповторимым крымским колоритом с его морем ,солнцем, воздухом и волшебной магией,преследующей меня с детства.Ни на минуту не забываю я остров детства моего Карагоз,но навестить его мне не позволяло то,чего я не могу ни понять,ни обьяснить. Может быть не пришло время.
 И вот спустя более полувека будто знак свыше был дан мне.

 Маршрутка остановилась у дорожного указателя «Первомайское».
 -Вот Ваш Карагоз,-сказал водитель,-Счастливо!
 Мне показалось,что водитель по ошибке привёз меня совсем в другое место, всё абсолютно не знакомое.По обочинам огромные деревья,густая зелёная трава...Я пошла прямо от указателя по дороге.Пройдя метров пятьдесят я ступила на бетонный мосток.Да,помнится был мосток,только деревянный.Его всегда сносило во время весеннего половодья.Я зашагала увереннее,и вдруг чуть левее вдали у горизонта я увидела синеющую гору,точно такую,как видела в своём повторяющемся сне.
 Как же я могла забыть? Это же Агармыш!Та самая гора...
 -Ну здравствуй , Агармыш!Здравствуй,моя синяя гора.Помнишь ли ты маленькую девочку из Карагоза,которая ,выйдя за арманы,часами глядела на тебя,пытаясь разгадать все твои тайны ?
Лёгкая дрожь пробежала по спине,учащённо забилось сердце.
Дорога привела меня в посёлок с многоэтажными домами,очевидно это и было Первомайское.Ничего общего с моим Карагозом здесь не было.Я заволновалась.
 По дороге мне встретились две женщины.
 -Простите,-обратилась я к ним,-я ищу Карагоз,но он сейчас по другому называется...
 -Да нет,местные его так и зовут Карагозом.Пройдите до конца улицы и сразу направо,там и есть Ваш Карагоз,-пояснили мне приветливые крымчанки.
 Я нашла его!Я сразу узнала его по запаху полыни и лебеды и ещё чего-то из детства.Здесь почти ничего не изменилось,та же одна улица с домиками по обе стороны,гуси и козы,щиплющие траву на обочине.Ощущение простора и свободы наполнило меня,как тогда,давно.Лёгкость,схожая с невесомостью,окутала и будто приподняла меня над землёй.Я присматривалась к каждому домику,каждому кустику,пытаясь отыскать какие-то знакомые детали.Взгляд мой остановился на неказистом здании,в висках застучали молоточки,грудь сдавило.Я подошла и узнала его,это же моя школа!К зданию пристроили новое помещение,а на вывеске было написано «Общежитие»,но я узнала её,Мне показалось,что даже побелка на ней того же ,что раньше,зеленоватого оттенка и те же окна вытянутой формы. Я едва справлялась с эмоциями ,к горлу подступил ком,а глаза застилали слёзы.Я гладила стены рукой,касалась их щекой.
 Мне хотелось встретить хоть кого-нибудь из прошлой жизни,но как?
 Я подошла к сидящим на лавке у дома мужичкам,поздоровалась и спросила,
 -Здесь когда-то жила учительница Вера Ивановна Саламатина...
 -Так она и живет,только она теперь Игнатьева.Мишка ее давно умер,а она вышла за Ивана Игнатьева,в девяносто седьмом доме живут,-поведал мне словоохотливый карагозец.
 На ватных ногах я направилась к девяносто седьмому дому.Я даже не предполагала,что учительница моя жива.Моя мама давно умерла,а они по моим подсчётам были примерно одного возраста.
 Я подошла к дощатой старенькой калитке,окликнула высокого мужчину во дворе,он подошёл.
 -Здравствуйте,Вера Ивановна здесь живёт?- дрожащим голосом спросила я
 -Мама!К тебе пришли,-громко крикнул он,открывая передо мной калитку.
 Откуда-то из-за дома шла мне навстречу щупленькая,но крепенькая женщина невысокого роста в красном вельветовом халате,в галошах на шерстяной носок и с лопатой в руке.Её голубые глаза,как два чистых озерца на фоне тумана серебряных волос ,вопросительно смотрели на меня.Да,это она,Вера Ивановна,дорогая учительница первая моя.Я не столько узнала,сколько почувствовала её.Обливаясь слезами и неся какие-то несвязные фразы,я бросилась к ней с объятиями и поцелуями.Она усадила меня на табуретку,успокаивая ,как тогда, в первом классе,погладила по голове и спросила:
 -Ты кто?
Я взахлёб рассказала ей всю свою биографию,начиная с той давней поры,по сегодняшний день.Она вспомнила меня и моих родителей.Обращаясь к сыну,она рассказывала какие-то подробности из моей учёбы,о косичках,которые мне состригли,и она не узнала меня с новой прической.
Я про это давно забыла а она помнила. Вера Ивановна поведала мне,что,имея двух малолетних детей и домашнее хозяйство,она не могла работать в школе.Доучила наш класс до четвёртого и уволилась.Поэтому и помнит всех.Она рассказала мне о судьбе моих приятелей,в Карагозе никто из них не живет,разъехались кто куда.Говорила обо всех с улыбкой и теплотой.
 Прощаясь,я под воздействием эмоций,клялась и обещала навещать её,но этого не было больше никогда .

 В Феодосию я вернулась вечером.В этот день православные христиане чтили память святого благоверного князя Александра Невского.В храме шло богослужение.Я вошла и поставила свечки к образам.
 Словно после причастия на душе было светло и спокойно.
 Ночным поездом я уехала домой, в Николаев.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.