Библиотекарь

Библиотекарь

  Пролог

  Эта  история  произошла  в  городе  А.   На  часах  было  час  сорок  четыре   ночи.   Высокий  парень   35  лет,   по  имени,  Толик,  и  парень  приблизительно  такого  же  телосложения  и  возраста,  по   имени,   Анзор,  сидели  в  автомобиле  BMW,   где-то  на  севере  города,  в  одном  из  дворов,  многоквартирных жилых  секций. 

  Это  был  обычный  спальный  район,  которые  есть  в  любом  городе  России.  Анзор  увлеченно  грыз  семечки  и  некультурно  сплевывал  шкорки  через  приоткрытое  тонированное  стекло  автомобиля.  Толик,   не  обращая  никакого  внимания  на  звуки,  который  производил  при  этом  Анзор,  погрузился  в  мир  мобильного  интернета.

  В  какой-то  момент,  Толик  потянулся  —  видимо,  у  него  заныла  поясница.  Он  отвел  взгляд  от  экрана  гаджета  и  осмотрелся, пытаясь  увидеть  реальный  мир,  однако  позднее время, зайчики  в  глазах  от  телефона  и наглухо  тонированные стекла,  лишали  его  такой  возможности. Лишь свет электрических ламп в окнах многоэтажек и фонарные столбы выделялись в ночном мраке, напоминая все тот же виртуальный мир, где секунду назад находился молодой человек. Толик вновь потянулся, на этот раз сопровождая процесс,  глубоким  вдохом и выдохом, после чего положил телефон на маленькую площадку в салоне автомобиля, рядом с ручкой АКПП. Решив сменить занятие, Толик быстро нашел себе новое. Сфокусировав взгляд на свете, горевшем в окне квартиры на третьем этаже, он замер, будто тигр на охоте. Конечно, Толик мог уставиться на другое окно, перед его взглядом было достаточно объектов, излучающих электрический свет, но ему казалось, что именно в этом окне он увидит чей-то силуэт. Может быть, гипноз или сила мысли явились мотивом для проведения этого эксперимента.
Анзор между тем продолжал грызть семечки с профессиональным мастерством,  особенно  хорошо  у  него  получалось  выплевывать  шкурки  из  окна.

  — За  Матерого  нечего  не  слышно?  —  заговорил,  Толик,  прервав  тем  самым  молчание,  но  все  так  же  глядя  в  окно.

 Анзор,  вероятно,  думал  о  чем-то  хорошем, глядя из окна автомобиля с довольным выражением на лице, шёлкая семечки. Упоминания о Матером, вызывало у парня злобу, хорошие мысли уступили плохим. — это было видно по лицу Анзора, тут же сменившему свое выражение. Он посмотрел на Толика глазами, наполненными злостью, и тяжело вздохнул, отчего шкорка семечки попала ему в горло. Организм Анзора отреагировал,  он начал кашлять, будто пациент туберкулезной больницы, потом открыл дверь и высунулся наружу, отплевываясь и снова кашляя… Поняв, что всё, ему лучше, он медленно вернул свое туловище в салон автомобиля и закрыл дверь.
— Нет, все по-прежнему хреново! — ответил Анзор, после чего начал издавать звук «хр-р-р», пытаясь восстановить голос. — А где вода? — спросил он, посмотрев на Толика.

Предисловие
(от лица Толика)
Только не подумайте, уважаемые читатели, что я раскололся и сливаю информацию ментам, а также учтите, что я не в храме Христа Спасителя и это не исповедь. Чтобы быть более точным, это повествование я назову воспоминанием об одной истории из моей жизни, которой я хочу поделиться с вами. Думаю, история моя начинается именно с этого момента.
Итак, мое имя Толик, мы сидим с Анзором в автомобиле, ждем бизнесмена Ивана Сергеева с целью совершить преступление, а если точнее — незаконную конфискацию важных документов, которые будут при нем. Стоимость данных бумаг нам неизвестна и совершенно неинтересна, но если мы здесь, то предположительная ценность документов довольно-таки велика, поскольку наш босс решительно стремился стать их обладателем.
В большом экономическом словаре Азрилияна указывается, что бизнесмен — это предприниматель, а предприниматель — это лицо, которое занимается предпринимательской деятельностью, изыскивает средства для организации предприятия и тем самым берет на себя предпринимательский риск.
И Азрилиян, черт побери, прав. И, может, я как-то по-другому смотрю на это определение, в котором говорится про риск, но факт остается фактом, и этот риск ждет бизнесмена Сергеева именно сегодня.
Накануне Анзор получил от Клетки наводку и знал место и время, где легче и безопаснее будет изъять у гражданина Сергеева эти самые документы. Да, мы не впервые собирались нарушить закон. Мы жили этим. Конечно, ситуация в финансовой компании, где мы работали, была абсолютно противоположной в сравнении с бандитскими девяностыми, изменились методы и способы, но основа и корень жажды легких денег были все теми же, механизм действовал и был для нас средством для красивой и небедной жизни.
В соответствии со статьей 161 УК РФ грабеж — это открытое хищение чужого имущества, и оно наказывается в нашем случае лишением свободы на срок до семи лет. Так что сегодня рисковал не только Сергеев. Как в бою или спорте, где есть победитель и есть проигравший.
Мы с Анзором работали на криминального авторитета Ивана Клетникова, по прозвищу Клетка. Конечно, сфера его деятельности называлась уже не ОПГ, а финансовая корпорация, и для общества он был сейчас преуспевающим бизнесменом, приносящим в бюджет страны немалые суммы налогов, но это была лишь внешняя сторона. А внешность, как мы знаем, бывает обманчива, и тем не менее хорошая конспирация и усовершенствованные методы Клетникова работали и не давали сбоев. Лично я считал Клетку человеком хорошим и правильным, но таковым он был не для всех. Клетке было около 50 лет, он не употреблял наркотики, не курил, с женщинами общался в меру и очень редко выпивал. Единственным его пристрастием и вредной привычкой были азартные игры.
В компании Клетки числилось более двух десятков крепких проверенных парней. Среди них были преступники разных специализаций: бойцы, воры, грабители, аферисты, убийцы и так далее. Конечно, все они маскировались под деловых людей и официально являлись исполнительными директорами малых предприятий Клетникова. А эти предприятия, приносящие, в свою очередь, хорошие доходы, были оформлены как собственность на законопослушных граждан. Это была стопроцентная зашита от возможных конфискаций со стороны государства.
В целом все было налажено, и наш босс подсознательно гордился своими достижениями. И он действительно имел на это право.
У Клетки были полезные связи, благодаря которым он получал ценную информацию о коммерсантах и заключал крупные бизнес-контракты, а также заводил выгодные деловые отношения. Конечно, бывали случаи, когда бизнесмены отказывались сотрудничать, но и это не было проблемой, так как в ход шли особые методы переговоров, которые действовали эффективно и безотказно.
Криминальные способы получения дохода были многообразны, но с некоторыми исключениями. Клетка был категорически против продажи наркотиков, похищения людей с целью выкупа и торговли путанами.
С Анзором мы были знакомы с детства, жили в одном районе, но друзьями не были. Скентовались чуть позже, в лагере строгого режима. Я сидел за кражу автомобиля и отбывал три года. Время шло, я отмотал полсрока, когда на зону заехал Анзор. Его осудили за коробок марихуаны.
Если кто не знает, дам справку: некоторые виды конопли содержат в достаточном количестве психоактивные вещества, называемые каннабиноидами. Один из них — ТГК,  или дельта-9-тетрагидроканнабиол. Упоминания о марихуане есть у ацтеков, в Индии и в других странах еще в третьем тысячелетии до нашей эры. Если посмотреть на эти факты, то без труда можно определить причины запрета марихуаны: историческая ценность — как в музее, руками не трогать!
В общем, осудили Анзора на два года за пристрастие к траве, которая свободно, по своему природному естеству, произрастает на нашей матушке-Земле. Лично я наркотики не употреблял, но считал неправильным лишать свободы человека из-за любви к растению.
В те времена я и не думал, что мы с Анзором станем лучшими друзьями и будем работать на Клетку. Каждый был сам по себе.
Приближался конец срока моего заключения, и благодаря хорошим отношениям с пожилым авторитетом по прозвищу Москва, с которым я отбывал наказание в лагере, я был рекомендован в криминальный бизнес Клетки.
— Я отправил сообщение. Клетка в курсе о тебе, — сказал Москва, попивая чифир.
— Спасибо, Москва. Даже не знаю, как тебя благодарить, — ответил я с уважением.
— Вот, значит, как? Ну, тогда за тобой должок, — сказал Москва, слегка улыбнувшись.
— Я тебя не подведу, Москва.
— Ты уж постарайся, — сказал он, вновь улыбнувшись. И добавил серьезно: — Ладно, не парься. Ты, Толик, парень неглупый, в ненадежности тебя не упрекнешь. Я человек старый, жизнь научила меня разбираться в людях.
Если честно, оказаться в обществе Клетки было нелегко, возможно, так же сложно, как устроиться на службу в администрацию президента.
Года через два в корпорации нарисовался Анзор. Я был приятно удивлен встрече с ним, впрочем, как и он сам. Честно, я был рад появлению Анзора, но неуместность его кандидатуры в корпорации Клетки была поводом задуматься. Дело в том, что Клетка не связывался с людьми, имеющими пристрастие к наркотикам, будь то марихуана или героин. Единственным разумным объяснением появления Анзора в нашей компании, скорее всего, было весомое поручительство. Только не подумайте, что я считал кандидатуру Анзора недостойной. Он был гангстером до мозга костей и, независимо от пристрастия к травке, надежным человеком. Мы часто задавали друг другу вопрос: «Как ты здесь оказался»? — но никто на него так и не ответил.
Таким было начало нашей новой, хорошо замаскированной, криминально-бизнесменовской жизни.
Вот только свобода Анзора продлилась недолго, его вновь посадили, на этот раз за ношение предмета, создателем коего был Федор Васильевич Токарев, советский конструктор стрелкового оружия.
Анзор отсидел три года, вышел на свободу и вновь благодаря своему поручителю оказался в родной бизнес-компании, под руководством все того же Клетки. Конечно, репутацию Анзор себе испортил. Клетка бывал крайне недоволен, когда его людей привлекали к уголовной ответственности, это подрывало репутацию его компании, и все могло развалиться из-за маленькой ошибки. В общем, это был последний шанс для Анзора, вроде испытательного срока.
Ребята в компании жили как братья, поэтому мы встретили Анзора как своего и организовали ему скромную, но запоминающую вечеринку: девушки, выпивка, много вкусной еды и все такое.
Анзор вновь начал работать, выполняя различные поручения Клетки. Вот только поручения эти были слишком простыми, и Анзор был недоволен. Он был назначен замдиректора ночного клуба «Бриллиант» и скучал по кражам и грабежам, что в компании Клетки было редким явлением. Большинство преступников стремятся к быстрому обогащению, для того чтобы раз и навсегда прекратить рисковать жизнью и свободой, но для Анзора такая жизнь была наслаждением, а может, неизлечимой болезнью.
Прошел целый месяц после его освобождения, когда наконец желание Анзора сбылось. Клетка дал ему наводку…
Свое повествование я веду от третьего лица, поэтому прошу прощения у читателей, если что не так.
Итак, Толик и Анзор в автомобиле. Продолжение диалога…

Глава 1
— Матерый их по-любому найдет, грустная у них концовка, — сказал Анзор очень строго.
— За такое Матерый может им устроить и бесконечно грустную концовку, — поддержал Анзора Толик.
— Пусть сдохнут! Вот мое желание, — сказал Анзор.
— Без сомнения, так и будет, — вновь поддержал Толик Анзора.
— Ты представь, в каком он гневе, — добавил Анзор.
— Думаю, кому-то будет очень плохо, вопрос времени, — согласился Толик.
— Постой, постой. У тебя же с Матерым непонятки были? — спросил Анзор.
— Вообще-то не с Матерым, а с его близким, а это тут при чем? — возмущенно ответил Толик.
— Да так. А чего было-то? Я сидел тогда, не в курсе, — продолжал интересоваться Анзор.
— Бытовуха с одним из его людей. Клетка все уладил, — ответил Толик.
— Ну да, Клетка может. Черт, вспомнил! Ты Шмелю или Монаху ногу прострелил, — сказал Анзор и обрадовался тому, что вспомнил.
— Шмелю, — подтвердил Толик.
— Какого хрена ты это сделал? — спросил Анзор.
— Не помню, пьяный был… Ну всё, Анзор, проехали, не люблю я эту историю вспоминать, — раздраженно ответил Толик.
— Не хочешь, значит. Сам же интересуешься за Матерого, — сказал Анзор.
— Интересуюсь. Нельзя?
Анзор посмотрел на Толика и нечего не ответил.
— Я, Анзор, если хочешь знать, Матерого уважаю. Мы со Шмелем закусились, и это не повод на Матерого зубы скалить. А у тебя чё, воспоминания нахлынули? — поинтересовался Толик.
— И что, если так? — ответил Анзор.
— Предлагаю сменить тему, — отрезал Толик.
— Говори. Только не надо на меня пылить.
— Ты знаешь, что это не так.
— Что не так?
— Я вовсе не пылю на тебя, а мой грубый тон — это нервы из-за инцидента со Шмелем, ты тут ни при чем.
— Хорошо, хорошо, я тебя понял. Больше не напомню.
— Благодарю, брат… Я все сказать хочу — и как-то не получается, — добавил, помолчав, Толик.
— Что? — спросил Анзор.
— Я решил уйти.
— Я что-то упустил. О чем базаришь?
— О работе на Клетку, это мое последние дело.
Анзор с удивлением посмотрел на Толика.
— Знаю, звучит нереально, но это так, — добавил тот.
Анзор вначале подумал, что Толик шутит.
— Да ну, бред какой-то, — произнес он.
— Нет, брат, все по-настоящему, — серьезно сказал Толик.
— На работу пойдешь? Ты же не сможешь. Как жить будешь? — спросил Анзор.
— Вообще-то у меня доля со Слоном в боулинг-клубе «Планета Х», я могу и не работать. Но на работу все равно устроюсь, — ответил Толик.
— Бляха-муха. Чего еще я о тебе не знаю?
— Что? Меньше знаешь — крепче спишь.
— Ух ты и загадочный, Толян!
— А что, звучит, — ответил Толик.
— Но зачем? У Клетки же все ровно, риска вообще никакого. Причина какая? — спросил Анзор.
— Если честно, надоело. Я устал от этой жизни, и маму с бабушкой жалко. Потом, любимым делом давно хочу заняться.
— Ясно. И что за дело?
— Смеяться будешь.
— Буду, если смешно. Ладно, говори уже.
— В библиотеку. Библиотекарем.
Анзор действительно начал смеяться.
— Смотри не лопни, — сказал Толик.
— Не, братан, реально смешно. Это же бабская работа.
— Вот только чморить меня не надо.
— Блин, я как чувствовал, что твоя любовь к книгам ни к чему нормальному не приведет.
— Значит, книги — это ненормально, а грабить, воровать и сидеть на нарах — это, блин, самое то, прям счастье. Так, что ли?
Анзор посмотрел на часы.
— Ладно, библиотекарь, время, — сказал он.
Они вышли из автомобиля, прошли метров пятьдесят, вошли в подъезд многоквартирного дома и стали ждать бизнесмена Сергеева.
Вскоре в подъезд вошел Сергеев. Анзор и Толик надели маски, скрыв свои лица, вытащили стволы и, как только бизнесмен приблизился, взяли его на прицел.
— Стой спокойно — и будет тебе жизнь, — сказал Анзор.
Он подошел к Сергееву и грубо толкнул его ладонью в грудь. Предприниматель ударился спиной и затылком о стену. Анзор схватил его за плечо и быстро развернул так, что Сергеев ощутил своим лбом прохладную поверхность и шершавость стены.
— У тебя оружие есть? — спросил Сергеева Анзор и, не дожидаясь ответа, быстро обыскал его.
Сергеев был в замешательстве и с ответами подтормаживал.
— Что? Нет, нету. Бумажник в левом внутреннем кармане, — пробормотал он.
— Бумажник оставь себе, нам нужен твой портфель. Ну как, сам отдашь или силу применить? — спросил Анзор.
Сергеевым овладело то внутреннее состояние, которое бывает обусловлено грозящим реальным бедствием. Иначе это состояние называется страхом. Инстинкт самосохранения подал сигнал в область умственной деятельности, и бизнесмен дрожащими руками протянул портфель.
— Вот так. Теперь ложись лицом вниз и считай до двухсот, — сказал Анзор.
Сергеев сделал что ему велели. А Толик с Анзором быстро покинули место преступления.
…Несмотря на позднее время, встреча с боссом состоялась через тридцать минут. Клетка тщательно осмотрел документы, и по его лицу было видно, что все хорошо. Он был доволен работой и не стал затягивать с оплатой. Толик и Анзор получили по двести тысяч, и все были счастливы.
— Надеюсь, ты рад, Анзор? — спросил Клетка.
— По поводу чего?
— По поводу разбоя, ты же очень этого хотел.
— Да ну, разве это разбой. Я такие задачки в пятом классе с легкостью решал, — сказал Анзор.
— Ух ты, какой хулиган, — усмехнулся Клетка.
— Ладно, Клетка, хорош прикалываться, мне в клуб надо, если что, звони, — сказал Анзор.
— Да, да, конечно, иди, великий грабитель, — ответил Клетка.
Анзор посмотрел на Клетку, улыбнулся и промолчал, затем перевел взгляд на Толика.
— А ты чего расселся?
— Я задержусь, ты иди, потом увидимся, — ответил Толик.
— Ты что, серьезно будешь эту фигню загонять? — спросил Анзор, поняв, по какой причине Толик хочет остаться.
— Да, Анзор, фигня. И так надо, — ответил Толик.
— Вы о чем? — вмешался в их переговоры Клетка.
— Скоро узнаешь, — сказал Анзор, посмотрев на Клетку, после чего ушел.
Оставшись с Клеткой наедине, Толик сообщил ему все, о чем до этого рассказал Анзору.
— Ты сам-то понял, о чем говоришь? — спросил Клетка Толика.
— Согласен, в это трудно поверить, но я все-таки решил, — сказал Толик.
— Сказать по чесноку, твое решение не катит, — заявил Клетка.
— Ну ладно тебе, Клетка, я же тебе не шнырь, как это не катит? — сказал Толик.
— Ты с этими словами про шнырей тормози. Если устал и тебе отдохнуть надо, пожалуйста, слетай в загранку, поваляйся на солнышке. Или чё не так, ты скажи, и вместе порешаем, мне же тебя заменить некем, — говорил Клетка, надеясь убедить Толика.
— А как же поговорка «незаменимых нет»?
— В производстве и сфере услуг возможно, но у меня другая контора. Я же не по объявлению людей принимаю. И вообще, что за тяги, поздно уже.
— Поздно? — переспросил Толик.
— Я о ботанизме, надо было раньше становится ботаником и два раза в лагере не сидеть, — сказал Клетка.
— Пути Господни неисповедимы, — заметил Толик.
— Хватит мне поговорок! — закричал Клетка, после чего подошел к окну и, глядя непонятно куда, задумался.
— Ладно, пусть будет по-твоему, но у тебя есть должок, если не забыл. Выполнишь три несложных поручения — дам добро.
Толик молча встал с дивана, выдержал паузу, а затем спросил:
— Надеюсь, ты на меня зла не держишь?
— Да иди уже, — сердито сказал Клетка.

Глава 2
Автомобиль «Тойота Камри» медленно двигался по спальному району в южной части города. За рулем сидел Толик, осматривая углы девятиэтажек и пытаясь найти дом под номером семь.
Немного покрутившись по дворам, он все же увидел нужный дом. Еще раз сверив адрес — улица Гагарина, дом 7, подъезд 3, этаж 4, квартира 75 — и убедившись, что все правильно, Толик припарковал автомобиль, открыл багажник и достал из него небольшой пакет.
Через некоторое время он уже находился перед дверью квартиры номер 75 и давил на звонок. Дверь открылась, и перед глазами Толика появился пистолет Макарова.
— Спокойно, без резких движений. Пройди в дом. Голову опусти вниз и не смотри на меня, — приказал человек со стволом.
Толик не ожидал такого поворота событий, но паниковать не стал и спокойно выполнил требования незнакомца.
— В чем дело, мужик? Я обычный почтальон. Вот, посылку принес, — сказал Толик, обозначив в руке пакет и по-прежнему глядя в пол.
— Он на «Камри» приехал, — послышался чей-то голос с кавказским акцентом.
— Чё-то ты на обычного почтальона не похож, — сказал парень, державший Толика на прицеле.
После этих слов незнакомец ударил Толика по голове. Тот рухнул на пол, потеряв сознание.
Через несколько минут Толик начал приходить в себя и тут же понял, что находится на полу связанный по рукам и ногам. Попытки что-нибудь увидеть были тщетны, так как на глазах была повязка. Было ясно, что это не к добру.
— Ну что, почтальон, пришел в себя? Зачем тебе ствол? — спросил Толика незнакомец.
— Значит, так надо. Что тебе нужно? — обратился Толик к незнакомцу, постанывая от боли в голове.
— Ты смотри, правильные вопросы задаешь. Ладно. Кто тебя прислал? — спросил незнакомец.
— Тебе видней, ты же получатель, — ответил Толик.
— Вообще-то посылка не мне адресована, но я с радостью ее приму.
— Я ваших дел не знаю, просили по этому адресу передать. Я свою работу выполнил, и всё.
— Я же не против, ты вообще красава. Осталось имя назвать — и иди себе на здоровье.
— Ты чё тупого врубил, говорю же — передать просили. Не знаю — кто и кому.
Незнакомец молча подошел к Толику и ударил его несколько раз ногой в живот. Толика скрутило от боли.
— Ты чё так базаришь? В хреновом положении ты сейчас находишься, так что будь повежливей, — сказал незнакомец.
Толик скорчился от боли, и у него не было желания продолжать разговор.
— Давай, почтальон, не тяни, говори, кто тебя прислал? — вновь задал вопрос незнакомец.
Толик ничего не ответил. И вновь получил несколько жестких ударов.
— Ладно, ладно, хорошо, — закричал он.
— Давай, говори! — приказал незнакомец.
— В-общем, с лагеря кент, погремуха Малой, — сказал Толик.
— Чё еще за Малой?
— Кент мой, услугу просил. Съездишь, мол, до памятника Ленину, к двум часам к тебе мужик подойдет. Он все расскажет.
— Чё за мужик?
— Обычный мужик, кавказец.
— Опиши его.
— Ты чё, серьезно? — спросил Толик.
— Не понял, — сказал незнакомец и вновь несколько раз ударил Толика.
Тот снова скорчился от боли.
— Я же просил тебя быть вежливым, не забывай, — сказал незнакомец. — Ну, давай.
— Что? — спросил Толик.
— Описывай кавказца, что...
Толик засмеялся, отчего вновь получил удар. Затем незнакомец приставил к его голове ствол и сказал:
— Не зли меня, почтальон. Я же не шучу. — Незнакомец реально начал нервничать.
— И как мне кавказца описать? Смуглый, с черными глазами и черной бородой. Так, что ли?
— И все? Больше ничего сказать не можешь?
— Я же с ним пять минут находился, а не пять лет, — сказал Толик
— Ладно, что дальше? — спросил незнакомец.
— Я выполнил его инструкции и оказался здесь.
— Хорошо, если так. Но я тебе не верю. В твоей мобиле по-любому Малого контакты должны быть. Сейчас все станет ясно. — И незнакомец начал ковыряться в телефоне Толика.
— Да без проблем, проверяй, я как есть, так и рассказал, — сказал Толик.
Незнакомец через несколько секунд нашел в контактах имя Малого.
— Ты чё, почтальон, реально не врешь? — спросил незнакомец.
— Нет, конечно, — ответил Толик.
Незнакомец переписал номер Малого. Затем он положил нож в конце комнаты и обратился к Толику.
— Извини, почтальон, если что не так. Мы, пожалуй, пойдем. Если захочешь уйти, придется поползать, я тут нож на полу оставил, — сказал незнакомец и вышел.
Толик еще услышал краем уха, как незнакомец с кем-то говорил на каком-то кавказском языке, после чего наступила тишина. Поняв, что ему больше ничего не угрожает, а вдобавок он обвел их вокруг пальца, назвав имя Малого — человек по прозвищу Малой уже три года был в бегах и его номер постоянно был вне зоны действия сети, — Толик начал тереть голову о пол, пытаясь освободить глаза от повязки. Теперь его мысли были о Клетке, он был зол на него. Ведь эти отморозки с легкостью могли его убить. А может, Клетка этого и хотел? Нет, не может быть, думал Толик, если бы Клетка хотел, то убил бы.
…Вскоре за игрой в покер у Клетки раздался телефонный звонок. Это был тот самый незнакомец, избивавший Толика.
— Алло, Клетка, это Хасан.
— Да, слушаю, — сказал Клетка.
— Сделали, как ты просил. Крепкий мужик, проверку прошел, — сказал Хасан.
— Благодарю. — Клетка положил трубку и продолжил игру в покер.
Толик и представить себе не мог, что это был спектакль Клетки, чтобы выяснить его верность. Он подъехал к красивому трехэтажному дому, в котором жил Клетка.
Встреча Толика с Клеткой была напряженной. Сильно избитый Толик шел за молчаливым боссом.
— Клетка, объяснить не хочешь? Меня как-то негостеприимно встретили. Какого хрена это вообще было? — возмущенно излагал Толик.
— Успокойся, я уже в курсе. Посылку кто-то перехватил. Я уже знаю кто. Проблема решается. Главное, ты жив, — очень спокойно ответил Клетка. — Ну, ладно, Толик, мне надо ехать. Ты случайно не передумал?
— Что? Ты о моем уходе? — спросил Толик.
Клетка кивнул головой.
— Так это что, долбаная проверка была? — удивленно спросил Толик.
— Не понял, ты это о чем? — возмущенно ответил Клетка.
— Сам знаешь.
— А ну-ка тормози… У тебя что, предъява ко мне?
— Нет, я не передумал, — твердо ответил Толик.
— Думай, что говоришь! — сказал Клетка, после чего молча направился к своему автомобилю. А Толик с выражением недовольства на разбитом лице смотрел ему вслед.
Возле автомобиля Клетка остановился.
— Да, Толик, ты же не забыл — осталось выполнить два поручения. И приведи себя в порядок.
И, сказав это, Клетка сел на заднее сиденье своего «Мерседеса» S-класса, и тот в сопровождении «Лексуса» LX570 быстро скрылся из виду.
«Нет, не может быть, разве мог Клетка во мне усомниться? — думал Толик. — Он что, реально меня проверял? Незнакомец выбивал из меня имя Клетки. Я выстоял и прошел проверку, поэтому живой. Вот черт, меня с легкостью могут завалить. Да ну, паранойя какая та», — решил Толик, отгоняя нелепые мысли.

Глава 3
На часах было 19:50. Толик находился дома. Это была богато обставленная трехкомнатная квартира — Толик не жалел денег на своих родных и старался обеспечить маму и бабулю всеми атрибутами современной жизни. Они все вместе сидели за столом и ужинали.
— Ну посмотри на своих одноклассников, все женатые, у Комарова Вити уже трое детей, — говорила мама Толика.
Тот кушал суп с фрикадельками, приготовленный мамиными руками.
— У него жена беременная, скоро четвертый будет, — сказал Толик, пережевывая еду.
— Четвертый?! — удивилась мама.
— Он рекорд устанавливает, — сказал Толик.
— Ты мне зубы не заговаривай, у меня давление из-за тебя скачет. А ты, бабка, что молчишь? — сказала мама, обращаясь к бабуле.
— До него не доходит. Что я могу? — ответила та.
— Ну, сына, прошу тебя, остановись уже. Ты на лицо свое взгляни. Тебе же не пятнадцать лет, зачем ты в драки лезешь? — уговаривала мама.
— Мама, я тебе клянусь, всё, больше не буду, — ответил ей Толик.
— Как же, горбатого могила исправит, — вставила слово бабуля.
— Не верите? Вот посмотрим — и женюсь, и детки будут, — заверил их Толик.
— Ты всегда так говоришь, а потом милиция с обысками приходит, — сказала мама.
— Вот увидишь, мама.
У Толика зазвонил телефон.
— Ну вот, началось. Небось дружки твои непутевые? — спросила мама.
Толик ничего не ответил и торопливо встал из-за стола.
— Ну что с ним делать… Ты бы доел, а потом поговорил, — сказала мама.
— Сейчас, мама, доем… Важный разговор. — И Толик вышел из кухни.
— Да, Клетка, — сказал Толик в трубку мобильника.
— Давай ко мне, дело есть.
— Хорошо, сейчас приеду.
Толик вернулся на кухню.
— Мама, бабуля, я вас сильно люблю, ужин просто пальчики оближешь. Я побежал, очень важная встреча.
— Ну какая встреча, ты с таким лицом распугаешь всех, — сказала мама.
— Хорошо, мама, — сказал Толик и ушел.
…Толик подъехал к дому Клетки. Кроме его охраны, там было несколько ребят, которые работали на Клетку, так же как и Толик. Они играли с Клеткой в покер.
Когда Толик вошел в роскошный зал, предназначенный для отдыха, один из ребят приветливо махнул ему рукой.
— Как ты, Стас? — спросил Толик, по-дружески похлопав его по плечу.
— Спасибо, брат, хорошо. Что у тебя с лицом? — спросил Стас, возмущенно оглядывая всех, кто играл в карты. Мол, кто посмел?
— Да так, помехи в рабочем процессе, — ухмыльнулся Толик.
— Я тоже не в курсе. Но если секрет, то можешь не рассказывать, — сказал другой парень, судя по всему один из людей Клетки.
Толик посмотрел на Клетку.
— Ладно, не на войне он был, и такое бывает, — произнес тот. — Нам с Толиком потолковать надо, так что доиграйте без меня.
Ребята знали, что Клетка своих людей в беде не бросает, и раз он так сказал, значит, все хорошо и за Толика париться не надо.
Клетка встал из-за стола и направился в свой кабинет, махнув Толику рукой:
— Пойдем со мной.
— Я тебя догоню, — ответил Толик.
Толик был рад встрече со Стасом и не хотел уходить сразу.
— Ты всё так же в Самаре? — спросил он Стаса.
— Ну да, вот вырвался. Ты давай иди, Клетка ругаться будет. Увидимся еще.
— Хорошо, брат, — сказал Толик и последовал за боссом.
Толик вошел в кабинет Клетки, где обстановка не менялась уже лет пять, сел в кресло у стола, справа от Клетки, и молча стал ждать разговора.
— Ты знаешь, почему здесь Стас? — спросил Клетка Толика.
— Говорит, что вырвался, соскучился по родным местам, а так почем мне знать.
— Он здесь, чтобы тебя заменить.
— Вот оно что, я как-то об этом не подумал.
— А зачем тебе думать, ты же уже все решил?
Толик виновато отвел взгляд в сторону и промолчал.
— Ладно, что с тобой делать. Раз решил — пусть так и будет. Переходим к выполнению второй задачи, — сказал Клетка.
Толик молча ждал указаний.
— Дело непростое, но должок надо отдавать… В общем, у нас в районе гад появился — имел смелость детям наркоту толкать. Ты же знаешь, я этого не приветствую, — говорил Клетка, а Толик слушал. — Так вот, надо его завалить.
Толик поменялся в лице.
— Да брось, Клетка, ты прекрасно знаешь, что это не по моей части. У тебя есть люди, кто этим занимается, — сказал он.
— Был серьезный разговор, ты дал согласие. Так что вот так, — возразил Клетка.
— За что ты так со мной? — спросил Толик.
— Давай без этих бессмысленных разговоров. Ты гада должен убить. В чем проблема?
— Гад или гад из гадов — мне обязательно эту черту переступать? Я могу украсть. Или разбой. Но не мокруха. Клетка, давай я не буду этого делать?
— Хватит. У меня дел полно. Анзор тебя ознакомит с деталями. Ты не мохай, у тебя все получится, — сказал Клетка, встал из-за стола и, не оборачиваясь, вышел из кабинета.
…На следующий день Анзор и Толик вновь сидели в BMW, в этот раз возле парка имени Пушкина.
Спустя некоторое время у входа в парк появился парень лет тридцати в спортивном костюме.
— А вот и он, — сказал Анзор.
Толик молча наблюдал за парнем.
— Он два дня здесь работает, затем меняет место торговли.
— Извини, Анзор, я никогда тебя не спрашивал… Ты убивал? — спросил Толик, не отрывая взгляда от будущей жертвы.
— Нет, не доводилось. Ранил — такое было, а так, чтобы насмерть, — нет.
— Вот черт, надо было мне так вляпаться!
— Я так понял, это твой билет в библиотеку?
— Да. Не так-то все просто, как я думал.
— А ты думал, как в супермаркете, расчет — документы забрал, и все? — усмехнулся Анзор.
— Я думал, мы с Клеткой по-братски, думал, без проблем добро даст, — вздохнул Толик.
— Не хотел он тебя отпускать, надежный ты.
— А кто ненадежный? Я такой же, как и все в конторе. Да что об этом говорить, раз надо — сделаю, — сказал Толик.
— Да ты не парься! Это чмо наркоту толкает — его с радостью валить надо, а ты загрустил. Взбодрись, все пройдет как надо, — приободрил его Анзор.
— Ладно, что дальше? — спросил Толик.
— В общем, он здесь бывает когда как — час или, может, два, — затем выходит на дорогу, останавливает такси и едет в сторону своей хаты, на сороковой микрорайон, — рассказывал Анзор.
— И где его валить?
— Мне больше нравится возле его дома. Сначала я думал — в подъезде, но там камеру установили — не подходит, и тогда я нашел просто прекрасное место. Он никогда не подъезжает к своему подъезду, всегда выходит на дороге и идет пешком. Идет он мимо котельной, вот там-то и можно его принять, — сказал Анзор.
— Когда?
— Да хоть сегодня.
— Как у тебя все просто — хоть сегодня, будто я курицу резать буду на ужин, — сказал Толик.
— Ладно, определяйся, поехали — покажу котельную. Не забудь, мне известен его маршрут, только когда он в этом парке. Где он бывает в другие дни, мне неизвестно. Когда будешь готов, сначала подъезжай сюда, убедись, что он тут, и только потом к котельной. Запомнил?
— Запомнил, — ответил Толик.
Затем они поехали к сороковому микрорайону. Анзор показал котельную и дорогу, где барыга выходит из такси. Все было подготовлено к совершению убийства. Толику оставалось сделать один шаг, переступить черту, чего он всячески избегал на протяжении долгих лет своей криминальной жизни.
Толик поехал домой и, закрывшись в своей комнате, попытался заняться любимым делом — чтением художественной литературы. Но он никак не мог сосредоточиться, мысли о предстоящем убийстве напрягали его.
«Если первое поручение рассматривать как проверку, то, возможно, второе — это компромат на меня? — размышлял Толик. — Я убиваю барыгу, а меня кто-то на месте преступления щелкнет на фото. Для Клетки это хорошая страховка. Но почему? Он думает, я его сдам и начну работать на ментов?.. Вот черт, опять паранойя… Или нет?.. Да пусть будет так, как ему хочется, мне уже все равно».
…На следующий день Толик собрался с духом и приступил к выполнению второго поручения Клетки. Как и советовал ему Анзор, он, убедившись, что барыга в парке, отправился к котельной и стал ждать его появления там. Спустя некоторое время тот возник на горизонте. Толик посмотрел на свои руки и увидел, что они дрожат.
Барыга приближался. Толик, вопреки своему желанию, достал пистолет, оснащенный глушителем, и сделал два выстрела. Барыга упал. Подойдя к лежащему на асфальте телу, Толик выстрелил третий раз, после чего покинул место убийства. Избавившись по дороге от пистолета, он прошел пешком несколько кварталов, сел в маршрутный автобус, проехал на нем несколько остановок и уже там сел в свой автомобиль.
Приехав в свою квартиру, о которой никто не знал, Толик от сильного стресса стал пить и продолжал это делать, пока его сознание не отключилось.

Глава 4
На следующий день, ближе к обеду, зазвонил телефон. Толик с большим трудом встал с кровати, голова трещала от алкоголя, желудок собирался вывернуться наизнанку... Он с трудом нашел мобильный и, сфокусировав взгляд на дисплее, увидел там имя Анзора.
— Да, — произнес Толик не своим голосом.
— Наконец! Ты где? — спросил Анзор.
— В чем дело?
— Надо встретиться.
— Я выполнил работу.
— Я знаю. Так где ты? Мы можем увидеться? — снова спросил Анзор.
— Что-то не так? — поинтересовался Толик.
— С чего это? Все здорово!
— Тогда зачем?
— У меня сообщение для тебя.
— Я плохо себя чувствую, давай позже.
— Ты что, в запое?
— Как ты догадался?
— Ладно, набери, как придешь в себя, — сказал Анзор и отключился.
Толик посмотрел вокруг себя и, увидев бутылку водки, уже не смог удержать тошноту… Через некоторое время выйдя из ванной, он почувствовал, что ему стало немного лучше. Он снова взял телефон и посмотрел пропущенные вызовы. Помимо Анзора, ему звонила мама, три раза. Толик набрал ее номер.
— Алло, мама, привет, — сказал он в трубку.
— Сынок, у тебя все хорошо? — спросила мама.
— Да, ма, все в порядке, извини, что не ответил.
— Ну слава богу!
— У вас все хорошо?
— Хорошо, сынок. Сегодня будешь дома?
— Сегодня не смогу, завтра буду.
— Хорошо, сынок, береги себя.
— Не беспокойся, ма. Ладно, пока, бабуле привет.
— Пока, сынок.
Толик положил трубку и задумался о вчерашнем событии. Только то, что он убил барыгу, успокаивало его душу. Ближе к вечеру Толик набрал Анзора.
— Привет, Анзор, ты где?
— А, алкаш, пришел в себя?
— Не совсем. Так где ты?
— Я у себя в клубе. Ты подъедешь?
— Да, скоро буду.
В клубе было шумно и весело. На входе толпилась молодежь, и среди желающих попасть в клуб было много красивых девушек. Охранник без слов пропустил Толика, уважительно распахнув перед ним дверь. За его спиной послышались голоса:
— Красавчик, возьми меня с собой… И меня... Он что, сын президента?
Толик, не обращая внимания на просьбы девчат, прошел внутрь. В клубе гремела танцевальная музыка и мелькали разноцветные огни. Нетрезвая молодежь «зажигала», и по их довольным лицам было видно, что они счастливы.
Задевая танцующих то спиной, то грудью, Толик медленно и осторожно пересек по диагонали зал и поднялся по лестнице на второй этаж, затем прошел по коридору мимо охраны, которая также с уважением пропустила его в то крыло, где собирались руководители клуба.
Толик без стука открыл дверь и вошел в кабинет Анзора. Тот сидел за столом с Тукой и Косым, они пили пиво и играли в карты.
— Толик, братан! — обрадовался Косой и встал из-за стола, чтобы обменяться с Толиком рукопожатием.
— Привет, Косой, как ты? — спросил Толик.
— Все хорошо, сам как?
— Спасибо, брат, нормально все.
Анзор с Тукой тоже встали и поздоровались с Толиком.
Тука начал наливать пиво в кружку.
— Давай, Толик, выпьем за встречу, — сказал он, протягивая кружку Толику.
— Нет, нет, убери. Меня сейчас замутит, — отказался тот.
— А, хреново тебе, алкаш, — усмехнулся Анзор.
— Ну, уже полегче, но пить не смогу, — сказал Толик.
— Ладно, нет так нет. Но ты красава, хорошо поработал, — сказал Анзор.
— Вы о чем? — спросил Косой.
— Тебе знать не обязательно, — ответил Анзор.
— Вот, значит, как… — обиделся Косой.
— Да, именно так. Клетка просил не базарить, — успокоил его Анзор.
— Я так и понял, вопросов больше нет, — сказал Косой и стал обнимать Толика, отрывая его от пола. — Толик, брательник, как же я рад тебя видеть!
— Ну, хорош… Оставь Толика в покое, — сказал Анзор Косому.
— Я по поводу сообщения, мы можем поговорить, — повернулся Толик к Анзору.
— Ты уже готов?
— Может, ты расскажешь, о чем речь идет?
— Ладно, пошли. — И Анзор встал из-за стола. — Мы отойдем ненадолго — сказал он, обращаясь к Косому и Туке.
— Без вопросов, — отозвался Косой.
Анзор с Толиком прошли в соседнюю комнату и закрыли за собой дверь.
— В общем, работа несложная, надо будет встретиться кое с кем, — сказал Анзор.
— Что за тема? — спросил Толик.
— А тема вот какая: я говорю, а ты меня охраняешь.
— Ты тоже участвуешь?
— Да, ты и я.
— С кем встреча?
— Я сам не знаю. Надо передать слова. «Какой сегодня хороший день», — сказал Анзор.
— Ну? — спросил Толик.
— Что «ну»?
— И все? Без ответа?
— Да. А еще Клетка сказал, что если кто-то выразит недовольство, то его надо замочить.
— Что? Чего это он погнал? Чё за мокрухи? Я чё ему, блин, серийный убийца? — стал возмущаться Толик.
— Да не будет никаких мокрух. Не нервничай. Вот тебе ствол, — сказал Анзор и протянул Толику пистолет.
— Здесь хоть патроны есть? — сказал Толик и начал проверять оружие. — Вот увидишь, что-то тут не так. Раз Клетка говорит о каком-то возмущении с их стороны, значит, такая вероятность есть.
— Что-то ты дерганый стал. Успокойся, все будет ровно, — сказал Анзор.
— Ладно, завтра будет видно.
— Во сколько встречу назначить?
— Во сколько хочешь, я буду готов в любое время.
— Ну, тогда все, сообщение передано.
— Ладно.
— Если бухать не хочешь, давай в картишки рубанем, — предложил Анзор.
— Не, брат, я поеду — полежу, надо в себя прийти, — сказал Толик.
— Смотри, как тебе угодно.
…Приехав назавтра в назначенное место, Толик оказался в гостиничном номере суперлюкс вместе с Анзором и двумя красивыми девушками. Стол в номере был накрыт по высшему разряду.
— Что за фигня? — спросил Толик.
— Это грев от Клетки. Он решил устроить тебе проводины в мир закона и порядка. Веришь или нет, но его твой уход клинит. Ну да ладно, мужик решил — мужик сделал. Можно я вон той блондинкой займусь? — сказал Анзор.
— Подожди, а как же третье поручение? — спросил Толик.
— Все, ты свободен, библиотекарь. Нету больше к тебе претензий, — похлопал его по плечу Анзор.
— Так ты, мудила, еще вчера все знал?
— Извини, брат, я просто выполнил инструкции Клетки.
Анзор взял шампанское.
— Давай, не тормози, пошли к девчонкам, твоя — брюнетка, — сказал он и направился к блондинке.
Толик с радостью налил себе водки, несмотря на то что вчера чувствовал себя из-за нее хреново, и залпом выпил.
— А передать надо было «сегодня хороший день»? — сказал Толик, подойдя к Анзору.
— А ты что, не согласен? — улыбнулся тот.
Толик не мог поверить в происходящее. Вопреки его опасениям, Клетка не только не убил его, а, напротив, устроил приятный сюрприз…

Глава 5
И вот наконец желанная свобода. Толик, не теряя драгоценного времени, упорно шел к своей цели. С помощью взяток нечестным чиновникам он приобрел необходимые справки для трудоустройства в библиотеку. Подал документы в отдел кадров и стал ждать.
Через пару дней ему позвонили и пригласили на встречу с директором библиотеки.
— Здравствуйте, Андрей Тимофеевич. Можно? — спросил Толик, постучав в дверь и затем приоткрыв ее. Он вытянул шею, и его голова уже находилась в кабинете директора.
— Да, да, проходите, — ответил ему человек преклонного возраста.
Андрей Тимофеевич был одет хоть и дешево, но солидно. На нем был костюм, сшитый на заказ у местного портного. Приглашая Толика войти, он в знак уважения привстал, а затем снова сел, поглаживая рукой седые усы.
Толик прошел в кабинет и сел за стол.
— Если я не ошибаюсь, вы Тарасов Анатолий Борисович? — спросил Толика директор библиотеки.
— Да, это я.
— Очень приятно.
— Спасибо, мне тоже, — ответил Толик.
— Ну что же, хочу вас обрадовать. Учитывая положительные рекомендации, с понедельника можете приступить к работе.
— Спасибо, Андрей Тимофеевич, я вам очень благодарен, — сказал Толик, затем встал из-за стола, пожал руку директора и, окрыленный приятной новостью, направился к двери.
…Любовь к литературе у Толика была подсознательной и необъяснимой. Миллиарды людей находят для себя любимое дело. Но для одних ухаживание за цветами в саду — скучное и монотонное занятие, для других же — прекрасное и желанное. Одни наслаждаются походом в горы, а другие считают это бессмысленным и опасным и предпочитают, например, резьбу по дереву, создавая красивые образы диких животных или сказочных персонажей. Поэтому влечение Толика к литературе могло показаться кому-то очень странным, а он всем сердцем любил книги, и эта любовь привела его в храм изящной словесности под названием центральная библиотека города А.
Образ жизни Толика кардинально переменился, он стал каждый день после работы приходить домой. И эти изменения не могли не радовать маму и бабушку.
— Сынок, у тебя все хорошо? — спросила как-то Толика мама.
— Конечно, ма, а почему ты спрашиваешь? — поинтересовался Толик, лежа на диване в своей комнате с книгой в руках.
— Ты уже неделю сам не свой. В семь вечера уже бываешь дома. Ты не подумай, я очень рада, просто это на тебя не похоже…
— Мама, у меня все хорошо, я же вам обещал. И про детей я тоже не забыл. Не так быстро, но уверенно и сердито, — улыбнулся Толик.
— Ты познакомился с девушкой?
— Мама, не так быстро, но затягивать не буду.
— Дай бог. Я так рада за тебя. — И мама потянулась обнимать сына. Толик почувствовал себя ребенком, и ему стало неловко.
— Ма, ну чего ты, я уже не маленький, — сказал он, освобождаясь от маминых объятий.
— Для меня ты всегда маленький, — сказала мама.
— Я тебя тоже сильно люблю, но давай без сюси-пуси. Вот будут у меня детки — порадуешься, — пообещал Толик.
— Ой, скорей бы уже, — сказала мама и ушла на кухню готовить ужин.
Толик познакомился в библиотеке с новыми людьми. Свободное время, которое предоставляли ему колонии строгого режима, Толик тратил на чтение. Благодаря этим не очень приятным обстоятельствам у него появилась способность разбираться в литературе, и он мог позволить себе смелость рекомендовать читателям различные интересные произведения.
…Так прошел месяц. В один из обычных рабочих дней Толик находился на своем месте в читальном зале. Его внимание привлекли трое молодых студентов, беседующих в полный голос. Толик сделал им замечание:
— Будьте добры, ребята, соблюдайте тишину.
Те проигнорировали слова Толика. Быть может, они не были знакомы с правилами библиотеки, или обычный библиотекарь не вызывал у них уважения, но молодые люди и ухом не повели.
В читальном зале среди других посетителей находился парень, который пришел сюда один, без компании. Понаблюдав за ситуацией пару минут, он тоже обратился к шумным студентам:
— Оу. Вообще-то вас попросили быть потише.
Студенты были возмущены дерзостью парня и обрушили свой гнев на него.
— Дурачок, ты что, страх потерял? — спросил один из студентов.
— Какой еще страх? Я вас не боюсь, — ответил незнакомец.
Студенты встали и подошли к нему. Толик хотел вмешаться, но передумал. Его интуиция, отточенная во многих передрягах, подсказывала, что это непростой парень. В колониях бывали случаи, что на вид скромный, не вызывающий опасений пацан мог такое исполнить, что глазам не верилось. В общем, Толика заинтересовала концовка этого инцидента.
Начался напряженный разговор, который быстро перешел в драку. Молодой парень, к удивлению всем очевидцев, находящихся в читальном зале, с легкостью отделал невоспитанных студентов. Потерпев публичное поражение, те с позором покинули библиотеку.
Толик был приятно удивлен: интуиция его не подвела. Парень вызвал у него восторг, впрочем как и у всех присутствующих.
— Как твое имя, парень? — спросил Толик.
— Кирилл. Вы извините, я все уберу, — сказал тот. Действительно, в ходе драки произошел небольшой беспорядок.
Сидевшие в читальном зале люди начали аплодировать Кириллу. Он засмущался и начал наводить порядок. Толик присоединился к нему.
Когда они вернули помещению прежний вид, Толик протянул парню руку:
— Мое имя Толик.
Кирилл пожал протянутую руку.
— Очень приятно. Кирилл.
— Да, ты говорил. Если честно, мне бой понравился. Хорошо ты их. Где тренируешься? — поинтересовался Толик.
— Я? Нигде. Дома турник и груша боксерская.
— Ты местный? Живешь в нашем городе?
— Нет. Я с поселка Дзинога, это в двадцати километрах от города.
Из разговора с Кириллом Толик выяснил, что тот живет в собственном доме и помогает отцу в разведении крупного рогатого скота. Именно регулярный тяжелый труд и объяснял физическую силу Кирилла.
— У меня товарищ — тренер по боксу. Тебе это интересно? — спросил Толик.
— Я не думал об этом, отец хочет, чтобы я учился, — ответил Кирилл.
— Я согласен, отец знает что говорит, ты будешь успевать и учиться. Ты можешь попробовать, а вдруг это твое? — сказал Толик.
— А помогать отцу?
— Давай сделаем так: сходим к тренеру, а дальше видно будет. Согласен?
— Ладно, я не против, — ответил Кирилл.
На следующий день тренер, которого звали Вася, посмотрел Кирилла и был в шоке: парень действительно обладал спортивным талантом. И через несколько часов Вася, Толик и Кирилл уже ехали в поселок Дзинога поговорить с родителями будущего чемпиона по боксу.
Они вошли в дом, где жил Кирилл, и познакомились с его семьей. У Кирилла были еще две младшие сестры, которые, в свою очередь, помогали матери по дому. Это была добрая, замечательная семья.
— Мы буквально на пару минут, — сказал Вася.
— Да, я вас слушаю, — сказал Сергей, отец Кирилла.
— Я тренер по боксу, мое имя Василий, это мой товарищ Толик. Мы бы не стали вас беспокоить, если бы не один важный момент. У вашего сына есть шанс прославить нашу область, я давно не встречал подобного. Я посмотрел его сегодня в деле, и он побил трехкратного победителя областного чемпионата.
— Вы шутите? Мой Кирилл? — удивился Сергей.
— Нет, я не шучу. Я хочу попросить вас разрешить Кириллу тренироваться, — сказал Вася.
— Но почему? — спросил Сергей.
— Как я уже сказал, у вашего сына большие шансы… — повторил Вася.
— Я понял про шансы. Почему вы у меня просите разрешения?
— Дело в том, что тренировки будут забирать много времени и сил. Мы общались с Кириллом, и он сказал, что помогает вам и еще учится.
— Нет, так не пойдет. Учеба — это важно!
— Я полностью с вами согласен, и на учебу у него времени будет хватать, но вот во всем остальном… Пожалуй, останется время только на тренировки.
— Ну, что скажешь, сын? — обратился отец к Кириллу.
— А как же ферма? — спросил тот.
Отец помолчал немного, потом произнес:
— Я тебе, Кирилл, вот что скажу. «Сын-фермер» хорошо звучит, хотя «сын — чемпион по боксу» звучит как-то ярче. В общем, если желание есть и будешь успевать учиться, я только за. А с фермой я справлюсь, можешь не переживать.
— Вот и хорошо, — сказал Вася и пожал Сергею руку.
— А вы проходите в комнату. Таня, накрой на стол, видишь, гости у нас, — сказал тот.
— Вы нас простите, но нам нужно идти, сегодня важная тренировка, — отказался Вася.
— Ну что же вы так? — огорчился Сергей.
— Всего доброго, — сказал Вася, затем перевел взгляд на Кирилла: — Ты нас не проводишь?
— Да, конечно, — сказал Кирилл.
Они вышли из дома, Вася дал Кириллу свой номер телефона.
— Завтра набери мне, обговорим дни и время тренировок.
— Хорошо, спасибо вам большое, — сказал Кирилл.
Вася и Толик попрощались с ним и уехали.
Так у Кирилла началась спортивная жизнь. Толик был очень рад, что помог скромному, трудолюбивому парню раскрыть свой талант.

Глава 6
Прошел еще месяц. В один из дней в библиотеку пришла девушка, которая с первого взгляда понравилась Толику.
Размышляя об отношениях мужчины и женщины, Толик всегда приходил к выводу, что любовь должна быть обоюдной, а брак должен заключаться раз и навсегда. Без сомнения, он верил в возможность такого союза и для себя и ждал встречи со своей будущей половинкой.
Конечно, Толик не избегал женского общества и проблему сексуального желания решал с помощью девиц легкого поведения. Но при встрече с понравившейся ему  порядочной девушкой Толик впадал в ступор и ничего не мог с этим поделать. Но ситуация с появлением в библиотеке девушки, на которую Толик сразу обратил внимание, была немного иной. Девушка сама заговорила с ним.
— Здравствуйте, — сказала девушка, обращаясь к Толику.
— Добрый вечер… — сказал Толик, немного растерявшись, и тут же поправил сам себя: — Извините. Конечно, день!
Девушка улыбнулась, и ее улыбка была такой, что Толик чуть не подавился слюной.
— Вы мне не поможете? — попросила девушка.
— Да, да, конечно, — поспешно ответил Толик.
— У вас есть «Илиада» Гомера?
— Интересуетесь античной литературой? — спросил Толик.
— Это для реферата. Я учусь на филологии.
Толик успел освоиться в библиотеке и хорошо знал, где какие книги хранятся. Он с радостью помог девушке найти нужное произведение.
— Вы зарегистрированы у нас? — спросил Толик.
— Да, — сказала девушка.
— Пойдемте к регистратуре, надо сделать отметку.
— Пойдемте, — ответила девушка и последовала за Толиком.
— Ваши имя и фамилия?
— Веткина Светлана.
Толик быстро отыскал регистрационную карточку Светланы и по-дружески улыбнулся ей.
— Вот ваша карточка.
— Хорошо, — улыбнулась в ответ Света.
Толик сделал необходимые записи и передал книгу Светлане.
— Возможно, это покажется вам странным… Мое имя — Анатолий, можете называть меня просто Толик, — сказал он.
— Да, очень приятно. А почему мне должно это показаться странным?
— Мне кажется, баланс отсутствует, я ваше имя знаю, а вы мое нет. Вернее, я хотел сказать: вы мое имя не знали, теперь баланс восстановлен, — немного путаясь в мыслях, сказал Толик.
— А вы забавный, — снова улыбнулась Светлана.
— Спасибо, — сказал Толик.
— Это вам спасибо, вы мне здорово помогли, — сказала Светлана. — А теперь я пойду.
Толик хотел сказать: «Да, да, конечно, всего доброго», — но вместо этого сказал:
— А вы запишите мой телефон. Вдруг еще раз моя помощь понадобится.
— Вы, наверное, человек-паук? — спросила Светлана, продолжая улыбаться.
— Нет, к сожалению… Простите, как-то глупо вышло. Не надо было мне этого делать, — смутился Толик.
— Что делать? Предлагать помощь?
— Да, это было лишним.
— Я бы сказала, это было неожиданным, но уж точно не лишним. Не сочтите за грубость, а можно уточнить по поводу помощи? — спросила Света.
Толик не знал, какого рода помощь он может предложить Светлане, и ляпнул первое, что пришло ему в голову:
— У меня есть машина, и в грозу, чтобы вы не промокли и впоследствии не простудились, я могу подвезти вас до дома.
Света внимательно посмотрела на Толика.
— Где вы этому научились? — спросила она.
— Простите? — переспросил Толик.
— У вас необычный подход к знакомству.
— Если честно, все вышло само собой.
Светлана согласилась и уже хотела записать номер Толика, но он вдруг сказал:
— Простите, Света. У меня номер новый, я его плохо помню. Говорите свой — я вам наберу.
Света удивленно посмотрела на Толика, но сделала, как он попросил. Затем вновь поблагодарила его и ушла.
Прошло еще несколько дней. Наконец Толик, набравшись смелости, позвонил Свете.
— Алло, Светлана? — начал он разговор.
— Да, Толик, это я, — ответила Света.
— Добрый день! Я не помешал?
— Нет, нет, я не занята.
— Как реферат? Получается?
— Работаю над ним, думаю, все будет хорошо.
— Тяжело в ученье, легко в бою, — заметил Толик.
— Это точно, — согласилась Светлана.
— А я на работе, и так захотелось вам позвонить, не смог удержаться. Я точно вас не отвлекаю?
— Вы думаете, я из вежливости скрываю правду? — поинтересовалась Светлана.
— Вполне возможно, разве нет?
— Вообще-то я человек прямой, и, думаю, вы бы узнали об этом.
— Это хорошее качество, — одобрил Толик.
— Спасибо, — ответила Светлана.
— Если вы вечером не заняты, может, сходим куда-нибудь? — попросил Толик.
— Вот как? А я думала, мы увидимся в день грозы, — улыбнулась Света, хотя Толик, конечно, не мог видеть ее улыбки.
— Это значит — нет? — спросил он, начиная нервничать.
— Почему нет? Я согласна, — просто ответила Светлана.
Толику очень хотелось выразить ту радость, которая охватила его в этот момент, но он лишь спросил:
— Тогда до вечера?
— Договорились, — ответила Света.
Так у них завязались отношения, которые быстро переросли в роман. Им было хорошо вместе. Они ходили в театры и кино, присутствовали в качестве болельщиков на всех соревнованиях Кирилла, в которых тот неизменно одерживал победу.
Толик очень изменился. Его мысли были постоянно связаны со Светой. Он всегда с нетерпением ждал конца рабочего дня, потому что вечером его ждала новая встреча с ней. Да, он, безусловно, влюбился…

Глава 7
Толик с огромным наслаждением жил новой, законопослушной жизнью, тихой и размеренной. Но приключения нашли его сами…
Был обычный день, когда в библиотеку пришла женщина и принесла три книги. Она вежливо поприветствовала Толика и, немного замявшись, сказала:
— Даже не знаю, с чего начать. Мой муж… он умер… онкология. Он любил читать…
Толик с сочувствием посмотрел на женщину.
— Мне очень жаль, — сказал он.
— Спасибо. Я нашла в его кабинете книги. Судя по штампу на первой странице, они принадлежат вашей библиотеке.
Женщина назвала имя и фамилию мужа. Толик нашел карточку на имя Вячеслава Летнева, после чего вычеркнул его из списка должников.
— Вы уж извините. И спасибо вам большое, — сказала женщина.
— Ну что вы, вам спасибо. Мне очень жаль по поводу вашего мужа, — вновь посочувствовал Толик.
Женщина ушла. А Толик, глядя на принесенные книги, задумался об этом грустном случае. Одна из книг была «Островом сокровищ» Стивенсона. Толик полистал ее и вдруг заметил между 37-й и 38-й страницами аккуратно сложенный лист бумаги. Проявляя любопытство, Толик взял его в руки и развернул. На листе шариковой ручкой был нарисован какой-то план, а в верхнем правом углу написано «$1 млн».
Толик долго рассматривал непонятные каракули в виде сокращенных слов рядом с начерченными кубиками и линиями.
Без малейших сомнений, это была карта, указывающая, где спрятаны деньги или драгоценности. Размышляя, Толик построил для себя логическую цепочку: умерший муж этой женщины где-то спрятал клад, затем составил карту и вложил ее в книгу. Возможно, он хотел передать карту жене, но по какой-то причине этого не сделал. Или не успел.
Толик не стал говорить Свете о случайной находке. Также он скрыл эту информацию и от своего друга Анзора. Не то чтобы Толик был жадным и не хотел делиться миллионом. Причина была в следующем: Толик считал выполнение какого-нибудь важного дела в одиночку намного более успешным, чем когда за него берется группа людей. Тем более для осуществления этого дела острой нужды в помощи не было.
Три дня Толик ломал голову, чтобы понять, где именно находится клад. И наконец разобрался. Клад был неподалеку от города Ц., в поселке Урс-Дон. Толику предстояло проехать около тысячи километров, и он начал детально готовиться к поездке. Свете, матери и бабушке Толик сказал, что ему надо выехать из города по делам и что он скоро вернется.
Учитывая, что Толик в прошлом был профессиональным преступником, он все тщательно продумал. Поиски миллиона долларов требовали точности во всем. Любая мелочь, не учтенная сейчас, могла существенно осложнить дело.
Через Анзора он приобрел краденый автомобиль с фальшивыми документами и номерами, достал телефон с незарегистрированной сим-картой, сделал фальшивый паспорт. Не забыл и об инструментах: лопата, лом, кусачки, фонарик…
Убедившись, что полностью готов, рано утром он отправился в дорогу.
Толик проехал треть пути, когда у него спустило колесо. Так как он был подготовлен к поездке, устранить неисправность было несложно. Он уже заканчивал ремонт, как возле него остановился автомобиль. К Толику подошли двое парней: один высокий, второй среднего роста, и они явно были под кайфом.
— Здорово, друг, — сказал высокий.
— Добрый день, — ответил Толик.
Они обменялись рукопожатиями.
— Помощь не нужна? — вновь спросил высокий.
— Нет, спасибо, я закончил, — сказал Толик, складывая инструменты в багажник.
— Хорошая тачка у тебя, друг. Не продаешь? — спросил парень среднего роста.
— Нет, не продаю, — ответил Толик.
— Угости сигаретой, — вновь вступил в разговор высокий.
— Не курю, — сказал Толик.
— Слышь, друг, у нас топливо на исходе, подогрей капустой, — сказал тот, который пониже.
— Так вы с выгодой остановились? — усмехнулся Толик.
— В смысле?
— Ехали бы вы своей дорогой, пока беда с вами не случилась.
— Ты чё так базаришь? — с угрозой сказал высокий, сделав несколько шагов к Толику.
Толик сделал шаг назад и поднял руку.
— Не думаю, что это правильное решение, — сказал он и приподнял рубашку, из-под которой показался пистолет. Ребята, увидев ствол, сразу остыли.
— Так что вот так. Если на этом все — советую удалиться, — сказал Толик, продолжив собирать инструменты.
— Ладно, пойдем, — сказал один другому, и они медленно и молча направились к своей машине.
В этот момент к ним с визгом шин подъехали еще два автомобиля, и человек пять молодых парней, выскочив наружу, начали без разговоров их избивать. К Толику подошел один из них.
— Добрый день, — сказал он, протянув руку.
— Добрый, — ответил Толик и пожал руку незнакомцу.
— Чего они хотели?
— Да так, сигареты, деньги. Вас, я смотрю, они не на шутку разозлили?
— У семиклассника телефон забрали, гады, — сообщил незнакомец.
— Понятно. Справедливое наказание, — согласился Толик.
— Наркоши вонючие… Ладно, друг, будь здоров, — сказал незнакомец и направился к своим.
— Удачи! — произнес ему вслед Толик.
Виновники беспредела с тяжелыми травмами остались лежать на обочине, а Толик продолжил свой путь.
Миновав половину пути, Толик проголодался и заехал в кафе у дороги. Людей в заведении было немного. Толик присел у окна и стал дожидаться официантку.
— Здравствуйте, — сказала она, подойдя.
— Добрый день, — сказал Толик.  — Жаркое и чай.
— Хорошо, — ответила девушка и, сделав заметку, ушла.
В ожидании заказа Толик рассматривал картину за окном. Ничего интересного там не происходило. Автомобили сновали по трассе туда-сюда. По мусорным контейнерам, находящимися на территории кафе, лазили две кошки. Старенький «Москвич» выделялся среди припаркованных машин и вызывал воспоминания из детства...
Вскоре подали жаркое. Толик не спеша убивал голод, время от времени посматривая в окно.
К мусорным контейнерам подъехал автомобиль. Из водительской двери вышел мужчина, открыл заднюю дверь, достал оттуда стопку книг, потом медленно обошел машину и бросил в контейнер ненужный ему хлам. Толик насторожился, даже перестал жевать. Не доев жаркое, он в спешке достал из кармана деньги, положил нужную сумму за еду на стол и поторопился к выходу.
Подойдя к контейнерам, он собрал все книги и отнес к своей машине, а затем вновь отправился в дорогу.
…К вечеру Толик доехал до поселка Урс-Дон. Сделав пару кругов по селу, он нашел тот самый дом, в котором, если верить карте, был спрятан миллион.
Толик спросил у местных жителей, где можно снять комнату. Его направили к бабушке по имени Зоя. Та сдала Толику находящийся по соседству домик, владельцы которого бывали здесь очень редко. Бабушка Зоя за небольшую плату время от времени прибиралась в доме — такой был договор с владельцами.
Толик показал бабушке фальшивый паспорт. Она нисколько не усомнилась в подлинности документа.
Информации о доме с кладом у Толика не было. И он решил, не теряя ни минуты, расспросить о нем бабушку.
— Бабушка Зоя, скажите, пожалуйста, в доме номер шестнадцать по улице Весенней кто проживает?
— Шестнадцать… — Бабушка Зоя сделала задумчивое лицо, пытаясь вспомнить, о каком доме идет речь. — Ой, сынок, так ты о доме Быковых говоришь. Так они же продали его год назад. Хорошая семья, жаль, что они переехали.
— А продали кому?
— А я даже имени его не знаю. И давно нового хозяина не видно было, уже с полгода как. А почему ты спрашиваешь, сынок?
— Прочел в газете объявление о его продаже. Планирую купить домик в деревне, — придумал себе легенду Толик.
— Это хорошее дело, сынок. У нас здесь люди дружные. И ты, я смотрю, парень неплохой, невесту тебе подыщем, так что долго не думай — покупай дом. Семен Быков — мужик с руками, крышу новую поставил, дом хороший, и до города близко.
— Спасибо, бабушка Зоя, я долго не тянуть не стану, — заверил ее Толик.
— Ну да ладно, не буду тебе мешать, располагайся. Если что, сынок, я рядом, — сказала бабушка Зоя и ушла к себе.

Глава 8
В течение двух суток Толик вел наблюдение за домом и в третью ночь решил действовать. В подобных делах Толик считался опытным человеком.
Словно тень, Толик пробрался по улицам поселка к нужному дому, перебросил через забор рюкзак с инструментами, а затем и сам ловко, будто гимнаст, перемахнул на ту сторону, оказавшись на чужой частной собственности.
На карте было отмечено, что клад находится именно в доме. Это была важная подсказка, так как земельный участок оказался немаленький.
Толик с помощью инструментов проник в дом и старательно, шаг за шагом стал искать ценности, но заветного миллиона нигде не было. Уже теряя надежду и подумывая о том, что пора бросать это дохлое дело, Толик обнаружил в одной из комнат хорошо замаскированный и запертый на замок лаз в полу, ведущий, по-видимому, в погреб.
Вновь используя свои инструменты, Толик открыл его, включил фонарик и начал спускаться по скрипучей деревянной лестнице вниз. Но, обыскав погреб, он снова ничего не обнаружил. Толик был расстроен и хотел покинуть дом, однако заметил в полу еще один лаз, похожий на первый. Настроение Толика вновь улучшилось, и появилось ощущение, что миллион баксов где-то рядом.
Толик взломал замок. Но, открыв дверь, он увидел, что в погребе горит свет. Толик насторожился и потянулся к пистолету. Вытащив ствол из-за пояса и направив его вниз, в погреб, Толик замер в ожидании.
И вдруг произошла такое, чего Толик ожидать никак не мог. Из погреба донесся слабый, изможденный голос:
— Прошу, отпустите меня. Я никому ничего не скажу.
Не ожидав такого поворота событий, Толик на мгновение испугался. Сердце его застучало в бешеном ритме, и он крикнул:
— Твою мать! Кто здесь?!
— Прошу, пожалуйста, не убивайте меня… Отпустите, прошу… Я никому ничего не скажу!
Толик набрался смелости и начал спускаться в погреб. Запах тут был омерзительный.
В погребе он увидел истощенного и грязного парня лет шестнадцати, который сидел на кровати, забившись в угол холодной бетонной стены, и дрожал — возможно, он был нездоров и его бил озноб.
Увидев Толика с пистолетом в руке, парень быстро закрыл глаза.
— Прошу, освободите меня. Я никому ничего не скажу!
Толик осмотрелся и был в шоке от увиденного. Правая нога парня была намертво прикована цепью к бетонной стене. Вокруг валялась куча пустых консервных банок и емкостей из-под питьевой воды. Правее стояло десятка полтора еще не открытых консервов и одна почти полная емкость с водой. Слева в полу имелось отверстие, судя по всему, для испражнений, поскольку именно оттуда исходил отвратительный запах.
— Какого хрена здесь происходит? — спросил Толик.
Парень не сразу понял вопрос, но потом до него дошло, что Толик не принадлежит к числу его похитителей, открыл глаза и произнес:
— Это из-за денег. Мой отец богат. Но больше я ничего не знаю.
— Тебя похитили с целью выкупа? — спросил Толик.
Парень утвердительно кивнул головой.
— Но в доме никого нет. Где же похитители?
— Я давно никого не видел, — сказал парень.
— Давно? Сколько ты здесь находишься?
— По моим подсчетам, месяцев пять, — ответил тот.
Толик удивился, но уже начал понимать, в чем дело. Миллион долларов, указанный на карте, и есть этот парень, вернее, выкуп за него. А глаза он закрыл, решив, что Толик, который был без маски, — один из его похитителей. Увидеть лицо злодея означало бы неминуемую смерть. Зачем кому-то оставлять свидетелей?
— Слушай, друг, ты можешь успокоиться, я не имею отношения к твоему похищению, — сказал Толик.
Но парень был напуган и по-прежнему сидел, вжавшись в угол.
— Если вы не... тогда, выходит, вы из полиции? — спросил он.
Толик и сам находился в замешательстве и потому ответил на вопрос, не подумав об осторожности:
— Нет, я не полицейский, я нашел в библиотеке карту...
Тут Толик понял, что сболтнул лишнее. А парень удивленно посмотрел на Толика, пытаясь понять, о какой карте тот говорит.
Толик прервал размышления парня.
— Ладно, братан. Согласен, сейчас не до шуток. Я обычный вор. Кто-то слил информацию, что дом пустой, вот я и воспользовался, — сказал он, с опозданием поняв что и этот ответ ничего не меняет и с легкостью выводит на него полицию.
Толик был хорошо подготовлен к этому делу, но найти измученного парня вместо денег он никак не ожидал, поэтому с репликами у него не складывалось. А парень решил, что второй ответ больше был похож на правду, и вновь посмотрел на Толика.
— Прошу вас, помогите мне. У вас есть сотовый? Разрешите мне позвонить родным.
— Да, конечно, — сказал Толик, достал с кармана телефон и передал его парню.
Тот начал набирать номер, но после нескольких неудачных попыток опять посмотрел на Толика.
— Здесь не ловит, — с отчаяньем в голосе сказал он.
— Нет? — зачем-то переспросил Толик.
— Надо попробовать подняться из погреба, — сказал парень, полный решимости оказаться на свободе.
— Давай я поднимусь. — Толик протянул руку за сотовым.
— Пожалуйста, не уходите, я боюсь здесь оставаться, — стал просить парень.
Толик развел руками:
— Я позвоню твоим родным, сообщу твое местонахождение, а затем уйду.
— Как, вы не останетесь со мной, пока мои родители будет сюда ехать?
— Нет. Мне нельзя, я же вор, а не сантехник. Мне не нужны неприятности.
— Прошу, не оставляйте меня одного, — с тревогой сказал парень. — Мой отец щедро вас отблагодарит.
— Как? Будет навещать меня в тюрьме? — пошутил Толик.
— Вас не посадят, он не обратится в полицию.
— Мне хочется тебе верить, но я никому не доверяю. И вообще, мне самому здесь неприятно находиться, как-то здесь жутко, — сказал Толик, осматриваясь по сторонам.
Парень умоляюще смотрел на Толика.
— Прошу, я вас не обману, мой отец будет вам благодарен!
— Как же ты меня не хочешь понять?! Моя свобода мне важней. Тебя кто-то похитил, и в любом случае в дело вмешается полиция. Мне этого не надо, — стоял на своем Толик.
Парень вновь жалобно посмотрел на Толика, но промолчал. А Толик усиленно размышлял над тем, как ему помочь, но не подставиться самому.
— Так. У меня идея. Давай вместе выбираться отсюда. Я сейчас вернусь.
— Постойте, — сказал парень.
Толик остановился и, обернувшись, посмотрел на него.
— Прошу вас, не уходите. Я боюсь… Боюсь, что вы не вернетесь, — произнес парень. Он собрался с силами и начал вставать, отчего цепь зазвенела.
Толик сделал несколько шагов в его направлении.
— Как твое имя? — спросил он.
— Артем.
— А мое — Валера.
Толик сказал неправду, он не хотел полностью раскрываться, парень и так знал слишком много.
— Я не знаю, что за твари с тобой такое сделали, но одно я знаю точно. — Толик выдержал паузу. — Я вытащу тебя отсюда! Нечего не бойся!
Артем молча смотрел на Толика.
— Значит так, Артем, теперь мне надо освободить тебя от этой долбаной цепи.
Кольцо на ноге Артема было приварено. Вероятность освободиться от оков в подобных условиях была близка к нулю, но Толик дал парню слово и был настроен решительно.
— Мои инструменты наверху, мне нужно меньше минуты, чтобы взять их и вернуться. Ты согласен, Артем? — спросил Толик, пытаясь успокоить измученного, перепуганного парня.
Артем неуверенно покачал головой — дескать, согласен.
— Вот и отлично! — сказал Толик.
Он улыбнулся и по-доброму слегка похлопал Артема по плечу, после чего быстро поднялся наверх.
Толик забрал рюкзак с инструментами и, не теряя времени, как обещал, вернулся к прикованному к стене узнику.
— А вот и я, — сказал Толик, демонстрируя свою надежность.
— Спасибо, что сдержали слово, — выдохнув, с улыбкой сказал Артем.
— Хорошо, Артем, нам пора отсюда выбираться. И не говори со мной на «вы», я не школьный учитель, — сказал Толик.
Он достал из рюкзака ножовку по металлу и начал пилить цепь. Артем замер и молча наблюдал, как незнакомый человек по имени Валера спасает ему жизнь. Минут через пять Толик остановился.
— Рука забилась, я минуту отдохну и продолжу, — сказал он, присев на корточки.
— Да, да, конечно, — согласился Артем.
Возникла небольшая пауза.
— Сейчас бы горячего чаю с хлебом, — нарушил молчание Артем, глядя в сторону с улыбкой на изможденном лице.
Толик сочувственно посмотрел на него.
— Скоро, Артем, и чай, и хлеб — все будет. Но я одного понять не могу: почему эти твари, твои похитители, так с тобой обошлись?
— Я не знаю. В последний раз, приблизительно пять месяцев назад, один из троих похитителей привез вот эти консервы и воду, а затем молча ушел.
— Все это как-то странно. Может, твой отец не заплатил выкуп?
— Это невозможно! Я знаю своего отца, он жизнь свою за меня отдаст.
— Твой отец бизнесмен? — спросил Толик.
— Не совсем, — ответил Артем.
— Политик?
— Я точно не знаю, но люди говорят, что он криминальный авторитет.
— Как его имя?
— Плотников Виталий.
Толик удивился, но виду не подал. Надо же! Неужели Матерый — его отец?
Воспоминания Толика переместились в прошлое. Это был тот самый день, когда они вместе с Анзором изъяли ценные документы у бизнесмена Сергеева. Толик тогда разговаривал в автомобиле с Анзором о Матером. Конечно, смысл разговора был непонятен тем, кто не в теме, но они говорили о похищении его сына.
«Твою же мать! — подумал Толик. — Так вот где сын Матерого».
— Его прозвище Матерый, не слышали? — спросил Артем.
«Слышали… Да твоего отца вся Россия знает!» — сказал Толик про себя.
А вслух ответил:
— Что-то знакомое, так сразу и не припомню… Ладно, продолжим, — и вновь начал пилить цепь.
«Если Матерый узнает, что я в этом похищении участвовал, то мне крышка, —размышлял Толик. — Даже если я и спас его сына, ведь это можно опровергнуть. Кто поверит в карту из библиотеки. Если бы не тот хипеж со Шмелем… Ну, допустим, я наберу Матерому. Если он грамотно оценит ситуацию, то все будет ровно. А если нет? Его сына на цепи держали, с чего Матерому ситуацию оценивать. Сначала был замешан в конфликте с его человеком, теперь — в похищении сына. Завалит — и разбираться не станет».
Толик пилил и не знал, как ему поступить дальше.
…Минут через сорок Толик освободил Артема. Железное кольцо, которое по-прежнему оставалось на ноге парня, сильно натерло кожу, и хотя рана была перевязана, но, судя по всему, давно. Толик решил обновить повязку. Он разорвал свою футболку на несколько частей и замотал Артему ногу. Затем аккуратно перемотал фрагмент цепи с кольцом, чтобы железо не гремело при ходьбе. После чего они покинули это жуткое место и направились в дом, который Толик снял у бабушки Зои.
— Как ты? — спросил Толик Артема, когда они вошли в дом.
— Хорошо, — ответил тот.
— Ладно, садись вот здесь. Мне надо собраться — и валим отсюда. — сказал Толик.
Артем присел на стул и стал внимательно рассматривать комнату. Толик поставил чайник и начал стирать отпечатки своих пальцев по всему дому. Затем Толик сделал чай, нарезал хлеб с колбасой.
— Я не врач и не знаю, можно ли тебе горячий чай. Ты потихоньку пей и сразу много не кушай, — сказал Толик.
Артем покачал головой в знак согласия, затем сделал глоток чая и улыбнулся. По его лицу было видно, что он счастлив.
— Спасибо вам большое, Валера, — сказал он.
— На здоровье, Артем. Ты уж не сердись на меня, но дальше наши пути расходятся. Я довезу тебя до больницы, где тебя осмотрят врачи, и оттуда ты сможешь позвонить родным. И еще… У меня есть к тебе просьба: не говори обо мне ни отцу, ни полиции.
— Отец будет рад. Позвольте мне отблагодарить вас, — попросил Артем.
— Артем, у меня за спиной две ходки, — сказал Толик. — А теперь я просто хочу спокойной жизни. Если хочешь меня отблагодарить, не говори обо мне. Это все, что мне надо.
Артем внимательно слушал и смотрел на Толика. Не выполнить просьбу он не мог.
— Хорошо, Валера…
Они быстро собрались, Толик убедился, что его отпечатков в доме нет, и они тайком уехали.
Толик довез Артема до больницы, расположенной в городе Ц.
— Здесь нам придется расстаться, — сказал он.
Артем медлил. Он не хотел выходить из машины, с Толиком он чувствовал себя в безопасности. Толик вышел из автомобиля, обошел его и открыл Артему дверь. Тот вышел.
Толик обнял Артема.
— Ничего не бойся, самое страшное позади. А сейчас иди в больницу, я не уеду, пока ты не войдешь в здание.
— Спасибо! — сказал Артем.
— Все будет хорошо. Будь здоров!
Артем направился к входу в больницу. На полпути он остановился и, обернувшись, встретился взглядом с Толиком. Тот кивнул ему — мол, все хорошо. Артем улыбнулся и пошел дальше. А Толик, дождавшись, пока Артем скроется за дверями больницы, сел за руль и уехал.

Глава 9
Когда Артем вошел в больницу, к нему навстречу вышли две женщины в медицинских халатах.
— Боже, что с вами случилось?! — с удивлением спросила одна из них.
— Все хорошо. Я могу от вас позвонить? — попросил Артем.
— Да конечно. Садитесь вот сюда, — сказала медсестра, указывая на скамейку.
Артем присел. А медсестра обратила внимание на его ногу.
— Что у вас с ногой?
— Ничего страшного. Мне надо позвонить. Это срочно, прошу вас.
Медсестра протянула Артему телефон, но сказала настойчиво:
— Мне надо осмотреть вашу ногу. Вы можете пройти со мной?
Артем последовал за медсестрой и, направляясь в процедурную, стал набирать номер.
Телефонный звонок разбудил мужчину и женщину, родителей Артема. Трубку взяла мать.
— Мама, это я, не волнуйся, со мной все хорошо, — сказал Артем.
Мать была в шоке. У нее задрожал голос и слезы потекли из глаз.
— Сынок, родной мой, где ты? — спросила она.
— Мама, не плачь, со мной все хорошо.
Артем тоже заплакал. Медсестра увидела эти слезы, и ей стало не по себе.
— Где ты, сынок?
Матерый с тревогой смотрел на жену.
— Артем?! Катерина, дай мне трубку! — сказал он.
Та передала трубку мужу.
— Артем?
— Папа! Как я рад тебя слышать!
— Где ты, сын? Где ты находишься?
— Я не знаю, в какой-то больнице.
— Почему в больнице? Что с тобой? Ты ранен?
— Я в порядке, папа.
— Тебя отпустили? Как ты оказался в больнице? — спросил Матерый и подумал:  «Артем же знает все больницы в городе. Где он?»
— Я сбежал. Я потом все расскажу. Папа, ты можешь меня забрать? Мне кажется, я не в безопасности.
— Я уже выезжаю, ничего не бойся. Какая больница? Передай трубку врачам.
Катерина в спешке вышла из комнаты.
— Хорошо, папа, — сказал Артем.
Он протянул трубку медсестре.
— Вас. Это мой отец.
— Да, да, конечно.
Медсестра взяла трубку.
— Алло. Здравствуйте.
— В каком вы городе? — спросил Матерый.
Катерина вернулась в комнату, в руке у нее была шариковая ручка и лист бумаги. Она была на взводе.
— В городе Ц., — ответила медсестра.
— В городе Ц.? — переспросил Матерый.
— Да, в городе Ц., — повторила она.
— Ладно, пусть так. Мой сын ранен?
— Я осмотрела ему ногу, на ней железное кольцо с цепью, которое сильно натерло ему голень. Ваш сын был к чему-то прикован. В целом нечего опасного для жизни нет, но он очень слаб, худой и грязный. Требуется обследование, сдать анализы и обязательно постельный режим.
— Вы сказали — цепь? — спросил Матерый.
— Да, все верно. Он, очевидно, был прикован за ногу.
Матерый нервно выдохнул. Схватив стул, он несколько раз ударил им об стол. Его жена вздрогнула.
Матерый сделал жест рукой, и Катерина подала ему ручку и лист бумаги.
— Девушка, говорите адрес, — сказал в трубку Матерый.
— Улица Железнодорожная, 48, ЦКБ, — сказала медсестра.
Матерый записал адрес.
— Хорошо девушка. Как ваше имя?
— Беликова Оксана.
— Хорошо, Оксана, мое имя Виталий Плотников. Этот мальчик — мой сын. Как вы уже поняли, ему угрожает опасность, и эта опасность может быть с любой стороны. Я имею в виду МВД, вы понимаете? Прошу вас, мы можем обойтись без полиции?! — сказал Матерый.
— Простите, мы в таких случаях обязаны вызвать полицию. — Оксана говорила неуверенно, вид Артема вызывал у нее сочувствие.
— Хорошо, Оксана, Давайте поступим следующим образом. Мой человек скоро приедет, и тогда вызовете!
— Какой человек? — спросила Оксана.
— Адвокат, — ответил Матерый.
— Ладно, я согласна.
— Оксана, спасибо. Передайте трубку моему сыну.
Медсестра передала телефон Артему.
— Да, папа.
— Артем, потерпи еще немного, я еду за тобой. Скоро ты будешь дома.
— Хорошо, папа.
Матерый положил трубку и посмотрел на жену. Та не могла успокоиться и вся в слезах смотрела на мужа.
— Что с Артемом, почему он в больнице? — спросила Катерина и снова заплакала.
Матерый подошел к ней и обнял.
— Все в порядке, он не ранен. Ну все, дорогая, не плачь, наш сын жив и здоров, скоро будет дома, а сейчас прости, мне надо торопиться.
Матерый взял свой телефон и набрал номер.
— Алло, Монах?
— Да, Матерый, — ответил тот сонным голосом.
— Это срочно. Набери кому-нибудь из наших в городе Ц., скажи, что Артем в больнице, адрес я сейчас дам. Запомнишь?
— Что? Артем? — удивленно спросил Монах.
— Монах, да проснись уже! Адрес запомнишь или запишешь? — спросил Матерый.
— Да, сейчас, — сказал Монах и рванул за ручкой.
Через несколько секунд в трубке послышался его голос:
— Говори, Матерый, я записываю.
— Город Ц., улица Железнодорожная, 48. Ты понял?! Пусть кто-нибудь за ним присмотрит. После сразу езжай ко мне.
— Хорошо, Матерый, я все сделаю.
Матерый нажал отбой и набрал другой номер.
— Алло, Шмель?
— Да, Матерый.
— Это срочно! Набери Степанычу, пусть как можно быстрее готовит вертушку!
— Что случилось? — спросил Шмель.
— Артем в городе Ц.! Ты понял, Шмель? Мне срочно нужна вертушка! Звони Степанычу и жди меня там, мы скоро подъедем с Монахом.
— Хорошо, да, я все понял.
Толик тем временем возвращался домой. Он ехал с большой скоростью и на узкой дороге, выйдя на обгон, чудом избежал столкновения со встречным автомобилем. Он остановился, чтобы успокоить нервы.
«Не может быть, — думал Толик. — Черт, почему Матерый?! Поверить не могу! Надо успокоиться… Думаю, я все сделал правильно, на нет и суда нет… А если Артем расколется? Нет, он ведь обещал. Все будет хорошо».
Толик успокоился, сел за руль и поехал дальше, добравшись до дома уже без происшествий.
Монах недолго думал, кому набрать, — это был Сармат, крепкого телосложения молодой парень, осетин по национальности, который состоял в группировке Матерого. Сармат уже год находился в городе Ц. и присматривал за подпольными казино, владельцам которых был Матерый.
— Алло! Здоров, Сармат, — сказал Монах.
— Здоров, братан! Тебе чего не спится? — Судя по голосу, звонок Монаха разбудил его.
— Сармат, твоя помощь требуется. Матерого сын — он жив и сейчас в больнице города Ц., надо бы присмотреть за ним, пока мы едем.
— Конечно, брат, я уже одеваюсь, с ним все будет хорошо. Но как он здесь оказался? — удивился Сармат.
— Никто нечего не знает. Не исключено, что это ловушка для Матерого. Поэтому поднимай всех, пусть возьмут больницу под контроль. В общем, ты знаешь, что делать. Мы скоро будем, — сказал Монах.
— Я все понял. В какой он больнице?
— Железнодорожная, 48.
— Да, я знаю, где это.
— И еще, Сармат: не пускай к нему мусоров. Матерый сам все будет решать. И сразу отзвонись, как встретишься с Артемом.
— Хорошо, Монах.
Сармат положил трубку и начал одеваться, параллельно набрав еще одному парню — Ибрагиму.
— Алло Ибр, звони всем, у нас ЧП.
— Что случилось? — спросил Ибрагим.
— Подробности потом.
Через двадцать минут Сармат уже подъехал к больнице.
В это время Монах забрал Матерого, и они мчались к вертолету, где их ждали пилот Степаныч и Шмель.
— Кому ты сказал? — спросил Монаха Матерый.
— Сармату.
— Набери ему и дай мне трубку.
Монах набрал номер и передал трубку боссу.
— Алло, Сармат?
— Да, Матерый, ты? — ответил Сармат, узнав голос шефа.
— Да это я, долго тебе еще ехать до больницы?
— Через минуту буду в приемной.
— Хорошо, слушай. Найди медсестру по имени Оксана, скажи, что ты мой адвокат, и передай ей трубку.
— Хорошо, Матерый.
Через минуту Сармат вбежал в больницу, подошел к регистратуре и обратился к медсестре.
— Здравствуйте, вы Оксана?
— Да, я вас слушаю, — ответила та.
— Я адвокат Виталия Сергеевича, он просит вас к телефону. — И Сармат протянул медсестре трубку.
Оксана взяла телефон.
— Алло.
— Оксана, перед вами стоит мой человек, пожалуйста, проводите его к сыну. Далее как договаривались — можете вызвать полицию, — сказал Матерый.
— Хорошо, — ответила Оксана и вернула телефон Сармату.
— Сармат, сейчас она проводит тебя к Артему. Увидишь его — сразу набери.
— Хорошо, — ответил Сармат и пошел следом за Оксаной.
В это время Матерый подъезжал к вертушке. Достав из кармана телефон, он вызвал Шмеля.
— Шмель, вы готовы?
— Да, ждем вас, — ответил Шмель.
— Хорошо, мы будем через минуту, — сказал Матерый и положил трубку.
Когда Матерый с Монахом вышли с автомобиля, лопасти вертушки уже вращались. Пригнувшись от ветра, поднятого вертолетом, они быстро дошли до кабины и заняли свои места. Вертушка оторвалась от земли, и они направились к городу Ц.

Глава 10
Сармат вошел в больничную палату, где находился Артем. Кроме него, в палате были еще двое пациентов. Оксана, не включая свет, подвела Сармата к койке Артема. Тот спал, как и другие больные.
— Не будите его, он очень слаб, ему необходим покой, — прошептала Оксана.
Сармат кивнул в знак согласия, и медсестра ушла.
— Устур Хуыцауан табу уад, — сказал  Сармат на осетинском языке, что в переводе на русский означало «слава Богу».
Сармат достал из-за пояса пистолет и спрятал его под матрас, на котором спал Артем. Затем набрал Монаха.
— Алло, — прошептал Сармат.
Ему ответил Матерый.
— Я рядом с Артемом, он спит, — так же шепотом сообщил Сармат.
— Хорошо, не буди его и не спускай с него глаз, я скоро буду, — сказал Матерый.
В этот момент Артем проснулся и, увидев Сармата, привстал и насторожился.
— Минуту, Матерый, Артем проснулся, — прошептал Сармат, убрав телефон от уха. — Артем, это я, Сармат, друг твоего отца.
И Сармат протянул Артему сотовый.
— Твой отец.
Артем взял трубку.
— Папа?
— Артем, как ты?
— Все хорошо, па.
— Держись, сын. Ты помнишь Сармата?
— Да, папа, я его узнал. Осетинские пироги, — сказал Артем, улыбнувшись.
Матерый тоже улыбнулся.
— Да, это он. Пока мы едем, он позаботится о тебе.
— Хорошо, папа, а ты скоро?
— Скоро, Артем, теперь ты в безопасности, дай трубку Сармату.
— Алло, — сказал тот.
— Сармат, сейчас там нарисуются менты, не пускай к Артему никого.
— Хорошо.
Сармат положил телефон в карман и посмотрел на Артема.
— Рад тебя видеть, Артем, ты поспи немного, я буду рядом, твой отец уже близко.
— Я тоже рад тебя видеть, — ответил Артем.
Сармат поставил стул рядом с кроватью Артема и сел. Чувствуя себя в безопасности, парень снова уснул.
Через четверть часа в палату вошли двое полицейских — сержант и старшина. Сармат встал со стула и показал жестом, что Артем спит.
— Давайте в коридоре поговорим, — сказал Сармат шепотом.
Полицейские согласились. Они вместе вышли в коридор.
— Нам позвонила медсестра и сказала, что в больницу поступил парень с цепью на ноге, — сказал старшина.
— Я ничего не знаю, лишь выполняю поручение своего работодателя. Сейчас приедет его отец, все вопросы к нему, — сказал Сармат.
— Может, мы все-таки поговорим с парнем? — настаивал старшина.
— Возможно, произошло преступление, — добавил сержант.
— Как я уже говорил, все вопросы к его отцу, который скоро подъедет, — ответил Сармат.
У Сармата зазвонил телефон.
— Извините, — сказал он полицейским и, прикладывая трубку к уху, отошел в сторону.
— Сармат, нам нужна площадка, хорошо бы поближе к больнице. Вертушку посадить. Скинь GPS-координаты, — сказал ему Монах.
— Хорошо, сейчас организую.
Сармат положил трубку и перевел взгляд на полицейских.
— Отец парня подъезжает. Я говорил с ним.
— Представьтесь, пожалуйста, — попросил старшина.
— Кантемиров Сармат.
— Сармат, мы лишь выполняем свою работу, и мы обязаны опросить парня.
— Хорошо, скорее всего, вы правы, и, конечно, надо сделать так, как вы говорите, но отец парня велел не беспокоить сына. А его отец — влиятельный человек, возможно, вы слышали о Матером? Не думаю, что ему понравится ваше любопытство, — сказал Сармат.
Услышав, что речь идет о Матером, старшина поменялся в лице.
— Это сын Матерого? — спросил он.
— Абсолютно верно, — ответил Сармат.
— Хорошо, мы в приемной подождем, — сказал старшина.
— Спасибо за понимание, — поблагодарил их Сармат.
Полицейские направились по коридору к выходу.
— Я уже слышал о Матером, кто он? — спросил сержант.
— Крупная шишка, на уровне правительства, так что мы здесь, можно сказать, не нужны, — сказал старшина.
— Мы уезжаем?
— Нет, с Матерым будем говорить, оформить выезд надо.
Сармат, провожая взглядом полицейских, снова достал телефон.
— Ибрагим, ты где?
— Мы возле больницы, — ответил Ибрагим.
— Почему не набрал?
— Только подъехали. Собирался.
— Не забыл, о чем я говорил?
— Нет, конечно. Все по закону.
— Хорошо. Сейчас Матерый приедет. Есть угроза, будьте внимательны, — сказал Сармат.
— Понятно, — ответил Ибрагим.
— Сколько вас?
— Где-то человек десять. И Артур с пацанами подъезжает.
— Хорошо. Теперь следующее: надо найти площадку для вертушки, поближе к больнице, и установить GPS-координаты. Это важно и срочно. На встречу поедете на двух машинах. Разделитесь, чтобы больница тоже была под контролем. Если что непонятно, спрашивай.
— Мне все понятно, — сказал Ибрагим.
— Ну, тогда действуй.
…Ибрагим находился в автомобиле. Обернувшись, он обратился к парням, сидевшим на заднем сиденье.
— Надеюсь, вы меня поняли и боевые стволы с собой не взяли? — спросил Ибрагим.
Те подтвердили, что, кроме травматики, у них ничего нет.
— А ксивы? — спросил Ибрагим и, когда парни заверили, что все в порядке, начал давать инструкции:  — Разбейтесь по двое и прозондируйте больницу. Будьте внимательны и держите свои травматы наготове. Проверьте места, откуда может работать снайпер. Андрюха, ты за старшего, объясни всем ребятам, что к чему. Сейчас Артур подъедет, их тоже проинструктируй. Макс, ты со мной. Пух, ты на своей машине за нами, возьми с собой одного человека.
Макс сел за руль, остальные вышли из автомобиля. Пух взял с собой Аркашу и поехал за Ибрагимом. Они выехали за территорию больницы.
— С GPS умеешь обращаться? — спросил Ибрагим.
— Да, конечно, — ответил Макс.
— Надо найти площадку для вертушки, поближе к больнице.
— Хорошо, — сказал Макс.
Полицейские, говорившие с Сарматом, уже заметили, что в больнице собралось много крепких ребят.
— Вот и началось. Пойди-ка узнай, чего они здесь бродят, — сказал старшина сержанту.
Тот подошел к ребятам.
— Здравствуйте, РОВД Кировского района, документы, пожалуйста, — сказал сержант.
Человек Матерого достал удостоверение. Полицейский прочитал вслух:
— Рогов Герман, личная охрана депутата Волкова. А что, собственно, вы тут делаете? — спросил сержант.
— Мы здесь для безопасности, — ответил Герман.
— А кто в опасности? — спросил сержант.
— Извините, начальник, нам не велено обсуждать свои действия, — произнес Герман.
— Ладно, — сказал сержант и, вернув удостоверение, подошел к старшине.
— Личная охрана депутата Волкова.
— Ну, что я говорил. Похоже, действительно парень с цепью — сын Матерого.
В это время Ибрагим нашел площадку для вертушки, передал Сармату координаты, а Сармат — Монаху.
Степаныч профессионально посадил вертолет. Матерый, Монах и Шмель пересели в автомобили и на полной скорости помчались в больницу. Через несколько минут они были на месте. В больнице уже повсюду стояли люди Матерого.
— Твоя работа? — спросил Матерый Монаха.
— Это так, для страховки, — ответил тот.
— Молодец, хорошая работа, — сказал Матерый.
У входа в больницу дожидались полицейские. Старшина узнал Матерого, это было видно по выражению его лица.
— Ты видел его? — спросил старшина.
— Кого? — не понял сержант.
— Да ну тебя! — сердито сказал старшина.
Оксана проводила Матерого и его людей к палате Артема.
Сармат, увидев своего шефа и друзей, быстро встал со стула. Матерый подошел к сыну, тот спал. Он коснулся головы Артема, и на глазах у него показались слезы.
— Давайте выйдем, — сказал Монах шепотом.
Люди Матерого тихо вышли из палаты.
Артем от прикосновения проснулся, увидел отца и, соскочив от радости с кровати, крепко его обнял.
— Папа, папа! — кричал Артем.
— Артем, родной мой, слава богу, ты жив, — повторял Матерый, обнимая сына.
Через несколько часов Артема на вертолете доставили домой. Мать не могла нарадоваться его возвращению и плакала от счастья, в свою очередь обнимая сына.
Для Артема нашли самых лучших докторов, и через пару недель он уже чувствовал себя весьма неплохо. А Матерый поклялся жестоко расправиться с похитителями сына.

Глава 11
Дело было очень сложным и запутанным. Полгода назад, когда Матерый, сохранив похищение сына в тайне и выполнив все требования похитителей, заплатил им выкуп, а Артема так и не вернули, он обратился к хорошему знакомому в ФСБ и нанял лучшего частного детектива — Германа Фролова.
Прошло несколько месяцев, но ни у сотрудников ФСБ, ни у Фролова не было никаких зацепок. Дело зашло в тупик. И вот теперь, когда Артем вернулся домой, живой и здоровый, Матерый назначил детективу встречу.
— В общем, как ты уже знаешь, Артем дома. Вот только не решена одна проблема. Гниды, надевшие на моего сына цепь, живы и кайфуют на мои деньги, — сказал он.
— Хорошо. Я вас понял. Мне надо опросить Артема, — ответил Герман.
— Не сейчас. В первую очередь надо осмотреть дом, где находился Артем. Менты о нем не в курсе. Может, отпечатки или что другое, в общем, ты свою работу лучше знаешь. Тебя Шмель отвезет.
— Хорошо, задача ясна, — сказал детектив.
А Толик тем временем жил прежней жизнью, продолжая работать в библиотеке. Отношения со Светой с каждым днем становились все крепче, и они уже строили планы на свадьбу. Конечно, Толик не забыл Артема и эта история продолжала его беспокоить, но он верил, что парень его не выдаст.
…На следующий день Герман отправился со Шмелем в поселок Урс-Дон. тщательно осмотрел дом, где держали сына Матерого, но никаких зацепок по-прежнему не нашел. Дело вновь зашло в тупик. Оставалось опросить Артема.
Из его слов детектив понял, что похитителей было трое и они всегда были в масках, Артем не видел их лиц. Да и по поводу человека, освободившего его, были неясности. Артем был благодарен Толику за свободу и честно выполнил свое обещание, дав Фролову совершенно противоположное описание.
Но Герман был человеком опытным, он выслушал историю Артема и почувствовал ложный след. По какому-то внутреннему убеждению детектив считал вора, освободившего Артема, непричастным к похищению, но был уверен, что это единственный человек, который может дать хоть какую-нибудь зацепку. Однако Артем совершенно очевидно покрывал его, и тогда Герман стал давить на жалость.
— Артем, мне необходима твоя помощь, освободивший тебя вор не случайно там оказался, кто-то дал ему наводку. Через этого вора мы можем выйти на твоих похитителей. Не исключено, что в данный момент кто-то в беде и, как и ты, нуждается в помощи. Только ты можешь помочь этим людям. Подумай об этом, — сказал Герман.
Детектив пытался донести до Артема, что в расследовании этого дела важна каждая мелочь, иначе похитители уйдут от возмездия. Но Артем по-прежнему стоял на своем. Несколько дней Фролов обрабатывал парня, пока тот наконец не согласился ему помочь и рассказать про Валеру, то есть про Толика.
— Я помогу вам разыскать этого человека, но при условии, что ему не причинят вреда и полиция ничего не узнает, — сказал Артем.
— Даю слово и обещаю тебе Артем, что твоему спасителю ничего не грозит. Конечно, если он не имеет отношения к твоему похищению, — сказал Герман.
— Я уверен, что он непричастен.
— Хорошо, Артем.
— Мне нужны фотографии воров, русских по национальности, в возрасте от 30 до 40 лет.
На следующий день Герман принес SD-карту с огромным количеством фотографий преступников. Приблизительно через полчаса Артем опознал Толика.
— Вот это он, — сказал Артем. — Странно…
— Что странно? — спросил Герман.
— Его имя Анатолий, а мне он представился как Валера.
— Ничего, разберемся.
Герман попрощался с Артемом и уехал.
Без особого труда и очень скоро Герман вышел на Толика, но самостоятельно его задерживать не решился и сообщил Матерому все координаты. Матерый давно ждал этого дня и тут же отправил за ним своих головорезов.
Когда Толик, проводив Свету, возвращался домой, к нему подъехал микроавтобус. Толик пытался оказать сопротивление, но силы были неравны. Его вырубили, затащили в машину и увезли.
Матерый был удивлен, узнав, что это Толик. Он был в бешенстве.
— Значит так, Клетка ничего не должен знать, на этот раз его никто не отмажет. Скажи Шмелю, что этот кусок дерьма в его распоряжении, — сказал Матерый.
Связанного и избитого Толика притащили к Шмелю. Тот потребовал назвать имена похитителей.
— О похищении я ничего не знаю, — объяснял Толик. — В библиотеке я нашел карту, которая была вложена в книгу. С ее помощью я вышел на дом, где нашел Артема.
— В какой еще библиотеке? — спросил Шмель.
— В десятой, по улице Весенней.
— Я не понял: ты пришел в библиотеку, взял книгу, а в ней карта, где находится Артем? Так, что ли?
— Нет, я работаю в этой библиотеке, — сказал Толик.
— Ты? Работаешь? В библиотеке? — Шмель начал смеяться.
— Ты лучше отмазку придумать не мог? — спросил стоявший рядом Дебил.
— Это правда, проверьте, — сказал Толик.
— Да, конечно. Уже бежим. Может, ты еще в МГУ по выходным преподаешь?
— Клетка может подтвердить.
— Нет, не в этот раз… Нам нужны имена, кто с тобой был и где их можно найти, — сказал Шмель.
— Я правда не похищал сына Матерого, — пытался убедить его Толик.
— Ну, смотри сам. — И Толика вновь начали бить.
— Хорошо, хорошо, — прохрипел наконец Толик. — Вячеслав Летнев.
— Где его найти?
— Я не знаю.
— Ладно. Кто еще с вами был?
— Я правда не знаю, спросите Вячеслава.
На следующий день Фролов пришел к Матерому.
— Я хочу предложить расследование, мне надо поговорить с подозреваемым, — сказал Герман.
— Я тебе очень благодарен, ты проделал большую работу, но на этом этапе придется остановиться. Дальше я сам, — сказал ему Матерый.
Герман получил в виде расчета приличную сумму, но про условие Артема он не забыл. Герман по-прежнему считал Толика невиновным в похищении, и было множество обстоятельств, указывающих на его непричастность. Однако помочь Толику Герман не мог, как бы он этого ни хотел.
...Автомобиль, в котором сидели Монах, Шмель и Дебил, подъехал к тому месту, где держали Толика. Дебил вышел, а Монах и Шмель остались в автомобилье.
— Говорил я тебе, это самый мутный тип, — сказал Шмель.
— Ты чего гнилой базар гонишь?! Я с ним сидел, я его знаю. Он не беспредельная рожа. За него Клетка поручиться может, и с Москвой они близкие кенты, — сказал Монах.
— А непонятки эти? Вячеслав, про которого он говорил, на кладбище. И за библиотеку пургу гонит.
— Он книги любит, в лагере постоянно читал.
— А я телочек люблю, может, мне в сауну устроится? Он гонит конкретно. Матерого сына украл и еще кентов своих покрывает, — сказал Шмель.
— Я поверью в его причастность, когда будут доказательства против него. А пока — он сына Матерого спас, — возразил Монах.
— А то, что он мне ногу прострелил? Монах, мы же кенты с тобой. Ты за кого вообще?
— Я хорошо помню тот день, согласись, он тебе ногу по делу прострелил.
— Что-о-о? — удивленно протянул Шмель.
— Хочешь сказать, ты тогда прав был? Тебе повезло, что Толик пьяный оказался, а я правду скрыл. Ты за свой гнилой базар пулю выхватил. А Толика сделали крайним, — сказал Монах.
— Даже если все так, как ты обрисовал, мне насрать на него, — начал горячиться Шмель.
— Я заметил... Слушай, Шмель, нам надо похитителей Артема найти. Если в этой теме Толик замешан, я лично ему башку прострелю.
А в это время Дебил вновь избивал Толика, но увидев, что тот потерял сознание, остановился, дожидаясь, когда Толик придет в себя.
— Ты какого хрена имя покойника назвал? Ты думаешь, мы играться с тобой будем? — сказал Дебил.
Он достал из кармана сотовый и повернул экраном к Толику. На дисплее было изображение Светы.
— Нет, нет! Только не она... — пробормотал Толик
— Говори, — приказал Дебил.
В это время в помещение вошли Монах и Шмель.
— Монах, ты же меня знаешь. Только не она, Монах, — просил Толик. — Я не крал сына Матерого. Монах, прошу, поверь…
— Просто скажи, как их найти, и все закончится. Я не могу тебе помочь, это очень серьезно, и ты сам все хорошо понимаешь. Матерого не остановить, — ответил Монах.
— Я правда нашел в библиотеке эту долбаную карту, — сказал Толик.
— Снова за свое. Ты сам-то понимаешь, чё за бред несешь?! Зачем ты назвал имя покойника? — спросил Шмель.
— Его жена вернула книги в библиотеку, сказала, что ее муж умер.
— С меня хватит, я устал эту бредятину слушать. Дебил, узнай имена! — И Шмель ушел.
— Дебил, мне надо время, я хочу проверить слова Толика. — сказал Монах. — Ты его пока не трогай, а то ведь может копыта склеить. Тогда Матерый с тебя спросит.
— Хорошо. А если Матерый наберет?
— Зачем?
— Ну, мол, как поиски?
— Скажи, что ищем.
— Хорошо, — сказал Дебил
— Толик, я найду эту женщину, — сказал Монах и ушел.

Глава 12
Герман чувствовал себя виноватым перед Артемом. Решив все исправить, он позвонил Артему.
— Ситуация с Толиком вышла из-под контроля, — сказал ему Герман. — Он у твоего отца, меня к нему не пускают. Кажется, его пытают.
— Как?! Вы мне дали слово, — возмутился Артем.
— Я все помню. Ты бы лучше поговорил с отцом, он тебе не скажет «нет». Тогда я смогу продолжить поиски похитителей, — сказал Герман.
— Хорошо, я поговорю с ним.
 И Артем решил действовать. Он вошел в кабинет Матерого и стал просить встречи с Толиком. Отец его и слушать не хотел, мол, все под контролем. Тогда Артем решился на крайний шаг. Он достал с кармана гранату и выдернул кольцо.
— Прости, папа, я не знаю, сколько смогу продержать эту штуку в руке, — произнес Артем.
Матерый изменился в лице. Он быстро встал с кресла, в его глаза застыли злость и беспомощность.
— Сын, ты… К-какого хрена ты делаешь? — сказал он, слегка заикаясь.
— Папа, я тебя люблю, но ты не можешь так поступить с человеком, который спас мне жизнь. Скажи, пусть Толика привезут сюда, — потребовал Артем.
— Ты рискуешь жизнью из-за этого говнюка?! Что с тобой, Артем, одумайся. А как же мать, ты о ней подумал?
— Все будет хорошо, я отдам гранату, как только увижу Толика. Мы можем не говорить маме об этом. Все зависит от тебя. И почему ты называешь говнюком человека, спасшего жизнь твоему сыну?
— Как ты не понимаешь! Он один из твоих похитителей.
— Прошу тебя, папа. Пусть Толика привезут. Я принял решение и не отдам гранату, пока не увижу его, — сказал Артем.
Матерый понимал, что торг здесь будет не уместен.
— Хорошо. Будь по-твоему, — сказал Матерый и набрал номер Монаха: — Срочно вези этого говнюка сюда!
В это время тот занимался поисками вдовы Вячеслава Летнева.
— Куда? Что случилось? — спросил Монах.
— Домой. Артем в опасности. Слышишь, как можно быстрее, нет времени объяснять. Если ты не там, набери тому, кто с ним. Быстрее!
— Хорошо, — ответил Монах и позвонил Дебилу: — Дебил, надо срочно отвезти Толика домой к Матерому. Ты понял? Я тоже туда еду.
Вскоре Толика ввели в кабинет Матерого. Он был сильно избит. Артем достал из кармана наручники и приковал себя к Толику, после чего позволил обезвредить гранату.
Затем он взял телефон и вызвал Германа.
— Алло, Герман, вы можете подъехать к нам?
— Да, конечно, сейчас подъеду, — ответил детектив.
Матерый успокоился. Он подошел к Толику.
— Я тебе не верю! — сказал Матерый.
Он велел Монаху не спускать с Толика глаз, а сам посмотрел на сына.
— А с тобой у меня будет отдельный разговор! Посмотрим, как ты прав. Да, чтоб ты знал, он Шмелю ногу прострелил. Шмель тебя на руках носил. А ты из-за этой гниды гранату достал.
— Папа он невиновен, и я докажу это, — твердо сказал Артем.
Матерый уже ничего не ответил. Он махнул рукой и вышел из кабинета.
…Толик рассказал Герману о карте, которую нашел в книге. Монах уже знал адрес вдовы Летнева. Дело сдвинулось с мертвой точки.
Летнев действительно был одним из похитителей Артема и умер от неизлечимой болезни. Его жена очень помогла следствию. Она назвала имена двух друзей своего мужа. Вскоре они были схвачены и после недолгих пыток во всем сознались.
Матерый приказал поступить с ними так же, как они поступили с Артемом. Их поместили в подвал и заперли. Те были рады такому обстоятельству, надеясь на спасение, но через несколько часов дверь открылась и в подвал спустился Монах.
— Матерый передумал, — сказал он, после чего достал ствол, прострелил им ноги и ушел. Через двое суток оба были мертвы.

Эпилог
Матерый вместе с Артемом лично приехал к Толику в больницу — проведать и попросить у него прощения, а также поблагодарить за спасение сына.
В это время к Толику пришла и Света. Возле двери в палату она встретила Монаха и Шмеля, которые преградили ей дорогу.
— Вы к кому? — спросил Монах.
— Я к Толку. А в чем дело?
— Одну минуту.
Монах вошел в палату.
— Толик, к тебе девушка.
— Это Света. Впусти ее, — сказал тот.
— Буквально еще минуту, мы уже уходим. Если конечно Толик не возражает? — повернулся к нему Матерый.
— Да, да, конечно. Монах, скажи ей, чтобы подождала, — сказал Толик.
Монах кивнул головой и вышел.
— Простите, девушка, надо немного подождать.
Артем протянул Толику руку.
— Я всегда хотел, чтобы у меня был брат. Если ты не против, будь моим братом, — сказал он.
Толик немного растерялся и посмотрел на Матерого. Матерый улыбнулся и кивнул.
— У меня тоже никогда не было брата, — сказал Толик и пожал Артему руку.
— Поправляйся, брат. Я буду всегда рядом, — сказал Артем и обнял Толика.
Матерый и Артем попрощались с Толиком и вышли из палаты. Света, ожидавшая в коридоре, удивленно посмотрела на Матерого.
— Это же был Виталий Плотников, — сказала она Толику, войдя в палату.
— Ты его знаешь? — удивился тот.
— Его в городе все знают. Он профинансировал строительство нового корпуса в институте.
— Да. Он такой, — сказал Толик.
— Почему он здесь? Вы знакомы? — спросила Светлана.
— Как-то так, — улыбнулся Толик. — Он отец моего брата.
— Ну перестань, это же неправда. Скажи честно.
— Ты мне не веришь?
— Я не знаю… Это так неожиданно. Плотников — твой отчим? Почему ты мне никогда не говорил?
— Я не думал, что это важно.
— Поверить не могу. Твой отчим — один из богатейших людей в России, а ты работаешь в библиотеке, — сказала Светлана.
— Деньги не главное, — ответил Толик.
— Ты серьезно?
— Книги для меня многое значат, и я бесплатно буду там работать.
— Ну хорошо, милый, не сердись. Как ты себя чувствуешь? — спросила Светлана.
— Все хорошо. Доктор сказал, завтра выпишут. Света, включи телик, новости хочу посмотреть, — попросил Толик.
Света включила телевизор, а сама начала прибираться в палате.
Выпуск новостей завершал спортивный обзор. Рассказывали о чемпионате России по боксу. В объективе камеры появился молодой боксер, в котором Света с удивлением узнала Кирилла. Она обернулась к Толику, но увидела, что тот уснул. Девушка не стала его будить, а продолжала смотреть на экран телевизора.
Корреспондент задал Кириллу вопрос:
— Скажите, что вы чувствуете, став чемпионом России?
— Пока я еще это не осознал, но я очень рад, — ответил Кирилл.
— А кто помогал вам завоевать эту победу? — спросил корреспондент.
И Кирилл ответил:
— Спасибо моим родителям, тренеру Василию Николаевичу, и отдельное спасибо моему другу — библиотекарю Толику.
По телу Светы пробежали мурашки, она подошла к Толику медленно и тихо, чтобы не разбудить его, села на край кровати и поправила одеяло. По ее взгляду было видно, как безумно она его любит.
Конец


Рецензии
Не знаю, что сказать, Аслан - я детективы не люблю, просмотрела главы, которых можно было выкладывать по отдельности - для удобства читателей. С удовольствием обнаружила грамотный и чистый от описок и ошибок текст, а потом что-то случилось, и они стали появляться все чаще.
С уважением,

Асна Сатанаева   12.10.2018 11:12     Заявить о нарушении
Здравствуйте, уважаемая Нурихан Теувежевна. Спасибо, Вам за добрые слова. Помнится мне наша с Вами беседа, касаемо формы изложения моего сочинения. К сожалению по прежнему, совсем не хватает времени, но как только представится такая возможность, я обязательно поработаю над текстом, даю Вам слово! Успехов Вам в творчестве, Нурихан Теувежевна . С уважением, Аслан.

Аслан Сабеев   12.10.2018 06:17   Заявить о нарушении
Верю!)) Удачи!

Асна Сатанаева   12.10.2018 11:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.