Осень




       Небо , синеющее через распоротую перину невесомых облаков, ослепительное золото куполов: « чтобы чаще Господь замечал», блеклое золото лип, чугунные подковы бульваров, заметённые медной пургой кленов. Звенящий, прохладный, как хрусталь воздух. Раздолье пустых полей, прозрачность переплесков в  контрасте с  тесными, сгрудившимися, особенно уютными в ранних сумерках городами. Осень..., что заставляешь вспомнить? Чем притягиваешь к себе?
       Детство. Тёмные стволы облетающих лип под окнами родного дома, шуршащая под ногами дорожка сквера, ведущая в школу, за спиной тяжелый ранец , темно- синяя форменная курточка с металическими пуговицами и ученическим шевроном на рукаве в виде открытой книги на фоне восходящего солнца, наглаженные брючки. Возбуждение и тревожное ожидание нового. Первый класс. И красно-желтые факелы клёнов освещают тебе дорогу...
У истока Дона. Крупные картофелины на поле, осторожно подкопанные вилами, чтобы не проколоть, вытянутые за  сухую косу ботвы, рассыпанные на соломе для просушки , прогретые солнцем перед засыпкой в грубую холстину мешков. Костёр, неописуемо вкусная печенная в углях картошка с чёрной краюхой, посыпанной крупной солью из спичечного коробка. Короткий ясный день, пролетающий, как сорванная ветром с сухого жнивья паутина .
Грибная песня...Царские рыжики, ведьмиными кругами обступают молодые елочки, яркие на срезе, хрустящие , неподражаемые в горячей, скворчащей поджарке с картошкой в закопченной чугунной сковородочке под холодную , запотевшую рюмку.
Яркие шляпки подосиновиков в золотых копейках листьев на пузатых ногах.
Кремовые, плотные свинушки, строем как солдаты сторожат ряд берёз.
О белых грибах отдельная песнь, с любованием бархатной шляпкой, бережным съемом, ароматом печи и туго набитой сушеным грибом наволочкой от подушки. Особая легкая пена при варке супа, жирный , белый,  наваристый бульон. Старинная фарфоровая супница с бледными цветочками - обещает событие! Добрую ложку сметаны поверх дымящейся благоухающей гущи и ... опять же уместны будут 50 грамм простой, хорошей очистки.
Юность. Колхозные работы перед первым курсом института. Древняя Коломенская земля, село Парфентьево, Стрелка у слияния Москвы реки и Оки, звенящий понтонный мост через реку. Древние Кремлевские башни, видавшие набеги крымцев и Марину Мнишек. На горизонте ,в дымке кирпичные  остроконечные свечки башенок Старо- Голутвина, с другой стороны , строгие очертания Бобренева монастыря.
        Крепкие зубы задорно хрустят поскобленной ножом прямо в поле сочной морковкой. Кружат голову огромные серые глаза и румяные щеки однокурсницы. Вечером за окном дождь, в  коптерке полумрак, тепло, перебор гитары: « Заходите к нам на огонёк, пела скрипка ласково и так нежно.....» Пряный запах светлых волос, тёплые, пухлые, нецелованные прежде губы...
Чудесно ясный, с сухой холодной позолотой московский октябрь. Парк Горького- огромный, маняще перетекающий в живописный своей запущенностью Нескучный Сад, весь желто- багряный. Старое смотровое колесо черпает кабинками бездонное синее небо...
На островок посреди пруда можно дойти посуху , перепрыгивая с камня на камень , волнительно поддерживая тонкую талию, зажав в руке изящную ладонь. И легкие фигурки отражаются в красноватой от настоя падших листьев водной глади...
Другая осень. Тверской бульвар , чёрное кружево литых оград, бесконечный ряд старомосковских особняков и доходных домов, час ранних сумерек, крашенная белая скамья.Удушливая пурга листопада и в ней  качнувшийся конус темных волос, почти закрывший лицо от жаркого поцелуя. Тени фонарей , шелест сухого и терпкий запах прелого листа под ногами.
3 октября. День Рождения любимого Поэта. « Есенин- от старославянского Есень, что означает-Осень» . Традиционные чтения стихов на Ваганьковском почитателями таланта. Есенинская аллея ведёт к памятнику белого мрамора , вокруг все убрано и устлано золотым кленовым листом:
«Заметался пожар голубой...»;

«Отговорила роща золотая ...»;

«Знать только ивовая медь
Нам в сентябре с тобой осталась...”

«Это золото осеннее ,
Эта прядь волос белесых-
Все явилось, как спасенье
Беспокойного повесы...»

«Там теперь такая ж осень...
Клен и липы, в окна комнат
Ветки лапами забросив,
 Ищут тех, которых помнят...»

«Над окошком месяц. Под окошком ветер.
Облетевший тополь серебрист и светел...»

« Пускай ты выпита другим,
Но мне осталось, мне осталось,
твоих волос стеклянный дым и глаз осенняя усталость...»

« ... И мне в окошко постучал
Сентябрь багряной веткой ивы...»

        Помнятся безразличные глаза желанной женщины и восторженные, восхищенные посторонней, незнакомки...
Пронзительный, ярко-солнечно-хрустальный, октябрь 93-го, как раз третье число. Скоро будет четверть века . Стрельба у Останкино, снайперы на крышах, танки палящие с  моста, жертвы, кровь, а на окраине тишина и умиротворённость лесопарка, резной берёзовый лист сыплет, ограждая от текущего безумия.  Рука монотонно перебирает в кармане кожаной куртки чётки вишневого дерева на изумрудного цвета шнурке с кисточкой на конце.
        Куплены они были случайно, для успокоения нервов в тот страшный месяц. Сопровождали много лет во всех странствиях. Отполированные пальцами бусины , неповторимая фактура твёрдого, темного с подпалинами дерева. Вишневые чётки были потеряны, забыты, уцелели в смутное время, случайно найдены и теперь хранятся, как память об Осени и мятежной юности.


Рецензии