Шарлатан. Тарантулла

Вы читаете роман-фэнтези: «Шарлатан: чудо для проклятого короля»
 
Аннотация: Зарабатываешь тайно фальшивыми чудесами в средневековье – не вздумай прослыть лучшим, как Люгер!  Теперь сам король Борхард «Проклятый» требует грандиозного чуда, чтобы начать священную войну. Люгеру и его шайке бродячих шарлатанов не по силам колоссальная фальшивка. Но за чудо молодой король, жаждущий власти над миром, предлагает сделать лже-чудотворца главным ученым страны. Если бы знать, какая расплата ждет за исполнение мечты…

Полный текст романа «Шарлатан: чудо для проклятого короля» опубликован на сайте «ЛитРес»
(Ранее опубликовано: Часть первая: Большой фальшак 1- Крылья нечисти, 2 - Искушение «Проклятого» короля, 3 - Скверный совет, 4 – Экстаз маркобеса,  5 - Танцы на столе, 6 – Глыба, 7 – Сытная западня, 8 - Чудовищная смерть, 9 – Дыра, 10 - Каленое железо. Часть вторая. Зло вырвалось: 11 - Две стороны позора, 12 - Наука глумления, 13 - Блевотина девственницы, 14 - Поцелуй Иерарха, 15 - Мотыги ярости,  16 - Костер ересиарха, 17 - Вторжение извергов, 18 - Кусок твари, 19 - Где справедливость?!.. 20 - Голодные псы,  21 - По лезвию мечты. Часть третья. Главное чудо в жизни. 22 - Мечта требует жертв, 23 - Адская смесь, 24 - Историю творят государи, 25 - «Не высовывайся, что бы не случилось»…  26 - На цепи, 27 - Старуха для опытов, 28 - Доспехи извергов, 29 – Чертополох. Часть 4. Триумф справедливости. 30 - Ком земли,  31 - Атака извергов, 32 - Вторая атака извергов, 33 - На растерзание победителям, 34 - Дорога в ад, 35 – Гигиена, 36- Разоренное гнездо, 37 - Слава – героям, смерть – предателям, 38 - Лучшая лаборатория для мести,  39 – Животные,  40 - Шнур и пламя)

ТАРАНТУЛЛА

Рассвет над пустыней только наметился. Звезды потускнели на сером небе. На востоке за барханами, далеко за горизонтом забрезжило бледное сияние.
Люгер сидел на холодном песке. Шарлатан не заснул ни на минуту. Он ждал появления края огромного горячего диска, тупо надеясь, что вид дневного светила поможет ему хоть немного унять память. Не было в мире чуда или изобретения, способного вытравить из его истерзанной памяти крики и кровь, расплесканные желтки орлиных яиц, трупы плавающие в фонтане, ликующие вопли мракобесов и пожарище великого города за спиной. Тепло солнца – единственное, на что оставалось надеяться шарлатану.
Дружеская рука легла на плечо Люгера.
- Пойдем, что-то покажу, - негромко позвал Узи. – Тихо, чтобы не спугнуть.
Узи осторожно повел Люгера вокруг бархана. Через полсотни шагов он дал знак лечь и ползти к гребню.
- Смотри, - шепнул Узи, выглядывая через гребень.
Люгер тоже выглянул, и увидел Беретту. Спрятавшаяся за бархан девушка стояла, отбрасывая на песок длинную волнистую тень. Вокруг нее на песке копошились, и елозили ручками дюжина крошечных извергов. Танцовщица следила, чтобы малыши не расползлись. Она негромко приговаривала.
- Замерзли, малыши? Вот так, погреемся, шевелитесь… Смотрите, как надо…
Девушка выгнула спину, поднялась на носочки, а руки вздернула над головой, и переплела пальцы в замок, и тут же воскликнула.
- Ай!..
Ядовитый тарантул полз близко от одного малыша. Девушка прыгнула, и впечатала ногой ядовитое насекомое в песок, повертев ступней. Но рядом угрожающе выгнул ядовитое жало другой тарантул. Береттта прикончила и его, грациозно повертев ножкой. Больше тарантулов вокруг не было, но девушка продолжала двигаться вприпрыжку, пританцовывая между четырехруких малышей, словно разучивая новый танец – печальную джигу среди тарантулов.
- Ее душа оживает, - прошептал Узи. - Молодая. Снова хочет танцевать.
Иногда девушка подхватывала извергчонка, и кружила его перед собой, разминая маленькие ручки и согревая, в нежном танце.
- Е…на мать дра-ако-она!.. – тихонько напевала Беретта, прерывисто дыша и кружась. – Мать драко-она, ты – е…на.
Она напевала себе под нос, в такт легким движениям ног по песку. Вчерашний синяк, зеленоватым пятном растекся по ее скуле при утреннем свете. Малыши таращились в лицо девушки большими глазенками, как птенцы-совята. Им явно нравилась забота Беретты.
- Предательница рода человеческого, - пробормотал Люгер. – Теперь это так называется. Если ее с ними застанут – сожгут заживо.
- Не застанут, - успокоил Узи. – Мы отдадим извергчат беженкам. Они согласны. Они их возьмут.
- Так мы их подставим, - помрачнел Люгер. - Они не понимают, на что соглашаются.
Всю ночь беглецы уходили вглубь пустыни от Города Орлов. Узи ждал их с запасом воды в условленном месте, сходя с ума от беспокойства. Малюток-извергчат шарлатаны вынули из-под животов спасительниц – овец. Животных бросили исполнить последнюю миссию. Их копытца оставляли слишком глубокие следы на песке. Зато погоню отвлечет роскошный запас мяса. И преследование безумцев, удаляющихся в пустыню, продолжится не сразу, без прежнего рвения. Так рассуждал Люгер.
Однако, ночью за погоню приняли их самих. На втором часу пути шарлатаны наткнулись на беженок из Города Орлов, пытавшихся укрыться в пустыне от резни. Среди них не было ни одного мужчины. Но и женщинами были не все. Среди беженок оказалось две амбалки, оплакивающие погибших мужей. Их заботам поручили и самку извергов. Раненая копьем в бок, на грани смерти, она едва дышала. Четыре руки извергчанки, теперь свисали между горбов единственного верблюда, которого соседкам-беженкам удалось вывести из захваченного города.
- Они погибнут, - сказал Люгер. – Как только наткнутся с извергчатами на дозоры Похода справедливости – догадываешься, что с ними сделают?
- Какая разница? Они и так предатели рода человеческого… С ними амбалки! – возмутился Узи. – А мы не можем тащить с собой дюжину маленьких извергов. Куда их потом девать в землях людей? Им – в другую сторону…
- Они не знают куда идти. И воды у них - всего ничего, - возразил Люгер. – Женщины не способны ориентироваться в пустыне. У них топографический кретинизм. Обязательно занесет не туда. Куда они собрались? В город Тор? Столицу извергов? Им не дойти по пескам…
- Может им повезет, - хмуро пробормотал Узи. – А нам надо выкупить Ачу. Представь, каково ему в Башне Ведьм? У него от лица уже, наверное, ничего не осталось. Под железной маской немоты кожа преет до мяса. Он был такой красавец… Мы же приготовили рюкзаки с водой. У нас есть шанс его спасти!
- Да, знаю я! – воскликнул Люгер, вскочил, и пошел один по песку, навстречу солнцу. – Но она ведь не бросит извергчат. Она пойдет с ними на верную смерть.
Шарлатан указал на приближающуюся Беретту. Девушка шла, раскинув руки. А прямо по ней цепко карабкалась вся дюжина маленьких извергчат. По плечам, груди и подмышками, перебирая четырьмя ручками, они  лезли по девушке. Самый ловкий малыш, вцепившись в курчавые и длинные волосы, забрался прямо на макушку танцовщицы, и не хотел слезать с ее головы. Девушка морщилась от боли, когда ручонки тянули ее волосы, но ей все равно было весело. Беретта лукаво улыбнулась Люгеру. Шарлатан попытался улыбнуться в ответ, но у него плохо получилось.
- Что дальше? – спросила Беретта, поняв состояние шарлатана без слов. 

Светило уже высунуло ослепительный край из-за горизонта. Здесь в пустыне, в первые секунды восхода, солнце выглядело невероятно огромным. Оно еще не жгло, а уютно согревало. Колышущееся на горизонте марево воздуха превращало полоску солнца в жидкий огонь.
- Я ведь мог убить «проклятого» короля, но не сделал это, -  вырвалось признание у Люгера, измученного чувством вины. Шарлатан больше не мог держать в себе терзавший его вопрос. – Он плавал в ванне беззащитный. Почему я не ударил его заточкой? Поддался на его уловки, или струсил – сам не знаю…
- Просто, ты не убийца, Люгер. Ты не создан убивать. Даже мне это понятно…  Тебе в помощь нужен кто-то еще, с вот таким клинком, - и Беретта показала размер клинка, достаточного, чтобы помочь Люгеру спасти мир. – Мало убить короля. Кровавую бойню остановит только настоящее чудо. Можешь ты сможешь такое придумать? Ты ведь, правда, не такой, как все. Но в одиночку чудо не сотворить даже тебе.
- Пойдем, - сказал Люгер.
Шарлатан подхватил извергчонка, который отчаянно цеплялся за рукав Беретты, едва не падая на песок. Они вместе приблизились к группе беженок. Те сидели на корточках, собравшись в круг, и негромко совещались. Сейчас, при свете дня у многих женщин стали видны кровоподтеки на лицах, и порванная одежда. Дети, которые были с ними, таращили испуганные глаза на Люгера.
- Даже если вам повезет добраться до Тора, не думаете, что изверги вас казнят в отместку? - спросил шарлатан.
- Вряд ли, - ответила старшая из женщин. - Говорят – там любимая жена короля извергов – обыкновенная женщина. Бывшая рабыня… Когда-то, он пощадил ее за побег. С тех пор она прославилась милосердием.
- Беглая рабыня? – поразился Люгер. - А имя?.. Как ее зовут?
- Не выговорю. Она приняла имя, как у извергов, - поморщилась женщина, и запахнула глубже разорванный плащ, в который куталась. – Говорят, с белыми волосами… Лет пятнадцать она усмиряет его свирепый нрав. Крепко, наверное, ублажать его научилась, хотя, как женщина может ублажить изверга - ума не приложу?… 
Люгеру хотелось спросить больше про эту невероятную женщину. Что-то сильно зацепило шарлатана в прозвучавшей истории. Но времени на расспросы не оставалось. К тому же Беретта шутливо подтолкнула Люгера локтем в бок.
- Я тоже теперь с белыми волосами, - девушка вытянула в обе стороны седые пряди на висках, - Чем я хуже? Могу ублажить, а могу в страх вогнать, – и Беретта лукаво улыбнулась Люгеру.
- Если мы придем в Тор с выводком извергчат – нас там пощадят… Мы долго жили бок о бок с извергами – знаем их законы. 
- Воды не хватит до Тора. Умрете на полпути, или собьетесь с дороги, и нарветесь на мракобесов Похода Справедливости, - предупредил Люгер.
- Что ты предлагаешь? Говори прямо, - вздохнула женщина.
- Я видел карту. Надо идти иначе. Ближе страна обормотов. Если повезет – нам хватит воды добраться туда.
- Господи, Люгер! – воскликнул Узи, стоявший неподалеку. – А как же Ача? Мы обещали ему!
- Если дойдем живыми до страны обормотов, будем думать дальше. А пока, надо уходить отсюда… - велел Люгер.
Когда беженки тронулись в путь, их единственный верблюд теперь вез не только раненую извергчанку. Малютки-изверги облепили седло и шею степенного животного. А те, которые сумели примоститься между горбами – сладко заснули, уцепившись ручонками за шерсть. За верблюдом брели понурые беженки. Женщины старались экономить силы в начале долгого и трудного пути. Они брели в шоке, опустив головы, после того, что им пришлось пережить вчера в погибающем городе, вечное благополучие которого было грубо прервано жестокими завоевателями. 
Опечаленный Узи готов уже был сделать шаг вслед за ними, подчиняясь судьбе, но Люгер задержал подмастерье за плечо. Шарлатан дождался, когда череда беженок скроется за дюной и встал на одно колено.
Узи и Беретта с удивлением наблюдали за странными действиями главаря. А Люгер зачерпнул горсть сухого и горячего песка, и обернулся к солнцу.
- Здесь и сейчас, я настою на своем! Я больше не подчиняюсь судьбе, - заговорил шарлатан. - Теперь это моя война. Но мы будем вести счет спасенным, а не погубленным жизням. Я запятнал себя участием в кровавом кошмаре, и отдам жизнь, чтобы прекратить его. Не виляю, не прячусь, не убегаю, не сверну с пути – я добьюсь своего или умру…
Узи и Беретта ошеломленно слушали слова клятвы шарлатана. А потом они услышали скрип песка на его зубах, когда Люгер ссыпал песок из ладони в рот, и проглотил его. Узи тоже поспешил зачерпнуть щепотку песка, и начал жевать со всей ответственностью хрустя песчинками на зубах, и выпучив глаза от непривычного ощущения. Глядя на странную клятву шарлатанов, Беретта тоже насыпала песка в рот, но выплюнула и, тут же расхохоталась.
- Да нам и так некуда свернуть…
Яростно плюясь, и стирая с подбородка налипшие песчинки,  танцовщица опустилась на колени, приникла к Люгеру, и обняла шарлатана, сложив ему на плечо кудрявую голову.
- Прости меня, Ача. Прости, если сможешь… - еле слышно прошептал Люгер. 
Главарь шарлатанов поднялся, и кивнул друзьям, что пора догонять ушедших вперед беженок. Шепот Люгера не прошел мимо ушей Узи. Подмастерье осуждающе оглянулся, но то, что он увидел, заставило вахлака забыть про замешательство главаря.
- Люгер, смотри, что это?! – крикнул Узи, указывая вдаль.
Но чтобы определить, почему тучи песка поднимаются вдалеке, прозорливости Люгера не требовалось. Одно из двух: надвигалась погоня или в лучшем случае - песчаная буря.

(Продолжение следует)

ЭПИГРАФ
«Меня всегда приводят в смущение слова «священный», «славный», «жертва» и выражение «совершилось». Мы слышали их, стоя под дождем, на таком расстоянии, что только отдельные выкрики долетали до нас, и читали их на плакатах… Но ничего священного я не видел, и то, что считалось славным, не заслуживало славы, и жертвы очень напоминали чикагские бойни, только мясо здесь просто зарывали в землю… Абстрактные слова, такие, как «слава», «подвиг», «доблесть» или «святыня», были непристойны рядом с конкретными названиями деревень, номерами дорог, названиями рек, номерами полков и датами».
Эрнест Хемингуэй («Прощай, оружие!»)


Рецензии
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.