Дежавю

               
                (Невыдуманная история)

Маленькие дворики, закоулочки. Обветшалые, некогда красивые дома. Когда-то своим видом они показывали уровень благополучия и достатка своих прежних хозяев - купцов, лиц духовного звания и прочего высшего сословия.
Рядом, всего в ста шагах – широкий, асфальтированный проспект, роскошные витрины современных магазинов и салонов.  Роскошь и разруха, блеск и нищета, прошлое и настоящее - вот внешний облик обыкновенного провинциального городка, каких по нашей матушке России превеликое множество. В одном из них, больше тридцати лет назад и случилась со мной  эта удивительная история…
Солнышко в тот субботний день словно решило поиграть с людьми в прятки: то за облако спрячется, то застенчиво выглянет: мол, тут я, чего носы повесили?! В подтаявших лужах с громким чириканьем купались воробьи - верный признак приближающегося долгожданного тепла.
На  центральной улице было людно. В праздношатающейся толпе царила весенняя  эйфория.
Музыкальное училище, где я училась на втором курсе, находилось неподалёку. До занятий оставалось больше часа,  и я,  неспешно прогуливаясь, разглядывала витрины магазинов и попадавшихся навстречу прохожих.
В этот момент в дверях  полуподвального овощного магазинчика, находившегося на противоположной стороне улочки, показалась толстая рыжеволосая тетка в замызганном фартуке, повязанном  поверх зимнего пальто. На голове продавщицы, над бесформенной, потрепанной шапкой, прилепился головной убор грязно-серого цвета, отдаленно смахивающий на кокошник. Следом, согнувшийся под тяжестью ящика, вынырнул хлипкий мужичок. Торговка ткнула пальцем перед витриной магазинчика, наметив место для импровизированного прилавка. Помощник небрежно шмякнул на землю ящик и вновь юркнул в дверной проём. Продавщица фальцетом, не вязавшимся с ее крупногабаритными размерами, призывно закричала:
- Апельсины! Марокканские! Сладкие апельсины!
 Но товар не нуждался в рекламе. Крупный, с толстой ноздреватой коркой, иноземный фрукт притягивал взгляд,  побуждал к неосознанным действиям: схватить, куснуть, насладиться чарующим, ароматным  вкусом африканского оранжевого чуда.
Не успела продавщица установить весы, как толпа,  в бешеном приступе авитаминоза стала напирать на ящики.
Каким-то непонятным для меня образом я оказалась втиснутой в мгновенно образовавшуюся очередь. Поддавшись общему наваждению, стала гадать: не подорвет ли скромный бюджет незапланированная покупка.  Но тут моё внимание привлекла вынырнувшая из толпы пухлая рука в черной нитяной перчатке, с обрезанными пальцами. Она принялась шарить в ящике, бесцеремонно  расшвыривая фрукты. Сзади послышался чей-то сдавленный возглас: «Бог ты мой!..» Я подняла глаза и увидела перед собой пышнотелую, неопределенного возраста женщину. В длинном,  до щиколоток, суконном с пелериной пальто; чёрном   капоре с атласными лентами, завязанными под толстым двойным подбородком; добротно сшитых ботинках, с небольшим каблуком, мелкими кожаными пуговками впереди. На согнутой в локте руке,  покачивалась матерчатая сумочка, вышитая черным и коричневым стеклярусом. Другая же рука опиралась на складной зонт.
Над верхней губой незнакомки красовалась накладная черная мушка, а лицо, с густо подведенными бровями, покрывал толстый слой  румян и пудры. Беспокойство, жуткое чувство нереальности вдруг захлестнули меня. Лоб покрылся испариной.  Думаю,  все, кто стоял в очереди или находился поблизости, испытали  в тот момент те же чувства.
Толпа оцепенела. Даже бойкая  торговка апельсинами, напиравшая мощной грудью на старушку, робко заикнувшуюся о недовесе, вдруг замерла на полуслове. Да так и осталась стоять с открытым ртом и застывшим изумленным взглядом. Несчастная старушка, и без того напуганная продавщицей, дрожащей рукой начала судорожно креститься...
В полном молчании, на глазах изумлённой очереди, покопавшись  с минуту в ящиках, незнакомка развернулась и с достоинством пошла восвояси. Опомнившись, толпа тут же переключилась на товар. Торговка, наконец, оставила в покое несчастную, насмерть перепуганную старушку и начала разбрасываться сочными эпитетами в адрес вредных маразматичных старушенций и сопливых копуш. Но мне вдруг расхотелось покупать фрукты, побывавшие в руках… В общем, неизвестно чьих руках.
Меня тут же  быстренько вытолкали из очереди. Не оглядываясь, я побежала прочь, подальше от этого жуткого места, решив никому не рассказывать о столь необычном происшествии. Вряд ли поверили мне. Как не поверила бы и я, расскажи кто  такую небылицу.
Прошло почти два года.  В один из весенних, солнечных  деньков,  на той же улочке, на меня вдруг  вновь нахлынуло  то непередаваемое чувство ужаса, осознание нереальности происходящего. Дежавю! Размеренным, спокойным шагом, слегка опираясь на зонтик-трость, навстречу  шла та самая незнакомка в черном. Чуть наклонив голову, с лёгкой полуулыбкой, дама скользнула по мне равнодушно холодным взглядом. Её манеры, лицо были  лишены каких-либо эмоций. Погружённая в собственные мысли, она не обращала на недоуменно оборачивавшихся ей вслед окружающих абсолютно никакого внимания.
Нервы не выдержали, и я, не дожидаясь, когда дама поравняется со мной, бросилась в сторону. Очнулась  в незнакомом дворике, сидя на скамейке. Понемногу, уняв дрожь в ногах, я направилась в первое подвернувшееся кафе и заказала двойную порцию пломбира – маленькая компенсация за эмоциональное потрясение.
Через три месяца я  окончила училище и навсегда покинула этот старинный, полный мистических загадок,  городишко.
До сих пор мне не дает покоя удивительная история  с дамой в чёрном. Кто она? Выжившая из ума актриса, истосковавшаяся  по всеобщему вниманию и многочисленной публике? Роковая красавица, страстная кокетка в прошлом, привыкшая к поклонникам и всеобщему вниманию, вдруг  надумала произвести фурор в городе? Или же это кураж, розыгрыш какого-нибудь шутника или шутницы? Надо сказать, ему или ей это удалось. Слишком правдоподобно и сюрреалистично выглядела та дама на фоне современного города. В старинном наряде, с чёрной мушкой над губой…
А может быть, где-то, в одном из старых двориков есть заветная дверь или калитка, соединяющая два параллельных мира. Открыв её, можно оказаться в совершенно другом времени?  Кто знает!


Рецензии