Глава 21. С Америкой на ты

     Когда-то давно примерно в первые годы перестройки, а именно в 1990 году, я жила в нашем славном Питере. Я искала работу, за недавно купленную кооперативную квартиру приходилось платить, а жила я тогда одна с 7-летней дочерью, Викой.
     Случайно мне повезло, и я встретила моего бывшего очень хорошего друга, назовём его Аркадием. Он тогда потихоньку развивал свой бизнес и взял меня в отдел своей фирмы администратором. Работа мне очень нравилась: в мои обязанности входило оформлять документы людям для многократных выездов в США. Я относила документы в американское Консульство, много контактировала с незнакомыми людьми, некоторые из них казались мне очень подозрительными. Кроме того я училась вести себя в высоких кругах американского посольства.
      Нам со Светой, моей начальницей, отвели отдельное помещение, целую отдельную квартиру, которую мы очень уютно обустроили. Я была там хозяйкой, а Света брала готовые документы и исчезала в неизвестных для меня «высших» кругах. Постепенно я освоилась в этой фирме, между мной и моим шефом установились дружеские, деликатные отношения. Я бы сказала между нами была платоническая любовь.
    И вот однажды в нашу фирму приехал молодой, подающий надежды Президент фирмы, с которой мой «Наутиллус» имел двустороннюю родственно- производственную связь – Кит Кайл.
     Мы оформляли многократные визы на имя его фирмы в Америке.
     Молодое дарование недавно закончил дипломатический Университет по специальности «Риторика».Он был ослепительно безукоризненным, по-английски говорил красиво, с настоящим «грассирующим Р».
     Ко мне домой его привели  как раз в канун осенних ноябрьских праздников по причине закрытости в празничные дни всех русских ресторанов. Причина этого с трудом укладывается в моей голове. Сейчас рестораны открыты всегда, а уж в праздники особенно. Так или иначе, а тогда в начале девяностых годов в питерских магазинах  еда продавалась по карточкам. Такие вот в то время существовали порядки. Так что достойно накормить американского президента  оказалось возможным только в моей квартире. Поэтому шумная компания мужчин ввалилась в мою скромную, уютную «двушку» на Комендантском: где у меня в в холодильнике были и солёные и маринованные грибочки, селёдочка, брусника.
    Вся эта стильная компания ввалилась ко мне в квартиру в очень приподнятом, но абсолютно голодном состоянии. Я накрыла низкий журнальный столик, включила уютный любимый торшер с оранжевым абажюром. Исскусству сервировать стол нехитрой снедью на простых, но со вкусом украшенных листиками петрушки и сельдерея тарелках, «за три копейки» , меня научила жизнь простой российской одинокой  женщины умудряющейся выживать «за собственный счёт». Оформлять блюда было моим любимым занятием, поэтому обстановка и колорит в моей скромненькой квартирке располагали моих гостей к приятному вечеру.
     Американский президент фирмы сидел очень смирно, был ошарашен таким неожиданно тёплым русским приёмом. Его светлая лучезарная голова была посажена очень прямо. Мужчины предусмотрительно захватили с собой бутылочку «Бордо». Несколько дружелюбных тостов прозвучали обычно для ушей предпринимателей, привыкшим к формальным, ничего не стоящим пожеланиям. К Президенту все относились с большим почтением.
     И вдруг что-то очень сильно задело меня. Несколько претенциозная бравада американца, глядящего, как мне показалось, свысока на наше бедное захолустье. «Подумаешь, мол, грибочки, брусничка, а вот у нас в Америке...»  И тут меня прорвало. Я вдруг начала говорить о судьбе России, о её миссии . Я пламенно защищала свою Родину, я говорила о её роли спасать и исправлять то, что они, эти заокеанские завоеватели так запросто забрасывали на другие материки с целью утверждения своего влияния. Меня понесло. Только мы, простые русские люди, искренне любящие друг друга, спасём вас, холодные и надменные и укажем вам путь к милосердию. Так думала я тогда, и речь моя обличала. Ораторскому искусству я тогда ещё не училась, но американец был убит наповал.
«Сергей, срочно переведи , что она говорит», - попросил он своего переводчика.
Переводчик не успевал, да он, вообще-то и не знал стоит ли переводить эту несусветную чушь или очень мудрую ускользающую мысль о том, что спасают не деньги, а искренние чувства. То есть русская любящая душа, которая поставит на стол последнее, и ничего не попросит взамен. А когда кто-то вдруг вздумает прийти сюда с мечом без заблаговременного  приглашения рискует получить в ответ удар недюженной богатырской силы. Иначе говоря, Россия спасёт «бедную» Америку. Бред сивой кобылы.
Впрочем, визит закончился очень мирно. Без кровопролития.
       На следующий день в рабочее время в нашем офисе на Желябова вдруг появился романтический влюблённый Кит с букетом благоухающих алых роз. Так началось наше нежное доверительное знакомство.
     Отношения наши с Китом развивались. Он начал учить русский язык.
Для этой цели нанял симпатичную девушку переводчицу.
Наша интимная связь началась также в моей квартире. Кит изумлял меня неизвестными  для меня доселе  приёмами секса. Всё было очень чувственно и вкусно.  Он намазывал моё тело ароматным кремом . Потом мы лежали в постели и пытались объясниться при помощи словаря, который присутствовал  в нашей постели как очевидец межнационального единства жителей Земли. Щёки мои пылали от счастья.  Мой молодой возлюбленный был на пике блаженства. И это придавало ему силы для воплощения в жизнь своей мечты — возведения первого в стране России Фитнес-Центра.
     Кит активно строил свой спортивный Фитнес-Центр, являя чудеса бизнеса. Накануне Нового Года он одаривал жителей близлежащих домов подарками, создавая рекламу и популярность будущему спортивному сооружению. При этом американский президент абсолютно не учитывал, что это люди – пенсионеры, живущие в страшных коммуналках, о существовании которых до тех пор Кит понятия не имел, и что им не только не до фитнеса, а частенько просто нечего есть, и подарочный благотворительный кулёчек с апельсинами и копчёной колбасой  воспринимается ими как подарок судьбы, спасающий от голода зимой.
Помню, что директор нашего Центра очень даже поощрял мои отношения с молодым американцем. Видимо, надеялся с моей помощью водить его за нос.
   Иллюзиям американца очень скоро естественным образом был положен конец.
     Дело в том, что я продолжала оформлять многократные визы на имя этой самой американской фирмы, заметив очень скоро, что это один и тот же бланк, а именно его многократная ксерокопия. А поскольку Кит стал мне очень дорог, я всё больше удостоверялась в его наивности, абсолютном незнании российских законов «чёрного рынка», то терпеть дальше ситуацию «облапошивания» молодого не искушённого в российских манипуляциях иностранца, я просто не могла. Поэтому я решилась откровенно рассказать своему молодому возлюбленному правду о его партнёрах по бизнесу, которые ловко оформили аренду помещения зала на своё имя и знали заранее, что им будет в конечном итоге принадлежать все права на это предприятие. Так называемый беспроигрышный вариант.
    Разговор произошёл в Литературном кафе., что на Невском, напротив «Баррикады».
    Вначале Кит улыбался, ничего не подозревая дурного, пригласил даже своего переводчика и был расположен к очень приятной беседе. Я набрала полные лёгкие воздуха и начала ему рассказывать о том, как на бланке его фирмы печатают приглашения в Америку, якобы для совместной работы, и что это за люди, Кит? Молодой американец потерял дар речи.
«Какие приглашения?», - пролепетал он.
«Да не волнуйся ты так, Кит!». - пыталась успокоить его я.
Переводчик наш моментально смекнул, что здесь всё не так просто,а может быть. просто был в "доле" и поэтому переводить отказался. Но смысл высказанного уже начал действовать. Президенту стало плохо, и с приступом аппендицита он был срочно отправлен в больницу.
    К сожалению, дальнейшая судьба американца мне неизвестна. Машину его разбил переводчик, когда Кит, уезжая в Америку, одолжил её ему в пользование на время своего отсутствия.
    После вырезанного в российской больнице аппендицита, Кит решил переквалифицироваться и начал заниматься поставкой лекарственных препаратов из Америки в Россию. Это всё, что я о нём знаю.
   И ещё я доподлинно знаю, что он потерял все свои деньги. которые выделил ему его отец для развития его  собственного бизнеса, который он захотел иметь именно у нас, в России.Он вложил всё. что у него было :300  000 американских долларов.
И всё потерял.
   Я, конечно,место своей работы потеряла тоже, переговорив,правда,с Аркалием о том, что больше всего я беспокоюсь за его душу.
  А мне пришлось выехать из страны, где такое возможно, на постоянное место жительства – в ГЕРМАНИЮ.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.