Двое из ларца

       Курить я бросил давно - в тот день и час, когда вышел в запас и снял погоны. А сейчас на лестничной площадке у лифта стоял невыносимый табачный дух, вызывая раздражение. Недовольно поморщившись, я ткнул в кнопку вызова лифта. Ответом мне была тишина. Потыкав в бездушную железяку еще несколько раз, я убедился, что утро начинается с вертикального марафона, лифт не работал. Ругнувшись вполголоса, я развернулся и распахнул двери ведущие на гулкую лестницу. Вниз с пятнадцатого этажа бежать гораздо легче, чем топать в обратную сторону. Однако стоящие почти на каждом лестничном пролёте разномастные банки, выполняющие роль пепельниц, источали такое амбре, что становилось дурно. Но делать было нечего, время поджимало, неработающий лифт немного выбивал из графика и следовало поторопиться. Преодолев это безобразие, я основательно пропитался запахом прокуренной общаги и представил, как будет кривить ухоженный фейс некурящий шеф, усевшись на заднее кресло шикарного авто, на котором я его собственно и возил.
       Полгода я сидел без работы, прежний работодатель в одночасье свернув все дела, умотал с семьёй в Гонконг, предпочитая заниматься бизнесом оттуда. Полный расчет и рекомендательное письмо для меня он прислал по электронной почте, только положительные реляции не очень помогали мне в поисках работы и, приходилось существовать на офицерский пенсион, который в нашей стране не отличался высокими показателями. Но пару месяцев назад мне позвонил старый друг и предложил работу персонального водителя для генерального директора солидной компании, который жил с ним по соседству. Служебное авто парковалось в арендованном гараже научно-исследовательского института где трудился мой друг, и сейчас я направлялся именно туда.

       Увернувшись от нагло игнорирующего дорожную разметку таксиста, я свернул на дублёр и подкатил к воротам НИИ на Ленинском проспекте. Приложив карточку к считывающему устройству дождался, когда шлагбаум на въезде устремится вверх открывая проезд, и направил свою машину в тёмный зев подземной парковки. Служебный мерс стоял на своём месте, но как-то криво и неправильно, в пятницу вечером я припарковался аккуратно, как всегда. Бегло осмотрев и не обнаружив на нём никаких повреждений, я озадаченно почесал затылок подумав: «наверно показалось», и усевшись за руль завёл двигатель. В салоне «мерседеса» стоял спёртый несвежий запах. «Странно, словно перегаром несёт. С чего бы это? Надо будет сменить салонный фильтр», подумал я выруливая с парковки. Негромко блимкнул в кармане мобильник, извещая о поступившем сообщении. Притормозив, я вытащил телефон и прочитал СМСку: «Юрий, изменились планы, выезжаем сегодня позже, в 12:00». Сообщение от начальства порадовало: «ну вот и хорошо, впереди еще четыре часа, успею помыть машину, пропылесосить и проветрить салон».
       Широкий пластиковый шлагбаум на выезде припадочно дёргаясь неохотно поднимался вверх. Но не успел я проехать и пары метров, как этот пластмассовый болван решил вернуться и резко рухнул вниз, зацепив крышку багажника. В сердцах от души ругнувшись, я вырулил на дорогу, и… от неожиданности подпрыгнул, едва не проломив головой крышу машины, когда из заднего отсека раздался недовольный голос:
- Ты чего материшься, как сапожник?
       Ударив по тормозам я крутанул руль вправо, машина уткнувшись колесом в бордюр замерла, а в зеркале заднего вида, под лобовым стеклом замаячила помятая физиономия моего друга. Резко обернувшись, я ошарашенно спросил:
- С-серёга, бл…, какого хрена ты тут делаешь?
- А-а… где это я?.. - прозвучало в ответ, и в глазах Бабошина мелькнуло узнавание, - О-о, привет, Юр, а водички у тебя нет? Башка раскалывается… Ой, а это кто тут еще?
       Рядом с Сергеем зашевелилась тёмная масса. Глухая тонировка на стеклах слабо пропускала утренний свет, и мне стало не по себе. Стараясь разглядеть все получше, я включил освещение в салоне и почувствовал, как на голове зашевелились волосы, а по спине побежали мураши величиной с бегемота…
       Слева и справа от друга жмурились на яркий свет два отвратительных типа, один из которых был одет в помятую милицейскую форму, другой в одежде сотрудника ЧОП. Но обе эти рожи ничем не отличались от хари такого же небритого Сергея Бабошина, сидевшего посередине! И эти близнецы, едва проморгавшись, задали один и тот же вопрос почти синхронно:
- Башка трещит! Водички нету?..
       Закрыв глаза я замотал головой пытаясь отогнать наваждение, но раздавшиеся крики, вопли и ругань за спиной отодвинули слабую надежду на глюки. Вся эта троица, разглядывая друг друга, причитала, орала и пыталась выяснить, кто это такие сидят рядом с ними, и как они вообще здесь оказались. Понимая, что ничего не понимаю и окончательно выбит из колеи, решив положить конец этому безумию, я рявкнул:
- Всем молчать! – троица умолкла и уставилась на меня, - так, а теперь отвечать только на вопросы и только тому к кому я обращаюсь. Всё ясно?
       Троица переглянулась, и словно китайские болванчики они одновременно закивали головами.
- Замечательно. Теперь… вот ты, - я указал пальцем на среднего, который первым огорошил меня своим появлением, - Ты, собственно, кто?
- Юр, ты че, афигел? Это же я – Серёга!
- Нет, Бабошин это я, - тут же раздалось справа.
- Что за бред? Я – Сергей, - принялся колотить себя в грудь левый.
- Тихо! - опять пришлось гаркнуть мне, - Если не замолчите, выгоню всех на хрен из машины, и разбирайтесь потом сами как хотите! Повторяю: отвечает один, остальные молчат. Ты — Сергей Бабошин?
       Средний утвердительно кивнул головой.
- Чем докажешь? - задал я резонный вопрос.
- Ну, так вот же... - средний порылся в карманах, ничего не нашел и продолжил: - паспорт дома оставил. Так мы же с тобой работали лет семь назад в компании французской Европ Ассистанс, помнишь?
- Я-то помню, а вы? – кивнул я остальным.
- И я работал…
- Нет, это я там работал с тобой…
- Стоп! Замолчали все, опять балаган начинается. На лицо вы все как из того мультика, «двое из ларца одинаковы с лица», только вас тут трое… Так, а чего это на вас такой странный наряд? - Обратился я к двум крайним. Те же, удивлённо оглядев себя, лишь неопределённо пожали плечами.
- Бухали вчера… - буркнул один.
- Ага, помню начало, квасили, а чем закончилось не помню, - поддакнул второй. Средний лишь утвердительно кивнул головой.
- Ну, тогда поступим по-другому, - я достал телефон, продемонстрировал его троице и добавил: - набираю номер Бабошина Сергея, если у всех троих сейчас зазвонит телефон — это уже будет перебор и я тут же застрелюсь. Если же ответит один, то это именно мой друг и товарищ, с остальными будем разбираться позже. Договорились?
Все дружно кивнули, и с надеждой в глазах уставились на мобильник в моих руках.
- Уф, ну вот и славно, - я облегченно выдохнул, так как приглушенная трель телефонного звонка раздалась из-под одежды среднего, который был одет в нормальную куртку гражданского покроя.
       Сергей суетливо порылся во внутреннем кармане, а вытащив смартфон расплылся в радостной улыбке, показывая его мне и своим соседям. Попытавшегося было возмутиться правого, он ткнул локтем под ребро:
- Молчи, самозванец! Я еще разберусь, кто вы такие и что это за дурацкий розыгрыш.
       Левый обескураженно молчал, а на глазах у него выступили слезы…
- Э-э, ты чего? – обратился я к левому.
- Тогда кто же мы такие, и почему я в милицейскую форму одет? - ответил он.
- Да-а, это вопрос, - задумчиво протянул я, и ткнув пальцем в среднего, спросил: – Ладно, давай так, где и с кем вчера пили, помнишь?
- Ну да, у себя в отделе на шестом этаже, я же там системным администратором работаю. Вчера замутили сабантуй, коньяк, помню, пили…
- Начинали шампанским… - уточнил левый, но, увидев мой кулак, благоразумно замолчал.
- Ага, с шампанского начали, - подтвердил средний, - день рождения сотрудницы отмечали, торт был, потом один из наших аспирантов проставиться решил за кандидатскую, притащил коньяка и закуски… Блин, здорово же я нализался, что было дальше и не помню, извини. А пива у тебя нет? Похмелиться бы...
- Вот щас все брошу и в магазин метнусь! Всё, про алкоголь забыли, как вы уже убедились он вреден для здоровья… Воду пейте… Сейчас, - я дотянулся до ниши в правой двери, и вынув оттуда пластиковую бутылку протянул её назад со словами: - держи, да все не выхлебай, друзьям оставь.
- Таких друзей, за хрен да в музей, - успел пробубнить Бабошин, и припав к бутылке задёргал кадыком.
       «Друзья» сглатывая и тяжело дыша с вожделением смотрели, как средний наполняется живительной влагой, и едва не передрались за очередность, когда он оторвался от бутылки. Полтора литра воды, словно в сухую землю, исчезли мгновенно. Когда же вся троица наконец немного пришла в себя, я кивнул среднему:
- Звони.
- Куда? - испуганно спросил тот.
- Ноль два, - не удержался я от каламбура, но увидев испуг в глазах троицы, добавил: - Шучу, звони друзьям, тем, кто гульбанил вчера вместе с вами.
- Кольке набери, он всю эту бодягу затеял, - вставил правый.
- Лучше Артёму, он самый трезвый из нас был, - добавил левый.
- Без вас знаю, - нервно дёрнул плечом средний, и принялся тыкать в экран мобильника пальцем.
- Громкую связь включи, - кивнул я.
- Угу, - буркнул Бабошин, и из динамика раздались длинные гудки.
- Алло… Сергей, это… ты? - после пятого по счету сигнала, раздался заспанный но какой-то напряженный голос.
- Нет, блин, папа римский…
- Да, я понял-понял, Серый, а ты… это… там один?
- Не угадал, бл…ь, нас тут четверо! В машине сидим, и к тебе у нас куча всяких вопросов накопилась.
       По голосу было слышно раздражение Сергея, и собеседник после непродолжительной паузы, почти шепотом спросил:
- К-как четверо, откуда… в-вас же трое вчера было?
- Тро-ое?!.. - угрожающе протянул Бабошин.
       Не дав продолжить, собеседник торопливо спросил:
- Ты где сейчас, дома?
- У института, прям перед въездом машина…
- Да, я знаю, черный мерседес. Всё, ждите, сейчас подъеду и все объясню!..
       Мы озадаченно переглянулись.
- Ну вот, сейчас все прояснится, - задумчиво произнёс Бабошин.
- Хм… надеюсь, - хмыкнул я. Остальные же удрученно молчали.

       Не прошло и двадцати минут, как впереди притормозила иномарка, из которой выскочил растрёпанный субъект в очках.
- Этот? - спросил я.
- Ага, - хором подтвердили сзади, и средний добавил: - нарисовался, ботаник, не сотрёшь.
       Я моргнул пару раз фарами и призывно махнул рукой, в двери справа кособоко, с опаской оглядываясь, втиснулся прибывший и осмотрев наше общество облегченно вздохнул:
- Уф-ф, все же трое, а то я так перепугался, откуда еще один мог взяться.
- Четвёртый, это я, - подняв руку, остановил попытки заднего отсека начать словесные разборки, и добавил: - все молчат, спрашивать буду сам.
- Итак, Артём, поведай нам пожалуйста, что же вчера такое приключилось, что вместо одного друга, у меня в машине образовались утром сразу трое.
- Дак, это… Э-э… Как я могу к вам обращаться?
- Юрий, - кивнул я, и добавил: - не тяни с ответом, народ желает знать всю правду без утайки.
- Ну, так я и говорю, вчера у нас было торжество…
- Знаю, дальше, и самую суть! - поторопил я.
- Да перепились все, вот и вся суть. А дальше, вот он, - Артём кивнул на среднего, - как обычно начал глумиться над персоналом. Типа, все мы ботаники зачуханные, яйцеголовыми обзывал, и что в ай-ти технологиях не шарим, а ему приходится чинить всю компьютерную технику, под столами в пыли ползать…
- А что, не так что ли? - не выдержав, буркнул средний.
- Помолчи! – одёрнул я Сергея, и кивнул Артёму: - Продолжай.
- Ну вот, Бабоха отрубился первым, перебрал, намешал коньяка с шампанским, пивом догнался и прилёг на диванчике, храпит. Кто-то выдвинул предложение, что надо его наказать за хамское поведение и неуважение к ученым, к нам, то есть. Всячески разукрасить его фломастерами пока спит, сфоткать и в сеть выложить, чтобы не выпендривался в следующий раз.
- Вот гады! - буркнул и умолк Бабошин.
       Но не обращая на него внимания, рассказчик продолжил:
- Посмеялись все, и уже хотели было заняться художеством, как именинница другую развлекуху придумала… Давайте, говорит, его в камеру экспериментальную запихнём.
- Что за камера? – решил уточнить я.
- Да… в общем-то, секретные разработки у нас ведутся. Попросить хочу, Юрий, чтобы все это оставалось в тайне, а то всех нас на Лубянке запрут.
- Конкретнее, что за разработки? - поторопил я.
- По клонированию всякой всячины. Помните, наверно, «овечка Долли», и другие разные эксперименты в мире? Ну вот, погрузили храпящего Сергея на тележку и бегом по коридору в лабораторию, она там недалеко. А дальше… настроили аппаратуру, все подготовили, и… надо было один раз нажать на «старт», когда исходник в камеру погрузили, но кто-то спьяну второй раз лупанул по клавише, чтобы наверняка. Однако, такого эффекта не ожидал никто! Обычно у нас ничего не получалось на трезвую голову, буксовала программа, даже хотели свернуть разработки. Получался суррогат далёкий от оригинала, а тут… Очевидно, что в этот раз всё сложилось максимально удачно: настройка, программирование, вывод исходных данных, и как результат — два идентичных экземпляра в разных камерах. Мы вытащили их, ну просто прелесть как получились! Лежат голенькие, розовые, сопят и перегаром рыгают. А главное, они ничем от исходника не отличались!
- Ага, это значит я — исходник? – возмущенно вскинулся Бабошин, - Да вас поубивать мало, за такие антиобщественные опыты, хулиганьё!..
- Ну, ты извини, дружище, не со зла же так вышло, пошутили неудачно, или наоборот — удачно, - пожал плечами Артём, - Сперва всем смешно было, а потом перепугались не на шутку и даже протрезвели некоторые.
- Что значит удачно-неудачно? – раздался голос слева и справа, - А мы, как же теперь мы? И почему это он оригинал, а не кто-то из нас?
- Резонный вопрос, отвечай, Артём, - кивнул уже я.
- Ну так Серёгу-то мы сразу одели в его же одежду, как вынули из камеры клонирования. А вас долго еще не открывали, боялись увидеть монстров. Но оказалось, что вы совсем даже ничего, только одежды для вас не было.
- Ахренеть! – выдохнул кто-то сзади, а Артём продолжил:
- Ну вот, перепугались мы жутко, незапланированный эксперимент — это серьёзно. Решили замять все… и, утилизировать результат…
- Чего-чего?! – раздалось возмущенное роптание сзади.
- Да нет-нет! Естественно, когда вы начали ворочаться и даже бормотать про продолжение банкета... А потом один сквозь сон сказал что ему холодно, и другой стал просить одеяло, мы поняли, что вы получились вполне разумными существами. Да ни у кого рука бы не поднялась… Не топить же вас как котят в унитазе, в самом деле. Танька, зараза, которая всю эту хрень затеяла, смылась по-тихому, мы даже и не заметили когда. Остальные тоже рассосались, по-английски не прощаясь. Трое нас осталось, решили как-то следы замести, утром же… то есть сегодня и сейчас, начальство увидит и такой скандал начнется!
- И вы не нашли ничего лучшего, чем запихать всех троих в мою служебную машину? – утвердительно кивнул я.
- Ну да, спустились вниз, посмотрели, что все охранники дрыхнут, только мониторы в дежурке мерцают. В гардеробе там форму нашли, скорее всего кто-то из них в милиции работает, а здесь в охране подрабатывает. Хотя, мы в темноте не очень разобрались, схватили первое, что под руку попало. Из шкафчика, где дубликаты хранятся, схватили ключи от машины, на парковку спустились. Подогнали мерс к лифту, и всех на заднее сидение устроили. Думали, что утром всех троих вывезут, а там уже… ну в общем, дальше вы знаете.
- Хм… то-то я утром смотрю, машина как-то кособоко припаркована, - покачал я головой, - так, хорошо, разобрались. Бредовая ситуация, безусловно, но… Что же нам дальше делать?
- Ну, по правильному надо бы их, клонов, - уточнил он, - назад вернуть, если все объяснить руководству, то… это же потрясающий результат! Можно претендовать на нобелевку.
- А я вот тебе сейчас по сопатке! На мордобой ты можешь претендовать, придурок! – не выдержав, Сергей разразился тирадой, - они хоть и неправильные, но живые! Люди они, понимаешь? Человеки! А вам дай волю, в клетку запрете как обезьянок, проводами опутаете, изучать станете, экспериментировать. Насмотрелись кино про Шариков и Швондеров! Что же вы за люди такие?!
- Ну, мы же случайно… - а раньше вообще на живых ничего такого не пробовали даже. Запрещено у нас на людях законодательно, кроликов использовали, мышей, еще собак, не получалось ни фига, зря старались.
- Так, все, прекратили прения! – опять повысил голос я, - теперь вопросы по существу: ты говорил, что в комнате дежурного были мониторы, значит там есть система видеонаблюдения, которая все фиксирует и записывает?
- Есть, только уже нет.
- ?..
- Ну, мы хоть бухнули неплохо, но все же мозги включились, когда такой эффект получился. Машину припарковали, а когда ключи назад занесли, шкаф с ихним сервером вскрыли, и всю видеозапись за последние сутки стёрли.  Теперь, наверное, думают, что сбой в системе произошел, … - нервно засмеялся Артём.
- Ага, и в результате этого сбоя у них пропали видеофайлы, а заодно и два комплекта формы, - остудил радость ученого Сергей.
- А нечего спать на рабочем месте, сами виноваты, - недовольно ответил Артём.
- Всё это фигня - форма, запись! Нам-то что теперь делать, - недовольно спросил сидевший слева.
- Точно, ни денег, ни документов, - поддержал собрата по несчастью правый, - и жить где будем? Бомжевать пойдём?
       Я пожал плечами, не представляя, что же делать дальше. Артём ссутулился, протирал платочком очки, и отвечать не собирался. Все с надеждой уставились на Сергея.
- Чего вы на меня вылупились, крайнего нашли? – возмутился настоящий Бабошин.
- Серёжа, ты же не женат? – вкрадчиво поинтересовался я.
- Ну-у, - ничего не подозревая ответил он.
- И живёшь отдельно от родителей, ведь так?
- Это, вы предлагаете?.. – неуверенно протянул Бабошин.
- А что же остаётся? Раз уж так получилось, да и не чужие они тебе, плоть от плоти, так сказать, - продолжал давить я.
- Это вы чего еще удумали? – заорал, окончательно поняв мои мысли, Сергей, - А на какие шиши я буду содержать эту банду дармоедов?
- А чего это мы дармоеды? – возмутился уже левый.
- Да мы же ничем не отличаемся от тебя, - подхватил правый, - запросто можем где-то работать, но жить нам где-то надо!..
       Орали и вопили уже все. Бабошин обвинял во всех смертных грехах ботаников и всех ученых вместе взятых, никак не соглашаясь поселить у себя кровных братьев. Артём пытался что-то вставить, но его наперебой оскорбляли и продолжали возмущаться клоны. Вот к нему уже потянулись из заднего отсека руки, пытаясь ухватить за длинные волосы, а я сидел и хохотал, глядя на весь этот цирк. Абсурднее ситуацию невозможно было бы представить, Артём пытался отбиваться, и никак не мог найти ручку открывания дверей, а я никак не мог остановиться, от смеха уже выступили слезы но, понимая, что сейчас ученого примутся бить все трое, я нашел в себе силы, и кое-как утихомирил разбушевавшуюся публику.
- Всё-всё, все успокоились, утёрли слюни, сопли, слёзы, давайте рассуждать здраво и логически. Что мы имеем? А имеем мы неприглядную во всех отношения картину. У этих ребят нет ни денег, ни документов, ни жилья. Так? – не дожидаясь ответа я продолжил: А раз нет документов, то работы им не найти ни при каких обстоятельствах. А это значит?.. А то и значит, что если их просто выгнать на улицу, они обратятся в милицию, там им, естественно, не поверят и взашей выгонят на улицу, это в лучшем случае.
- А в худшем? - спросил кто-то сзади.
- Психушку вызовут и в Кащенко упекут, но слишком много бумажной волокиты. Скорее всего просто пинком под зад и на проспект, и тогда они попрутся на телевидение и обратятся к прессе с заявлением. А либеральной общественности такие скандалы, как бальзам на сердце, они окажут содействие с адвокатами, и подадут на вашу организацию, а может быть и на Сергея, в суд.
- Да, вот-вот, так и сделаем! – радостно поддакнул кто-то из новых людей сзади.
- Ну а когда все это безобразие вылезет наружу, то вами обязательно заинтересуются люди с Лубянки, - подвел я к завершению свою мысль, - А оно вам надо? Огласка, реклама, скандалы, застенки? - Обратился я уже к Артёму с Бабошиным, и утвердительно кивнул: - правильно, это вам не нужно. Значит ищите компромисс, господа товарищи. Работу предложите, документы как-то восстановите, типа утеряны они и прочие дела.
       В салоне повисла напряженная тишина, все усердно скрипели мозгами, обдумывая услышанное.
- Артём, ты же зам главного в отделе? – прервав раздумья, поинтересовался Сергей.
- Ну, - кивнул тот в ответ.
- Вот как хочешь, кровь Износу, но пробей мне повышение зарплаты втрое, чтобы и на них хватало.
- Но, как я?..
- Твои проблемы! - не дал ему закончить Бабошин, и добавил: - мне же им одежду покупать, продукты, да и кровати. Мебель сейчас не дешевая, блин, разориться можно.
       Понимая, что Сергей принял решение, и ситуация может разрешиться без огласки, Артём воспрянул духом, и закивал головой, соглашаясь:
- Да-да, я все сделаю! И остальных подключу, не я же один эту авантюру затеял. Все подтвердят, что необходима реорганизация ай-тишного отдела, переоборудование, увеличение штата и что-то там еще. Можно всю эту компанию официально оформить, типа братья-близнецы. Главный не силён в новых технологиях, до сих пор огромным кнопочным телефоном пользуется, поверит, я знаю.
- Ну вот и замечательно, - подвёл я итог, - давайте-ка, пересаживайтесь к Артёму, он вас домой доставит, а у меня еще куча дел впереди…

       Монотонно и нудно заверещал будильник на тумбочке рядом с кроватью. В голове стоял сумбур и раздрай, во рту пересохло. Вздохнув, я отключил назойливый сигнал, и уставившись в потолок, попытался привести в порядок мысли… Сон в этот раз привиделся прикольный: давнишний друг, пьянка в его отделе, какие-то клоны, ругань в машине. Чудеса, да и только. «Привидится же такое», - усмехнулся я, и принялся собираться на работу. Рыльно-мыльные процедуры закончил быстро, наскоро выпил чашку кофе и накинул куртку. Торопливо заперев дверь квартиры, я ринулся к лифту. Что-то кольнуло в подсознании… Запах! Запах? Обычный запах табака, который стоит на площадке всегда, я недовольно поморщился и ткнул в кнопку вызова лифта. Ответом мне была тишина - равномерный гул электромотора и поскрипывание поднимающейся кабины отсутствовали, лифт не работал. Потыкав в бездушную кнопку еще несколько раз, я убедился, что утро начинается с вертикального марафона… Ругнувшись вполголоса, я распахнул двери, ведущие на гулкую лестницу, сделал шаг, и замер как вкопанный: спертый несвежий воздух шибанул в лёгкие, мгновенно вызвав ассоциации с ночными видениями. «Совпадение?», - подумал я. «Может быть»… Отмахнувшись от наваждения, я скорым шагом побежал вниз… Меня ждали суета московских пробок, проблемы, дела, заботы, все как обычно. Но во всем этом разнообразии я обязательно найду время, чтобы встретиться с другом, давно не виделись, думаю он будет рад услышать историю о себе. «А кстати, чем занимается институт где он работает? Очень интересно»…  Улыбнувшись, я устремился навстречу новому дню.


Рецензии
А продолжение будет? Бесподобно!

Милка Ньюман   19.12.2018 05:43     Заявить о нарушении
Даже не задумывался )) Если что-то придет в голову, то.. Может быть.
С улыбкой,

Юрий Воякин   19.12.2018 09:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.