Гарри Поттер и Властелин Колец

                ***


               
                1
    В настоящее время не подлежит сомнению, что эпопея «Властелин колец» (плюс «Хоббит») и цикл романов о Гарри Поттере являются одними из наиболее популярных фэнтезийных саг. Сразу оговоримся, что в нашу задачу не входит полноценный сравнительный анализ этих двух миров, что потребовало бы огромной книги. Речь идет лишь о беглых замечаниях.
Например, обращает на себя внимание различие во времени действия обеих саг. Основное действие ВК занимает полгода: 23 сентября Фродо отправляется в путешествие, а 25марта кольцо уже брошено в Ородруин. А если учесть, что 2 месяца герои находятся в Ривенделле, тогда и вовсе сюжет ВК займет 4 месяца. Что же касается ГП, то там основное действие занимает почти 7 лет. Отсюда и существенная разность в степени взросления по ходу развития сюжета. Герои ВК (если иметь в виду четверку хоббитов) вряд ли существенно взрослеют физически – ведь они уже далеко не дети, а Фродо вообще 50лет. Если хоббиты и взрослеют, то только в «метафизическом» плане, получая бесценный опыт. В то же время «золотое трио» ГП (сам Гарри плюс Рон с Гермионой) заметно взрослеет от первого тома к окончанию седьмого: Гарри в начале пьесы всего 11, а в конце основного сюжета ему уже скоро 18. Т.е. здесь герои из детей превращаются во взрослых, и параллельно происходит «метафизическое взросление»: таким образом, мы в деталях наблюдаем процесс их «возмужания».

                2
     Категории пространства и времени вообще присутствуют в обеих книгах весьма различным образом. Скажем, ВК – это в первую очередь путешествие в пространстве. Главные герои одолевают огромное расстояние, перемещаясь из Шира через Ривенделл, Морию, Лориен, - и затем попадая, соответственно, в Гондор и Мордор, а потом – возвращаясь обратно на родину. В ГП, напротив, преобладает мотив путешествия во времени: пространство событий почти всегда ограничено Хогвартсом и ближайшими окрестностями (типа Запретного леса). Только в 7 томе Поттерианы действие в основном происходит за пределами Хогвартса, но главные события и там (битва за Хогвартс) возвращаются в «место силы». Отсюда мы видим, что в ВК время преимущественно линейно (события Первой и Второй эпох опущены), а в Поттериане циклично – каждый год обучения Гарри и друзей в Хогвартсе в известной степени «повторяет» интригу предыдущего, - ведь за этим стоит сражение в Волдемортом. Впрочем, в итоге в мире Роулинг время линейно, ибо движется к последней битве за Хогвартс.. Разумеется, и сам характер пространства и времени в эпопеях неодинаков. У Толкина мы видим типичные мифологические пространство и время. Разве можно на земную карту нанести Гондор, Мордор или Шир? В это же время в саге Роулинг действие почти всегда происходит на британском острове. Пусть мы точно не знаем, где расположен Хогвартс, но ясно, что это все-таки Британия. Место действия часто по-земному конкретно – скажем, Лондон с его вокзалом Кинг-кросс. Аналогично и со временем. Фродо родился 22 сентября 2968 года Третьей эпохи – это невозможно привязать к современному календарю. А вот Гарри родился 31 июля 1980г. от Рождества Христова.

                3
    На примере пространства и времени мы можем видеть различие в образе вселенной у Толкина и Роулинг. У Толкина существует только «мифологический мир» - он и есть реальный мир ВК и многих других книг толкиновского «легендариума» (мы намеренно исключаем аллюзии на современность и у Толкина, и у Роулинг – это совершенно другая тема). В то же время у Роулинг четко просматривается раздвоение вселенной на магическую и реальную, магловскую. В одном мире присутствуют два, и между ними существует непростое взаимодействие. Обращает на себя внимание, что магический мир живет по тому же календарю, что и магловский. Но при этом история магического мира в корне отличается от истории «обычного», хотя эта история и пытается влиять на историю маглов. Брат Рона Чарли «работает с драконами», но делает это в Румынии. Т.е. есть такая же Румыния, как и в «естественном» мире, но там существуют драконы, в отличие от «нашего». Студентов в школу Хогвартс доставляет поезд, и мы видим самый настоящий.. паровоз. И вокзал Кинг-кросс тоже настоящий. Вот только на нем есть неведомая маглам платформа, и поезд доставляет студентов из естественного мира в магический. Можно вспомнить еще, как Гарри впервые попал в Косой переулок. Чаринг-Кросс-Роуд – это реальная улица в Лондоне, но вот «Дырявый котел» (кстати, это неподалеку от Тоттенхэм-Корт-роуд, что является продолжением Чаринг-Кросс-Роуд после пересечения с Оксфорд-стрит – места, неоднократно упоминаемые в Холмсиане Конан Дойла), через который Гарри с Хагридом попадают в Косой переулок с его волшебными лавками и банком Гринготтс, маглы не видят.. Создается устойчивое впечатление, что магический мир Поттерианы – это, по сути, магическое измерение естественного мира. Та же география, тот же календарь, и даже в магический мир герои попадают через окна в реальном мире; в таком случае Косой переулок – это как бы весь магический мир по отношению к миру маглов. Словно в реальном мире вдруг обнаружились дополнительные измерения пространства, где есть место чудесам. Если бы в мире ВК мы увидели бы поезд, отходящий с лондонского вокзала, на котором Гэндальф, Арагорн и остальные члены братства кольца решили прокатиться до Гондора, мы бы удивились не меньше, чем если бы по улицам Лондона разгуливал динозавр. А вот в мире Поттерианы есть даже министерство магии: попробуйте представить его в толкиновском легендариуме!; Гэндальф или Арагорн явно живут не в том пространстве и времени, где они могли бы возглавить министерство магии, в которое, к тому же, снова попадают из города под названием Лондон..

                4
     У Роулинг вообще замечательно сосредоточение главных событий в мире вокруг Британии. В главном противостоянии (Орден Феникса против Пожирателей смерти) участвуют в основном англичане плюс некоторая порция болгар). А в главной битве современности - сражение происходит за.. Хогвартс, всего-навсего одну из школ волшебства где-то в Шотландии! Такое ощущение, что Хогвартс - центр вселенной, магический Иерусалим.. У Толкина все глобальнее: сражение с силами Саурона происходит по всему миру Средиземья. Сражаются не за один волшебный замок; конечно, есть центральное противостояние Гондора и Мордора, но и оно не настолько "центрично" и "локально". К тому же, у Саурона есть своя цитадель - Барад-дур. А какая цитадель у Волдеморта? Поместье Малфоев? Но «силы добра» совсем не жаждут разрушить это поместье, как Барад-дур в ВК: это просто временное пристанище Волдеморта, не более, - здесь нет адской твердыни. Характерно, что Волдеморт с товарищами захватывают.. министерство магии. Тут снова возникает чувство, что магический мир "параллелен" естественному - ничего подобного у Толкина не наблюдается и не может наблюдаться. Опять же, у Толкина есть "светлые" и "темные" государства, а у Роулинг есть просто магический мир, не делящийся на светлые и темные монархии.

                5
Важной деталью мира Поттерианы является, в отличие от ВК, является его антропоцентризм. В самом деле, с формальной точки зрения, мир ГП населяют примерно те же «расы существ», что и мир ВК. Мы видим стандартный «джентльменский набор» мира фэнтези: люди, эльфы, гоблины, тролли, гномы, драконы. Маги есть не только в ГП, но и у Толкина: это, конечно, Гэндальф. Однако у Толкина маги (истари) представляют собой небольшой элитарный отряд: их всего пятеро, а не тысячи, как у Роулинг. Кроме того, в ВК они не являются людьми, принадлежа к категории майар, т.е. ангелов. Характерно, что и Саурон – ангел, правда, падший. Именно майар являются вершителями судеб Средиземья. В принципе, магами в определенной степени можно считать эльфов и назгулов, да и Арагорн исцеляет раненых в Гондоре, очевидно, не только лекарствами. Однако магами их не называют: «сверхъестественные свойства» эльфам и назгулам (которые падшие короли людей) получили от более «высоких» сил, чем люди. О верховном назгуле говорится, что он был королем-чародеем еще до того, как стал рабом Кольца, но ясно, что речь не идет об изначальной «волшебной крови», как в Поттериане: его колдовские способности есть результат контакта с падшими ангелами, если выражаться обычным языком христианства. И тут мы сталкиваемся с тем, что мир ВК намного иерархичнее мира ГП – магические способности всегда получаются «сверху» или «снизу», и ясно просматривается «лестница существ» от вершины света до самого дна преисподней, от совершенного добра к самым безднам зла: Илуватар, валары, майар, эльфы, энты, гномы, люди, орки, тролли, драконы и т.д. В Поттериане Бог и ангелы «вынесены за скобки» (их существование при этом не отрицается), а вот все «виды», кроме людей, в мире Роулинг, не «демонстрируют» абсолютно четкого разделения на «добрые» и «злые». Более того, эти «виды» значительно менее «самостоятельны», чем люди. Скажем, у Толкина эльфы – это в каком-то смысле «божественные люди», «ангелолюди», непадшие: «они созданы человеком, по его образу и подобию, но свободны от тех ограничений, которые более всего давят на людей. Они бессмертны, и их воля непосредственно действует для достижения того, что существует в их воображении и желаниях» (Carpenter, Humphrey (1977), Tolkien: A Biography, New York: Ballantine Books).

                6
      Напротив, гоблины – это «порченные злом» эльфы, их главные антагонисты: встречали ли вы в мире Толкина добрых гоблинов? Кажется, что они так же не могут стать добрыми, как и демоны снова стать ангелами.. Гномы в «Хоббите» и ВК – самостоятельный народ, сильно отличающийся и от эльфов, и от людей. Но в Поттериане эльфы, гномы и гоблины не так уж сильно отличаются друг от друга – зато их ни за что не спутаешь с их «братьями» из мира ВК. Первое, на что сразу обращаешь внимание, - это их подчиненность людям. Эльфы называются «домовыми эльфами», и часто ловишь себя на мысли, что можно оставить только прилагательное «домовые». Они являются слугами людей, работают на кухне Хогвартса и т.д., могут быть добрыми, как Добби, или ворчливыми, как Кикимер, но – практически ничем не напоминают «божественность» и «ангеличность» эльфов Толкина. Эльфы Толкина имеют утонченную, чуть ли не полубесплотную природу, - вспоминаются впечатления хоббитов, когда, еще не уйдя из Шира, они встречают эльфов; или вот при штурме Карадраса Фродо замечает, что Леголас еле оставляет следы на снегу, - как будто на его природу земная тяжесть действует менее, чем на остальных..
Гоблины у Роулинг вовсе не злы, - они эффективные банковские служащие, хорошие ремесленники, но вовсе не активные агенты дьявола, с явными садистскими наклонностями, - как у Толкина. И любопытно, что, как и эльфы с гномами, они фактически не участвуют в борьбе светлых и темных волшебников: слуги не вмешиваются в конфликт господ, они – статисты на арене истории. В то время как в ВК орки – это главная пехота сатаны. Гномы редко встречаются на страницах Поттерианы, разве что проказничают в саду семейства Уизли – разве можно это сравнить с походом гномов к Одинокой горе или драматическим концом королевства Эребор? И куда девать мрачный подземный универсум Мории? В мире Роулинг героев вроде Торина или Гимли встретить нельзя.. Если бы гномы исчезли из вселенной Поттерианы – в ней ничего бы не изменилось. Если бы из нее исчезли эльфы и гоблины – изменилось бы очень немногое. В конце концов, в банке Гринготтс и на кухне Хогвартса могли бы служить и люди. Да и прислуживать волшебникам могли бы другие маги: все как у людей.. А вот из толкиновского легендариума эльфов, гномов и гоблинов изъять нельзя – останется слишком много белых пятен. Ведь миру Средиземья свойственен определенный «эльфоцентризм»: эльфы Ривенделла и Лориена – это в некотором смысле «верховная аристократия» Средиземья, высшая раса.

                7
     Несколько более похожи на толкиновский прообраз тролли, но лишь внешне. Они снова не входят в армию сил зла. Симптоматично, что и здесь тролли могут выступать как слуги людей: в качестве охранников. Волнующей истории с тремя троллями, которые хотели съесть гномов, но Гэндальф им помешал, и они превратились в камень, - нет, это не про троллей Поттерианы. Драконы ГП, опять-таки, «внешними проявлениями» напоминают того же старину Смога из Одинокой горы – но это и все. В них нет почти ничего от инфернального злодея-убийцы, уничтожившего Эребор и Дейл, и съевшего множество людей и гномов. Да, драконы - это опасные магические существа, но они опасны, как был бы опасен любой большой хищник: на стороне Волдеморта они также не воюют. Правда, пожиратели смерти небезуспешно пытаются привлечь на свою сторону великанов (вспомним, в «Хоббите» великаны тоже присутствуют – в горах), но это потому, что великаны родственны человеку: так что и здесь Роулинг остается  верна антропоцентризму. Невольно возникает ощущение, что в Поттериане описывается Четвертая эпоха в своем развитии (как бы и не завершении), если использовать терминологию Толкина. Действительно, первые три эпохи были эпохами в первую очередь эльфийскими, а о четвертой в ВК неоднократно говорится, что наступает эпоха людей, а сила остальных рас (эльфов и гномов) должна умалиться, эльфы уходят за море и т.п. Вот это мы и видим в ГП: люди-маги управляют миром, а статус остальных существ Средиземья намного понижен по сравнению с ВК, - зачастую им просто отказано в развитой «индивидуальности». Как будто в ГП, - история Средиземья через несколько тысяч лет после войны Кольца, - и даже, возможно, приближение конца Четвертой эпохи, ведь она знаменуется войной добрых и злых волшебников, где антихрист-Волдеморт появляется, совращает магов, - и терпит поражение..

                8
     Параллели между Сауроном и Волдемортом напрашиваются сами собой. Оба – главные злодеи, их даже часто именуют одними словами: темный лорд, тот-кого-нельзя-называть, - в переводах ВК Саурон именуется «темным властелином» и «неназываемым». Но существенно и различие: Саурон есть падший ангел, а Волдеморт – человек, - подвергший себя множеству превращений, и частично утративший облик человека, - и все же человек. Читая ВК, можно засомневаться, а есть ли вообще у Саурона человеческий облик; в случае с Томом Реддлом – это очевидно. Можно было бы сказать, что Саурон – это скорее дьявол (хотя не забудем о Морготе/Мелькоре, слугой которого он был), а Волдеморт – антихрист. Саурон - это такой древний мифологический Волдеморт, а Волдеморт - Саурон эпохи постмодерна, значительно больше приближенный к современности. Саурон – падший дух, а Реддл – падший человек. Но это и есть, - дьявол и антихрист! Антихрист ведь не воплощение дьявола, а именно что "самый злой человек в истории людей". Параллели в их судьбах легко можно увидеть: как известно, до своего окончательного поражения, и Саурон, и Волдеморт, уже погибали, и становились развоплощенными. Только Саурон снова принимает телесный облик через тысячу лет, а Волдеморт – через 13. Разумеется, и тот, и другой жаждут абсолютной власти, и хотят достичь «рукотворного» бессмертия путем злой магии и убийств. В этой связи интересен 6 том Поттерианы, где обсуждаются детали детства и юности Волдеморта - это любопытно в том плане, как из человека получается антихрист. Да, врожденные магические способности, очень сильные, - он и зачат был обманным магическим путем, когда его мамаша околдовала магла. Т.е. он – не плод чудесной любви, как Гарри, а плод чудесной магии, каким и должен быть антихрист. Но при этом важно, что он сам сделал выбор в сторону зла, а не был запрограммирован на это. Теория крестражей показывает, как, путем уничтожения собственной души, он достигает практической неуязвимости. Искусственное бессмертие Волдеморта вместо самопожертвования Гарри – таково одно из главных противостояний Поттерианы. И на примере Волдеморта мы видим очередного Франкенштейна, бросающего вызов божественному бессмертию. И это человеком в результате становится в значительной степени не-человеком, сближаясь с Сауроном, который человеком не был вовсе.

                9
       Любопытно, что крестражи в каком-то смысле присутствуют и в мире Толкина – те же кольца власти во главе с главным кольцом. Более того, как Фродо носит кольцо всевластья на шее, так и Гарри носит на шее реликвию врага (медальон Слизерина; правда, он делит это с Роном и Гермионой, но ведь и кольцо всевластья какое-то время носил Сэм). И эти темные реликвии оказывают на главных героев схожие влияния, искушая их перейти на сторону зла. Можно вспомнить еще и историю с дневником Тома Реддла из второй части.. Кстати говоря, в мире ГП есть прямой аналог кольца всевластья, - это бузинная палочка, непобедимое оружие. За ней охотится Волдеморт, а в конце Гарри ее уничтожает, - но все-таки вокруг нее не закручена главная драма, как в ВК.. Эти реликвии преисподней нужны главным антагонистам, чтобы окончательно притянуть весь мир к себе, и стать абсолютными властелинами сущего. Однако есть и отличия, связанные с картиной мира. У Толкина, в известном смысле слова, ад и рай как бы вынесены на поверхность земли: рай на земле - это в первую очередь Лориен (описания этого места подчеркивают его «потусторонность») и некоторым образом, - Ривенделл; ад на земле – это, конечно, Мордор, и его описания в ВК типичны для образа «бесплодной земли», «страны проклятия» и т.д. Саурон жаждет превратить весь мир в Мордор, и уничтожить последние островки рая в виде Лориена и Ривенделла, как и королевства, где хотя бы есть «воспоминания о рае» - Гондор и остальные. У Волдеморат нет «собственного ада», и никакой рай в ад он превращать не собирается: его ад и рай – это волшебный мир, как и вообще мир людей. Тут чувствуется как бы «материализация» толкиновского мира у Роулинг: в ВК рай и ад, как внутри, так и вовне, да еще есть полностью трансцендентное измерение – отплытие Фродо, Гэндальфа и эльфов за море к райской земле. У Роулинг ад и рай в первую очередь – внутри нас, трансцендентное – за пределами повестования. И потому сражаются не за райские, или адские земли, а за Хогвартс, ибо он – главная цитадель и крепость магического мира; даже захват Реддлом министерства магии – ничто по сравнению с этим. И тут понимаешь, что Хогвартс – это и есть некая аналогия рая в мире Роулинг, но при захвате пожирателями, Хогвартс мог бы стать адом-на-земле, и вот это пытаются предотвратить главные герои.

                10
     При этом необходимо учитывать, что мир Толкина устроен по монархическому принципу, у Роулинг – нет. Весь пафос ВК в том, что в конце истории возвращается король, да еще король-целитель, и восстанавливает былое могущество королевства; по сути, под его скипетром находятся теперь все народы Средиземья, хотя и сохраняют известную «автономию» (хоббиты и роханцы, допустим). Так что ВК – это просто воинствующая проповедь монархизма, и даже сам Саурон является монархом темного царства и стремится расширить его до последних границ Средиземья. У Роулинг нет подобного иерархизма – Волдеморта сложно представить в роли «магического короля» Британии, или даже в роли министра магии, - он предпочитает роль неформального лидера, напоминая скорее «вора в законе», вождя организованной преступности. Любопытно, что он не женат, каким и должен быть вор в законе. Можно говорить и о его «аскетизме навыворот», ибо Волдеморта не представляешь себе, предающимся «гедонистическим радостям жизни» - еда, женщины, роскошь не интересуют темного лорда; его единственные радости суть убийство и власть. Но разве антихрист не должен быть таким, своеобразным «монахом сатаны»? В этой связи интересно сопоставление Волдеморта и Малфоя-старшего. Каким бы темным человеком ни был последний, но у него есть семья. И когда возникает вопрос: верность семье или Волдеморту, Люциус и его супруга предпочитают спасать своего непутевого сына. А у Тома Реддла нет земных привязанностей, ему нечего терять, - как и Саурон, именно в связи с этим он способен полностью отдаться злу. Эти персонажи никого не любят – они готовы пожертвовать самим дорогим, потому что ничего дорогого и близкого для них, по сути, нет. А Люциус (да и Драко) теоретически готов всеми силами служить Волдеморту, но когда дело доходит до необходимости убивать и радоваться убийствам, - он дает «слабину», - ведь он все-таки человек.. Назгулы, орки и тролли подобной «слабости» не проявляют, ибо они типичные представители преисподней, выбор которых изначально – на стороне зла.

                11
      Параллели можно провести не только между Сауроном и Волдемортом, но и между Гэндальфом и Дамблдором, Фродо и Гарри. Аналогия Гэндальфа и Дамблдора достаточно прозрачна: об образа восходят к Мерлину. Разве что Дамблдор погибает до конца повествования, а Гэндальф хоть и фактически умирает после поединка с Барлогом, но потом возвращается обратно, чтобы закончить свою миссию. Конечно, Дамблдор более статичен, и долгое время занимает пост директора Хогвартса. Гэндальф же никогда подолгу не сидит на одном месте, он как камень перекатный. Любопытно, что обоих персонажей обвиняют в одном и том же: что они плохо подготовили мисси своих «протеже». Гэндальф не рассказал Фродо (или не успел), как же пробраться до Мордора, и как ориентироваться там, не говоря уже о  возвращении обратно. Дамблдора упрекают в том, что он «подставил» Гарри, не объяснив ему, где искать остальные крестражи, и как их уничтожать. В общем, оба старца критикуются за то, что обрекли своих «духовных чад» на верную смерть (собственно, Денетор критикует Гэндальфа, а Северус Снейп – Дамблдора, - как раз за это). В каком-то смысле так и есть. Но, видимо, и в этом - своя высокая идея: самопожертвование Фродо и Гарри вносят свой вклад в спасение мира от зла, эти жертвы имеют искупительное значение. Смогли бы выполнить свою миссию Фродо и Гарри, узнай они в самом начале пути, что обречены на смерть? Хорошо, Фродо 50лет, но разве то бремя, которое взвалил на него Гэндальф – по силам маленькому хоббиту? Разумеется, можно вспомнить известное: «невозможное человекам, возможно Богу».. В случае с Гарри речь вообще идет о подростке: заяви ему Дамблдор, что вообще-то он должен умереть, - это что, подготовка к суициду?

                12
     Сходные линии в жизни Фродо и Гарри прослеживаются не раз. Оба осиротели: Гарри в год, а Фродо в 12 лет, когда утонули его родители. Оба воспитываются родственниками, - дядей Бильбо и тетей Петуньей, но окрашено это в разные тона. Если у Фродо все достаточно хорошо, и он заимствует у Бильбо множество светлых черт, то тетя Петунья и дядя Вернон – еще те маглы. Бедное детство и деревянные игрушки – это про Гарри. И поэтому дом Бильбо, как и весь Шир для Фродо – что-то очень дорогое и радостное, а для Гарри дом в Литл-Уидинге – это тюрьма. Родной дом для него – это Хогвартс, хотя разве Хогвартс может являться домом? И какой родной дом для сироты?
Фродо мы видим уже взрослым мужем (хотя так и не создавшим семью), Гарри еще предстоит созреть в полной мере – за этим мы и следим на протяжении семи томов. Поэтому для Гарри так важна смерть с рано погибшими родителями, чего мы не видим у Фродо. Оба героя кажутся совершенно не подходящими для той миссии, которую на них возложили: действительно, какой из Фродо борец против Саурона? Он даже не человек, а всего лишь хоббит. Он в своей жизни, если и стрелял, то из рогатки, а тут – одолеть самого темного властелина! Конечно, можно возразить, что у Фродо несколько иное задание: одолеть Саурона не в прямом противостоянии, что нелепо, а лишить его главного оружия в виде кольца. Но ведь это все равно предполагает войну с Сауроном – пусть невидимую. Мотив «невидимой брани» пронизывает обе книги: сколько раз Фродо сражается с искушениями, насылаемыми на него Сауроном через кольцо? Так же и Гарри: голос Волдеморта внутри души постоянно пытается сбить его с пути. Ясно, что против мощи Волдеморта он – никто. Учащийся выше среднего (да и то, что бы они делали без знаний Гермионы в седьмой части?), смелый, сам себе на уме, но в области магических талантов – его смешно и сравнивать с Томом Реддлом. Любой поединок между ними, казалось бы, должен закончиться почти мгновенной смертью Гарри, - как и любое появление Фродо в Мордоре, казалось, должно неизбежно закончиться его поимкой и трагическим финалом. Но все происходит вопреки очевидности: когнитивный диссонанс сюжета? Нет. Собственно, Фродо ведь не выполнил свою миссию: в конце он не выдерживает, решает оставить кольцо себе, но тут появляется ошалевший Горлум, и падает «куда надо». Когда происходит то, что «надо», а не то, что «логически вытекает», - на языке материализма называется случайность, а на языке христианства – чудо промысла. А у Гарри: Волдеморт давно бы убил Гарри, но оказывается их палочки родственны, там два пера одного и того же феникса; он мог бы это сделать и с помощью «всемогущей» бузинной палочки, но вот беда – он не является ее истинным владельцем и палочка не слушается его. ТО, что может показаться цепью совпадений – это тоже промысел, направленный на победу добра. Если Бог за нас, кто против нас?
В ВК, во время совета у Элронда, тот говорит: жернова истории нередко приводятся в движение слабыми мира сего.. Это аллюзия на известные слова ап.Павла:  «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее» (1Кор. 1, 27-28). Разве это не истории Фродо и Гарри? Кстати, и того и другого в текстах обеих эпопей порой называют «избранный». Но не говорят, кто избрал: это характерный прием умолчания о «высшем». Этот пафос победы слабых над сильными подчеркивает, что добро побеждает не силой, а любовью. За силу ратуют Саурон и Саруман; на силу уповает Волдеморт. Но выясняется, что магии не дано первое место под солнцем – побеждает не магия. Тут вспоминается известное выражение русского святого: не в силе Бог, а в правде. Саурон побежден не военной силой; его побеждает  выдержка Фродо и Сэма, и нечто сверх этого, та «сила событий», которая не власти зла. Гарри после знакомства с воспоминаниями профессора Снейпа понимает, что он должен не победить, а дать себя убить Волдеморту, ибо он – его последний крестраж, и только так темного лорда можно уничтожить. И в финальном поединке он не уничтожает Тома Реддла – тот, по сути, убивает сам себя, его собственное заклятие отражается от палочки Гарри, и убивает средоточие зла..
В «последнее время» перед победой оба светлых героя пугающе похожи: они идут на смерть, они понимают, что обречены, но нет пути иного. Почему-то снова приходит на ум цитата ап.Павла – об Аврааме: «Он, сверх надежды поверил с надеждою» (Рим. 4, 18). У Фродо и Гарри есть только одна надежда – умереть. Стоит ли ради этого жертвовать собой? Но есть еще и надежда сверх этой: свет победит, хотя они, скорее всего, этого не увидят. Жертвенная любовь, новозаветная «агапе» - это она являет собой «безумие надежды». Да, ибо кажется, что эти герои безумны – зачем они бросили вызов самому могущественному злу на земле? Павел сказал бы: «Мы безумны Христа ради» (1Кор. 4, 10).

13
Образ универсума в случае Толкина и Роулинг отличается и в религиозном аспекте. Мир ВК – скорее дохристианский, в нем еще не воплотился Христос, но многие «линии» сходятся на Нем. Взять хотя бы фигуру Гэндальфа: когда он является Арагорну, Гимли и Леголасу (они считают его умершим), то те поначалу даже не узнают его, что напоминает неузнавание воскресшего Христа апостолами. А сияние Гэндальфа словно солнце, - вызывают в памяти библейский образ Преображения на горе Фавор. Мир Поттерианы скорее постхристианский, или, скажем так: это христианский мир периода упадка. В Хогвартсе празднуют Рождество и Пасху, у Гарри есть крестный Сириус, но в Хогвартсе празднуют и хеллоуин. Тем не менее, в седьмом томе, где аллюзии на христианскую картину мира становятся более очевидными (жертва Гарри в чем-то носит искупительный характер), мы сталкиваемся с двумя новозаветными цитатами. Первая высечена на могиле самых дорогих Гарри людей – его родителей: «Последний же враг истребится — смерть» (1Кор. 15, 26). Правда, скорбящий Гарри счел, что это лозунг пожирателей смерти, в ответ на что Гермиона говорит ему, что это слова о жизни после смерти..
Вторая цитата – на могиле матери и сестры Дамблдора: «Где сокровище ваше, там будет сердце ваше» (Мф.6, 21). Вряд ли эти слова применимы к тому «магизму», который обычно приписывают эпопее Роулинг. Нет, тут речь о выборе – и о том, какой сделал Гарри Поттер, и о том, который когда-то сделал Том Реддл. Конечно, магии у Толкина намного меньше, чем у Роулинг, и применяют ее в основном силы зла. Гэндальф очень редко прибегает к «заклинаниям» - а вот Саруман и Саурон выставляют вперед силу своего «волшебства». У Роулинг в связи с этим любопытно противопоставление мира магов и маглов: маги обходятся без техники, а у маглов, наоборот, - без магии расцветает сложный технический мир. Кстати, нечто похожее есть и в ВК: когда Саруман встал на путь зла, и начал утрачивать свою добрую силу, в Ортханке пышным цветом расцветает техника: всевозможные кузни, подземелья, - просто-таки «заводские цеха»!
Разная атмосфера ВК и ГП связана с разными литературными источниками, вдохновлявшими авторов: у Толкина это скандинавская сага, древнеанглийский эпос, рыцарский роман. Отсюда и «средневековая атмосфера» его книги, и в определенной степени – эпичные характеры героев. У Роулинг в качестве источников можно назвать готический роман и даже английский детектив. «Для получения готического эффекта повествование должно сочетать жуткое ощущение наследственности во времени с чувством клаустрофобии, порождаемой замкнутостью в пространстве, — так, чтобы эти два измерения усиливали друг друга, создавая впечатление болезненного погружения в стихию распада» (Chris Baldick. The Oxford Book of Gothic Tales. Oxford University Press, 1992. Page xiii). Но разве в ГП действие не происходит в замкнутом пространстве – в замке Хогвартс, - все первые шесть томов? Да и в седьмом томе главные события все равно вращаются вокруг Хогвартса, который становится просто образом вселенной, и вселенная эта – готическая..  И разве ужасы не следуют по пятам Гарри и его друзей, - в каждом из этих шести томов, - чтобы завершиться главным леденящим ужасом в конце (обычно это связано Волдемортом, кроме третьего тома)? Монтегю Саммерс в книге «The Gothic Quest: a History of the Gothic Novel» (L., 1938) утверждает, что в готическом романе действие непременно должно происходить в замке. В качестве знаковой символики готического романа он выделяет вот что: загадочные голоса, полночное убийство, стон, пещера, завывания ветра, окровавленный кинжал, монах, привидение, кости, черепа, свеча, магическая книга с пятнами крови, рана, ведьма.
В тех или иных частях Поттерианы мы видим многое из этой символики. Допустим, магов в Хогвартсе хватает и без какой-то там ведьмы. Вместо ведьмы присутствует сам Волдеморт. Вместо пещеры – подземелья Хогвартса, которых не счесть. Во втором томе Гарри слышит загадочные голоса, и находит магическую книгу – дневник Тома Реддла. Привидений в Хогвартсе, как известно, хватает, - есть и привидение монаха. А рана – знаменитый шрам Гарри. Мы далеки от мысли считать Поттериану готическим романом в строгом смысле слова – но немалое сходство имеется. Книгу буквально пронизывает тоска по готическому миру, - когда были чудеса и красота мира, - не то что теперь.. И это роднит ее с нарочито архаичным средневековым миром Толкина. В экранизации Поттерианы особенно чувствуется эта тоска по готике – все семь серий мы видим готические и романские храмы и замки, снаружи и внутри. И они, что немудрено, - замечательно сочетаются с духом эпопеи Роулинг. Так что, несмотря, на все «осовременивание» картины мира у Роулинг, - похоже, она просто на ином языке воспроизводит ту же тоску и печаль по «прекрасному прошлому», что и Толкин. Добавим еще, что связь с готическим романом обнаруживает и детективную канву сюжета Поттерианы: «Начиная с инфернальной обезьяны, родоначальника обоих жанров Эдгара По, с голубого карбункула и тропической гадюки Конан Дойля, с индийского лунного камня Уилки Коллинза и кончая уединенными замками Агаты Кристи и трупом в лодке Чарлза Сноу, западный детектив неисправимо экзотичен. Кроме того, он патологически привержен к готическому роману (средневековый замок - излюбленные подмостки, на которых разыгрываются кровавые драмы)» (http://fanread.ru/book/3729605/?page=1). Конечно же, каждый том Поттерианы носит на себе явную печать детективной интриги в английском вкусе (чем не Агата Кристи фэнтези?): интрига возникает ближе к началу, главные герои во главе с Гарри пытаются идти по следу загадки, «расследуя дело», причем все происходит в пределах очень «небольшого» пространства, - и в конце выясняются душераздирающие подробности с инфернальным оттенком. Без убийств тоже дело не обходится, - кстати, несмотря на то, что у Толкина довольно много батальных сцен, ощущение все-таки такое, что Поттериана кровавее и мир ее – мрачнее. В этом смысле Поттериана – совсем не детская книга, ВК по духу светлее. Что же, видимо, Роулинг отражает печальный дух действительности, утративший ощущение радости от света.. «Трансцендентализм» Толкина и «натурализм» Роулинг при всем сходстве в «духе» (хотя сама Роулинг в качестве образца называет «Хроники Нарнии» Льюиса, книгу христианскую без всяких оговорок), виден и в самом конце: Фродо с Бильбо и Гэндальфом отправляются на корабле «по ту сторону» бытия – в светлый мир Валинор, где окончательно залечатся раны Фродо. Гарри же остается «по эту сторону», обзаводится семьей, становится мракоборцем, и шрам больше не болит. Здесь трансцендентальный мир не проявляется прямо на страницах эпопеи. Однако мы знаем, что он здесь, и когда пожиратели смерти сеют гибель, разрушения и панику не только в мире магов, но и в мире маглов, - мы понимаем, что «тот мир» влияет на «этот». И потому победа Гарри, как и победа Фродо, - отразится и в нашем мире как победа света над тьмой, дабы земной мир никогда не стал тюрьмой мрака..
       
 


Рецензии
Шикарный анализ подробный! Респект Автору!!!

Стар618   18.10.2019 17:48     Заявить о нарушении
спасибо огромное! это только беглые замечания..

Константин Матаков   18.10.2019 18:29   Заявить о нарушении
Очень детально и очень интересно!

Стар618   18.10.2019 19:23   Заявить о нарушении
Перечитал ешё раз. Отличный логичный анализ!

Стар618   18.10.2019 19:26   Заявить о нарушении
Правда, детальнейший анализ двух книг. Никогда не задумывался, а ведь эти наблюдения - чистая реальность. Вероятно, и по жизни Автор очень наблюдателен. Зацепило!!!!!!!!

Стар618   18.10.2019 19:34   Заявить о нарушении
Ну, детальный анализ потребовал бы ни одной монографии. Поттериана - это 7 томов, а "легендариум" Толкина - так и вовсе больше десятка, но даже если ограничиться только ВК - все равно немало

Константин Матаков   18.10.2019 19:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.