4. Снова на Боевой службе. Рационализаторы

              (Предыдущее см.http://www.proza.ru/2017/12/07/302).

             Как всё-таки, сказывается опыт!  Так же, как в 1980-м, разыгрался сильный шторм, на выходе из базы была большая волна. Но теперь-то я не колебался ни минуты. Еще раз приказал проверить крепление всего в отсеках по-штормовому, и пошел прямо на приличные глубины, не обращая внимания на предписанный маршрут. Там погрузился, дошел в подводном положении до запланированной точки погружения и оттуда начал Боевое патрулирование в соответствии с планом. Ни малейших осложнений! А ведь это главное для выполнения боевой задачи.

              Чуть отступая, скажу, что позже еще один такой ракетоносец в такой же шторм выходил из базы, на нем был молодой командир. С ним старшим на борту был начальник штаба дивизии. Молодой командир и начальник штаба не посмели нарушить план перехода. Так вот там начальника штаба на мостике так придавило волной, (как меня когда-то), что пришлось возвращаться, вызывать вертолет, чтобы доставить его в госпиталь в Петропавловск-Камчатский.  Говорят, хирурги сделали несколько операций, пытались восстановить внутренние органы, но так и не смогли спасти человека.

             У нас плавание  началось благополучно, и  проходило не то, чтобы абсолютно  гладко, но мой опытный экипаж без особых усилий справлялся  с возникающими трудностями, неполадками, боеготовность корабля и ракетного комплекса постоянно поддерживались на должном уровне.

             Не могу не сказать еще об одном характерном явлении того времени, оно было характерным не только для нас, но для всей страны Советов. И раз уж я хочу рассказать о том времени потомкам, думаю, не лишне будет упомянуть и о нем, на нашем примере.

             Наш экипаж отличался в дивизии еще и тем, что из каждого похода мы привозили множество всяких рацпредложений по улучшению техники, систем управления  и т.д. Не буду рассказывать, как мы того добивались, но первое место по рационализаторской работе было наше. Бывали иногда работы и на уровне изобретений.
            Одно плохо:  используем мы только то, что можем сделать своими руками, как говорится, на коленке. Остальное, что можно сделать только в мастерских или на заводе, мы сдаем в дивизию, после чего оно пропадает бесследно. Редко что удавалось пробить самим рационализаторам. Могу привести такой пример. Подводники знают, что при аварии, когда необходимо включиться в средства защиты органов дыхания, общаться в маске, а главное, отдавать приказы и распоряжения практически невозможно.  Я сам, в качестве примера подчиненным, оформил рацпредложение, как оборудовать маски наших защитных средств переговорными устройствами. Изложил  с чертежами и описанием. (После чего показывал всем, что оформить рацпредложение совсем нетрудно). Получил за то грамоту в дивизии. И всё! Сам сделать такое не мог, а больше, оказывается, заниматься этим никому не было нужно. 

            Как-то один из наших механиков, капитан 3 ранга-инженер Бандривский мне сказал:
         -  Если бы там, наверху, учли и использовали хотя бы те предложения, которые подали мы за последние три года, то уже можно было бы построить ракетоносец, куда совершеннее нашего!
            Шутка, но, как говорится, в каждой шутке есть доля правды. (Некоторые даже считают, что не доля правды, а доля шутки).  И опять пришлось задуматься, почему так получается?  Ладно, нам говорят, что у капиталистов нередко изобретения скрывают из-за боязни конкурентов или потери прибыли и т.п.  А у нас, при социализме, чего бояться?
Да всё ясно, как Божий день. Кому интересно с нашими разработками возиться? Что и кто от того получит?  Мизерные поощрения рационализаторам можно не брать во внимание.  А на заводе – зачем директору или начальнику цеха что-то улучшать?  Ведь план увеличат!  А ему с тем, который ему спустили сверху, как-нибудь бы справиться. Так что, если на него не надавить сверху, никакого интереса что-то внедрять в производство у директора нет.

        Решил обдумать это дело поглубже, и что-то конкретное предложить, чтобы такая очень важная и нужная работа давала больше пользы, чтобы не пропадал творческий труд зря. В том числе создать систему внедрения в жизнь изобретений народных умельцев, не состоящих в штате академий, НИИ. Чтобы те, кто будет в той системе работать, вплоть до её руководителя, были ЛИЧНО заинтересованы в результатах. Не только морально, но и хорошо МАТЕРИАЛЬНО. Чтобы им  было ВЫГОДНО работать с изобретениями умельцев с мозгами, и продвигать их изобретения. Иначе, повторяю, никому на кого-то работать не интересно.  Опять пришлось упоминать о недостатках нашего строя и экономики. Опять возникли опасения, что нельзя о таком говорить открыто, добром это может не кончиться.
 
         А 11 февраля мы получили радио: «…Скоропостижно скончался Генеральный  секретарь ЦК КПСС товарищ Андропов…».  Все знали, что он очень болен, так что не очень удивились. Удивило другое: вместо него,  Генеральным секретарем избрали…  Черненко!  Старого, и, опять-таки, больного человека! Естественно, старой закваски. Стало понятно, что всяким переменам в государстве пришел конец. И я прекратил свои попытки изменить что-то  к лучшему.  (Но статью об организации  рационализаторской и изобретательской работы на флоте позже  я всё-таки написал и отослал в газету «Красная звезда». Там она, правда, в усеченном виде, - без упоминания о системе внедрения - была опубликована).
 
               Поход, между тем продолжался. Обычные повседневные обязанности, заботы о скрытности, поддержании боеготовности, решение тех или иных вопросов организации службы, взаимоотношений между людьми – всё это, как обычно, отнимало много времени. Однако его оставалось и на то, чтобы почитать, подумать.
            И вот в «Новом Мире» №8, 83г. вдруг вижу:
                Б. Слуцкий
                «РУКА  И  ДУША».
Не дрогнула рука!
Душа перевернулась…
Притом ничуть не дрогнула рука.
Ни на мгновенье даже не запнулась,
Не задержалась даже и слегка.
И, глядя на решительность её,
Руки,
Ударившей, миры обруша,
Я снова не поверил в бытие
Души.
Наверно выдумали душу.
Поэтому, как ни дрожит душа,
 Какую там не терпит муку,
Давайте поглядим на руку –
Она решит!

                На этом стихотворение заканчивалось. (Я мысленно добавил лишь в его последнюю строчку: «Вам  душу сокруша»).  И ещё раз почувствовал, что такое талант поэта! Ведь ничего не придумано, не натянуто. Просто, как сама жизнь. А у меня, да, наверное, и не только у меня, после его прочтения в душе проснулась старая боль…

               Продолжение:  http://www.proza.ru/2015/11/10/721


Рецензии
Конечно, к рацпредложениям личного состава нужно подходить очень осторожно, поскольку не все нюансы конструкторской разработки и технологии могут учитываться. Другое дело, что эти рацпредложения следовало флоту через соответствующее заказывающее управление передавать разработчикам и под контролем военной приёмки принимать решение.
Была и другая сторона. От всех тогда требовали рацпредложения, поэтому конструкторы нередко закладывали в конструкцию то, от чего потом в виде рацпредложения отказывались, упрощали.
Знал я и одного "великого изобретателя" в погонах из заказывающего управления, которого производственники и конструкторы вписывали в список участников изобретения, за что потом получал деньги и немалые. Не просто так, а за то, что пробивал нужные промышленности решения или закрывал на что-то глаза.
С уважением
Владимир

Владимир Врубель   10.10.2018 14:09     Заявить о нарушении
Отличное дополнение к теме, Владимир.
С благодарностью,

Альберт Храптович   11.10.2018 04:56   Заявить о нарушении