3. Борьба продолжается

           (Предыдущее см.http://www.proza.ru/2017/12/07/305).

         Страсти вокруг события и судеб «стрелочников» долго не утихали. Как-то в моей каюте на плавбазе собрались несколько командиров подводных крейсеров. Разговор, естественно, зашел о том же. В итоге решили, что надо всё-таки выходить на «самый верх», если мы не хотим оказаться на месте Суворова, а то и похуже. Кто-то добавил: «И если мы не хотим, чтобы нас перетопили как котят, в случае войны». Все уже знали, что такую работу я уже начал, так что кому выходить было понятно. (Любые коллективные заявления, ходатайства и т.п. военным людям запрещены  Уставом, потому нужен был кто-то один, персонально). Так что мне ничего не оставалось делать, кроме как продолжать свою линию. При поддержке друзей-командиров, моряков и даже некоторых офицеров штаба,  моего собственного семейства. Иначе было бы невозможно.

         Написал письмо Министру обороны СССР, поскольку имел право считать, что к Главкому уже обращался, (оттуда получил дежурную отписку от имени начальника штаба ВМФ адмирала Чернавина). Выступил на партконференции флотилии, рассказал правду о причинах катастрофы у Суворова, о наших делах. Мне аплодировали, что обычно не принято на партийных мероприятиях. Выслушал массу неприятных слов от начальства и особенно политработников. После чего, отослал обращение в ЦК КПСС. В нём  указал инвентарный номер «Доклада»,  его нетрудно было бы, при необходимости, затребовать. 

         Однажды ко мне подошел флагманский штурман флотилии: 
-  Альберт Иванович, позвольте пожать Вашу руку. Восхищен Вашим мужеством. Знайте, что все штурмана с Вами.
Ну не все, конечно, (как позже оказалось, далеко не все), а слушать приятно, что там скрывать. В смысле приятно, когда тебя не только понимают, но и поддерживают.

         30 октября целый штаб ТОФ приехал проверять мой корабль на готовность к выходу  на Боевое патрулирование. Совершенно беспрецедентный случай, обычно проверяет максимум штаб флотилии. Проверили, пришли к выводу, что корабль подготовлен к выполнению поставленных задач хорошо, лучше других, кого им приходилось проверять.
         Как полагается, перед выходом пошел на инструктаж к Командующему флотилией. Им был уже контр-адмирал Э.Балтин, сменивший Павлова. Поговорили. Вроде бы мужик неплохой. Знал, конечно, обо мне, потому я без всяких предисловий просто попросил его отправить мой «Доклад» по команде. К сказанному прибавил:
-  Я, конечно, понимаю, как Вам не хочется это делать. Поэтому предлагаю: подавая мой труд вышестоящему командованию, Вы ругайте меня, мол, такой-сякой, дурак, несет чушь, но вот по Уставу я обязан доложить, вот и приходится.
    Балтин поулыбался, но передать «Доклад» на флот пообещал . В конце беседы сообщил, что на меня пришел запрос из Севастополя. Командование ВВМИУ им. Нахимова, просит назначить меня к ним начальником факультета. Честно говоря, я был в полном недоумении – с какой стати они просят именно меня?  И только позже узнал, что там Начальником политотдела, замом начальника училища по политчасти стал Борис Михайленко. Тот самый, который был замполитом у нас на «К-122», а потом он же какое-то время был начальником политотдела в нашей 25 дивизии. Видимо он и был инициатором запроса. Я дал своё согласие и с тем ушел в море.

              Продолжение: http://www.proza.ru/2017/12/07/299


Рецензии
Интересно, как будут развиваться события.
С уважением
Владимир

Владимир Врубель   10.10.2018 13:56     Заявить о нарушении