3. Перестройка в стране и в УЦ

           (Предыдущее см. http://www.proza.ru/2017/12/07/649)

         Что касается упомянутой «перестройки».  В апреле 1985 года под руководством вновь избранного молодого Генерального секретаря ЦК КПСС  Михаила Горбачева состоялся знаменитый Апрельский пленум ЦК. Фактически оттуда начался и начал набирать силу процесс открытости, гласности и той самой «перестройки». Под таковой имелась в виду перестройка устаревших понятий и методов построения социализма в СССР.  В обществе и в печати уже почти безбоязненно обсуждались открыто недостатки и изъяны социализма, предлагались различные пути и способы их устранения. У нас же, в армии и на флоте не изменилось абсолютно ничего!  Помнится, какой-то высокий чин во всеуслышание заявил где-то:

- А что нам менять, перестраивать?  Мы что – плохо защищали нашу Родину?

      Так что нетрудно было представить, как там, наверху, встретят мои новые «выступления». А я к тому уже был готов.
       Речь вот о чем. В последнее время в Учебном центре начали планировать, готовить и проводить на тренажерах грандиозные морские операции по уничтожению Авианосных ударных группировок, (АУГ), вероятного противника силами авиации и флота. Естественно, основную ударную  силу должны были представлять ракетные и торпедные подводные лодки в составе ударных групп и завес. В их роли в УЦ должны были выступать проходящие обучение и межпоходовую подготовку командиры подводных лодок со своими ГКП, Командными пунктами и Боевыми постами, и преподаватели УЦ. В процессе проведения «операции» имитировались разведка, целеуказание подводным лодкам, организация связи между подводными лодками в группе и с Береговым командным пунктом, (БКП), руководство командирами  групп своими подводными лодками с использованием звукоподводной связи, и т.д.  Такие операции проводятся по замыслу, как минимум, Генерального штаба Вооруженных сил и разрабатываются Главным штабом ВМФ. 
          На первый взгляд, казалось бы, полезное мероприятие. Но пользы для командования и  экипажей подводных лодок временно проходящих обучение и предпоходовую подготовку в УЦ в том было мало. Потому, что  львиная доля всех проводимых мероприятий проводилась… условно.  Командиры групп условно получали приказание с БКП занять такую-то позицию, условно передавали приказание как бы на УКВ или по ЗПС на подводные лодки, те условно занимали позиции, условно наносили удары, условно поражали цель и т.д.  То, что никаких практических навыков в выполнении подобных задач подводники не приобретали, потому, что в море, в условиях реальной боевой обстановки, при противодействии сил противника, ничего общего с подобными "действиями", даже с частичным использованием наших несовершенных тренажеров, не будет, было предельно понятно. А учебного времени и сил преподавателей и боевых расчетов экипажей на организацию и проведение таких «операций» уходило много.
        Я категорически был против нерационального растранжиривания учебного времени экипажей, прибывших в УЦ. Считал, что такой Учебный центр, как наш, должен учить командование и личный состав экипажей, прежде всего, глубокому освоению своей материальной части, оружия, их содержанию, уходу за ним, использованию в различных условиях обстановки, в том числе в аварийных ситуациях. Здесь, прежде всего, надо отрабатывать на тренировках и учениях вопросы безопасности плавания, управления кораблем, борьбы за живучесть, использования средств индивидуальной защиты, своего оружия и т.д. Времени на то было чрезвычайно мало, так что иной раз не успевали довести экипаж до надлежащей кондиции. (Например, экипаж "Комсомольца" и других, о чем речь впереди).  А учения по разгрому АУГ противника большими силами проводить с подводниками, конечно, нужно, но не с теми, кто только готовятся к выполнению поставленных задач в море или восстанавливают свой уровень знаний и навыков, и  которым отведено на то в УЦ строго ограниченное время. Это задачи для перволинейных кораблей на флотах.
          
           К тому же, здесь, в УЦ, как и на флоте, отводилось слишком мало времени на  изучение командованием и офицерским составом экипажей подводных лодок сил вероятного противника, его оружия, тактики действий и т.д.. Вот на это его надо было бы увеличить. Потому я открыто,  категорически выступал против показушных мероприятий, которые отрывали экипажи от установленных программ обучения и фактически проводились в интересах ГШ ВМФ. Или хотя бы для того, чтобы доложить о них туда. Как бы повышая свою значимость, что ли.
 
           Конечно, кому в УЦ могла понравится такая точка зрения. Поскольку мои соображения командование УЦ просто игнорировало, пришлось и здесь подготовить в письменном виде предложения вышестоящему командованию.  Свой новый труд озаглавил «Вопросы тактической подготовки офицеров подводных лодок», как вывод из изложенного выше, и как дополнение к тому, что раньше было изложено в «Докладе», (разумеется, со ссылками на него), подал Золотареву и попросил его доложить о нем вышестоящему командованию. (Хочу подчеркнуть: и здесь тоже, как и на флоте, я ничего не делал "через голову" моих непосредственных начальников. На более высокие инстанции выходил вынужденно, только убедившись, что мои начальники ничего не докладывают "наверх" и не предпринимают сами лично). Как бы ему того не хотелось, но он обязан был по Уставу это сделать.  Мои предложения ушли в ГШ ВМФ.  Как всегда,  наступило молчание…

                Продолжение: http://www.proza.ru/2015/11/10/1381


Рецензии
Вы, как Дон Кихот, борющийся с ветряными мельницами.
"О, времена, о, нравы!"

Натали Третьякова   24.07.2020 10:38     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.