Зеркала в прошлое. Часть 1- Отрывок

1


Наверное, большинство людей, услышав о получении дома в наследство, испытали бы лишь чувство немалой зависти. Особенно, если услышали бы, что это не просто дом, а самая настоящая помещичья усадьба, начала девятнадцатого века. Да, причем, не развалина какая-то, а вполне приличного вида здание, изрядно отремонтированное последним владельцем.
И все же Дмитрий Воронцов, вроде бы счастливый обладатель, подобного наследства, чувствовал какой-то подвох.
Нет, по документам было все в порядке. Действительно – довольно неблизкий родственник, всего лишь двоюродный дядя, оставил после своей смерти, усадьбу одной из ветвей дворян Воронцовых, именно ему – Дмитрию. Сам дядя, Алексей Воронцов, большой поклонник дворянского прошлого, прикупил сию усадьбу у государства, выправив все права на нее, еще в середине девяностых. Тогда, разбогатев на ваучерной приватизации, вероятнее всего, как это часто было, не самым законным путем, дядя решил часть денег вложить в этакое «родовое гнездо». После чего, еще немало средств потратил на капитальный ремонт главного здания.

Какое-то время, как говаривали, пытался даже жить в этом дома, но затем, то ли не выдержал большого удаления от цивилизации, то ли еще по какой причине, но переехал в более привычную для себя среду. А в усадьбу лишь изредка наведывался. И вот, спустя несколько лет после покупки усадьбы, после смерти последнего владельца, она перешла в руки Дмитрия.

Настораживало два момента.
Первым было то, что главным условием завещания был категорический запрет что-либо перестраивать в главном здании. Проводить ремонт  было можно, а вот никакую перепланировку – нельзя.
Вторым моментом был тот, что и перепродавать усадьбу ранее, чем через два года после покупки, тоже запрещалось.
В случае же нарушения какого-либо пункта – завещание аннулировалось, и усадьба переходила в собственность государства, с правом полного демонтажа.

Вот эти-то моменты и озадачивали Дмитрия более всего. Такое ощущение, что дядя был прямо-таки зациклен на том, что бы здание оставалось в руках его наследника. И при этом – еще и в первозданном виде.
Да и сама смерть дяди была несколько странной. Официально было заявлено, что Алексей Павлович Воронцов скончался в результате обширного инфаркта. Но при этом смерть констатировали лишь спустя сутки после её предполагаемого наступления. И нашли дядю в его московской квартире, хотя все были уверены, что он находится в этот момент в своем поместье. Более того, Алексей Воронцов, в момент своей смерти, был одет в какой-то странный костюм, как будто собирался на костюмированный бал.
Что все это означало – было непонятно. И с подобными мыслями, Дмитрий ехал осматривать свое новое приобретение.

В машине вместе с ним ехал его давний друг – Александр, которого Дмитрий взял с собой в качестве своеобразной поддержки, ну и еще – как пару дополнительных глаз, причем глаз – весьма острых. Александр работал в турагенстве, водил туристов по лесным и горным тропам, а ранее некоторое время служил в армии, в радиоразведке.
И еще один человек ехал с ними в машине – представитель компании, осуществлявшей сделку с недвижимостью. Звали его Альберт Иннокентьевич. Он был по совместительству и адвокат, и специалист по недвижимости, и, как уверяли в агентстве – еще и специалист по антиквариату. В отличии от Александра, который был ровесником Дмитрия, то есть молодым еще человеком чуть старше тридцати, Альберт Иннокентьевич был уже человеком в возрасте, ему было за пятьдесят.
И внешне они представляли собой полную противоположность друг другу.
Александр был высоким, хорошо сложенным молодым мужчиной с серыми глазами и красивыми, стильно уложенными светло-русыми волосами. Альберт Иннокентьевич был низеньким мужчиной плотного телосложения, с коротким ежиком седых волос и черными мелкими глазками-буравчиками. Которые, впрочем, были мало видны из-под больших роговых очков.
Если Александр был одет в поездке, в светлую легкую куртку и джинсы, то Альберт Иннокентьевич даже при поездке в такую глушь вырядился в костюм тройку и лаковые туфли. Дмитрий с некоторым сочувствием смотрел на эти туфли, представляя - какая будет грязь в сельской местности, почти в пятистах километрах от Москвы.
Завершая портреты путешественников, не лишне будет описать и главного героя. Дмитрий представлял собой нечто среднее между Александром и адвокатом Альбертом. Рост Дмитрия был несколько выше среднего, телосложение, можно сказать – обычное, волосы темно-русые, глаза светло-карие. Одет Дмитрий был в замшевый пиджак и аккуратные, стильные джинсы, в которых можно было и в обществе появится и не страшно выехать за город.
Ехали на машине Дмитрия, хотя по началу адвокат хотел ехать на своей. Но затем, видимо, резонно рассудил, что Хонда Цивик – не слишком подходящее средство передвижения по бездорожью и уступил Рекстону Дмитрия.
В самом поместье их должен был встретить управляющий, который после смерти хозяина, на некоторое время, превратился в хранителя поместья. Звали этого хранителя – Николай Владимирович Потанько. Говаривали, что его предки служили хозяевам поместья еще с середины девятнадцатого века. И нынешний хранитель-управляющий является таковым уже в шестом, а может быть и в седьмом поколении.

Всю дорогу, Александр пытался развлекать своих попутчиков, рассказывая то одну, то другую историю. Альберт же, напротив, за всю дорогу произнес от силы несколько слов. Сам Дмитрий пытался как-то поддерживать беседу, но отвечал часто невпопад, слишком погруженный в свои мысли.
В пути останавливались дважды, первый раз – проехав примерно треть пути, по молчаливому согласию, решили перекусить в придорожном кафе. Второй раз, после второй трети пути, заехали на заправку известной сети, ибо Дмитрий, посмотрев в какую глушь, они заехали, посчитал необходимым иметь полный бак.

И вот, свернув за небольшим поселком, на проселочную дорогу, двинулись уже в сторону самой усадьбы. Дорога оправдывала все возможные эпитеты, которыми можно наградить проселочную трассу. Количество ухаб и колдобин на километр проселка превышал все мыслимые пределы. Кроме прочего, в некоторых местах, проходя мимо небольших заболоченных озер, дорога дополнялась еще и немалыми лужами. Но вот, проехав с километра четыре, и миновав небольшую деревню, выехали на более-менее ровную трассу, покрытую укатанной асфальтовой крошкой. По навигатору, до усадьбы был ровно километр.

- Уж не прежний ли хозяин расстарался, - предположил Александр, - дорога явно недавно укатана, что скажете Альберт Иннокентьевич?

- Да, это действительно, была идея прежнего владельца, нашего клиента, Алексея Павловича, он потратил немало средств, что сделать подъездные пути к поместью, - ровным голосом, как будто и не провел четыре часа в машине, - ответил адвокат.

- Что ж, можно только поблагодарить его, - проговорил Дмитрий, - и посетовать, что ему не удалось завершить начатое.

- Время у него было, но он предпочитал вкладывать деньги во что-то иное, - внезапно проявил словоохотливость адвокат.

- Во что же, это другое? – Заинтересовался Александр.

- Для меня несколько неэтично обсуждать предпочтения моего клиента, - уклончиво ответил Альберт.

- Но ведь дядя, то есть клиент ваш, уже умер, - заметил Дмитрий, - а сейчас, получается, что ваш клиент – я.

- Это верно, - все так же ровно, сказал адвокат, - и все же мне не хотелось бы стоить какие-то догадки, на основании всего лишь слухов.

- А даже слухи были? – Удивился Дмитрий. – Странно, что мне никто ничего об этом не сказал.

- Не слишком прилично пересказывать слухи о своем клиенте, даже его наследнику, - суховато произнес адвокат.

- И все же, хотелось бы, хотя бы в общих чертах, знать о чем идет речь, - посмотрел на адвоката Дмитрий, - мало ли чем там дядя мог заниматься.

- Ну, хорошо, - чуть помявшись, сказал адвокат, - насколько я могу судить, дядя Ваш, увлекался то ли спиритуалогией, то ли какой-то иной эзотерикой. Говаривали, что он очень интересовался разными теориями времени.

- Ну, надо же, - удивился Александр, - что же это такого могло произойти, что бы биржевой делец, так озаботился мистическими и фантастическими проектами?

- Сие, мне неизвестно, господа, а строить догадки – не в моей компетенции, - сухо ответил адвокат.

- Ну, вот – кажется, и приехали, - пробормотал Дмитрий.

Машина выехала на ровную квадратную площадку, расположенную перед решетчатыми воротами. За воротами же, метрах в ста, виднелось главное здание усадьбы.
Дмитрий подъехал к самым воротам и посигналил несколько раз. Спустя минуту, откуда то сбоку, вероятно из небольшого домика, стоящего возле ограды в стороне, появились два человека.

Первый – среднего возраста и очень деревенского вида, такой затрапезный мужичок, небольшого роста, но очень коренастый. Второй, одетый более цивильно, высокого роста, был явно намного старше. Его возраст можно было определить, как – под шестьдесят. С его продолговатого, костистого лица, внимательно и чуть настороженно смотрели цепкие глаза.

- А вот и Николай Владимирович, - проговорил Альберт, и высунулся из окна машины.

- Николай Владимирович, это я, привез нового владельца, наследника, - прокричал он.

Высокий человек с пронизывающим взглядом кивнул и вместе с коренастым мужичком, открыл ворота.
Дмитрий заехал внутрь. Затем вышел из машины, следом за ним вылезли адвокат и Александр.
Дмитрий подошел к высокому хранителю и, протянув руку, назвал себя.
Николай Владимирович еще раз внимательно посмотрел в лицо Дмитрию, а затем, чуть помедлив, протянул руку в ответ:

- Рад приветствовать Вас, Дмитрий Олегович, Ваш приезд – большая честь для нас!

Дмитрию показалось, что в глазах хранителя-управляющего мелькнула небольшая усмешка, но ручаться за это, он бы не стал.

Дмитрий представил своего друга Александра, хранитель же, в свою очередь, позвал к себе коренастого мужичка и сказал:

- Это Федор, сторож здешний, помогает мне по хозяйству, в саду, ну и сторожит поместье.

- Добрый день, Федор! – Приветствовал того Дмитрий.

Мужичок стушевался почему-то, а потом в каком—то странном полупоклоне, все же пожал протянутую руку и сказал тихонько:

- Рады стараться, хозяин.

 У Дмитрия начали подниматься глаза, но в этом время, управляющий отвлек его внимание, подойдя к машине, и спросил:

- Не желаете ли осмотреть дом?

- Что ж, наверное, это будет правильно, садитесь рядом с Альбертом Иннокентьевичем, - сказал Дмитрий, садясь на место водителя.

Мужичок, которого именовали Федором, почтительно стоял в сторонке.

Управляющий не заставил себя ждать и уселся на заднее сиденье. Дмитрий снял машину с ручника и двинулся по дорожке к главному входу. Здесь дорога была вообще полностью заасфальтирована, причем капитально. А вот вся местность между воротами и площадью перед домом выглядела какой-то не слишком ухоженной. Редко посаженные деревья, полное отсутствие какого-либо кустарника, пара просто выбеленных вазонов с цветами, да еще две засохшие клумбы, вот и все достопримечательности сада. И вот, проехав полторы сотни метров, они остановились у главного крыльца.

Дом производил двойственное впечатление. С одной стороны – явно хорошо отреставрированный, выкрашенный и отштукатуренный со всех сторон, он выглядел ярко и значительно. С другой стороны, от него за километр тянуло какой-то стариной, но не в плане этакой раритетной эстетичности, а какой-то замшелостью. Которую почему-то не скрывали яркие фасады. В плане дом напоминал букву Ж, только сильно вытянутую поперек. Выступающий фронтон главного входа и такие же выступающие пристройки на крыльях. С левой стороны от дома шла зимняя галерея, заканчивающаяся небольшой круглой башенкой. Справа, и чуть сзади, к дому, непонятно для чего, был пристроен одноэтажный флигель, у которого, тем не менее, был свой – нарядный вход с колоннами.
В общем – эклектичность архитектора была налицо. «Странно, что дядя ничего не стал перестраивать», - подумалось Дмитрию, - «и еще страннее, что запрещено перестраивать и всем остальным».

- М-да, фундаментальное строение, - сразу с оттенком уважения и некоторой иронии, произнес Александр, осматривая дом.

- Насколько я понимаю, мы вполне можем зайти, - оглянулся Дмитрий на хранителя-управляющего.

- Да, дом не заперт, мы же постоянно осматриваем его, да кое-какую уборку делаем, - сказал Николай Владимирович, делая несколько шагов в сторону входа.

- Ну, тогда, ведите нас, показывайте новые владения, - проговорил Дмитрий.

И все двинулись к красивым, резным дверям главного входа.


2

Дверей, распахивающихся на две стороны, было на самом деле три, но открывались, понятное дело, только центральные. В них и вошли наши путешественники.

Холл, в котором они оказались, вполне соответствовал тому интерьеру, который можно было бы увидеть в здании такого типа. Изобилие лепнины, изразцы, витые украшения, колонны и резные перила лестницы на второй этаж. Расположение комнат, чем-то напоминало советские дома культуры. В центре, прямо напротив входа располагалась лестница на второй этаж. В обе стороны – уходили, слабо освещенные коридоры. С левой стороны виднелась открытая дверь какой-то комнаты.

- Эта комната управляющего, - сказал Николай Владимирович, - а с другой стороны, располагается гардеробная.

- Это все хорошо, но, наверное, стоит как-то систематизировать осмотр, - предположил Дмитрий.

- Совершенно верно, - подтвердил Альберт Иннокентьевич, - я думаю, стоит показать Дмитрию Олеговичу весь дом, начиная с верхней части и зимнего сада, и заканчивая флигелем.

- Не возражаю, - ответил управляющий, - в таком случае, прошу подниматься наверх.

Все двинулись к лестнице. Дмитрий заметил, что все окна здесь завешены довольно плотными портьерами, а для освещения используются довольно мощные обычные лампы накаливания в люстрах.

- А почем все шторы закрыты? – Полюбопытствовал Дмитрий.

- Это было распоряжение прежнего хозяина, Алексея Павловича, - ответил управляющий, - причем сделано это было не сразу, а примерно через год, после того, как он заселился сюда.

- Верно, - заметил адвокат, - было такое распоряжение, - причем, я помню, что хозяин запрещал открывать эти портьеры без крайней необходимости.

- Интересно, для чего же это? – Пробормотал в полголоса Александр.

Но управляющий промолчал. Адвокат лишь  пожал плечами.
Молча, поднялись по лестнице на второй этаж. Лестница была сделана из белого мрамора, или быть может, из чего-то очень похожего на белый мрамор. На второй этаже лестница вышла в просторный холл, который вероятно когда то был украшен растениями и статуями в нишах и эркере, но сейчас этот холл выглядел пустовато. Даже из мебели в нем присутствовало лишь несколько стульев. Архитектура второго этажа была более чем странной. То ли хозяин, при постройке, дал волю всей своей фантазии, то ли архитектор задумывал что-то иное, но затем так и не воплотил.

Коридоры, идущие в обе стороны от холла, имели форму цифры  «2», так, как её изображают в цифровых индикаторах. При этом – левый коридор делал вначале поворот в сторону фасада, а правый, наоборот – в сторону задней части дома. Левый коридор выходил на балкон большого, в два этажа, зала, который располагался в левой пристройке. А правый коридор заканчивался зимним садом. Рядом с залом имелась курительная комната, а так же, видимо – дамская комната. Ближе к середине здания – имелись три комнаты для гостей, как объяснил управляющий.
Рядом с холлом и лестницей, с левой стороны была так же – так называемая верхняя гостиная, в которой тоже когда то устраивались приемы.
С правой стороны, рядом с зимним садом, располагалась библиотека, кабинет хозяина, а так же четыре комнаты, в которых когда то обитали члены семьи. Из зимнего сада можно было попасть в галерею. А из большого зала для приемов, задняя дверь вела в коридор, ведущий в пристроенный флигель.

Во всех комнатах, не смотря на то, что был виден весьма неплохой ремонт, ощущалось какое-то запустение. Это чувство пропадало лишь в кабинете и одной из смежных с ним комнат. Как пояснил управляющий, в этих комнатах, некоторое время жил прежний хозяин, дядя Дмитрия.

Затем спустились на первый этаж. Здесь коридоры шли обычным порядком. Левый коридор приходил в зал для торжеств, а по бокам его имелось несколько комнат для гостей. Здесь же, так же была столовая, используемая для торжеств с гостями. Правый коридор, приводил в зимний сад, а так же в него выходили двери комнаты экономки, гувернеров, здесь же была детская и кухня. Хотя последняя располагалась в задней части дома.
Основные же помещения для слуг располагались в пристроенном флигеле.
 
Завершили предварительный осмотр в зимнем саду, который сейчас ничуть не оправдывал свое название, ибо растений в этом большом помещении, в два этажа, практически не было. Если не считать, конечно, нескольких небольших пальм и фикусов, сидящих в кадках по углам. В результате чего – помещение казалось почти пустым. Осмотр занял почти полтора часа, и после длинной дороги уже изрядно хотелось отдохнуть.

- Ну, что же, - произнес Дмитрий, - пока мы видели не все, но, думаю – на сегодня достаточно.

- Как будет угодно, Дмитрий Олегович, - чуть иронично заметил управляющий.

И снова Дмитрий заметил краем глаза странную еле заметную усмешку на лице управляющего. Дмитрий покачал головой, но не стал никак обозначать свои чувства. В конце концов, это могло быть его субъективным восприятием.

- Ночевать Вы, конечно, будете в гостевом доме, - полувопросительно, полуутвердительно сказал Николай Владимирович.

- Это почему же? – Удивился Дмитрий. – Разве мы не можем ночевать в самом доме?

- Но я тоже, в каждый свой приезд ночевал в гостевом домике, он совсем не далеко отсюда, - заметил адвокат.

- Но ведь, мой дядя, какое-то время, жил в самом доме,- сказал Дмитрий и посмотрел на управляющего:

- В доме ведь есть вода, электричество и прочие удобства?

- Да, в общем то, это все имеется, но комнаты не готовы к тому, что бы в них жили, - снова чуть уклончиво ответил управляющий, - а в гостевом домике, все готово для приема гостей.

Дмитрий посмотрел на Александра, тот пожал плечами, а потом проговорил спокойным голосом:

- Ну, может, и переночуем в этом гостевом доме одну-две ночи, а потом приведут в порядок комнаты в главном здании.

- Как я понял, - снова вступил в разговор управляющий, - вы собираетесь остаться здесь на более длительное время, чем одна-две ночи?

- Да, скорее всего так, - ответил Дмитрий, пристально глядя на управляющего, -  Альберт Иннокентьевич пробудет здесь три дня, а затем за ним приедет машина из офиса, и привезет кого-то ему на смену, а мы будем находиться здесь, минимум – неделю.

- Ах, вот как, - сказал управляющий, выдерживая взгляд Дмитрия.

- А Вас что-то не устраивает в таком предложении? – Спросил его Дмитрий.

-Нет, нет, все в порядке, - поспешил ответить управляющий, на этот раз отводя глаза, - просто мне нужно будет привести немного помещения главного здания в порядок.

- А что, с этим могут быть какие-то проблемы? – Спросил уже адвокат.

- Да нет, - ответил управляющий, по-прежнему не глядя на приехавших, - просто придется вызвать из поселка двух женщин, одна из которых будет выполнять обязанности кухарки, а вторая – горничной. Просто сейчас они, можно сказать, в долговременном отпуске.

- Ну, это не страшно, - заметил адвокат, - как я понимаю, их поспешили рассчитать, после смерти старого хозяина. Но это легко исправить, можно составить новый договор и я готов этим заняться.

- В таком случае этих женщин нужно будет доставить в поместье, - сказал Дмитрий, - надеюсь, это – можно будет организовать.

- Конечно, завтра же этим и займусь, - пробормотал управляющий.

- Ну, а теперь, как я понимаю, нам остается только пройти в гостевой домик и отдохнуть там, - заметил Александр.

- Да, разумеется, - чуть суетливо проговорил управляющий, - я провожу вас туда.

Все вышли из дома, следуя за Николаем Владимировичем, и двинулись в обход дома, в сторону круглой башенки, которой заканчивалась галерея.
Чуть в стороне от неё, метрах в ста, располагался небольшой двухэтажный коттедж, явно современного типа. Управляющий открыл обычную современную железную дверь, и они вошли внутрь.
Этот коттедж точно строили уже в новом веке – он имел внутри самое современное наполнение. Модная, современная мебель, везде светодиодные лампы, современная сантехника. Каждая комната имела свою ванную и туалетную комнату. Здесь же имелась и вполне современная кухня. Показав все внутреннее убранство, управляющий повернулся к новому хозяину:

- Желаете ли еще что нибудь?

- Нет, благодарю, с тем, что бы вскипятить чайник и выпить чаю, мы как нибудь справимся и сами, - сказал чуть иронично Дмитрий.

- Что ж, тогда не буду вам мешать, - ответил управляющий, - завтра к десяти утра привезу сюда горничную и кухарку.

- Отлично, - заметил адвокат, - я завтра же и займусь их новым договором.

- А, знаете что, Николай Владимирович, - сказал Дмитрий, - не отдадите ли Вы нам ключи от главного здания, что бы не отвлекать Вас завтра утром.

Управляющий немного замялся, но затем все же достал из кармана ключи и отдал их Дмитрию, сказав при этом:

- Только прошу Вас, не ходите в главный дом ночью, Вы, все-таки, еще плохо знаете расположение комнат.

- Хорошо, я учту это, - иронично заметил Дмитрий, и пристально посмотрел на управляющего.

Тот постоял немного, а затем откланялся.

- Странный, он какой-то, - сказал Александр, глядя ему вслед.

- Не то слово, - поддержал его Дмитрий.

- Я думаю, ему просто трудно привыкнуть вот так – сразу, к новому своему хозяину, - примирительно заметил адвокат.

- Может быть, может быть, но привыкать ему – придется, - ответил Дмитрий.

- Оп, а вот и чайник вскипел, - весело заметил Александр, и наши путешественники на время отложили выяснение вопроса об управляющем. Благо все немало устали за этот день.

3

Окна комнаты, в которой ночевал Дмитрий, выходили на ту самую небольшую башенку, которой заканчивалась галерея, идущая от главного здания. Завешивая шторы на своем окне, Дмитрий некоторое время разглядывал эту странную башенку, вид которой явно вызывал диссонанс с остальными строениями главного здания. Она была трехэтажной, с узенькими и высокими окошками, и самое главное, по крайне мере отсюда, не было видно никакой двери наружу. То есть – попасть в неё, можно было лишь через длинную галерею. Дмитрий ни разу не сталкивался с подобным архитектурным решением, хотя в некоторых поместьях подобного возраста, ему бывать доводилось. Посмотрев некоторое время на башенку, Дмитрий задернул, наконец, шторы, и начал готовиться ко сну. Комната, в которой ночевал Дмитрий была невелика, но обставлена вполне современной мебелью, а в качестве ночника, вообще – использовался светодиодный светильник на многоцветных светодиодах. Эта деталь интерьера комнаты для гостей выглядела очень уж контрастной, особенно по сравнению с интерьером главного здания.
Несмотря на усталость, Дмитрий, почему то никак не мог уснуть, все время мучило какое-то странное беспокойство, как будто он что-то упустил во время осмотра здания. Еще он однозначно жалел, что так и не осмотрели флигель и эту самую – странную башенку. Какое-то время Дмитрий ворочался в постели, все никак не засыпая, а потом все же решил встать, немного походить. Дома это иногда помогало ему в том, что бы быстрее отойти ко сну.
Сделав несколько кругов по комнате, Дмитрий машинально посмотрел на часы – те показывали половину первого ночи. «Надо же», - удивился Дмитрий, - «я, оказывается, не сплю уже почти два часа».  Зевнув и постояв еще несколько секунд в середине комнаты, Дмитрий, сам не зная почему, подошел к окну и выглянул из-за шторы. То, что он увидел, его довольно сильно поразило. Во-первых, три окна на верхнем этаже башенки горели пусть и тусклым, но все равно отчетливым желтым светом. Такой свет бывает, когда в помещении зажигают несколько свечек. Во-вторых, в широких витражах галереи, идущей от башенки, было заметно какое-то движение. Как будто какая-то призрачная тень, скользила вдоль коридора, чуть заметная в тусклом лунном свете. Дмитрий даже зажмурился на несколько секунд, подумав – не заснул ли он на самом деле, но открыв глаза, снова увидел почти ту же картину. Окошки в башне горели все также, а вот призрачной тени в галерее уже не было видно. Но зато свет загорелся в одном из окон второго этажа главного здания. Насколько Дмитрий помнил, по объяснениям управляющего, это была одна из гостевых комнат, та, что расположена ближе всех к большому залу. Дмитрий уже собрался было одеться и пойти посмотреть, что же такое твориться в доме, благо ключ у него уже был. «Хотя», - подумал он, - «получается, ключ есть еще у кого-то».
Но, тут он заметил еще кое-что. По длинной аллее, идущей вдоль всего главного здания, медленной рысью двигался всадник на лошади, а развевающемся длинном плаще. Разглядеть, кто это был, отсюда было конечно, невозможно, но Дмитрию почему-то показалось, что одежда на всаднике, была явно старинной, этак века восемнадцатого.
Что-то удержало Дмитрия от того, что бы быстро одеться и выскочив из домика, бежать – выяснять что же там творится. Он продолжал смотреть в окно.
Всадник проскакал вдоль всего здания, начал поворачивать за угол, видимый не очень хорошо, в свете луны, но вдруг пропал. Не завернул куда-то, ни спрятался за каким-то препятствием, а просто растворился в воздухе. И в этот момент, Дмитрий заметил, что и окно в главном здании погасло. Дмитрий перевел взгляд на башенку. Там окошки на третьем этаже тоже не горели, зато явственно было видно, что горит свеча, стоящая на окне второго этажа. А в этом же окне был виден и еще чей-то силуэт. Правда разглядеть на таком расстоянии было ничего невозможно, но Дмитрию показалось, что этот некто – смотрит на гостевой домик. Правда, видеть Дмитрия было невозможно, свет он не зажигал, да и смотрел на все это сквозь тюлевую занавеску. Но ощущение чужого взгляда было столь явственным, что Дмитрий даже отступил на несколько секунд от окна. А когда снова посмотрел в окно, то света ни в одном окне большого дома уже не было. Он по-прежнему стоял темным и тихим, но теперь уже не казался таким спокойным, даже заброшенным, каким выглядел еще днем.
Дмитрий подумал, стоит ли рассказывать обо всем этом Александру и Альберту, но потом подумал, что лучше просто выяснить у них – не видели ли они чего-либо подозрительного ночью. А затем – попытать как следует управляющего на предмет того, кто бы мог посещать дом в ночную пору. Некоторое время, поглазев на темное здание, Дмитрий ощутил, наконец, что по-настоящему хочет спать, и отправился в кровать, рассудив, что утро – вечера мудренее.

На следующее утро, проснувшись посвежевшим и отдохнувшим, Дмитрий, тем не менее, нисколько не забыл о ночном происшествии, и решил за утренним кофе, который они сварили сами на небольшой кухоньке, немного попытать товарищей.

- Что-то мне показалось ночью, что возле дома, кто-то ходил, - задумчиво помешивая кофе, проговорил он, - вы ничего такого не заметили?

- Я спал как удав, - признался Александр, - впрочем, я почти всегда сплю очень крепко, ничего не замечая вокруг.

- Да, уж, что верно, то верно, - заметил Дмитрий, с некоторым сожалением. Да, Александр был надежнейшим другом, всегда был готов поддержать и помочь, но в некоторых ситуациях, спрос с него был реально небольшим. Соней он был первостатейным. Хотя, при этом, поднимался без всякого будильника в нужное время, как штык.

- А я как то неспокойно спал, - признался Альберт Иннокентьевич, - мне все казалось, что вокруг гостевого домика кто-то ходит.

- А Вы не вставали, не смотрели в окно? – С интересом и надеждой посмотрел на него Дмитрий.

- Нет, меня редко тянет на какие-то такие подвиги, - поднял руки и засмеялся адвокат, - так что увольте меня от всяческих проверок. А Вам тоже казалось, что ходят возле нашего домика?

- Нет, я ночью выглянул в окно, и мне показалось, что видел какие-то силуэты возле большого дома, - сказал Дмитрий.

- Так может это сторож, этот, как его там, Федор, ходил вокруг проверял что-то, - предположил Александр.

- Может быть, может быть, - рассеянно отозвался Дмитрий, решив уже точно – поговорить с управляющим.

До встречи с управляющим, назначенной на десять утра, оставалось еще около получаса, и Дмитрий решил сходить к главному зданию – посмотреть что там и как. «Может быть, удастся найти какие-нибудь следы вчерашних видений», - подумалось ему. Адвокат от утренней прогулки отказался, заявив, что начнет готовить документы для новых договоров работников усадьбы. А вот Александр вполне охотно согласился составить компанию своему другу в его намерении.
Друзья вышли из гостевого домика и направились в сторону главного здания. И здесь, рядом с машиной Дмитрия, оставленной в двух десятках метрах от входа в гостевой домик, обнаружились первые странные следы.

- Как будто кто-то на лошади проехал, - заметил Александр,  разглядывая явственные следы подков на дорожке из асфальтовой крошки.

- Да, похоже на то, - задумчиво проговорил Дмитрий.

По всему выходило, что его призрак на лошади имел вполне реальные очертания. Значит, это точно не было ни видением, ни  галлюцинацией. Посмотрев на эти следы с полминуты, друзья направились дальше.
Не доходя примерно с полсотни метров до крайней башенки главного здания, обнаружили еще следы. Теперь, на пыльной, нечищеной площадке, расположенной точно между башней и гостевым домиком, были видны следы человека. Человека, одетого в странные башмаки,  очень широкие, с какими-то квадратными мысами и пятками. Как будто шел человек, обутый в обувь, чуть ли не вырезанную из дерева. К тому же, было заметно, что человек наступал на всю ступню сразу, а не так, как большинство людей – с пятки на носок.

- Странная, однако, обувь, здесь у кого-то, - пробормотал Дмитрий.

- И не просто обувь, но еще и походка будь здоров, - заметил Александр, - как будто он шел в деревянной обуви.

- Да, мне тоже так показалось, - ответил задумчиво Дмитрий, - пойдем ка посмотрим в дом.

- А управляющий не будет проявлять недовольства? – Спросил Александр.

- Что ж теперь, и хозяину в дом не ходить?! – С некоторым вызовом, сказал Дмитрий. – Уж пусть привыкает.

Они прошли к главному входу. При этом Дмитрий внимательно осматривал и дорогу и газоны вокруг неё, в надежде найти еще следы. Но на удивление, более следов обнаружить не удалось. Что действительно удивляло, ведь всадника на лошади Дмитрий видел прямо перед главным входом.
Поднялись по лестнице, и подошли к двери. На всякий случай, Дмитрий еще раз осмотрел крыльцо, но не обнаружил ничего необычного.
Пожав плечами, он достал ключ и открыл замок.  Первым вошел Александр, а за ним и Дмитрий. В холле, с выключенным электрическим освещением и задернутыми плотными шторами, было довольно темновато. Дмитрий вспомнил местонахождение выключателей и, подойдя к нише в стене, нажал на несколько тумблеров сразу. Свет загорелся в холле перед лестницей, в обоих коридорах первого этажа и на самой лестнице.

- Ну и что будем смотреть? – Полюбопытствовал Александр.
- Думаю, стоит сходить, посмотреть на ту башенку, ход в которую идет через галерею, - ответил Дмитрий.

И друзья двинулись по коридору, ведущему к зимнему саду, откуда можно было попасть в галерею. И в зимнем саду обнаружилась еще одна странность. Вчера, когда они были здесь, все окна были наглухо закрыты и зашторены. А сейчас, у одного из окон, выходивших на заднюю сторону, была чуть приоткрыта одна из фрамуг. Да и портьера почти на треть открывала само окно.

- А ведь замок на двери главного входа был закрыт, - задумчиво проговорил Дмитрий, - кто же тогда открыл эту фрамугу?

- Может у управляющего есть еще один ключ? – Предположил Александр.

- Возможно, но зачем тогда открывать шторы, если он дважды повторил нам вчера, что старый хозяин был категорически против этого, - покачал головой Дмитрий.

- Да, немного нелогично, - отозвался Александр. Он отошел чуть в сторону и разглядывал теперь маленький столик, возле одного из окон.

- А здесь кто-то со свечкой стоял, - сказал он, наклонившись к этому столику.

Дмитрий подошел к нему и взглянув сам, удостоверился, что его товарищ прав – на столешнице были отчетливо видны капли, которые образуются от горящих свечей.

- М-да, час от часу не легче,  - проговорил Дмитрий, и подошел к двери, ведущей к галерее. Однако та, была заперта. Подергав безрезультатно ручку двери несколько раз, Дмитрий снова вернулся к столику, возле которого стоял Александр.

- А ключ от галереи, управляющий нам, конечно, не дал, - резюмировал Дмитрий.

- А что с улицы нет входа? – Спросил Александр.

- Вчера, я по крайней мере, не заметил ничего подобного, - ответил Дмитрий,  - либо входить через окно, что нежелательно, либо через галерею.

- Остается тогда ждать управляющего, - посмотрел на друга Александр, - благо, осталось всего десять минут.

- Это верно, но пойдем, посмотрим на большой зал и вход во флигель, - предложил Дмитрий. Александр кивнул головой, и они вышли в коридор. Пройдя по коридору через холл возле входа, друзья вышли к залу для торжеств.
И тут обнаружились еще следы чьего-то пребывания.
Вчера, все комнаты, которые осматривались гостями, были закрыты на замок. И отпирались, а затем аккуратно запирались управляющим. И оба друга хорошо помнили, что управляющий закрыл все двери. А теперь, одна из гостевых комнат была приоткрыта. Друзья переглянулись, а затем вошли в эту комнату. Дмитрий пошарил по стене возле двери и, нащупав выключатель, зажег свет. В комнате никого не было. И на первый взгляд, ничего, по сравнению со вчерашним днем, в этой комнате, не изменилось. Но что-то было не так. Александр, тем временем, чуть повел носом и сказал:

- Слушай, да здесь, похоже, кто-то тоже зажигал свечу.

- Точно, - щелкнул пальцами Дмитрий, - то-то я думаю, запах какой-то знакомый.

Он подошел к одному из канделябров, стоявших возле дверцы в ванную комнату.

- Ага, одну свечу здесь точно зажигали, - сказал Дмитрий, рассмотрев все свечи.

- И горела сия свеча не меньше четверти часа, - резюмировал Александр, внимательно осмотрев сию свечку.

- И кто же это ходит по дому и зажигает здесь свечи по ночам? – Задумчиво произнес Дмитрий.

- Надо прямо порасспросить этого Николая Владимировича, - прищурившись, произнес Александр.
- Не помешало бы, - кивнул головой Дмитрий.

В этом время со стороны входа послышались голоса управляющего и адвоката, интересовавшихся местонахождением нового хозяина и его друга.

- Ну, вот – на ловца и зверь бежит, - сказал Дмитрий, - сейчас все и узнаем.

4

Альберт Иннокентьевич с управляющим стояли в центре холла у входа и что-то оживленно обсуждали. Возле дверей стояли молча две женщины, по внешнему виду, явно сельские жительницы, неопределенного возраста. Точнее, на первый взгляд, она казались весьма и весьма пожилыми, но скорее всего это было внешнее впечатление. Впечатление из-за отсутствия косметики и явно видимых следов непростой жизни и тяжелого труда на лице.
Адвокат, показывая руками вокруг, видимо, объяснял – чем стоит заняться в доме в первую очередь. А управляющий, судя по всему, был далеко не со всем этим согласен.
Их оживленную беседу прервало появление нового хозяина и его друга.

- А, вот и Дмитрий Олегович, - оживленно проговорил адвокат, - как раз обсуждаем, что нужно сделать в доме в первую очередь.

- Кстати, - он обернулся к женщинам, - подойдите сюда.

Женщины покорно покинули свое место возле двери, и подошли к разговаривающим.

- Это Мария Архиповна, - представил адвокат первую из женщин, ту, что была явно постарше и чуть пониже ростом, - прекраснейше готовит, я сам лично не раз отдавал дань её кулинарным способностям, когда гостил у прежнего хозяина.

Затем он повернулся ко второй женщине, которая была явно помоложе, повыше и постройнее:

- А это Вера Григорьевна, оплот чистоты и порядка, которая не позволит ни единой пылинке проникнуть в ваши комнаты.

- Просто прекрасно, - прервал монолог адвоката Дмитрий, - я доверю Вашему опыту, тем более они работали в поместье и ранее.

- В таком случае, - потирая руки, сказал адвокат, - можно будет подписать договор.

- Позвольте все же и мне узнать условия этого договора, - заметил Дмитрий, - но для начала я бы хотел переговорить с Вами, Николай Владимирович.

Молчавший до этих пор, управляющий, посмотрел на Дмитрия и сказал:

- Что же, я целиком во внимании.

- Думаю, лучше поговорить не здесь, а, скажем, в зимнем саду, - проговорил Дмитрий, и двинулся по коридору.

Управляющий чуть усмехнулся, но как показалось Александру, не слишком весело, а затем пошел вслед за новым хозяином.

- А что случилось? – Встревожился адвокат.

- Ничего особенного, просто новый хозяин хочет кое-что разъяснить, - объяснил Александр.

В зимнем саду, Дмитрий сразу же подошел к тому окну, которое было приоткрыто. Вошедший следом управляющий, изобразил на своем лице некоторое удивление и недовольство:

- Прежний хозяин, Алексей Павлович, высказывался категорически против того, что открывали окна и отодвигали портьеры.

- Я прекрасно помню Ваши вчерашние объяснения, - ответил спокойно Дмитрий, - и вчера, как мы оба помним, сие окно было, конечно закрыто.

- Разумеется, - с некоторым возмущением в голосе, произнес управляющий. Но Дмитрий движением руки остановил его:

- Я не открывал этого окна, оно было открыто, когда мы с моим другом зашли в это помещение, всего чуть больше получаса назад.

Управляющий на мгновенье застыл, а затем повернул удивленное лицо в сторону Дмитрий. А тот продолжал:

- Более того, если Вы посмотрите на вот тот столик, - Дмитрий указал в нужном направлении, - Вы увидите, что на нем капли от свечки, которую кто-то зажигал здесь вчера ночью.

- Но это невозможно, - категорически отверг это предположение управляющий.

- Да, входная дверь была закрыта, - спокойно сказал Дмитрий, - я сам открывал её утром, но, тем не менее – факт остается фактом. Как это можно объяснить?

Управляющий промолчал и отвел взгляд.

- Более того, я видел ночью какого-то всадника, проскакавшего по площадке перед домом, - продолжал Дмитрий, - а утром мы нашли следы копыт. А кроме прочего, ночью я видел и свет в нескольких окошках башни. В то время, как двери в галерею – заперты, а ключей у меня нет.

Управляющий продолжал молчать, не глядя в глаза новому хозяину.

- Неужели Вам совершенно нечего сказать по этому поводу? – С удивлением и некоторым возмущением произнес Дмитрий.

- Мне трудно давать объяснения некоторым вещам, - произнес после некоторого колебания управляющий.

- И все же, хотя бы какое-то объяснение хотелось бы услышать, - веско произнес Дмитрий, - а кроме прочего, было бы неплохо попасть в галерею, да и башню тоже.

- Я не могу Вам дать эти ключи прямо сейчас, - снова отвел взгляд управляющий.

- Почему же? – Дмитрий пристально посмотрел на него.

Управляющий продолжал молчать, но было видно по его лицу, что внутри его идет довольно серьезная борьба.

- Этих ключей нет у меня, - выдавил, наконец управляющий.

- Как это нет? А как же Вы попадаете в галерею? – С подозрением спросил Дмитрий.

- Я был в галерее всего дважды, и оба раза – когда сопровождал старого хозяина, - сказал управляющий, посмотрев теперь в лицо Дмитрию.

- Вы хотите сказать, что хозяин никогда не доверял Вам ключи от галереи? – Дмитрий был удивлен, но все еще не до конца доверял управляющему.

- Да, я был когда-то в галерее и в башне, но очень давно, еще в те времена, когда поместье было в государственной собственности, - сказал управляющий, - но оно тогда было законсервировано, стояло полностью заколоченным.

- Как же Вы туда попали? – Посмотрел на него Дмитрий.

- В конце восьмидесятых приезжала комиссия из областного центра, - объяснил Николай Владимирович, - осматривала поместье на предмет возможной реставрации. И я тогда, был приглашен как один из представителей местного актива.

- Так, а после этого, Вы бывали там? – Спросил Дмитрий.

- Только один раз, во время ремонта, а затем дважды вместе с хозяином, - ответил управляющий, - и ключи всегда были только у него.

- То есть, мы сейчас не сможем попасть в галерею, не взломав двери? – Уточнил Дмитрий.

Управляющий лишь кивнул головой.

- Но как тогда объяснить следы от свечки и открытое окно? – Еще больше удивился Дмитрий.

- Прошу прощения, но я не знаю ответа на этот вопрос, - тут управляющий снова почему-то отвел глаза.

- Ну, хорошо, - заметил Дмитрий, - но ведь где-то эти ключи должны быть.

- Возможно, старый хозяин прятал их в сейфе, - проговорил управляющий.

- И где этот сейф, здесь – в доме? – Осведомился Дмитрий.

- Нет, мне кажется, что хозяин прятал их в сейфе в своей городской квартире, - ответил Николай Владимирович.

- Где, в Москве? – Удивился Дмитрий.

- Да, нет же, у него была квартира в местном районном центре, - объяснил управляющий, - он иногда уезжал туда, на два-три дня.

- А Вы были у него в квартире? Знаете где она? – Спросил Дмитрий.

- Нет, увы, даже не представляю, хозяин никогда не брал меня с собой туда, - развел руками управляющий, - возможно, знает Альберт Иннокентьевич.

- Что же, придется спросить у него, - проговорил Дмитрий, пристально глядя на управляющего, - но сдается мне, Вы что-то не договариваете.

Управляющий промолчал, но вид у него был явно сконфуженный.

Дмитрий еще раз посмотрел на него и вышел из зимнего сада. Он был в сильно недовольном настроении и поэтому не заметил, как управляющий, вздохнув, посмотрел на дверь галереи и покачал головой.

Дмитрий вошел в холл, в котором переговоры, видимо уже закончились, ибо женщин не было видно, а адвокат разговаривал с Александром.

- Альберт Иннокентьевич, - обратился к нему Дмитрий, - Вы знаете, что у моего дяди имелась квартира в местном райцентре?

- Да, я даже бывал там однажды, - медленно проговорил адвокат,- а что такого?

- Имеются ли какие-либо права на эту квартиру у меня? – Прямо спросил Дмитрий.

- В завещании ничего конкретного об этом не было сказано,  - адвокат снял очки и начал нервно их протирать носовым платком. Было видно, что он несколько нервничает.

- И все же, - испытывающее посмотрел на него Дмитрий.

- Насколько можно понять завещание, - протянул адвокат, - квартира, так же, как и поместье, является Вашей собственностью, но с такими же оговорками.

- То есть, без права продажи и перестройки, - заключил Дмитрий.

- Именно так, - чуть успокоился адвокат и нацепил очки обратно.

- Можем мы попасть в эту квартиру? – Прямо спросил Дмитрий.

- Сегодня, боюсь, что нет, - ответил адвокат, - у меня просто нет ключей от неё.

- Вот тебе и раз, ни у кого нет ключей, ни от одной двери, - выдохнул воздух Дмитрий.

- Где первый комплект ключей, я не знаю, но второй комплект был отдан на хранение в нашу фирму, - чуть важным тоном проговорил адвокат.

- И их могут доставить? – Вопросительно посмотрел на адвоката Дмитрий.

- Если я сегодня позвоню, то уже завтра, - ответил адвокат.

- Это было бы просто прекрасно, - заметил Дмитрий, - а кстати, - женщины уже ушли?

- Нет, они сейчас в гостевом домике, готовят обед и чуть приводят его в порядок, а завтра начнут готовить местную кухню, - отозвался адвокат.

- Было бы неплохо дать им еще в помощники расторопного парня, для всякой беготни, - заметил Дмитрий.

- Хорошо, поищем такого, может быть даже из местных же, - отозвался адвокат.

- Будет лучше, если он будет, все же, не из этой же деревни, откуда эти женщины и Федор, - несколько возразил Дмитрий, подумав о возможном сговоре.

- Вполне можем поискать такого человека из поселка, ну того – возле которого мы повернули, - сказал адвокат,  - там поселок довольно большой, а работы не так много, человека можно найти.

- Этим займемся позже, а пока было бы неплохо прояснить вопрос с ключами, - Дмитрий посмотрел на адвоката.

- Хорошо, я позвоню прямо сейчас, - пожал плечами адвокат,  и вышел на крыльцо.

- Ну, что сказал управляющий? – Александр посмотрел на Дмитрия.

- Ничего существенного, - отозвался тот, - похоже, дядя не слишком доверял ему, да, впрочем, по моему – вообще никому.

- Возможно, кое- что можно будет прояснить, побывав в его местной квартире, - добавил Дмитрий, после некоторого молчания.

- Значит, завтра посетим его квартиру? – Спросил Александр.

- Постараемся это сделать, - сказал задумчиво Дмитрий.

- А сейчас… - начал было Александр.

- А сейчас, мы прогуляемся по саду, а потом , надеюсь – нас все-таки накормят обедом, - прервал его Дмитрий.

- И то – дело, - весело заключил Александр, и они вышли из дома.

5

Следующая ночь прошла относительно спокойно. Относительно, потому что, Дмитрий раза пять или шесть вставал ночью и смотрел подолгу в окно, пытаясь рассмотреть что-то необычное. Но, увы – в эту ночь и в саду было совершенно тихо, и главное здание стояло с темными окнами и без малейшего движения. По-настоящему уснуть удалось только под утро, и в результате, Дмитрий встал утром с тяжелой головой.
Впрочем, сытный и вкусный завтрак, приготовленный Марией Архиповной, при помощи Веры Григорьевны, сумел очень неплохо развеять плохое настроение у молодого хозяина и у его товарищей. Женщины даже заслужили искреннюю похвалу и от Дмитрия, и от Александра, что явно им обоим понравилось. Дмитрий вообще решил наладить с этими женщинами, по возможности, хорошие отношения, что бы иметь, на всякий случай, еще один источник информации.
Поэтому, поговорив с Александром, он решил помочь своим служащим привести хозяйственные помещения в большом доме в порядок. Благо нового помощника еще предстояло найти, а доверять управляющему Дмитрию пока не слишком хотелось. Оставив адвоката ждать курьеров из Москвы с ключами от местной дядиной квартиры, молодые люди отправились вслед за кухаркой и горничной в главное здание.
Поскольку ключ Дмитрий передал женщинам, что бы не задерживать их, он сам решил обойти здание с обратной стороны и посмотреть, если получится, в окна башенки и галереи.

Вблизи башенка казалась, почему то меньшего размера, чем издалека. Да, впрочем, размеры её и действительно, были невелики. Посчитав шагами её окружность, Дмитрий примерно вычислил её диаметр, который был около десяти метров. Помещений внутри неё, вероятно, было немного. Особенно с учетом того, что внутри была еще и лестница.
Заглянуть же внутрь, увы – не удалось, все окна были зашторены изнутри очень плотно. И вообще создавалось впечатление, что тот свет, что видел Дмитрий в прошлую ночь, мог быть виден только в том случае, если эти занавески были открыты.
Затем прошли к задней стороне главного здания, и здесь, возле заднего выхода их ждало еще одно открытие.
Здешним входом, видимо не пользовались еще больше, чем главным, поэтому небольшое заднее крыльцо было, в общем-то, изрядно замусорено и запылено. И вот на этой пыли, друзья обнаружили те самые следы, которые уже видели недалеко от главного входа. Те самые, очень широкие, с квадратными мысами и пятками следы. Что более всего удивляло, они приходили по ступеням вверх и заканчивались возле самой двери. А вниз – ни одного следа не вело. Создавалось впечатление, что субъект в такой необычной обуви, просто подошел к двери и вошел в неё. В то время, как дверь, была заперта. И дверь не просто заперта, а кроме внутреннего замка, на ней висел еще и навесной.

- Да, загадка на загадке, - проговорил Дмитрий, еще раз подергав дверь и глядя на следы.

- Да уж, получается, что этот тип, в квадратных ботинках, вошел в дверь, а потом кто-то повесил снаружи замок, - с сомнением произнес Александр.

- И был этот кто-то – бесплотным духом, не оставляющим следов, - добавил Дмитрий, качая головой.

- Да, несуразица какая-то, - согласился Александр.

- Управляющий явно знает больше, чем говорит, но как из него выудить какую-то адекватную информацию, - задумался Дмитрий.

- А может быть, нам смогут что-то рассказать наши служащие, - предположил Александр, - мне они показались женщинами достаточно простыми, и интригах не искушенными.

- Попытка – не пытка, - сказал Дмитрий, - попробуем, тем более, что ключи появятся не ранее обеда.

- А, кстати, на той связке, что тебе дал управляющий, от задней двери ключей нет? – Спросил Александр.

- Увы, но там только два ключа от главного входа и ключ от гостевого домика, - покачал головой Дмитрий.

- Тогда придется обойти здание и войти в главный вход, - заключил Александр.

- Что же, так и сделаем, - кивнул головой Дмитрий.

Товарищи снова обошли здание вокруг и вошли через главный вход. Работа на кухне уже шла полным ходом, об этом свидетельствовал немалый шум, доносившийся с кухни.
Друзья прошли туда же. Горячая вода в обеих раковинах была включена, и оттуда поднимался пар к потолку. Мария Архиповна очень быстро и сноровисто перемывала посуду, а Вера Григорьевна вымывала до блеска, чуть ли не в буквальном смысле, полки, разделочные столы и сервировочные столики. Надо было сказать, что кухня была обставлена по самому последнему слову техники, хотя и сохранила при этом, что удивительно, и  какой-то шарм старины. Либо у дяди, у самого, был очень неплохой художественный вкус, либо он сумел найти столь талантливого дизайнера.

- Прошу прощения, может я конечно не совсем к месту, - начал Дмитрий, - но может быть нужна какая-то помочь?

- Ну, право же, что Вы, - немного смутилась Мария Архиповна, - мы и сами справимся.

- Вот разве что помогли бы запустить посудомоечную машину и полотенцесушитель, - сказала Вера Григорьевна, - мы то с этим слабо знакомы.

- Не вопрос, - сразу же включился в работу Александр, и через пару минут загорелись огоньки на панели посудомойки, и зашумела вода в активном полотенцесушителе.
Дмитрий в это время успел поменять сгоревший предохранитель в том же, смежном помещении.

- Благодарствуем вам, - чуть поклонившись, но с достоинством, произнесла Вера Григорьевна. А Марий Архиповна, чуть покраснев, тоже сделала нечто вроде поклона.

- Ну, что вы, - чуть укоризненно произнес Дмитрий, - я же не помещик старорежимный, для меня это совсем не в тягость.

- Все равно, все равно, - проговорила Вера Григорьевна.

- А скажите, - начал Дмитрий, облокотившись о красивый старинный, или стилизованный под старину, буфет, - вы работали здесь, когда дядя жил еще в самом доме.

- Вестимо, работали, - откликнулась Мария Архиповна, - кто-то ведь должен был обслуживать хозяина. Алексей Павлович был хорошим человеком, хотя иногда и немного резковатым.

- И потом, когда хозяин уехал в городскую квартиру, нас вызывали, когда приезжал сюда на короткое время, - добавила Вера Григорьевна.

- А скажите, только ничего не бойтесь, не доводилось ли вам замечать в этом ломе, что-то странное, неважно что? – Дмитрий внимательно посмотрел на обеих женщин.

Вопрос, судя по всему, немало смутил и Марию Архиповну и Веру Григорьевну. Они переглянулись между собой, затем Вера Григорьевна опустила глаза, а Мария Архиповна тихо сказала:

- Алексей Павлович не хотел, что бы мы рассказывали о чем-то, что видели в этом доме, да и Николай Владимирович нам приказал держать язык за зубами.

- Так, значится, - пробормотал Дмитрий, - но сейчас, в права владения вступил я, и мне все, же хотелось бы знать кое-какие подробности, поэтому я еще раз прошу вас рассказать все, что вы знаете.

Женщины еще раз переглянулись между собой, потом Вера Григорьевна как-то странно вздохнула, и чуть отводя глаза, начала рассказ:

- В доме вообще было немало странного, например начиная с того, что постоянно ощущалось чье-то присутствие, хотя мы знали, что в доме, кроме самого хозяина, управляющего и нас двоих, более никого нет.

- А что, в доме, более никто никогда не жил? – Уточнил Дмитрий.

- Иногда приезжали какие-то приятели хозяина, но были здесь от силы одну-две ночи, - покачала головой Вера Григорьевна. И продолжила:

- Кроме нас, у хозяина было еще трое служащих, одного из них Вы видели – Федора, но он появился не сразу, а где-то через пару месяцев, после вселения Алексея Павловича, и откуда он взялся – мы не знаем. А кроме него – был еще водитель хозяина и еще один парень – Антон, который занимался электрикой, сантехникой и подобными вещами.

- Хм, а чем тогда занимался Федор? – Спросил Александр.

- Он обычно в саду копался, но садовник из него неважный был, и он больше – все обязанности сторожа выполнял, - покачала головой Вера Григорьевна. – Но эти трое – все жили в хозяйственном домике, в другой стороне усадьбы.

- Не во флигеле? – Удивился Дмитрий.

- Нет, флигель всегда стоял пустым, - ответила Вера Григорьевна, - в нем никто никогда не жил, да там и помещения всегда стояли пустые, почти без мебели. Там и убираться мне пришлось всего два раза. Один раз – сразу после того, как Алексей Павлович сюда въехал. А второй раз – примерно полгода спустя, так в этот второй раз, там весь пол был затоптан грязными следами, как будто рота солдат из огорода вышла и прошла через флигель. Хотя никаких гостей хозяин не принимал.

- Что-то еще? – Спросил Дмитрий. Вера Григорьевна вздохнула и продолжила:

- Поскольку мы жили в самом доме, то и спали, естественно тут же, так вот по ночам, время от времени по зданию раздавались гулкие, громкие шаги. Обычно они шли со второго этажа, то есть это не мог быть ни хозяин, ни управляющий, который спали на первом этаже. Мы боялись выходить из своих комнат, а Ваш дядя, услышав от нас эти разговоры, засмеялся, хотя и как-то нервно, а потом сказал нам, что бы мы помалкивали. Но был еще один случай. И ему свидетелем был и Николай Владимирович. Я тогда убиралась в зимнем саду, а управляющий помогал мне. Ни в галерее, ни башне я никогда не была, да и двери туда, всегда были заперты. А здесь, и я, и управляющий отчетливо услышали, как в галерее кто-то быстро ходит, а потом послышался разговор. Один из разговаривающих, был хозяин, его голос мы оба узнали, а вот разговаривал он с женщиной. Причем казалось, очень уговаривал её о чем-то.

- Так может, это была какая-то его гостья? – Посмотрел на рассказчицу Дмитрий.

- Да господь с Вами, - покачала головой Вера Григорьевна, - к хозяину отродясь никакие дамы не приезжали. Да и не видели мы, что бы в дом заходила какая-то женщина, и уж откуда она взялась – было непонятно.

- Ну, вы её так и не увидели? – Спросил Александр.

- Нет, голоса тогда стали звучать тише, а затем вообще удалились, - сказала горничная, - а хозяин появился только к ужину, и был, как нам показалось, чем-то сильно расстроен.

- Может, что-то еще видели или слышали? – Все, более заинтересовываясь, проговорил Дмитрий.

- Где то спустя три ночи, после этого разговора в галерее, я слышала ночью, чей-то плач, тоже, как будто слышимый из галереи, - чуть помедлив, сказала Мария Архиповна, - и плакала женщина.

- Все страннее и страннее, - задумчиво покачал головой Дмитрий,- просто так здесь не разберешься.

- Да уж, тут не знаешь, что и думать, прямо какие-то привидения в замке, - усмехнувшись, добавил Александр.

- А после того, как дядя покинул дом и приезжал только на одну-две ночи, что-то видели в доме? – Спросил напоследок Дмитрий.

- Так ведь мы в это время уже не жили в самом доме, - отозвалась Мария Архиповна, - мы жили в гостевом домике, а сюда только приходили днем. Тут нам было страшно ночью, особенно без хозяина.

- Ладно, - проговорил Дмитрий, - работайте спокойно, заставлять вас жить в доме, я не буду, только прошу вас, не говорить о нашем разговоре Николаю Владимировичу.

- Конечно, конечно, - торопливо заговорили женщины, - а то ведь он будет сильно недовольство проявлять, что мы тут наговорили лишнего.

- Ну так, значит, и говорить ничего не надо, - подмигнул им Александр.

- В таком случае, нам остается только узнать, когда у нас будет обед? – Уже весело посмотрел на женщин Дмитрий.

- Ой, Дмитрий Олегович, мы тут отвлеклись немного, - виновато проговорила Мария Архиповна.

- Это я вас отвлек, так что и виноват я сам, - заметил Дмитрий.

- А обед мы приготовим пока в гостевом домике, здесь кухня еще не готова, - сказала Вера Григорьевна, - через часок обед будет готов.

- Что же, подождем, - сказал Дмитрий.

В это время послышался звук клаксона автомобиля у ворот.

- Ага, а вот, похоже, и ключи от городской квартиры привезли, - сказал Дмитрий, - так что после обеда, самое время наведаться в гости в еще одну часть наследства.

- Я смотрел по карте, тут не далеко, всего с полсотни километров, - заметил Александр.

- Что же, возьмем с собой адвоката в качестве проводника и посетим сию квартиру, - сказал Дмитрий и пошел к выходу из главного здания. Александр поспешил за ним.

****


Рецензии