Неожиданная встреча

      Стояла ранняя, тёплая, дальневосточная весна, я возвращался с рыбалки в хорошем расположении духа, с неплохим уловом-десятком желтопузых гальянов. Так называется порода рыбы, которая водится в дальневосточных реках и очень похожа на нашего огальца со Средне-Русской возвышенности, только значительно крупнее.

     Офицерская служба в тех краях была тяжёлой и как только выпадала свободная минутка, я спешил с удочкой на речку Мангугай, берущей своё начало в сопках Китая, впадающей в залив Петра Великого и протекавшей в ста метрах от моего дома. Эта река с мужским именем имела свой норовистый характер, в летнее время её переходили по камням люди, не замочив ног, куры же бегали по воде с одного берега на другой, а вот в октябре, в период дождей, она переворачивала машины, несла в океан деревья, случалось и дома, меняла своё русло, наносила огромный ущерб людям. Вела себя, как необъезжанная лошадь, не знавшая никогда узды и вожжей. И всё это сопровождалось, непрекращающимися сутками ливнем, шквальными порывами ветра и резким понижением температуры. По тротуарам, дорогам с сопок неслись грязные потоки воды, затапливая подвалы, огороды гарнизона.

     И я, по мудрому совету офицеров-старожилов купил себе резиновые сапоги, в которых дождливой осенью, как и все ходил на службу, хоть по военной форме они не предусматривались, но командиры, зная, что мы за тысячи километров от столицы, относились к этому с пониманием.

     ...Впереди был воскресный день, а дни отдыха, если честно, то выпадали не часто. То наряд, то назначали ответственным, что по сути одно и тоже, то кто-то из солдат совершал обязательно, в этот день какой-нибудь проступок, то командир части внезапно приходил на службу и находил, как правило, недостатки, вот и приходилось их устранять и "с нетерпением" ждать понедельника, чтобы на совещании получить, причитающийся нагоняй.

     ... Как вдруг из-за забора, а тропинка проходила около него, в меня полетели две гнилые картошины и упали в полуметре. Я остановился и тут же ещё две следом за первыми, я бросил удочку, улов и моментально оказался на железобетонном заборе, отделявшим дома командования дивизии от всех остальных, в том числе и от моего барака-конюшни, в котором проживали молодые лейтенанты, прапорщики, сверхсрочнослужащие с семьями.

     И каково же было моё удивление, когда я увидел мужчину, сидевшего на корточках в старом офицерском бушлате, поношенной шапке с опущенным ухом, видно завязок не было, перебиравшего прошлогодний картофель, а гнилые клубни, надо же было додуматься, бросал через забор, не предполагая, что там могут быть люди. И я, сидя на заборе, назвал его сволочью и что картошку, брошенную в меня, засуну ему в штаны. Он поднял голову, я сразу его узнал, он даже не успел сказать и слова, как меня уже не было на верху. Схватив удочку, пойманных гальянов, стремглав пустился наутёк, кажется в жизни я никогда так быстро не бегал.

     Дома рассказал о случившемся жене, ведь перебиравшим картошку был никто иной, как начальник политического отдела дивизии полковник Григоренко А.,которого в тот момент боялись больше, чем командира дивизии генерала. Это он не мог простить нашему начальнику автомобильной службы А.Тунникову, который во время подписной компании отказался подписываться на газету "Правда" и смело заявил:" Мне всё равно, чем разжигать печку, органом ЦК КПСС или ВЦСПС!" и на каждом совещании вспоминал это. Спасало то, что он был беспартийным и родом из Приморского края, особого рвения в службе не проявлял, чтобы получить высшую должность и воинское звание. Ведь тогда так было заведено, что офицерская карьера, судьба и жизнь во многом зависели от влияния партийных органов.

     Я никому об этой встрече, кроме жены, не рассказал, боялся и будучи секретарём партийной организации ракетного дивизиона,старался на всех партийных конференциях, в повседневной жизни, не попадаться начальнику политотдела на глаза, а на заседание партийной комиссии по приёму ходил заместитель майор Михасенко А..

     Не знаю, запомнил ли меня с моей тирадой начальник политотдела, но я два года, пока он не заменился по службе на Украину, всегда помнил об этом.


Рецензии
Эти гниды и мне не мало попортили крови. И были они в основном хохлы. Зря скрывался. Если бы он захотел напакостить, то в долгу бы не остался.

Вячеслав Серов   15.02.2020 03:11     Заявить о нарушении