Кровоточащая душа

«Ты – красивая! Ты – ОЧЕНЬ красивая!»

О, как от этих слов трепещет душа, она поёт и  ликует, она вся дрожит…
И всё потому,  что эти  слова я слышу от того,  кому уже давно отдано моё сердце, чьи глаза  обжигают  меня своим горячим взглядом, чьи руки  обволакивают меня непонятной мне негой, а губы  испепеляют мои губы таким жаром, что иногда мне кажется, что я сейчас  вся вспыхну ярким костром,  превращусь в трепещущее  пламя,  растаю в его руках, превращусь в нежное облачко и  улечу далеко-далеко в небеса лёгкой пушинкой.

От его объятий и поцелуев  у меня мутнеет сознание, у меня подкашиваются ноги, млеют руки, моё тело становится  мне не подвластно, а в голове стучит только одна мысль: «Только бы не потерять сознание, только бы не упасть…!»

Я так его люблю!  Его, даже мимолётный взгляд, секундная встреча на работе  обдают меня таким жаром, таким теплом, что мне с трудом удаётся погасить в себе это чувство на протяжении  последующих нескольких часов.

А уж как я лечу на свидания!  Внутри меня такой свет, такая радость и счастье! Мне кажется, что даже окружающим  это видно. А уж он точно это должен увидеть и первым сказать мне те слова, которые  я так жду…
Ведь, наши встречи длятся уже почти год!

И я жду!  Жду его признания в любви!  Жду его следующих шагов и поступков. Ведь, я вижу, что и он не равнодушен ко мне, вижу его горящие глаза, чувствую его горячие руки, слышу его дрожь в теле, когда он обнимает и целует меня.

Но, нет!  Этого не происходит! 
Напротив, он стал, как мне показалось, от меня отдаляться. Свидания стал назначать всё реже и реже, объясняя это своей занятостью. Правда, чем реже стали становиться эти свидания, тем горячее и страстнее становились следующие. Я чувствовала, что он скучал по мне, что он их ждал, что он «летел» ко мне, однако… почему-то   всё  чаще и чаще от этих встреч стал отказываться.

Я не понимала, что происходит, но и задавать ему этот вопрос не решалась, мне казалось, что я не имею на это права, ведь мы не были близки настолько, чтобы иметь  право на такой вопрос.
Кто я была для него? Всего лишь до одури влюблённая  в него девчонка, страждущая его поцелуев, объятий, внимания и получающая это от него.  А мне так хотелось быть ЛЮБИМОЙ и так хотелось услышать это от него.

Нет, не услышала. Хотя был момент, когда сердце моё « упало»,  внутри всё затрепетало от сладостных ожиданий, когда я услышала фразу: «Нам нужно поговорить» и почему-то решила, что вот, вот я и услышу те самые слова…

Но я услышала другие слова: «Нам нужно расстаться!»

Это было, как молотом по голове, как выстрелом в сердце, как ножом по горлу.
Я потеряла дар речи, я не могла даже слова вымолвить , я не могла даже спросить:  «почему?».

Он снял с моей груди цепочку, простую металлическую цепочку с  таким же простым кулончиком  и со словами: «Это я оставлю себе на память»  притянул меня к себе, крепко обнял и поцеловал с таким жаром, что, мне кажется,  я этот поцелуй до сих пор ощущаю на своих губах. Потом резко оттолкнул от себя, повернулся и почти бегом стал от меня уходить.

А я стояла с протянутыми к нему руками, безмолвная, оглушённая,  опустошённая, обезжизненная.

Долго, очень долго я жила с огромной болью в сердце и с этим вопросом: «почему?»,  часто вспоминая своего любимого, перебирая в памяти каждую  нашу встречу, каждую его улыбку, взгляд его голубых глаз, его  горячие руки, страстные поцелуи и объятия.

Однако,  жизнь продолжалась, она катилась по кем-то нарисованной и обозначенной мне дорожке.

На моём пути встретился человек, который  добивался моего внимания,  и которому я позволила себя так же страстно обнимать и целовать,  как раньше позволяла это делать своему любимому,  человек, от которого я услышала то самое слово, которое ждала от своего любимого – «люблю» , а затем и предложение руки и сердца.

Я  не могла  ответить этому человеку такой же страстью и желанием обнять его, поцеловать, сказать «люблю». Но я приняла его предложение.
Я стала женой не того человека, чьей бы я хотела стать, матерью  детей не от того человека, от которого бы хотела иметь детей.

Так получилось!
Я  была верной женой этому человеку, хорошей матерью  нашим детям, но я так и не смогла для своего мужа стать такой же горячей, такой же падающей в обморок только от одних объятий, какой я была со своим любимым.

Конечно же, со временем появились какие-то тёплые чувства и к мужу,  но это были другие чувства, просто чувства женщины  к мужчине, который сделал её женщиной, научил  быть женщиной, пробудил в ней женскую страсть.
Но я продолжала любить другого,   с грустью думать о нём и… ждать с ним встречи.

И эти встречи случились!
 
Стою на трамвайной остановке, жду трамвая и, вдруг, глаза встречаются с глазами…  Я чуть не теряю сознание.  Вижу – он бежит ко мне, а я смотрю то на него, то на приближающийся трамвай: кто скорее.

- «Подожди!»

Но я  успеваю вскочить в трамвай. Двери закрываются. Я стою у заднего окна и смотрю на своего любимого,  я протягиваю к нему руки и хочу крикнуть: «Догони! Останови!»

Но… трамвай уносит меня от него всё дальше и дальше. Вижу, что он стоит и смотрит мне вслед,  также с вытянутой рукой до тех пор, пока мы можем видеть друг друга.
Прихожу в себя от сознания, что по щекам ручьём текут слёзы, а сердце стучит так,  что кажется это слышно всем.

В душе смятение и… боль!
Несколько дней не могла прийти в себя.  Муж с беспокойством вертится вокруг меня: «Что с тобой?».  А я будто окаменела. Теперь уж и не помню, сколько я пребывала в таком состоянии.

Прошло пару лет.  У меня уже есть сын. В семье как-то стала налаживаться жизнь, я после «декретного»  вышла на работу .

Однажды выхожу из кабинета и дверью чуть не сбиваю человека,   в котором узнаЮ друга моего «Любимого». Вспыхиваю!
Узнал! Удивлён! Охи! Ахи! Расспросы: ты где, ты как?

А потом, вдруг: «А ты знаешь, я тут не один! Догадываешься, с кем? Хочешь увидеться?»
- «Нет, не стоит!»
- «Ты до которого  работаешь?»
- «До пяти!»
- «Ладно!»
Прощаемся, а я чувствую, что за эти 2-3 минуты  разговора я  покраснела, как рак, а мой голос стал предательски  дрожать.

С работы отпросилась пораньше, чувствовала, что слово «Ладно» может иметь продолжение.

И опять в душе смятение, воспоминания и глухая боль,  едва справилась.
А на вопрос мужа «Что с тобою?»  ответ: «Ты знаешь, что-то так голова болит».

А утром, как выстрел в голову: «А ты знаешь,  тебя тут вчера два парня разыскивали. Не от них ли ты так раненько вчера сбежала?»    Я, видимо, покраснела, поскольку пытливые взгляды моих сослуживцев ощущала на себе весь день. Ну и конечно, весь день жила с мыслью, как избежать этой встречи, если вдруг и сегодня…

Возле кабинета никого не обнаружила, не обнаружила и возле лестницы. Скорей, скорей проскочить её  и выскочить за двери…
Спускаюсь, иду к двери и, вдруг, ещё один «выстрел», теперь уже в спину:  «Наташа!».
Оборачиваюсь!  Ну, что ж, это было ожидаемо!
Подходит, с цветами: «Это – тебе!»
- «Спасибо! Ну и зачем ты здесь?»
- «Захотел увидеть тебя. Узнать, как ты? Тебе на трамвай? Не возражаешь, если мы пойдём вместе?»

Тихо вздыхаю, чего уж теперь возражать!
Идём! Разговариваем! Рассказываю: замужем, есть сынишка… и вдруг вопрос: «Скажи, а почему ты сына Мишей назвала?»
Я опешила: «А откуда ты это знаешь?»
- «А я всё о тебе знаю! Так, всё-таки,  почему  сына назвала Мишей?»
Я понимаю, что тебе, наверное, хочется услышать, что в честь тебя. Но я тебе этого не скажу.
- «У меня муж  - Михайлович, стало быть в честь дедушки!»
- «А-а-а» - слышу разочарование в ответ.

Смотрю на него и так хочется ему прокричать: «Да в честь тебя, в честь тебя, конечно же!», но… я этого не делаю, понимаю, что делать это не следует.

Рассказывает о том, что у него уже есть дочь и хотя она ещё совсем маленькая, но он уже покупает ей книжки. Это так трогательно. Слушаю его, а в голове стучит мысль: «У него есть ребёнок, его ребёнок. Не наш, а его… А у меня сын, но не его, хоть и Мишка, а не его, О! Как бы я хотела, чтобы это был наш сын. Наш!

Садимся в трамвай, вокруг полно народа, особенно и не поговоришь. Смотрим друг на друга, молча, в его глазах вижу слёзы, чувствую, что и мои глаза начинают заполняться этой влагой.  Он берёт меня за руку, я не отдёргиваю. Чувствую, как между нами проскочила  искра,  как начало меня  накрывать горячей волной.  Наши руки стали горячими, а он всё крепче и крепче сжимает мою ладонь.

Шёпотом говорю: «Мне больно, отпусти…» и чувствую, как он осторожно, нехотя её отпускает. Я тихонько высвобождаю свою ладошку из его твёрдой и горячей ладони.
Ещё пару минут, и я говорю: «Моя остановка».

Смотрю на него и жду, жду каких-нибудь ещё слов. Но… он молчит.
Двери открываются,  и я говорю ему: «Пока!» В ответ слышу такое же тихое «пока», будто мы расстаёмся не навсегда, а до завтра.

Иду и плачу. Почему плачу? Да,  наверное,  потому, что я всё-таки  ждала от него каких-то других слов. А их не было. Их опять не было.

Что  сдерживает его от таких слов? Этот вопрос мучает меня с момента нашего расставания. Ведь, я же вижу, что я ему не безразлична, наверное,  и он видит то же самое. Но что-то ему мешает сказать слово «люблю». Но что?

И опять побежали гОды. У меня уже двое детей. Жизнь хоть и «устаканилась», но  что-то в ней стало меняться, стало меняться  отношение мужа ко мне.

Но… я – верная жена, заботливая мать двоих детей и, вдруг, опять случайная встреча. Чувствую, что я опять  вспыхиваю, как спичка.

- «Здравствуй!!
- «Здравствуй!»
- «Ты где, ты как? Я искал тебя, но ты уволилась...»
- « У меня всё замечательно!», а  сама чувствую, что голос дрожит, ноги опять подкашиваются,  руки немеют, язык заплетается, а глаза, кажется, сейчас разразятся  потоком слёз.

Пытаюсь рвануться в сторону : «Извини, я тороплюсь!»  И, вдруг, чувствую, как моё запястье крепко, как-то по-хозяйски, сжимает его рука: «Нет уж, на этот раз не отпущу тебя, пока не скажешь, где тебя найти».

Язык хоть и заплетается, однако, почему-то вещает о месте моей работы.
Чувствую, как  его рука отпускает мою руку и слышу:  «Я тебя найду! »

И опять: в душе смятение, размышления,  зачем я ему дала свои координаты, зачем?  Значит,  я всё-таки до сих пор хочу этой встречи?

Боже мой! Зачем? Зачем? Зачем?

И опять дома напряжение, опять пытливый  взгляд мужа: «Что с тобою происходит?»

А что я могу ему ответить? Болит голова? Мне нездоровится? Глупо всё как-то, глупо! А в душе боль и … пустота. Потому что понимаю: муж спрашивает уже не потому, что его это беспокоит, а лишь потому, что я, видимо, опять на какой-то  момент стала невменяемой.

С  мужем мы уже давно начали отдаляться друг от друга. Он, видимо, понял, что я его не люблю и стал искать на стороне утеху – я это чувствовала, но меня это не очень волновало. Я думала, что у нас семья, дети и ради них нам нужно жить вместе, и мы будем жить.

На следующий день  поднимаю от своих бумаг глаза и передо мною...»
- «Ты можешь выйти?»
- «Да, конечно, я сейчас, подожди меня на улице…»

Пока одеваюсь, чувствую, что мой организм становится неуправляемым: перед глазами всё плывёт, меня покачивает. Видимо, на моём лице нарисовалось что-то такое, что вызвало недоумение у моих сослуживцев: «С Вами всё в порядке?»

- «Да, да, я на минутку выйду»
- «Мне нужно с тобой поговорить. Но не сейчас. Сейчас я уезжаю в Ростов на сессию,  я опять учусь, вот прямо от тебя – на вокзал. Но сначала очень прошу тебя ответить на один мой вопрос, всего на один. От этого будет зависеть и весь остальной разговор.
Скажи: ты счастлива?»

Я с недоумением смотрю на своего «любимого»: «Зачем ему нужен ответ на этот вопрос? И какой ему нужен  ответ?»

А вслух, немного помолчав, медленно, очень медленно говорю: «Да я счастлива! У меня двое детей! У меня всё хорошо!»

Вижу, как он меняется в лице, как он сначала бледнеет, а потом багровеет, потом быстро притягивает меня к себе, крепко обнимает, потом отталкивает и произносит какой-то скороговоркой: «Ну,  в таком случае я рад за тебя. Прощай!»

Поворачивается и буквально убегает от меня.

А я стою, как заворожённая, поднимаю вслед ему руку и хочу закричать: «Остановись! Я сказала тебе неправду! Я люблю тебя!»

Но вместо этого опускаю руку и стою,  молча наблюдая за тем, как он быстро, не оглядываясь,  уходит от меня, быстро вскакивает на подножку трамвая и трамвай увозит его от меня так же, как несколько лет назад такой же трамвай увозил от него меня, а он стоял и смотрел мне вослед.

Внутри  всё горит, сердце рвётся наружу, душа рыдает  и стонет, а губы шепчут:  «Что же я натворила? Ведь, он больше никогда не станет меня искать. А я навсегда останусь с  вопросом  в моём сердце: «А любил ли он меня, ведь, я от него этого так и не услышала. И теперь я никогда не узнаю, почему же он в такой теперь далёкой юности отказался от меня?»

И опять бессонные ночи, боль, страдание и ожидание… а, вдруг….

«Вдруг» случилось тогда, когда я уже и не ждала.

С мужем мы расстались. Дети выросли, стали самостоятельными.
Дочь собралась замуж.

Я так и ахнула, когда узнала за кого. За человека той же национальности, что был и мой «любимый».  Уговоры не помогли и вот… свадьба.

По законам той национальности, родители  невесты на свадьбе присутствовать не должны, но для меня почему-то  сделали исключение: за мной приехали родственники моего будущего зятя.

За столом – одни женщины, такие у них правила: мужчины отдельно, женщины отдельно. Моё сердце разрывается на части, мне кажется, что моя дочь  не будет счастлива. Три дня не ела, не пила перед этой свадьбой, мучительно размышляя о судьбе своей дочери и о своей - тоже, а за столом вместе с другими женщинами выпила рюмку… за счастье молодых.

Сразу же опьянела и… расплакалась. Женщина, сидевшая рядом со мной,  была тётушкой дочкиного избранника,  стала меня успокаивать: «Ну, успокойтесь, всё будет хорошо. Почему Вы так плачете?»  И вдруг слова: «Вы – такая красивая!»  От этих слов я зарыдала ещё сильнее.

Уж и сама не знаю почему, возможно от её участия, а может просто спьяну,   возьми, да и скажи,  что не верю в счастье дочери, потому, что когда-то, в далёкой молодости, у меня не случилось счастья с человеком их национальности, которого очень любила и который тоже говорил мне о том, что я – красивая.

На вопрос «Почему расстались?»  ответила: «Я так до сих пор и не знаю». Она почему-то спросила: «А как его зовут?», а я почему-то возьми, да и ответь на этот вопрос - и имя, и отчество и фамилию.

Она как-то  резко  замолчала, с минуту помолчала, потом, повернувшись ко мне всем корпусом,  задала вопрос, от которого я сразу же и отрезвела: «Так это Вы? .....
Наташа! Он мне рассказывал о девушке по имени Наташа, которую он очень любил, но вынужден был расстаться. Неужели это Вы?  Мы с ним друзья! Мы вместе работаем, как-то разговорились… Неужели это Вы? Вы можете дать свой телефон? Он обязательно Вам позвонит…

Я сидела  ни жива, ни мертва.  Что это?  Опять? Почему судьба нас периодически сводит? С ним, с его друзьями, теперь вот с сослуживицей…

Совсем протрезвев от всех этих мыслей,  попросила отвезти меня домой.

Пока ехали в машине, я услышала многое о жизни своего «любимого» , и, наконец, получила ответ на своё «почему?», на вопрос, мучивший  меня всю мою жизнь.

Фатима рассказала мне, как он долго мучился после расставания с любимой девушкой, но иначе он поступить не мог.
 
Его мать категорически отказалась принять в свой дом русскую, а он не мог пойти ей наперекор, потому что когда-то поклялся, что никогда не оставит её одну, что  сделает для неё всё, что не успели сделать его отец, погибший на войне,  и старший брат, подорвавшийся ещё мальчишкой уже после войны на  немецкой мине. Они с матерью остались вдвоём.

Об этих фактах его жизни я знала из его рассказов о своей семье. Сомнений не оставалось. Это был ОН!

Я слушала молча.  Оставшись одна в пустой квартире,  я долго ходила из угла в угол, от окна к окну, по минутам вспоминая свою жизнь. А со следующего  дня я стала ждать звонка. Они были!

Несколько дней подряд я поднимала трубку,  но на мои «алло, я Вас слушаю» трубка молчала.

И я поняла, что это были хоть и безмолвные, но  прощальные звонки.
Через что-то мой «любимый» так и не смог переступить.

Но я осталась благодарна  судьбе за то, что  я всё-таки получила ответы на мучившие меня вопросы: «почему?» и «любил ли?»


Прошло много лет с тех пор, было много слёз ещё в моей жизни, судьба меня не очень баловала.
И вот пришло то время, когда мне захотелось обернуться и посмотреть на свою жизнь с высоты 70-летнего возраста.

Оглянулась и… ужаснулась: как же много шагов я по ней прошагала, как много следов оставила на ней.
 
Приглядевшись внимательно, вдруг  обнаружила,  так мне показалось, что в каждом, почти в каждом моём следе лежит красная горошинка, капелька моей крови, которой кровоточила моя душа всю  мою  жизнь.

И самые крупные «горошины»  просматривались  там, в моей далёкой  молодости, где  была такая болезненная, но такая ОГРОМНАЯ любовь.


Рецензии
Это и есть жизнь. Желаю Вам счастья

Люся Веретенникова   12.01.2018 14:00     Заявить о нарушении
Спасибо за добрые пожелания!

Людмила Калачева   13.01.2018 20:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.