Свеча, длиной в человеческую жизнь

От автора: рассказ не является пособием по черной магии, так как в обряде отсутствуют латинские слова, запускающие цикл уничтожения врага.



Порыв небольшого ветра встретил Настеньку, будто подружку. Она плотнее захлопнула полы серого простроченного пуховичка и спрятала шею в тонкий акриловый шарфик. Шапку из старого пожелтевшего песца она забыла дома. Вернее, не успела снять ее с вешалки.

Наверное, самое грустное время на земле – посленовогодье. Странное словосочетание получается, но Настя называет пятый час утра первого января именно так. У кого есть собственные крыши над головой, укладываются сейчас в постели, доедают разные вкусности, допивают шампанское или даже ухитряются принять душ. У них есть дом. Теплый, пропахший хвоей и мандаринами дом, а у Настены его нет. Вернее, после смерти мамы ей осталась гостиная в двушке на девятом этаже, но спальню заняли какие-то подозрительные люди во главе с боевой и горластой Галкой Крысенко. 

Показав растерявшейся хозяйке документы с множеством печатей, люди объявили, что выкупили часть квадратных метров и имеют право здесь находиться. Они круглосуточно фланировали через зал, оставляли какие-то пакеты, так же круглосуточно исчезали, а Галина закрывалась на кухне и делила их содержимое. Что было в пакетах, Настя не знала, ее на кухню с недавних пор запускать перестали, и готовила она немудреную пищу на электрической плитке возле компьютерного столика.

Через месяц Галка потребовала, чтобы после Нового Года Настена съехала в дощатый дом в деревенской глуши, мол, там тебе, зараженной СПИДом, и есть место.
- Какой СПИД? У меня и анализы не брали!  – пыталась оправдаться Настенька, но зная скандальный характер соседки, замкнулась в себе. Опозорит же.
- Черные риэлторы к тебе эту наркоманскую кодлу подселили, - говорили сердобольные соседи, но с оравой самоуверенной молодежи тягаться боялись.
- Только Анна Семеновна помочь сможет, - как-то обмолвилась Василиса Андреевна с первого этажа.
- Перестань, - прикрикнули на Василису пенсионерки из восемнадцатой квартиры, - черная ведьма твоя Анна Семеновна.

Ночь выдалась теплой, с небольшим пушистым снегом, не мешающим оглядываться по сторонам в поисках второй живой души. Насте всего-то двадцать один год, она не замужем и все на свете отдала бы, чтобы убежать под мужнино крылышко. Даже с любой свекровью бы ужилась, ноги бы ей мыла и в глаза, словно собачка, заглядывала.

Зайдя за торец дома, девушка почувствовала, что ветерок усилился, стало зябко.  Напротив, на большой площади перед торговым центром, высилась здоровенная, украшенная гирляндами, пихта, на утоптанном снегу кувыркались в акробатическом полете оторвавшиеся от новогодней красавицы дутые бумажные игрушки. Цеплялись за столбы разноцветные мишура, дождь и конфетти. Стояло безмолвие.

И вдруг….. дзынь, стеклянный шар величиной с футбольный мячик будто с неба упал к Настиным ногам.
«Откуда»? – удивилась она и задрала голову. На девятом этаже крайнего подъезда мелькнула чья-то рука, затем окно запахнулось.

«Может, ангелочки подарочек подкинули»? – усмехнулась девушка и наклонилась к хрупкой стеклянной вещице. К сожалению, шар разбился. Хотя…. Нет, он уже был разбит и перевязан много раз грубой черной нитью. Отодрав одну половинку от другой, Настена увидела внутри толстую коричневую свечу с коробком спичек и сложенную вчетверо небольшую бумажку, вырванную из крохотного блокнотика. На бумажке шариковой ручкой были написаны на незнакомом языке два слова. Чиркнув спичкой, Настя  убедилась, что слова латинские.

Почему-то передернуло. На улице было пусто, а еще на улице ярко горел фонарь. Настенька подбежала к свету и оторопела: коричневая свеча изображала человека. Вернее, у нее были два проткнутых глаза и один рот. Рот был глубокий и большой. Казалось, он силился закричать.
«Выбросить!» - мелькнула скорая мысль, и Настя посмотрела на кончики своих сапог, под ногами в свете фонаря нежным перламутром переливался нетронутый снег.
« Пиши, - неожиданно прозвучало в ее голове. – Пиши на снегу имя, отчество и фамилию обидчицы».

- Чем писать? – переспросила девушка. Как ни странно, удивления от услышанного она не почувствовала.
« Спичкой», - мягко посоветовали ей.
Наклонившись, Настя так и сделала.
« Теперь скомкай бумажку с латинскими словами, затолкай ее в рот свечке и подожги», -  приказал голос.
- Зачем? – ахнула девушка, но её нервные пальчики уже проделывали эту странную процедуру.
- Жди, когда свечка прогорит, - продолжали вещать изнутри. – Ничего не бойся,  после того, как от нее останется крохотный огарок, смело иди домой.
- Меня не пустят, - пожаловалась Настенька.
- Пустят, - обнадеживающе шепнули ей на ушко.

Свечка плавилась медленно и обреченно. Сначала сгорела импровизированная голова с магической бумажкой во рту, затем стало уменьшаться в размерах туловище, роняя горячие и горючие слезы на Настенькины  задеревеневшие от неподвижности пальчики.
- Еще секунда, и бросай огарок на написанные имя, отчество и фамилию,  - снова приказали ей невидимые силы, - А потом подожги остальные спички и высыпь, чтобы от букв не осталось и следа. 
- Она станет добрее? – словно загипнотизированная, исполняя приказы, поинтересовалась девушка.
- Она перестанет издеваться над тобой, - усмехнулся кто-то неизвестный с высоты птичьего полета.

Время потеряло значение. Закончив ритуал, Настена поняла, что сильно замерзла и если еще немного пробудет на улице, обязательно заболеет, а там снова больничный, благодаря которому ее могут уволить с работы.
- Иди домой, - кто-то легко толкнул девушку в плечо – Иди, ничего не бойся.
И она пошла. Ноги отяжелели, глаза слипались, корежили судороги, но появилась надежда прикорнуть к подушке и укрыться теплым одеялом.
Возле ее подъезда  лежал коричневый сверток в длину человека, испачканный в темной краске.

- Кровь? – вздрогнула девушка и с надеждой огляделась по сторонам. Безуспешно. Даже собаки спали на подстилках возле постелей хозяев.
- Напилась она, - недовольно пробубнил хорошо знакомый загадочный голос, - Шагом марш, в кровать, ты заслужила покой.
Дверь долго не открывалась. Онемевшие руки не желали держать ключ, и он постоянно падал.
- Галя! – позвала Настя, ей не ответили.

И тут китайское железное препятствие резко распахнулось, будто кто-то глухо стукнул по нему ногой, обутой в валенок. В квартире стояла ошеломляющая тишина, мягкие снежинки, словно неприкаянные души, метались в затхлом воздухе, пропитанном неизвестной химией.
- Галя! – закричала Настена и бросилась к распахнутому окну. Там, внизу, ударившись виском об угол железной скамейки, в коричневой дубленке лежала ее бездыханная обидчица.
«Бежать»! – мелькнула мысль, но предательские ноги, подгибаясь в трясущихся коленях, медленно подошли к оконному проему, закрыли дверцы и опустились на прокуренный, давно не чищеный ковер.   


   *****


Рано утром в Настину квартиру позвонили.
Удивляясь, что валяется на полу, девушка поднялась и, пытаясь припомнить ночное происшествие, направилась навстречу нежданному гостю.
-Старший лейтенант Анатолий Кротов, - представился молодой человек в униформе полицейского. – Вы вот спите себе, а ваша соседка в морге лежит.
И тут Настена все вспомнила: колдовской ритуал, огромный сверток, оказавшийся дубленкой с крикливой обидчицей,  распахнутое окно, повелевающий внутренний голос….

- Мне доложили, вас не было дома, но кто тогда засунул покойнице в обгоревший рот кляп из мятой разорванной бумаги? Те же соседи утверждают, что гости убежали от Галины Георгиевны за час до происшествия.
- Ничего не знаю, - жалобно всхлипнула Настенька, вспомнила умершую маму и счастливую молодость, где она была хозяйкой собственной квартиры.   
- К тому же, на вашей кухне уже после бегства собутыльников видели пожар, который внезапно погас. Бенгальские огни?
- Что вы меня пытаете? – внезапно расплакалась Настя.  – Не было меня дома, не было. Выгнали меня.

- Верю, - вдруг обмяк Кротов и присев рядом, обнял девушку за вздрагивающие плечики. - Верю, Настенька. Алиби у вас есть.
- Какое алиби? – подняла заплаканные глаза на полицейского девушка.
- Камера на столбе, - улыбнулся парень. – А еще очень хороший человек, и зовут ее Анна Семеновна.

*****


Через три месяца Анатолий Кротов и Настя отсудили у черных маклеров квартиру и поженились, а ведунья Анна Семеновна была почетным гостем на их свадьбе.
   
 


Рецензии
Ларочка, добрый день!
Читала замирая от ужаса, повезло Настеньке, что не погибла.
Мало того, что коснись такая беда, никто не поможет, так еще и выхода из тупиковой ситуации никакого нет. Эти нелюди перед насилием не остановятся.
Понравилось.

Валентина Душина   26.11.2018 10:52     Заявить о нарушении
Не понимаю, почему хозяин квартиры не может её себе вернуть! Где нормальные законы? А ведь всё чаще и чаще люди остаются без жилья, теперь ещё и государство подключилось.
Спасибо за отклик, Валечка.
С симпатией,

Лариса Малмыгина   26.11.2018 15:11   Заявить о нарушении
На это произведение написана 41 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.