Атаманша обезьян

       Впереди, за сверкающими, ослепительными снегами и льдами львёнок видел стену вечнозелёных джунглей. Он стремился к ним изо всех сил. Но стужа была проворней – она и подгоняла, и нагоняла, и обгоняла его. На пути у Лёвы вырастали торосы, земля покрывалась льдом и сугробами. Судя по всему, пингвин так обрадовался возможности снова наколдовать на своём участке Антарктиду, что уж очень усердствовал в своих заклинаниях. «Дай мне возможность убежать к теплу, не торопись», – так и хотелось львёнку попросить друга. Но не возвращаться же ему назад с этой просьбой? Пришлось львёнку ещё поднажать. Замёрзшие лапки скользили по льду, застревали в снегу, шёрстка, усы, ресницы его покрылись инеем.
       Добравшись, наконец, до канавы, обозначавшей границу участка, дрожащий львёнок перелез на другую сторону и углубился в тёплую чащу, стараясь отойти подальше – а вдруг вдогонку ему дохнёт антарктическим холодом? Остановился он на краю полянки, окружённой увитыми лианами деревьями. Львёнок потряс ближайшую пальму, и ему на голову повалились гроздья спелых, жёлтых бананов. Все сегодняшние волнения – океанская гонка верхом на дельфине, новый верный друг во фраке, превращение Антарктиды в саванну и обратно, холод, потом жара, бег по скользкому льду и торосам, так утомили его, что, наевшись, Лёва мгновенно отключился и заснул без задних ног.
       Разбудила его чья-то раздражённая речь. Он открыл глаза и увидел склонившуюся к нему обезьянку.
       - Я властительница Волшебного острова и главная здесь колдунья, – настойчиво втолковывала гостю мартышка. – У меня и палочка волшебная есть, - заметив, что Лёва проснулся, показала она ему какую-то неструганную ветку. – И я здесь, что хочу, то и ворочу.
- Не придумывай, волшебник – это остров, - зевая спросонья, но вспомнив мгновенно то, что произошло до его сна, возразил львёнок. И поднявшись и вежливо раскланявшись, представился: - Лёва, львёнок.
- Это я-то придумываю? – вместо приветствия взвизгнула обезьянка. – Да как ты посмел спорить со мной, с хозяйкой этого острова?! Со мной - мартышкой Сьюзи, атаманшей стаи обезьян! Как ты вообще смеешь мне возражать?! Ты сам врёшь, - вдруг перестала она визжать. - Я видела львов в Африке. Они огромные, жёлтые, с гривами и с кисточкой на хвосте - цари зверей! А ты маленький, без гривы, без кисточки, да к тому же ещё и пятнистый.
- Это я такой, пока маленький - львёнок, - уточнил Лёва. - Кисточка и грива отрастут. И пятнышки на шёрстке пропадут, и она станет рыжей. Я - будущий царь зверей, а сейчас – принц зверят!
- Ладно. Готова даже с тобой согласиться, - с опаской теперь уже поглядывая собеседника, смилостивилась обезьянка. – Но при одном условии. - Она выдержала многозначительную паузу. – Ты должен признать, что именно я, обезьянка Сьюзи - властительница этого острова. И я, что хочу здесь, то и ворочу.
       - Хорошо, признаю, вороти, что хочешь, - не стал спорить львёнок. – Но коли ты такая с волшебной палочкой колдунья, мне нужна твоя помощь. Видишь ли, у меня есть друг, королевский пингвин…
       - Знаем, знаем, - перебила его Сьюзи. – Зовут Гриша, в чёрном фраке, с жёлтым слюнявчиком. Всегда смотрит печально из-за канавы, со своей ледяной Антарктиды, как мои мартышки гоняют в тепле на песчаном пляже в футбол.
       - Точно – он! – обрадовался львёнок. - Так вот, если ты своим колдовством, что хочешь, то и воротишь, навороти, пожалуйста, чтобы пингвин мог приходить ко мне сюда в гости. И мог поиграть с твоими мартышками в футбол - он очень скучает от одиночества. Но сделай так, чтобы он не задохнулся на пляже от жары, - предупредил Лёва. И, подумав секунду, предложил: - Или наоборот - навороти своей волшебной палочкой так, чтобы я мог ходить к нему в гости, а твои мартышки гоняли с ним в мяч у него на льдине и не превратились в сосульки.
       Такая просьба очень озадачила атаманшу. Однако отступать было некуда - надо было доказывать, что она умеет творить чудеса.
       - Тогда не подглядывай, - велела она будущему царю зверей. - И уши заткни.
Мартышка отошла в сторонку и принялась размахивать для виду палочкой.
- Остров, остров, добрый ты, сделай пингвину маленький кусок мерзлоты, – так, чтобы не услышал львёнок, бубнила она. - Какой-нибудь холодильник придумай. На колёсиках, - пояснила Сьюзи Волшебному острову своё задание. - Чтобы в нём в футбол на жаре можно было играть.
       И тут же перед обезьянкой появился ящичек - под Гришин размер, с прозрачной дверцей и на колёсиках. Сзади, как к инвалидной коляске, к ящичку были приделаны ручки. Обезьянка сунула в холодильник лапу и сразу отдёрнула её, нащупав лёд.
       - Я ещё не закончила! – остановила она собравшегося было приблизиться к ней, удивлённого и обрадованного Лёву. - Остров, остров, добрый ты, сделай мартышкам кусок теплоты - какие-нибудь печечки микроволновочки придумай, - шёпотом уточнила она ещё одно задание. - Чтобы в них в тепле по льдине можно было кататься.
       И как по мановению волшебной палочки, вернее – как по мановению её неструганной веточки, перед Сьюзи выстроились в ряд заказанные ею изобретения – тоже с колёсиками и ручками, большие, под рост обезьянок микроволновки.
       - Иди сюда, принимай работу, - гордо позвала атаманша львёнка. - Залезет твой Гриша в холодильник и будет на воротах стоять. Это если на пляже играть. А если на льдине - мои мартышки в печках смогут кататься. Это не остров наколдовал - это я! – понимая, что она врёт, вдруг снова завизжала обезьянка: – Это всё я! Я! А никакой не остров! Он всё делает только по моему приказу! И не спорь со мной! У меня и палочка волшебная есть! – ткнула она в Лёву неструганной веткой. – Сейчас же отправляемся на матч! Ух, ух, ух! – заухала неожиданно атаманша как филин и будто по барабану громко постучала ладонями по животу. – Мартышки, ко мне!
Откуда-то с веток, с лиан, по её сигналу, как горох, посыпались на полянку с десяток обезьян. И с шумом и визгом они повезли холодильник и микроволновки на пляж, к океану, к границе джунглей и Антарктиды.


Рецензии