Мне судилось жить в доме царских времён

   
   На дворе стояло внешне беззаботное и полное радостных ожиданий лето 1980 года.  В такую счастливую пору мы вместе с мамой, бабушкой и моим братом переехали из сельской местности на жительство в исторически обворожительный городок на Киевщине. В этот зелёный населённый пункт Тараща,  имевший статус города уже в XYII веке, мы прибыли по причине перевода мамы по работе и, соответственно, обеспечения её жильём как квалифицированного специалиста. Мама наша всю жизнь трудилась на ниве педагогической, правда, деятельность у неё была специфическая - в качестве дефектолога-логопеда во вспомогательных школах-интернатах.
    При первом же знакомстве с нашим новым жилищем мы, дети, для себя отметили его, этого нашего будущего обиталища, необыкновенность и таинственность. В то далёкое время особенно заметно было на здании этом печать старины.Вот каким оно запомнилось это грандиозное здание - подлинный шедевр архитектуры, в который некогда вселил меня Промысел. Одноэтажное, высокое, до четырёх метров высотой, со множеством выступов да резных узоров, окна, весьма высоко над землёй, высокий фундамент; дом строился очень прочно- на века: из дерева, обложен кирпичной кладкой. Внутрь заходишь- точно попадаешь во дворец: огромные, светлые комнаты, везде необыкновенная отделка, лепнина, особенно, - в подкупольной части, - там, где люстре висеть, - в точь хоровод лунный.  С годами ведь много чего претерпело изменения. Например, бесследно исчезли литые бронзовые львы по углам нашего дома да соседнего.  А наша память сумела сберечь эти артефакты славного прошлого! Помним мы и куполообразные архитектурные украшения на нашем доме. Вследствие позднейших ремонтных работ по перекрытию крыши они также почти исчезли. Липы, возраст которых, как и дома, давно перевалил за сотню, в последние годы почти все уничтожили. А мы ведь помним, эти липы, и они ведь помнили всё, что происходило вокруг этого дома, на этой улице, за целых сто лет! Таких домов, подобных нашему, было построено три. Они были поразительно похожи, чувствовалось, что сделаны одной рукой, но было и много различий. Наш дом был крайний, а самым нарядным, однако, считался  дом, стоящий посередине. Там также жили семьи учителей, маминых коллег.
     Берёзовая тенистая аллея, богатый яблоневый сад, роскошные каштаны в нашем дворе, - всё это многие годы радовало душу и напоминало о прежнем рачительном хозяине всего обозримого. А сквозь загадочность архитектурных линий шедевральных зданий светился талант незаурядного мастера. Здесь прошли мои отроческие годы, моя юность, но мне ничего в ту пору не было известно, кому нужно воздать хвалу за такую красоту.
        И вот, примерно в двадцатилетнем возрасте, когда я стала, крадучись, ходить в местную Софиевскую церковь, петь и читать на клиросе, одна из прихожанок, считавшаяся старожилом, поведала, между прочим, что живём мы в "домах Дяковских" и что сам Дяковский якобы сторожем кладбища был, да то ли Байкового, то ли, ещё какого иного.  Ясное дело, это было, на уровне народного предания. Откуда было  прихожанке знать о Дяковском, если год её рождения примерно совпадал с годом его смерти? Так мыслила я в очень нежном возрасте. И, конечно, частично ошибалась. Потому что народное предание - очень важная составляющая на пути исторических разысканий.
       Прошли ещё долгие годы, прежде чем начала приоткрываться историческая правда. От людей же можно было услышать разное. Говаривали даже, что хозяин был связан с криминальными элементами, иначе откуда в него столько денег, чтобы такие дома возводить?
      В юбилейный год мировых потрясений  я наткнулась в исторической библиотеке Москвы на художественно-документальное исследование о нашем городе "Когда Тараща была молодой" Л.Лащенко. И нашла, наконец, информацию, которая убедительно доказывает: созидатель дома, в котором я живу вот уже более четверти века, человек в прошлом весьма почётный и знатный, но ныне забытый... Благодарной душе спустя столетие хочется осветить в памяти потомков это уважаемое и достойное имя.
        МАКАРИЙ ДЕМЕНТЬЕВИЧ ДЯКОВСКИЙ (1867-1931) -   по одним сведениям, член Государственной Думы, по другим - депутат, известный скульптор монументальных памятников и надгробий; архитектор; по его плану построено целый ряд прекрасных зданий; некоторые сохранились до сих пор.М.Д. - автор ряда памятников известным людям царской эпохи. Широко занимался благотворительностью и меценатством в царское время. Продолжал помогать бедным после Октябрьского переворота до тех пор, пока большевики не разграбили всё имущество М.Дяковского. Доведённый до края лишениями, бывший знатный гражданин нанимался на любую работу, чтобы прокормить многодетную семью. Известно из документальных сведений, что у Макария Дементьевича было четырнадцать детей! Так что не таким уже и вымыслом кажется версия о том, что Макарий Дементьевич послужил и в качестве кладбищенского сторожа. Нужда заставила.
   В голодные тридцатые годы некогда почётный человек, столько послуживший Отечеству, после волны преобразований, будучи ещё не старым, умирает от  истощения. Он воздвигал огромные монументы, украшая их со вкусом и достоинством, самым известным людям дореволюционной эпохи, но ему самому не поставили даже самый убогий памятник.Сохранился лишь надгробный камень, на котором едва видны надписи о погребении его, супруги и двух его сыновей.
   


Рецензии
Может не судилось жить, а случилось жить заголовок странный.

Игорь Степанов-Зорин 2   17.01.2018 05:04     Заявить о нарушении
Нет, как раз, судилось, в том смысле, что Промысел Божий вселил в этот дом. Это одна сторона вопроса. А другая вот в чём.Вселил Промысел конкретных людей, потому
что ему одному, то бишь Промыслу, ведомо, кого нужно было вселить и зачем

Ангелина Соломко   15.02.2018 17:20   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.