Глава 7. Первая проба

 Свою «Камри»  Иванов поставил напротив отделения банка, а Татьяна, что успокаивало Валентина, наблюдающего за ними, приехала одна, без сопровождения.
Валентин еще раз посмотрел на себя в зеркало: парик, наклеенный под губами пучок бородки, небольшие бакенбарды изменили лицо до неузнаваемости.
Валентин поднялся на второй этаж, все здесь осталось по-прежнему. Кабинет заведующей, следующий – кредитный отдел. Несколько человек сидело в коридоре, в ожидании, когда освободится кто-нибудь из банковских служащих. Иванова среди них не было.
Заглянул в приоткрытую дверь, Иванов с Татьяной Зема сидели за одним столом, она ему показывала, где ставить подписи. Та женщина, которая проводила кредитную операцию у Валентина, сидела за другим столом, разговаривала с женщиной, которая уцепившись руками за сумочку, не сводила глаз с каких-то документов.
Та встала из-за стола и подошла к соседнему, за которым сидели Иванов и Татьяна, начала смотреть их документы.   
- Вы, может, в очередь станете, - спросила у Валентина, сидевшая в коридоре девушка.   
- Ой, извините, здесь мой товарищ кредит оформляет, я его жду, -ответил Валентин.
- Ну все, - Татьяна встала, - Вы, Иван Иванович, пока идите в сберкассу, заплатите за сберкнижку и поднимайтесь сюда, а я к заведующей, она должна подписать. А эти документы, пока, здесь оставьте.
- Хорошо, - согласился Иванов, - я еще не дочитал, осталось чуть-чуть и пойду в сберкассу.
Татьяна вышла из кабинета, прошла мимо Валентина, и, постучав, вошла в кабинет заведующей.   
Иванов тоже встал, подошел к Валентину:
- Вот это тот договор между компанией «Жилище» и мною на получение квартиры, которую я должен приобрести через три месяца после взноса денег. Здесь три листа, так что давай побыстрее, я внизу буду оформлять сберкнижку. Пять минут хватит?
- Вполне, - Валентин, взяв листы, быстро спустился к выходу, забежал в компьютерный салон, находившийся рядом с банком, и попросил парня сосканировать документ...

-2-

 - Я тебя и не узнал, Валька, - Иванов пожал руку Валентину. – Видел бы ты ее рожицу, когда я сказал, что договор ей не отдам, а сам поеду к Замовскому, чтобы печать на втором листе поставил. А то, видишь ли, оказывается, на каждом листе должна стоять фирменная печать, а то документ будет считаться недействительным.
- А деньги ей перевел.
- Попросил их пока оставить на своей сберкнижке, а мне эта молодичка говорит, извините, они уже переведены в фирму «Жилье», вы же подписали документы. Вот брат, так что у меня, считай, уже квартира в кармане. Все прочел, мой договор сильно отличается от твоего?
- В принципе все один к одному. Ладно, дай Бог, чтобы тебя не обманули. Спасибо за помощь. Звони, не забывай! - Валентин пожал руку Иванову и пошел к своему автомобилю.
Михаил ждал его на соседней улице.
- Ну что, документ есть, а все остальное мелочи, часа три работы на компьютере и готовы, - успокоил друга Валентин. - У Кости, знаю, хороший цветной принтер, и все документы восстановлены. Главное помоги, чтобы росписи Земы и Татьяны были точными. А печати когда будут изготовлены?
- Завтра, в 13:00. Главное не останавливаться. Что следователю скажем?
- Все, Миша, будет нормально, - Валентин постучал друга по плечу, - нормально. Скажем следователю так, когда обмывали сделку, наши договоры были положены в дипломат, который мне не нужен. Я его беру только тогда, когда нужно. И вот сейчас вспомнил о нем, открываю, а там документы, твой, мой, и Костин. Вот же забывчивые. Куда деваться, поверит следователь, поверит.
- Здорово, а знаешь, чего стоит подделка документов?
- Миша, не ссы, атаманом будешь!
- А вдруг что-то не получится?
- Дорогой, - Валентин наставительно посмотрел на Михаила, - это все ягодки. Вот как доказать следователю, что мы не Змеи Горынычи, что не мы убили ту журналистку и других! Вот, где проблема. А этот договор заставит Зему понервничать. Будет ли от этого польза, вот в чем вопрос.
- Слушай, а у Кости не узнавал, почему уборщица на больничном? – поинтересовался Михаил.
- Блин, сам возьми телефон и позвони!
В машине заиграла музыка «Полонез Огиньского», Валентин потянулся к проигрывателю, Михаил рассмеялся:
- Это мой сотовый. Вот о Косте заговорили, а он тут как тут. Привет, дорогой. Давай приезжай, мы тут с Валентином. Где? Давай, лучше, в «Старом кафе» встретимся, это поближе к дому. Минут через сорок будем там. Договорились.

- 3 –
 
Как выживает «Старое кафе», трудно сказать. Небольшое помещение из семи столиков, с баром, у которого стоит три крутящихся стула. В нем всегда пахло жаренным кофе, вареным шоколадом, как и сейчас. За двумя столиками у окна расположилась молодежь, что-то шумно обсуждающая. Константин занял столик у входа, пил кофе.
- Мне, пожалуйста, кофе по-армянски с гранатовым соком, - попросил у барменши Михаил, - и два пирожных «картошки».
- Ну как, узнал, чем заболела уборщица? Наверное, натыкали ей по скулам свои, за неточную информацию про нашу рыбалку?   
- Валя, все это мелочи. Помнишь зама Земы, Михаила Ивановича, который за тобой охотился. Нечаянно его сегодня увидел, работает менеджером в рекламной фирме. Вот так-то, ушел мальчик от Земы. А может, это рекламное агентство Земино? Кто знает. Вот его визитка. Он меня не видел, я передавал заказ на щиты другому менеджеру, на федеральную дорогу. Но не в этом дело. Может, наедем на эту гадость?
- Хорошее предложение, - согласился Михаил. – А как того мужика звали, которого Еж засовывал к медведице? А, Костя?
- Так она его убила, по голове когтями рубанула, - Костя отодвинул блюдце с пирожными на середину стола. - Череп в кашу превратился.
- Костя, наше дело сделать заявку с того света, веселее будет, - наставительно сказал Валентин.
- Вроде бы Евгений. Погоди ка, - призадумался Константин, - они его звали, Енич Енич, как же, как же, во вспомнил, Енич Енич Носорог. Да, да , да, именно так. 
- Вот и начнем.  Чья фуражка на столе лежит, а в ней сотовый?
- Да мент зашел, что-то заказал, а потом за живот схватился и в туалет побежал, минут пять уже там сидит.
- Отлично, - Михаил осмотревшись по сторонам взял сотовый из фуражки и набрал номер телефона, записанный с визитки. – Добрый день, Михаил Иванович, Евгений Евгеньевич Носорог тебя беспокоит. Узнал, может и так, что трясешься. Посмотришь какая у меня голова, в зеркало не видно что-то, зато люди, когда увидят меня сознание теряют. Да это ничего.
- Не трясись, - продолжал  рокочущим голосом Михаил, - за тобой меня  послали. Готовься, гнить тебе уже пора, - и Михаил, тут же стер номер в телефоне, по которому звонил и бросил трубку в фуражку офицера.
Вовремя. Из уборной вышел капитан милиции, и что-то сказав барменше, тоже вышедшей в этот момент из кухни, прошел и сел за свой стол. И в этот же момент зазвонил его телефон. Капитан, мужчина лет сорока – сорока пяти, несколько обрюзгший, вытер руку о штаны и взял сотовый телефон. - Да, начальник отдела дактилоскопии Федоров, слушаю… 
- Кто? Сейчас узнаешь, кто с тобою разговаривает! Что? Какой труп, какой носорог. Готовься к встрече, долго себя ждать не заставлю, - и бросил в негодовании телефон обратно в свою фуражку. Встал. – Извини, хозяйка,  сказал он барменше, - потом зайду. – У двери остановился, перебирает пальцами на клавиатуре мобильника, приложил трубку к уху и громко сказал, - Лёнь, здесь какой-то ухарь меня трупом обозвал… - и вышел на улицу.
- Да, ребята, ничего себе! - Михаил потер ладони, - так что завтра еще пару раз от кого-нибудь позвоню этому красавчику. Сейчас, как раз, группу из городского и областного управления милиции готовлю к соревнованиям по армейскому рукопашному бою. Как у Носорога было имя и отчество – Евгений Евгеньевич, - записал это в своем блокноте. – Нет, ребята, другого выхода нет, только таким способом, а потом клещами легче будет вытянуть из них все.
- Да уж, - только и смог сказать несколько обескураженный произошедшим у всех на глазах Константин.
- Костя, - обратился к нему Валентин, - вчера Люську видел, совсем синей стала, проплыла, ничего не видя, под глазами синяки, глаза пустые. С нее, вроде бы и толку – ноль. Может, за наркоту продастся, ну, предложим ей муку, или еще что-нибудь, все выложит.
- Грязное это дело. Зема только и ждет нашего прокола. Он Люську, если бы боялся, уже давно бы хлопнул, как назойливую муху. Но не торопится, видишь, значит, ждет, когда мы сорвемся, тогда уж спокойненько на нас все повесит. Даже то, о чем мы и совсем не знаем, - подвел итог сказанному Константин и встал из-за стола.
- Погоди Костя, - остановил его Михаил, - телефоны телефонами, может это все и лажа, как мыльный пузырь. Есть у меня идея, пока о ней говорить не буду, но проверить хочу. Валь, у тебя, кажется, одноклассник работает скульптором?
- У Кости, - ответил Валентин.
- Не скульптором, - поправил Константин, - а косметологом.
- Вот, это то, что надо…

- 4 - 

  Подъехав ко двору Валентин растерялся, вся стоянка была занята, только вдали, у соседнего дома было одно свободное место, но туда лучше не соваться. Дядя Коля, живший в том доме, не любил, когда на их стоянку чужаки ставили свои машины. Ладно, проколет колесо, а то, бывало, на двери отверткой или гвоздем начиркает – «Знай свое место». Люди знали, что это его рук дело, но вот доказать никто этого так и не смог.
А если на машине стоит сигнализация, то дядя Коля всю ночь со своего балкона может в нее камнями пулять, яйцами, картошкой… Так что лучше, как говорится, в чужой огород не лезть.
Блин, что делать? Валентин посмотрел на часы, поздновато, 23:33. А, будь, что будет: выехал со двора, подъехал к парковой зоне, и тоже неприятность: указано время разрешенной стоянки с 7:00 до 22:00. Развернулся и поехал назад, остановился у торца дома, напротив скопившегося строительного мусора, заглушил двигатель, выключил фары и откинулся на спинку сиденья. А в голове кутерьма, столько всего накопилось. Да, как прав Михаил, сколько можно сидеть сложа руки и ждать с моря погоды.
Ну как, как можно надавить на Зему? Они о нем ничего не знали и не знают до сих пор. Он живет совсем в другой сфере, где им, простым людям, можно только в шестерках ходить.
Глаз что-то зацепил, что? Ага, на мусорной куче что-то шевелится. Тьфу, собака или кошка. Стоп, нет, лист бумаги от ветра. Стоп, стоп, не похоже. Валентин включил фары, точно человек лежит. Бич, наверное.
Валентин вылез из машины, подошел к куче строительного мусора ближе, достал зажигалку из кармана и включил на ее обратной стороне фонарик. На перевернутой бочке лежала истерзанная женщина, без теплой одежды, в одном платье или халате, на одной ноге сапог, другая без обуви, испачканная грязью или кровью. Фу ты.
Достал мобильник и набрал 0:1.
- …Вы проверьте, жива или нет, - попросил диспетчер.
Валентин подошел поближе, потянулся рукою к ее голове, дотронулся, подергал.
- Трудно сказать, но волосы у нее тоже или в грязи, или в крови засохшей, так что лучше и «Скорую» вызовите. Я подожду вас. Адрес записывайте… О, она живая, шевелится. Женщина, как вас зовут. Женщина, Вы живая, то есть, как Вы себя чувствуете, женщина! Ой, у нее так вывернута нога в колене, наверное, сломана…
   Валентин отошел в сторону, начало знобить. Достал из машины минеральной воды, отпил. Залез в машину, завел ее и включил печку, чтобы согреться.
Из-за угла дома вышел человек и направился прямо к лежащей на бочке женщине. Рассмотреть, кто это Валентину не удалось, включил фары и передернулся от неожиданности, это его соседка Люся. Она повернулась к нему лицом и прикрыла рукою от яркого света фар глаза и громко закричала:
- Сука! Выключи свет, выключи! Это вы, подонки, ее здесь выбросили. Сука, Клеш, выключи свет или я тебя убью, Земе закажу! Сука, Зема тебя вывернет, сука!
Валентин ошарашено смотрел на Люсю, потом, осознавая, что здесь произошло, тронулся с места, резко развернув «Ниву»  поехал в сторону центра города. Но ехал недолго, понимая, что его телефон записан и у милиции может возникнуть много вопросов. Первая зацепка, почему уехал с места, где обнаружил истерзанную женщину.
Доехав до первого многоэтажного дома, свернул в его двор, к счастью, здесь были свободные места на стоянке автомобиля. Закрыл дверь машины и направился назад.
Подошел вовремя, на улице появилась мигалка скорой помощи, ее сопровождал милицейский «УАЗик». Стоп, а где Люся и ее мать? Валентин осмотрелся по сторонам: никого.

- Да уж, - протянул сержант, выслушав Валентина, - так, где эта женщина лежала?
- Вот здесь у бочки.
- А как вы ее увидели.
- Да вот здесь проходил, и увидел.
- И что?
- Позвонил вам, постоял, холодно, пошел вон в тот магазин, вот минералка, купил ее, и сюда. И вот – нет никого.
- Какие сигареты курите?   
  - Извините, не курю, бросил.
- Счастливчик! – Вздохнул сержант. - Ну ладно садись к нам, оформим документ, да не волнуйся, всякое бывает. Напилась баба, завалилась, пришла в себя и пошла дальше. Сергей, - окликнул он второго милиционера, осматривающего двор. – Ну что там?
- Никого нет, видно где-то здесь живет. С той стороны дома тоже никого.
- Ну вот. Вы не курите, а, да, ладно, можете идти.
 
- 5 –

Когда Валентин подошел к своему подъезду остановился, резко отворил дверь и посмотрел на пол. Ни следа грязи, крови. Поднялся на второй этаж, чистота, на третьем тоже. У соседней двери коврик лежал не тронутым, у двери Валентина тоже, как и у других соседей.
Достал ключи, отворил дверь, включил свет и запер дверь, провернув ключ два раза. Достал в холодильнике молоко и начал пить его большими глотками из пластмассовой бутылки. Прохладная жидкость так и не погасила внутреннего жара. Включил в кране холодную воду и сильный напор ударил по голове, опущенной в раковину, вода сильными потоками побежала по груди, спине.
- Ух!  - громко вскрикнул он, мотая головой, отошел от ванны, нащупал полотенце, стянул его с крючка и набросил на голову, вытирая волосы, лицо.
Расстегнув рубашку, засунул ее в стиральную машину, остановился у зеркала в прихожей и внимательно посмотрел на себя. Лицо серое какое-то. Нужно отдохнуть.
Достал телефон, набрал номер Михаила. Тот не спал, и рассказал ему о своем приключении.
- Ну что, Валя, выходит, мы нечаянно наступили на больной мозоль этой гидре. Спасибо что позвонил. У меня тоже появилась одна идейка, там еще в кафе. О ней завтра поговорим, дело, думаю, стоящее. Ты, давай, отдыхай, завтра, когда будешь свободным?
… Валентин еще долго не мог заснуть, разные мысли лезли в голову, запутывались. И как такое бывает, берешь один канат, другой, и они уже закручиваются в узел. Валентин рассматривает узел, потянул один канат на себя, а узел становится еще больше. Блин, растет прямо на глазах. Вот он уже с ведро. Нет, он уже с автомобиль «Ниву», и начинает катиться на Валентина, и растет-растет, как снежный ком, и катится, катится, вот-вот раздавит Валентина.
Валентин отпрыгнул в сторону и полетел со скалы, как хорошо парить... Вот он летит над городом, вон ворота и пацаны с его двора в футбол гоняют  – Витька, Димка, Костя с Женькой. И, вдруг, Валентин стал резко падать, на огромный камень, который вдруг при прикосновении стал мягким. Открыл глаза, тишина, он лежит в своей кровати, значит все это сон.


Рецензии