Глава 10. Нагрелись

- Ну что, Валя, вот и Сиплый, - Михаил поднял боковое стекло и посмотрел на часы. – Да, боюсь, что здесь варит кашу не столько Зема, сколько его красавица Танюша.
Серый джип «Лэнд Круизер» остановился у подъезда. Как и предполагал Михаил, машина Сиплого. Он собственной персоной вышел из нее в расстегнутом, длинном, черного цвета кожаном плаще, тянувшемся чуть ли не до пят. Постоял несколько секунд, лениво посматривая по сторонам, обернулся, на несколько секунд замер. Сделал несколько шагов вперед, остановился у бампера и снова осмотрелся, словно кого-то ожидая.  Подняв руку, взглянул на часы, но судя по высоко поднятому подбородку, казалось, или он близорук, или вообще на часы не смотрит, а – по сторонам. Все это длилось недолго, с полминуты, и потом, как бы бросив что-то в сердцах, вернулся к открытой двери и сильно захлопнул ее за собою.
- Как чувствует что-то? – прошептал Валентин.
Сиплый посмотрел на часы, еще раз осмотрелся по сторонам, и, что-то выплюнул изо рта, растерев это ногою об асфальт, обе руки засунул в карманы плаща.
- Кого-то ждет? – продолжил свое наблюдение за ним Валентин.
- Подождем, – согласился Михаил. - Ни одной машины на обочине нет, да и Татьяна ожидает его с деньгами завтра, но не сегодня. Что-то здесь не так. Или он еще не уезжал за бабками, или их привез раньше. Сколько она там говорила Сиплому должны были заплатить?
- Не заплатить, а передать, 17 миллионов деревянными.
- Солидно! Только бы и слушал эти слова, - протянул Михаил.
- Ага, он так тебе и будет их таскать с собою без прикрытия…
Сиплый сделал всего две затяжки и выбросил под машину бычок от сигареты, и опять смотрит на часы.
- Слушай, может, он Серого ждет, это, вроде, его напарник, - предположил Михаил.
- Зачем?
- Знать бы. – Михаил тоже посмотрел на часы, - 17:15.
Но, видно, Сиплому надоело кого-то ждать, а может, он просто так стоял, о чем-то волнующем его думая. Все может быть, человек не робот. Сиплый повернулся к машине, отворил заднюю дверцу джипа и вытащил из салона набитый чем-то большой черный целлофановый пакет. Чем - брошюрами, или какими-то упаковками, прямоугольные очертания которых четко выделялись на его целлофановых формах. Видно, что рука, держащая кулек, в напряжении, значит – тяжелый. И Сиплый быстро засеменил к двери подъезда, удерживая пакет обоими руками у себя на груди.
- За ним, - сказал Михаил, вылезая из «десятки», - не забудь инструменты…

-2-

Сиплый так и не успел осознать, что произошло. Сильный тычок кулака в его солнечное сплетение и колена - в челюсть, отбросили его, как мешок, на середину коридора квартиры. И тут же следующий новый удар  ноги в лицо, отправил его в нокаут.
Несколько упаковок пятитысячных купюр, выпавших из набитого кулька, влетевшего вместе с Сиплым в квартиру, на несколько секунд отвлекли Михаила и Валентина.
- Вовремя, - Валентин присел у размякшего тела Сиплого, перевернул его на живот и связывал тонкой веревкой его руки за спиной, потом ноги. А Михаил, тем временем, выложив деньги из кулька в свой рюкзак, остановился у входной двери:
- Что дальше?
Валентин ему махнул рукой в сторону выходной двери, мол, все делай, как договорились, отнеси деньги в багажник машины, отгони ее от подъезда к дому напротив и, если все нормально, возвращайся.
…Сиплый начал приходить в себя минут через десять. Может и раньше, но виду не подавал, обдумывая, от кого такие «гости» появились у него в квартире. Рассмотреть их так и не смог: лица мужчин закрыты капроновыми масками, молчат. Заерзался, пытаясь перевернуться на спину. Стоявшие над ним Валентин и Михаил, ждали, когда тот удобнее умостится.
- Мужики, - еще не видя их, но чувствуя чье-то присутствие рядом, промычал через разбитые губы Сиплый. – Чем насолил? Кому? Может лучше по нормальному разобраться, а то чуть что, я крайний.
- Бабки, - несколько изменив свой голос, сказал Валентин. – Этих мало.
  - Кому?
- Осталась минута, - сказал Михаил и присев, громко, чтобы Сиплый не пропустил его движений, прочертил острием перочинного ножа по линолеуму. – Начнем с пальчиков.
- Мужики, вопросов нет, - перевалившись на спину прохрипел Сиплый. -  Ребята, это бабки не общаковские, Земины.
- Осталось пятнадцать секунд…
- Понял, там под ванной два лимона.
Валентин встал и прошел в ванную комнату. Деньги, о которых говорил Сиплый, лежали в дальнем углу, под ванной, в плотно завернутом черном целлофановом кульке.
- Не хватает, - сказал Михаил.
- Сколько еще надо?
- Время кончилось, - сказал Валентин.
- Ну, сука… - в чей адрес были направлены эти слова, можно было только догадываться. И Валентин с Михаилом были правы. – Передайте Татьяне, что я лишнего не брал…
Михаил встал, вытащил из кармана кусачки, да так, чтобы тот их хорошо мог рассмотреть, и подошел к замершему телу Сиплого. Присел сзади, потянул его большой палец к себе на излом и, морщась, отвернувшись, хрустнул им, и кинул перед взвывшим от боли Сиплым, окровавленный палец.
- Остальное там в кухне, на балконе, в ящике, - простонал боров и забил ногами об пол. – Вот сука! Ничего …
Михаил бросил к ногам Сиплого еще одну упаковку из под обуви на пол. Валентин приподнял ее, подержав на весу, показал товарищу указательный палец, мол, здорово, но разрезать бечевку не стал.
Михаил помотал головой, присел рядом и ножом разрезал ее, высыпав из коробки четыре упаковки сто и двадцати долларовых купюр:
- Мало! – сказал он.
- Нету больше, нету! – промычал Сиплый.
Михаил привстав с коленей, взял кусачки, лежащие перед лицом Сиплого на полу и вновь зайдя за спину этого борова, потянул на себя большой палец его правой руки.
- Стой! Стойте! - Как резанный свиненыш заверещал Сиплый во все горло. - Там под телевизором в ящике два конверта со сбербанковскими картами, в каждой по триста тысяч рублей, с паролями на в конвертах.
Валентин, отдернув рукав, показал Михаилу на циферблат часов, мол, время. Тот, в ответ, помотал головой – рано, но Валентин не согласился с ним и снова кивнул на входную дверь. После этого, ударив ногой по затылку Сиплого, взяв рюкзак, подошел к окну и посмотрел во двор, и двинулся к двери, переступив через тело лежащего без сознания Сиплого.
Собрав, оставшиеся деньги, в спортивную сумку, вытащенную из шкафа в прихожей Сиплого, Михаил тоже подошел к двери, и посмотрев в глазок, вышел из квартиры.

-3-

В эту же секунду открылась дверь напротив и из нее выглянул Серый.
- Вот так встреча, - поставив сумку на пол и развернув руки для обнимания, воскликнул Михаил и, не теряя ни секунды, со всей силы ударил ногою по двери, которая, буквально пригвоздила Серого к стене. С его носа брызнула кровь.
Михаил, ударив ладонью по лбу Серого, втолкнул его назад в квартиру и зашел за ним. Далее, не давая Серому прийти в себя, вывернул ему руки назад, и связал их.
В комнатах этой квартиры был настоящий бардак, от неприятного запаха тухлятины, спирало горло. В кухне, под столом, валялись несколько бутылок из под пива, водки, джина. На столе - грязные тарелки с недоеденными пельменями, квашенной капустой, открытая банка с помидорами.
Красная футболка Серого была испачкана то ли блевотиной, то ли помидорами, как и спортивные штаны. Валентин, стоя над ним, развел руками. Михаил кивнул на пистолет, лежащий у двери. Вот так находочка, приподнял его – армейский «ПМ». Покрутив его в руках, положил в карман. Подбородком махнув в сторону комнаты, отправился в нее, Валентин – в ванную.
В кожаном портмоне, лежащем на квадратном журнальном столике, кроме пятитысячной купюры и визиток ничего не было. Валентин бросил портмоне в сумку с деньгами, за ним – три мобильных телефона. Михаил из соседней комнаты принес две упаковки денег, связанные резиновыми бечевками, как в квартире у Сиплого, и тоже опустил их в сумку, за ними - ключи с брелоком от машины и кивнул на дверь, мол, выходи первым.

-4-

 - А зачем нам ключи от его машины, права? – спросил Валентин, сбегая с последнего лестничного пролета подъезда.
- Еще не знаю.
- А что дальше будем делать?
- Валь, не торопи, сам не ожидал, что так все быстро и легко получится, - ответил Михаил, захлопывая за собою дверь машины. - Нужно посмотреть, что нам досталось. Бабки хорошие, но так легко как-то все, пришли и взяли. Что-то здесь не так.
- Только еще слез не хватало, - буркнул Валентин и бросил вперед, под лобовое стекло машины несколько пластмассовых пальцев, - как настоящие, думаешь, он поверил, что ему их отрезали. Хорошо, когда есть манекены? Я ему точно его палец вывихнул, а может даже сломал.
- Может все-таки подняться и развязать Сиплого?
- Нашел, кого жалеть, - усмехнулся Валентин. – Давай лучше решай, домой к тебе или ко мне поедем, все подсчитаем и разделим бабки на троих...
- …И в банк!
- Тут уж лучше не торопиться, провалимся. Торопятся только, как говорится, при ловле блох. Кто знает, чем это может закончиться. Деньги – мусор, деньги – власть, деньги - все.
- Как в сказке. – Михаил завел машину, включил левые подфарники поворота и, посмотрев в сторону бокового зеркала, сказал. – Есть такая мысль, можно кредит не трогать, потихонечку его выплачивать и дальше, а на имя жен купить квартиры, где-нибудь в пригороде, можно и не в центральных районах.
- Думаешь, не вычислят?
- Все может быть. Но, согласись, нам же эти бабки не солить? Стоп, Валь, посмотри их мобильники, какой-то звонит.
- Интересно, чей это телефон Сиплого или Серого?
- Дай, - взяв мобильник и включив в машине громкую музыку и, нажав на клавишу телефона буркнул в трубку что-то невнятное. Потом, через несколько секунд, отключил его.
- Представляешь, сам Зема! - Сказал Михаил, поднимая вверх указательный палец. – Сам, Зема, думал, что говорит с Сиплым, многословен. Приказал, чтобы ехал в «Мираж», там его Танька встречается с Петером. Значит, Михаилом Иванычем, помнишь такого? Так вот, как Татьяна выйдет из ресторана на улицу покурить, если уронит сумку, значит все нормально, Миху – на кладбище. Если нет, значит у Михи нужно сначала выбить, где диски с записями, а потом – туда же, на кладбище. Вот так кино.
- Так я не понял, Миш, значит, любовные интрижки Татьяна ведет по заказу Земы? Подожди, подожди, а запись того разговора, которая на сотовом телефоне, это что? Она, значит, играет с менеджером, ей нужны от него какие-то диски. В них что-то важное…
- Стоп! Хватит! У нас времени, наверное, даже нет, – прервал Валентина Михаил.


- Что это за ресторан?
- Вот карта города, ищи, - и выложил из бардачка машины брошюру. Да не в карте, а по сноскам – рестораны, кемпинги. Ага, вот и «Мираж», - Михаил ткнул в верхнюю часть листа, под номером 10.3. Почему 10, да потому что нужно смотреть на десятой странице. Так, ага, что это у нас, о, кемпинг.
- Ну, Шерлок Холмс прямо, - улыбнулся Валентин.
- Где расположена? Ага, на объездной, километрах в пятнадцати от города, в сторону Комаровки. Ладно, может, нашу машину отведем на соседнюю улицу, а двинемся туда на джипе Сиплого? – предложил Михаил, - когда еще удастся прокатиться на таком монстре. Эх, тем более его документы в сумке валяются, а разрешение написать - две секунды.

- 5 -

Но заполнить документ Валентин так и не успел, его отвлек Михаил:
- Валя, у нас гости, - и показал в сторону «Тойоты» Сиплого, на остановившийся рядом с ней черный джип «Митсубиши паджеро», из которого тут же вышли их старые знакомые - Клеш и Еж. – Этого только не хватало, надо сматываться или и их туда же?
- Другого выхода нет, - согласился с ним Валентин.
Но Клеш и Еж не торопились заходить в подъезд. Осмотрелись по сторонам и сев в машину поехали, но недалеко, остановились через подъезд от этого. Выходить из машины не стали.
Валентин с Михаилом продолжали наблюдать за «гостями».
- Сейчас бы Костяна сюда, вот душа у кого порадуется, если нам сейчас этих красавцев удастся придавить, - мечтательно сказал Валентин.
- А в этом есть проблема? Звони. У меня самого руки чешутся, что на Сиплого, что на Клеша, - сказал Михаил. – Кто-то тогда на «сафари» из них в меня стрелял. Сейчас бы и узнать.
- Так что делать?
- Ждать, Валя, ждать! Не пойму, это, случайно, не игра Земы с нами. Татьяна с Петером на мобильник могли что угодно рассказать, только запутали.
- Кто знает, - раздраженно ответил Валентин.
Прошло еще пять минут, из джипа никто не выходил, молчали и телефоны Сиплого и Серого.
- Смотри, - ткнул Михаила Валентин и показал на скопившихся людей рядом с подъездом Сиплого.
Толпа росла прямо на глазах. Вдруг из нее выбежала женщина и громко запричитала:
- Убили, убились!
- Только не выходи, – одернул товарища Валентин. – У Клеша память хорошая!
Из подъезда вышли три мужчины, одетых в бушлаты работников дорожной службы и, не обратив внимания на скопившихся рядом с подъездом людей, сели в белую подъехавшую «Газель», уехали.
Минуты через три после их отъезда из машины вышел Клеш и пошел к толпе, пробился в нее и, буквально, через несколько секунд, выскочил из нее и быстро отправился к своей машине. Тоже уехали.
- Ну что, пора и нам глянуть, кто там убился?
- Не торопись Миша, вон милицейский «УАЗик» с включенными мигалками и сиреной гонит, точно сюда. Наших лиц только там еще не хватало показывать.
- Точно, блин, так и не удалось покататься на «Лэнд Круизере», - с раздражением ответил Михаил и тронул машину с места.
    


Рецензии