Глава 13. Мираж

- Не торопись, у нас времени целая куча, - назойливо успокаивал Михаила Валентин.
Михаил понимал товарища, сбрасывал скорость и, увидев очередной пост ДПС, еще раз проверял, не забыл ли включить фары, надеть на себя ремень безопасности. И, трогая его замок, успокаивался, но за движениями инспектора ГАИ продолжал следить, скашивая вправо глаза.
Все, проехал, не остановили, даже не обратили внимания. Хорошо. Но и это всего лишь очередное заблуждение, он знал, что если стоит наряд ДПС, то прослеживают дорогу видеокамерой на соблюдение скорости, значит, записывают все проезжающие автомобили.
«А чего мне бояться? Ведь еще ничего не произошло, мы никого не убили, не избили», - эти мысли Михаилу не давали покоя, как в то время, перед каждой очередной операцией на боевых действиях в Афганистане, когда ему мешала сосредоточиться мысль, останется он живой или нет. Но когда начиналась операция, эта мысль к нему больше не возвращалась. Он забывал обо всем и мозг, как и реакция, прекрасно срабатывали в любой ситуации, как и тогда, когда он в лесу разбирался с Земой и его подельниками, с его собакой. Вот и сейчас нужно приготовиться ко всему и думать о другом.
Но что его настораживало его? Само название этого кафе, «Мираж»?
Кто его знает. Ну, что такое мираж? Это всего лишь видение. А может, Зема заранее все рассчитал, и решил их просто напросто убрать там, чтобы не мешали ему и дальше заниматься своими делишками.
Думая об этом, Михаил невольно заново возвращался к мысли, почему так легко на уловки Земы клюнула прокуратура. Как он стрелки с себя перевел на них. Видно, и они что-то имеют от него, или какие-то скидки, а может, и подарочки в виде квартир.
- Миша, сбавь скорость, пожалуйста, ты гонишь больше ста пятидесяти километров в час.
Предупреждение Валентина сразу же вернуло его в машину. Это правильно, а то Михаил опять уплывал в свой мир проблем, забывая о дороге, препятствиях, которые могут возникнуть в любое мгновение. Так нельзя.
- Надо все же было деньги завезти куда-нибудь и оставить, а не с собой их таскать, - сказал Валентин.
А, вот что пугало Михаила, когда встречался им на пути очередной пост ГИБДД. Да, прав Валентин, нужно где-то по дороге их выложить, уж больно опасный этот груз, тем более, неизвестно, что их сейчас ждет в том «Мираже», или на следующем посту ГИБДД. Если Зема их ведет, то навряд ли подключит гаишников, это точно. А если остановят и проверят машину, что тогда говорить им о деньгах, уж слишком большая сумма. А простой тренер, как и работник службы безопасности завода их просто так не могут заработать. Но где их выложить?
Михаил теперь переключился на эту мысль. Эту дорогу, в принципе, он знал хорошо. Через три километра свороток на городские сады, где у него небольшой огородный участок, загороженный старым заборчиком с сараем, в котором хранит инструменты. И все. Чуть дальше участок Кости, с банькой. Этот вариант лучше. Нужно ему позвонить.
- Валь, есть идея, - сказал Михаил, резко сбросив скорость, - сейчас будет свороток на наши дачи. Может, там бабки оставим, все-таки так спокойнее будет, а то у меня изжога на них разыгралась.
- Боязно что-то, может еще есть какое-нибудь другое место, где точно до них никто не доберется? – спросил Валентин.
- Валя, уже смеркается, найти место и запомнить его – разные вещи. Вечером все сливается, любая местность, тем более, как здесь, лесная, все похоже друг на друга.
- Согласен. А вдруг там бичи проследят за нами.
- На нашей улице, как и двух других, параллельных нечего им делать. Картошку два месяца назад как собрали, домов, кроме хилых вагончиков и сараев с дырами ничего нет. У Кости – банька-развалюха, в ней от холода не спрячешься, печь разобрана. Надо решиться.
- Давай так, - предложил Михаил, - оставим машину у поворота и пройдем к моему участку, он десятый, у Кости – четырнадцатый. Пока будем идти – узнаем, есть ли кто поблизости.
- Ладно, - согласился Валентин. – А можно машину оставить здесь, у поворота?
- Тогда лишних полчаса пешком идти. Хотя, согласен, так и сделаем. Оставим машину у одной полянки, там часто на пикники останавливаются. И за кустарником машину не видно.
- Время, время, Миша.
Но Михаил и сам это хорошо знал и, притормозив, свернул направо, к своему дачному участку.
Темнело быстро, что, кстати, было им на руку. Быстро по дорожке, иногда спотыкаясь о глинистую колею, оставленную в дождливую погоду машинами, быстро дошли до дачного участка Михаила. Он остановил Валентина, присел, и, нащупав на земле крышку из досок, оббитую клеенкой, сдвинул ее в сторону.
- Здесь у меня яма для травы, сбрасываю ее сюда, преет, а потом этим перегноем удобряю землю. Это лучшее место для нашего клада. – Они аккуратно уложили в яму рюкзак с деньгами, спортивную сумку и вернув назад крышку засыпали ее ветками, травой.

-2-

К машине они вернулись быстро. Шли молча, веря в то, что за ними никто сейчас не следил. В душе кошки скребли, и было очень тяжело перебороть в себе чувство, что деньги, спрятанные на даче, не пропадут. Каждому хотелось на все плюнуть, вернуться назад, взять деньги и начинать жить по-другому. Но в то же время каждый из них прекрасно понимал, что этот покой временный, и к чему могут привести дальнейшее развитие событий неизвестно.
Но то, что они увидели, когда подошли в своей машине, было настолько неожиданным…
Свет фар, пробивающий издалека, заставил их сойти с дороги в лес и притаиться. Машина шла издалека, с дачных участков, где строили свои роскошные дома, люди побогаче. Да и проехать на те участки любому желающему было невозможно, так как на въезде стоял шлагбаум с охраной…
Этой машиной оказался светлый джип «Прадо», который неожиданно для Валентина и Михаила остановился чуть-чуть не доезжая до их полянки, где стояла «десятка».
Из машины вышла женщина, оставившая в салоне включенный свет, и с кем-то нервно разговаривала о чем-то по телефону. Прислушались. Голос ее был обоим очень хорошо знаком. Валентин дернул за рукав Михаила:
- Это Татьяна Зема.
- Кажется, - согласился Михаил.
«Все молчат, все, я не знаю, что делать? - громко кричала в трубку. – Ладно, постою у «Миража». Ладно, ладно, а если Мишка будет. Да какая у него охрана, он же лох. Ха! Ну что я буду с ним делать без Клеша…»
- Точно – это Земина Танька, - прошептал Валентин.
«… Ладно, привезу его сюда. А ты когда будешь? Что, мне трахнуться с ним? Ой, умора. А? Что, милый, искусство требует жертв. Ну смотри, не изрыгайся после этого», - и Танька хохотнув залезла в машину и тронулась с места. Да с такой скоростью, что Михаил только и смог рот открыть от удивления. Что говорить, джип есть джип.   

-3-

К «Миражу» решили близко не подъезжать. За последний год-полтора это кафе значительно изменилось. Из небольшой пыльной придорожной забегаловки превратилось в кемпинг с двухэтажным гостиничным комплексом. Стоянка была покрыта асфальтом, освещена. Но Татьяна оставила свой джип не на стоянке, а метрах в двадцати от своротка, на дороге, ведущей к автозаправке, расположенной метрах в ста. Больше машин не было.
Это в какой-то степени успокаивало друзей.
- Если никого не будет, тогда поставим точку на Татьяне. У нас куча доказательств, что она - одно из первых лиц в их компании, - рассуждал вслух Валентин. – По характеру баба битая, скорей всего удавится, чем признается в своих делах, тем более, где хранит ворованные деньги.
- Согласен, – кивнул Михаил. – А где ее держать будем?
- Вот и я об этом. Может, в том лесном домике, что дед Федор оставил?
- Легко сказать. Там для такой гостьи нужно специальную комнату придумать.
- А зачем? - Тут же перебил товарища Валентин. - Там есть прекрасный ошейник на цепи, прикрученный к проволоке. Оставим ее там, во дворе, пусть себе живет вместо собаки.
- Вот тебе и вариантик. А если Михал Михалыч унюхает ее или росомаха, или волки? Сожрут же.
- А медведь когда в спячку впадает? – поинтересовался Валентин.
- Обычно, когда морозы ударят, в первую метель. А сейчас, навряд ли, еще жирок нагуливает.
- Татьяна ему, надеюсь, тоже понравится.
- В принципе, завтра воскресенье, мы выходные. Маски у нас есть, фонарь в машине есть, как и наручники. Значит, так и поступим, - согласился Михаил. - Вот на кого у меня руки чешутся, так это на нее с Земой. Там их и посадим на одной цепи.
- Стоп, - одернул товарища Валентин, - вон какая-то машина подъезжает. Смотри.
- Вроде «Жигули», шестерка. Точно. Но не сюда, а куда-то дальше поползла. Скорее всего на рыбалку мужики отправились. Там, километров через пять, озеро. Щучка, окунь, сорожка, даже налим есть.
Ребята проводили удаляющиеся и тающие в дали красные точки от подфарников машины.
Через полчаса из кемпинга вышла женщина и громко говоря по телефону двинулась к машине.
- Еще раз проверь, он дома? Да, дома он или нет, я тебе говорю.
Ее голос, казалось, несколько изменился. Видно, что в кафе выпила лишнего. Язык заплетался, качало со стороны в сторону. 
- Да таким твердолобым как ты нужно колом теса-ать на лбу, чтобы не забывал, - кричала в трубку громко, скорее всего, от злости женщина. Остановилась, что-то ищет в сумке...

-4-

 - Пора, - сказал Михаил и направился к женщине. Но та, что-то найдя в сумке, подняла этот предмет выше, и пытается рассмотреть его, глядя на свет вдали светящегося дорожного фонаря, но не удержалась на ногах и, чуть не упала. Вовремя подхватили ее Михаил с Валентином.
Но это, к удивлению их, была не Татьяна.
- Спа-сибо, люди, - хватаясь за рукав Валентина сказала женщина. – Я, Таня, Та-ня? А у нас муж-жики. Помоги-ите доб…, а-а, - и махнув свободной рукой в сторону автомобиля, выдавила из себя, - ту-да…
- Женщина, вы пьяны, за руль вам нельзя, - обратился к ней Михаил.
- А там в кафе больше никого? – спросил тут же у нее Валентин.
Но женщина его уже, видно, и не слышала, обвиснув на руке Михаила, выключилась.
Михаил взвалил ее на плечо и направился к кафе. За барной стойкой стояла молодая девушка и о чем-то разговаривала с парнем, судя по черной спецовке, надетой на нем, и кобурой, пристегнутой со стороны поясницы к ремню, охранником.
- Ой, зачем вы ее сюда, - окликнула Михаила девушка, морща лицо. – Она такая пьяная, фу!
- Девушка, сколько у вас стоит одноместный номер на ночь? – спросил Валентин.
- Пятьсот рублей.
- Давайте, мы ее туда поместим, пока, проспится, а утром придет в себя и поедет, куда ей нужно. Я заплачу за нее, - сказал Валентин и достал из бокового кармана куртки тысячерублевую купюру. - А это моя визитка, если пожелает вернуть эти деньги, то там мой телефон указан. Назовите, пожалуйста, телефон бара, я вам завтра перезвоню.
Валентин достал свой мобильник и, записав продиктованные цифры, сказал:
- Спасибо. Значит «Мираж».
- Какой «Мираж», - охранник, услышав его слова, поправил. – Этот кемпинг теперь называется не «Мираж», а «У полустанка», со вчерашнего дня. Хозяин поменялся, а с ним и название.
- А вы эту женщину знаете? – спросила барменша.
- Нет, мы ее не знаем. Застали ее у выхода из вашего кемпинга, - что-то громко кричала в телефон, а потом чуть не свалилась. Ее подхватили и вернули к вам, - рассказал о только что произошедшей истории Михаил.
- А где ее подруга? – поинтересовался охранник. – Не видели, она, тоже где-то там на улице.
- Нет. Видели ее только одну.
- Да с ней была женщина помоложе, накачала свою подругу и пошла на улицу в туалет, хотя мы ей предложили попользоваться нашим, внутренним, что в холле, бесплатно, - разъяснила девушка.
- Значит сейчас придет, - предположил Михаил. – Но, ребята, согласитесь, значит и вторая такая же, как эта, не лучше, за руль и той садиться небезопасно.
- А можно нам по чашке кофе, - присаживаясь на крутящийся стул за барной стойкой, попросил Валентин.
Михаил, глядя на него, усадил пьяную женщину на стул и аккуратно положил ее голову на стол. Но та не удержалась и тут же съехала на пол, скинув за собою сумочку, висевшую на плече, из которой высыпались косметичка с помадой, ключи, какие-то документы… 
  Охранник приподнял их, открыл и громко прочитал:
- Ирина Владимировна Горь. Кто это она у нас? Ага, вот, заведующая отделение сберегательного банка…
Валентин с Михаилом переглянулись, но постарались виду не подавать, что эта фамилия им знакома.
- Ну, что сами ее занесете, я деньги за нее на барной стойке оставил, - напомнил охраннику с барменшей Валентин, и подвинул Михаилу чашку дымящегося кофе, мол, отдыхай.
- Сейчас отнесу, - согласился охранник, и с трудом приподняв эту грузноватую женщину, с мольбой посмотрел на Михаила. – Может, поможете, уж больно тяжеловата?
- Хорошо…
- А где, вы говорите, у вас на улице туалет, - спросил у девушки Валентин.
- Да та на ногах стояла прекрасно, кажется, даже не пила вообще, а только делала вид. Я наблюдала за ними, та помоложе, ее звали Татьяной, несколько раз выливала шампанское из своего бокала в тот цветочный кувшин.
- Ну, извините, на всякий случай гляну. Если увижу ее, то позову сюда, - и Валентин вышел во двор. Осмотрелся по сторонам. Туалет, небольшая постройка, покрашенная в темный зеленый цвет, стоял   невдалеке за стоянкой... Он был пуст. Пошел к джипу, который еще недавно стоял на дороге, но и его уже не было.
«Вот такие дела, - думал про себя Валентин, - ждали Татьяну с Михаилом, а получилась - Горь. Вот тебе и «Мираж».
Барменша о чем-то тараторила по телефону. Валентин подсел к ней поближе, взял со стойки сдачу, пятисотрублевую купюру, свою визитку, на которую барменша, видно так и не обратила внимания. Дождался спустившегося Михаила и махнул ему головой на выход на улицу.
- Вот так-то, дорогой, ты понял, как нас эта красавица заново окрутила. Точно это Земиной машина была. Но ее уже нет.
- Что-то здесь не так, - согласился с ним Михаил. – Боюсь, она что-то почувствовала и эту бабу решила отправить на тот свет. А может, и нет, но зачем тогда оставила ее здесь. Непонятно. Ты бы свою визитку назад забрал бы.
- Все нормально, Миша, она у меня уже в кармане. Поехали, нечего нам здесь больше светиться.
  Михаил, выезжая на шоссе, на всякий случай повернул не в сторону города, а в обратную сторону.

- 5-

 - Ну что будем делать? – через некоторое время спросил Валентин.
- Не понял? – Михаил посмотрел на товарища. Но тот не ответил, а молча, о чем-то задумавшись, смотрел вперед, на бегущие им навстречу автомобили, прерывистые дорожные полосы.
- Блин, Миш, как обидно, когда все идет наперекосяк. А?
- Кто знает, - непонятно согласился с ним или нет Михаил.
- Хватит, разворачивайся, пора домой.
Михаил притормозил и, пропустив встречную машину, развернулся и плавно тронувшись, быстро набрал скорость.
- Остановись на пять сек, придавило, - попросил Валентин.
Но Михаил словно не слышал его.
- Ты что, глухой?
- Потерпи, что-то здесь не так, - в ответ сказал Михаил. - Помнишь, она хотела вернуться с тезкой моим на свою дачу.
- Ну, вроде его там не было! Может это у них договор такой, ресторан – это дача, а дача – встреча в другом где-нибудь  месте.
- Не думаю, что она после этого сейчас в город погонит, как и на дачу. Она эту бабу или отравила, или подставила, а значит, нервишки у нее должны быть не на месте. Скорей всего где-то остановилась и чего-то пережидает.
- Или кого-то, - согласился Валентин. – Миша, а может, это для нее нормальная жизнь – людей кончать. Столько об этой Татьяне наслушался от других людей, жадная, говорят, за каждую копейку человека готова удавить.
- Может быть, и так.
- …Директорша банка, наверное, начала требовать свои проценты, а Татьяна не захотела делиться и подсыпала ей чего-нибудь.
- А может  и другая причина, - продолжил мысль Валентина Михаил.- Не думаю, что она такая беззащитная. Она ж, банкирша, понимаешь, управляет деньгами, думаю, что Татьяне не на счет скидывала бабки, а живыми выдавала, выбирая заранее свой куш.
- Да вот что-то ниточка эта никак не попадает в ушко иголки. Зачем тогда она поставила перед собою задачу эту бабу напоить и смыться? – спросил Валентин.
- Только не торопись с выводами, - попросил Михаил. - Эта Горь, или как ее там, скорее всего и вызвала Таньку. Может, какие-то документы передать, или рассказать о чем-то неприятном, или пугнуть там ее. Но банкирша не знала, что у Татьяны в этом кафе уже назначена встреча, как ты говоришь, с моим тезкой и дружками, ждущими там его.
- Думаешь, поэтому она встречу с Мишкой на другое время перенесла и в другом месте?
- Все может быть и так, - согласился Михаил и резко нажал на газ.
- Машина, насколько знаю, у нее есть, - продолжил Валентин. – Что-то вроде «Оки», такая ярко-красная, по форме на улитку похожа. И скорей всего она на своей машине приехала сюда, а не на такси.
- Стоп, стоп, - перебил его Валентин. – Если помнишь, она шла в сторону джипа.
- Ну, а мы, дорогой, не посмотрели же за него, может именно за ним ее букашка и стояла?
- Кто знает, Миш, темно было, да и освещения там нет. Посмотрел, что джипа нет и назад.
- Так вот давай и глянем. Если все так, то тогда понятно, зачем Татьяна ее напоила доусирачки, чтобы вместо Михи ее хлопнули. 
- Согласен, но прошу, останови, не выдержу…

-6-

На душе что-то заскребло у Михаила. Выключил фары, и на ощупь подъехал, как можно ближе к кемпингу и чуть не врезался в стоящий черный джип «Митсубиши паджеро».
- Да, видно, Клеш с Ежом уже здесь. Вот тебе и милая, беленькая и пушистенькая Танечка. Так что закатывай, Валек, рукава. Давно я этих ребят не трогал.
Они вылезли из машины и притаились. Тишина. Валентин попробовал открыть дверь джипа, та легко подалась. Отлично.
Михаил в это время снял со скорости свою «десятку» и шепотом позвав товарища, откатили ее чуть подальше от «японца».
- Что делать и не знаю. Может, подождем этих красавцев. Стоп, смотри, а вот и та «улиточка» банкирши, - показал он за джип. – Значит точно здесь Клеш и, может быть и Еж. Или наоборот. Ну что ж, подождем их здесь?
И, буквально, через несколько секунд услышали громкие мужские голоса.
- Быстрее иди! А ну быстрее перебирай своими костями! – и тут же раздался сильный шлепок, видно кого-то ударили ладонью по щеке.
И, когда две фигуры, тащившие женщину, поравнялись с джипом, Валентин и Михаил в одно мгновение выскочили из укрытия и короткими четкими ударами вырубили их.
Клеш и Еж лежали на земле без сознания, как и – женщина, которую те тащили за собою.
- В джипе стоит ключ зажигания, - сказал Валентин, - так что у меня наконец-то появилась возможность освоить этого красавца, - и, скрутив руки и ноги скотчем Клешу, передал его бобину Михаилу.
То же самое с Ежом сделал и Михаил.
- А как с этой быть?
…Со стороны кемпинга послышались шаги бегущего человека. Им оказался охранник. В руке он держал биту, и только луч фонаря с окриком Валентина остановили его:
- Что-то поздно ты, однако.
- Ой, мужики, выручили, - и, бросившись к телу Клеша, охранник начал ощупывать его куртку, потом – у Ежа.
- Что потерял? – поинтересовался Михаил. – Оружие? Не это? - И направил фонарь на газовый пистолет, лежащий в ногах у женщины. – Этот?
- Да, да, спасибо! Как вы их, а? Здорово, мужики. Я милицию вызвал, скоро будет. Спасибо мужики! Уж, думал, все конец.
- Как зовут тебя? – спросил Валентин.
- Алексей.
- Меня Виктор, его – Георгий, - представил себя и Михаила Валентин. – С тебя пузырь, Леша, на рыбалке он всегда пригодится.
- Тоже верно, - охранник присел у женщины и, рассматривая ее начал рассказывать. – Все так неожиданно получилось. Эти зашли в кафе тихонечко, сначала даже не заметил их, с Машкой там болтал о разной чепухе. И тут на тебе, без окликов, по плечу двинули, и когда развернулся, нож под ребро, в глаза смотрят: «Где пьяная?»
Сначала и не понял, что им нужно. До них здесь две женщины были, эта и помоложе. Та эту напоила и уехала. А-а, погодите, так это вы мне тогда помогали ее затащить на второй этаж, в гостиницу, и деньги оставили?
- А че, не узнал? - смеется Михаил. – Решили перекусить, чекушку раздавить, а тут на тебе, вот этот джип подъехал. Мужики вылезли, в ваш кемпинг пошли, а потом вот эту женщину тащат, бьют, раздевать начали. Нервишки не выдержали, по кумполу каждого стукнули и вот лежат. 
- Все правильно сделали. Не знаю, чем бы все это дело закончилось.
- Ладно, парень, - остановил охранника Валентин. – Вот тебе остатки скотча, а мы поедем, сам разбирайся с этими красавцами, и ментам скажи, что сам задержал, про нас лучше ни слова, а то и порыбачить не дадут. Три часа все-таки сюда гнали, не ближний свет. Так что, договорились?
- Не против… - согласился охранник. – А может, все-таки, подождете?
- Что бы потом доказывать, что ты не гиппопотам?
- Да, вы правы. Спасибо! – Охранник поднялся и пожал Михаилу и Валентину руки. – Значит, героем меня оставляете?
- Да что там, сам бы как на нашем месте поступил, а? - спросил Валентин. – За бабки, которые оставил, тоже лучше не рассказывай. А на мои бабки, которые оставил, может пузырек с колбасой и хлебом принесешь?
- Да я мигом, вы только посмотрите за этими, чтобы не сбежали, - и охранник быстро пошел к кемпингу.
Михаил с Валентином, когда Алексей скрылся за углом дома, сели в свою «десятку» и, развернувшись, включив фары, поехали к дороге.
- Вот и все, - с длинным выдохом громко прошептал Валентин. – Действительно, сейчас бы по сто грамм и на боковую.
- Я так и не понял, Валя, зачем они решили банкиршу грохнуть? Ведь она тоже повязана с ними.
- Да все очень просто, меньше языков – меньше проблем.
Михаил резко сбавил скорость, щурясь от сильного яркого света, идущего от встречных автомобилей с включенными сиренами.
- Успели смыться, - сказал Михаил, следя за удаляющими милицейскими машинами. – Правильно сделали, что не взяли этих гадин. Не знаю, хватило бы у меня сейчас сил с ними заниматься?
- Я о том же, - поддержал его Валентин. – Пусть лучше милиция. Оружие у них есть, охранника ножом пугнули, плюс, типа изнасиловать банкиршу хотели. Может в их джипе еще что-нибудь найдется.
- А ты об изнасиловании специально охраннику сказал?
- А как задержать этих подонков в СИЗО? Кто знает, какие силы за ними.
Кряканье утки в машине было несколько неожиданным для Валентина и Михаила, но Валентин тут же смекнул, что этот звук раздается из его бокового кармана, из сотового телефона Клеша или Ежа, которые он вытащил из их карманов, после связывания. Прочитал сообщение: «Как дела». Автор 5 интересуется.
- Это, скорее всего Татьяна. Хотя-я? И что напишем?
- Посмотри, может у него там осталась какая-то переписка. Слоган их глянь, как выражаются. Может хоть что-то о пятом узнаем.
- Думаешь, они письма друг другу пишут? - С предложением Михаила не согласился Валентин и, просмотрев архив телефона, сказал. – Пусто. Ладно, отвечу окэй.
И, буквально, через несколько десятков секунд вновь «закрякали» утки.
- Тоже «Ок», - Валентин положил на колени сотовый телефон. – А как думаешь, нам хоть как-то удастся ее повести по своим правилам?
- Навряд ли, - возразил Михаил. - Танька – это женщина. Не помню, кто сказал, что женщина всегда живет по правилам, которые сама создает, а если ей они не нравятся, то их меняет. То, что сейчас произошло в «Мираже», может и по-другому задумывалось ею, а влезла банкирша со своими делами, видно на больной мозоль Татьяны наступила, и та решила ее убрать. Поэтому и с Мишкой встречу перенесла на другое время, в другое место.
- Логично. Может, и так. Но теперь у нас руки коротки, чтобы добраться до этой банкирши. В любой ситуации она закроет рот и будет молчать. Хотя, когда жить хочешь, язык развяжется…

-7-

Михаил немножко опустив спинку кресла и сдвинув его назад, вытянул поудобнее ноги и, выбрав нужную скорость, оставил в покое правую ногу, опирающуюся на рычаг газа. Машина шла по шоссе плавно, ровно, что не мешало ему и, положив руку на руль, погрузился в размышления.
Да, Татьяна – женщина, что, в первую очередь, и мешало ему поставить ее в какие-то рамки поступков. Да, она не может, если потребуется, избить человека физически кулаками или ногами, защититься от нападения, дав сдачи. Значит она  в любой из этих ситуаций, должна повести себя по-другому. Как-как? Как лиса, а не как волк, тигр, но и не как шакал. Она хитрая, она умная, а значит, смотрит далеко вперед, просчитывая десятки вариантов.
И думаем о ней, как нам легче, или как нам хочется из-за лени просчитывать даже несколько других вариантов. Может и так.
Ладно, ну вот тогда, куда же она сейчас отправилась? На дачу? А зачем? В бане погреться, водки выпить? Она не мужик. С любовником отдохнуть? Но зачем это делать на своей даче, показывать своего мальчика охраннику, который тут же может захотеть подзаработать, например, позвонить ее мужу, или пошантажировать ее саму. Ну ладно, второй вариант. А третий?
Третий, третий, третий. Вернуться домой к мужу. Тоже вариант. А четвертый? Ну, например, к своему менеджеру - Мишеньке.
Вот так, Михаил, а думал, что лень поразмышлять над ее дальнейшими действиями. Да раз плюнуть, куда угодно может поехать, но если ты ее знаешь, то есть вообще не знаешь, то любые твои мысли о ней пустые. Нужно знать ее окружение, задачи, которые она перед собою ставит, ее мотивацию поступков.
Да, да, да. Понимаю, что она набрала еще какую-то группу людей, которых хочет облапошить на бабки, как нас. Так? Так. А дальше. Банкирша начала просить у нее поднять процент. Вполне может быть. Или сказала, что ее, к примеру, вызвали в прокуратуру на допрос. Вот, это ближе. Скорее всего, так и было.
Дальше…
- Миш впереди что-то горит вроде, - сбил с размышлений Михаила Валентин.
Да, впереди что-то мерцало. Михаил сбросил скорость, сдвинул вперед кресло, поправил спинку и стал, как и Валентин, всматриваться вдаль.
Точно, что-то горело. Посередине дороги стоял милицейский автомобиль с включенной сиреной. Михаил сбросил скорость, но милиционер замахав палкой, требуя объехать место происшествия и не задерживаться.
- Миш, эта горящая машина, как у банкирши, точь в точь. Около нее валяется огнетушитель. И чего им нас не остановить, вдруг у нас есть хороший огнетушитель?
- Там уже, скорее всего, никого не спасти, внутри все выгорело, от человека и костей не останется, а таких «Ниссанов» в нашем городе, наверное, целая куча. Ты сейчас также, видно, размышлял о банкирше?
- А о ком еще?
- Так куда поедем? – Миша обернулся и посмотрел назад, на удаляющееся от них место пожара. – Конечно, домой. Так все надоело, блин. Кругом этот туман, кругом. Вроде, в мозгах так все нормально было, понятно. Плохой, он бандит и должен быть арестован, сидеть в тюрьме. Хороший, ему все должны помогать, все давать, уважать. А присмотришься, все наоборот, хорошего человека давят, тыкают в грязь головою, пачкают, раздавливают. А у бандита смокинг, перед ним все кланяются, улыбаются, лижут.
- Ну, что, легче стало?
- А я помню, где те колы, на которые хотел эту братию насадить, спрятал.
- И что? – Валентин расправил плечи и снова вытянулся на кресле.
- Ну, смотри. Если Сиплый с Серым с окна спрыгнули, так? А Клеш с Ежом в СИЗО будут сидеть, то охранять Земин дом будет некому. Так?
- Дальше, - Валентин повернулся к Михаилу. – И что дальше?
- Так вот, мордашки этих красавцев и стоит насадить на них, а колышки вставить у въезда в Земин дом. Посмотрим – порадуется.
- Какие мордашки?
- Да те маски, которые тогда у косметолога заказывали?
- Ха, детский лепет, - перебил его Валентин. - Во-первых, там установлены видеокамеры, и где точно не знаем, так что Земе только на руку сыграем, сразу все документы в прокуратуру переправит.
- Да, тоже верно, - согласился Михаил. – Да, да, да. А что предлагаешь, бабки спокойно разделить, купить себе жилье, и забыть про эту страшную историю.
Но, Валентин, не знаю, сколько нам осталось так спокойно жить, подозрения с нас то, не сняли.
- Во-первых, Миша, Михаил, мы давали подписку о невыезде из города?
- Нет.
- Второе, нас за это время хоть раз вызвали на допрос?
- Нет.
- Мы в прокуратуру передали документы, которые в банке оформляла Татьяна.
- Да!   
- Так вот, Миша, здесь вообще непонятный узелок завязался. Или прокуратура все спускает на тормозах, или ведет расследование без нашего привлечения, чтобы мы им только не мешали. Я уже сам во всем запутался. А пойти в прокуратуру и спросить, боюсь. И знаешь, почему?
В прошлом году ехал в Самару, в Башкирии, не помню, как этот городок назывался, ночью подъехал к посту ДПС, попросил разрешения остановиться, чтобы передохнуть до утра. Так эти друзья попытались доказать, что я пьяница, а если хочешь доказать нет, то выложи тридцатку. Так вот и здесь может быть, поинтересуешься, и тебя тут же приберут к рукам.
- Да.
- Что ты все дакешь?! – Валентин откинулся на спинку сиденья и прикрыл глаза.


Рецензии