Глава 15. На живца

- Где он? – вопрос Михаила застал Валентина врасплох.
- Кто? - Переспросил Валентин, недоуменно поглядывая на товарища. – Я же тебе только что говорил, что Иванов должен сначала найти способ, как уйти от преследования, а потом он перезвонит нам.
- Валя, где Костя?
- Не понял?
- Валя, посмотри сам, в салоне пусто, - сказал Михаил.
- Точно, - согласился Валентин. – Может в туалет пошел, да откуда я знаю. Я вышел, буквально, за тобою, ждал Иванова.
- Тогда так, - осмотревшись по сторонам, Михаил повернулся к нему спиною. – Кому мы нужны, нас знают, так что сейчас делать вид, что мы здесь так, не при чем, а просто за покупками приехали, поздно.
- Ты, думаешь…
- А что думать, Валя? Что? Если Костя сам вышел прогуляться, то все нормально, можно не беспокоиться. Тогда объясни мне, почему за твоим Ивановым Еж с Клешем следят? А-а? И почему Костя не предупредил нас только что, куда ушел. 
- Думаешь, Зема или Татьяна начали за нами охоту? Тогда скажи, кому нужно было сбросить Серого с Сиплым? – Валентин повернулся к Михаилу.
- Стоп, – громко шепнул Михаил, - кажется Сиплого вижу.
- Где?
- Повернись туда, куда я смотрю. Семерка ярко красная в левом ряду стоит. Видишь?
- Вроде не Сиплый, ошибаешься. Хотя-я, похож, вроде. Я бы на его месте у такой яркой машины не красовался здесь, у всех на виду.
- Это смотря для чего он там стоит, может, специально, чтобы мы его увидели. Так он это или нет, вот в чем вопрос.
- Похож. Но не торопись, может, и не он, - ответил Михаил. – Валя, что-то мне все это не нравится. Кто же тогда с седьмого или какого там, этажа, падал?
- Говорил же тебе, нужно было подойти и посмотреть. Стоп, а вот и Костик наш, видишь, рядом с этой машиной стоит. Да спереди, чуть дальше, у «Газели» белой, что-то у тетки расспрашивает. Видишь?
- Значит, Сиплого заметил и пошел посмотреть он ли это, – высказал свое предположение Михаил.
Вернувшись, Константин, словно не заметив ожидавших его друзей, залез в машину на заднее сиденье. Валентин и Михаил, за ним.
- Ну, это Сиплый? – Спросил Михаил.
- Где? - удивился Константин.
- Ты же сейчас рядом с  ним стоял, с какой-то женщиной разговаривал, - сказал Валентин. – Около красного жигуленка.
- Что-то его и не заметил, - удивился Константин. - Я пошел в ту сторону по другой причине, увидел нашу следовательницу из прокуратуры! И не одну! Метрах в десяти от нее стоял Зема!
- Вот как, - теперь удивился Михаил. – Они как, вместе были? Или у каждого свои дела?
- Откуда знаю. Поэтому и вышел из машины, чтобы проследить за ними.
- Ну и?
- Так и не понял. Она стояла как раз рядом с той красной «семеркой», все по сторонам осматриваясь, кого-то, типа, потеряла, - сказал Константин. – Меня, вроде бы и не заметила, хотя я и не прятался. Зема частенько поглядывал на нее, с кем-то разговаривая по телефону.  На меня ноль внимания, что она, что он. Потом она пошла в магазин, без него.
Зема сел в джип и переставил машину подальше, вон туда, - Константин махнул в сторону магазина, - там и стоит. А тетка, с которой я разговаривал, так, для маскировки.
Ребята, а чего вы о Сиплом расспрашиваете? Что, думаете он с того света вернулся?
- Костя, что-то здесь не так. Иванова пасут Еж с Клешем, так? Следовательница здесь оказалась, Зема, Сиплый. Сиплый, так, может, не он свалился с балкона, а кто-то другой выкинулся, - начал нервничать Михаил. – Тетка перепуганная там громко кричала.
- Ладно, Костя, ты пока им всем редко на глаза попадаешься, так вот, пройди, пожалуйста, к той же «Газели». Рядом видишь жигуленок ярко красный и рядом с ним  мужик стоит, больно уж на Сиплого похож.
- Понял, - и Константин вышел из машины и направился к указанному месту. Метров через двадцать остановился, пропуская выезжающую со стоянки машину – УАЗ «Патриот».
Этот темно-синий красавец, огромный российский джип, как назло, остановился перед ним, закрыв собою Сиплого. Водитель УАЗика видно дальше ехать и не собирался... Потянулся, голову закинул на подушку сиденья, зевает.
Константин, постояв с минуту и убедившись, что «УАЗ» больше двигаться не собирается, обошел его. Но, красный жигуль исчез, словно растворился: ни его, ни Сиплого, никого.  Вот так-то.
Где же они? А вот и Сиплый, точно он у джипа стоит, но не Земиного. Белого «Лэнд Круизера» в их компании, вроде бы, раньше не было.

-2-

 - Где он? – Громко, словно выругавшись, сказал Михаил. – Зашел за тот «УАЗик» и все, уже десять минут как не показывается. Хоть бы позвонил.
- Значит, мы точно Сиплого видели, - подытожил Валентин. – Может, Костяну СМСку бросить?
- Давай. Да и Иван что-то уж долго молчит. Неужели ему не удается уйти от Клеша? Давай так, Валь, зови сюда Костю, плевать мне на этого Зему с Сиплым, мы здесь не для этого. Цель одна, помочь Ваньке и вперед, на леспромхозовскую лесопилку. Давай хоть то дело закончим.
- Согласен, нужно их рвать по кусочкам, целыми взять нам не по силам. Блин, заколебал Костян, что же там ему мешает ответить по телефону?
- Что ты ему написал?
- «Где ты?» И все.
- Напиши, что пора ехать.
- Сейчас.
Прошла минута, другая. Валентин и Михаил притихли, отключив музыку, ждали хоть какого-то сигнала с сотового телефона своего товарища.
- Видно, ему сейчас не до нас, - разорвал тишину Михаил.
- Может быть, давай я пойду и поищу его?
Валентин взялся за ручку дверцы и хотел, было, открыть ее, но Михаил остановил его:
- Пока не торопись, рано. А то сейчас разбежитесь, а мне потом собирай вас по одному.
И опять в машине повисла тишина. Валентин и Михаил внимательно осматриваются по сторонам, выискивая своего друга. Первым, минут через пять, не выдержал  Михаил и вышел из машины, за ним – Валентин. Разошлись в разные стороны: сначала метров на десять от машины, потом – дальше. Но Константина так и не нашли.
Что делать?
Валентин набрал номер Иванова, в ответ одни гудки, но телефона не берет. И… вдруг, услышал в трубке незнакомый женский голос:
- Да я вас слушаю?
- С кем я разговариваю? – Вопросом на вопрос ответил Валентин.
- Ой, извините, я смотрю – телефон лежит на земле и вовсю дрожит, вибрирует, вот и подняла. Чей телефон, не знаю.
- Извините, это телефон моего брата, - сразу нашелся Валентин, - видно выронил его, а где вы находитесь.
- Я, - женщина замолчала, видно ищет название улицы. – А я и не знаю. В метрах ста перекресток, за ним Центральный рынок. Рядом со мною выезд из большого магазина. А, это супермаркет «Столичный», точно он! Так что мне делать с телефоном?
- Я вас прошу, оставьте его у себя, - быстро заговорил Валентин. – Я работаю в милиции, так что не беспокойтесь. Мы сейчас к вам подъедем и заберем его, это минут через пятнадцать. Как вы на это смотрите?
- Тогда я вас подожду в кафе «Огонек», это напротив выезда из внутренней стоянки супермаркета, только поторопитесь, а то я тороплюсь, сейчас мой муж должен вот-вот подойти.
- Мы мигом, - и зажав телефон в ладони Валентин быстро пошел к машине. – Михаила рядом не было. Где он? Осмотревшись по сторонам Валентин позвонил ему.
- Да, - отозвался Михаил, - Костя нашелся?
- Миш, Костю не нашел, но положение усугубляется, Иван пропал. На звонки не отвечал, потом ответила какая-то женщина, она увидела телефон, валявшийся на тротуаре, около выезда из внутренней стоянки супермаркета. Сейчас с ней договорился, чтобы она посидела в кафе, а мы подъедем и заберем телефон.
- Ты уверен, что она будет нас ждать?
- Попросил ее об этом, сказал, что я из милиции.
- Что делать? Что делать? Хоть разорвись, ни Кости, ни Иванова, - Валентин услышал, буквально, рык Михаила.
- Тогда так, я сейчас сяду в такси и отправлюсь в то кафе, а потом вернусь.
- Нет, дорогой, - не согласился с предложением Валентина Михаил. – Что-то здесь не так, давай, жди меня, вместе поедем за телефоном. А зачем он нам?
- Может в нем какая-то разгадка и будет, куда делся Иванов Иван Иваныч, - также с раздражением в голосе ответил Валентин. – Ты что не понимаешь? Телефон - это вся нужная нам информация о его окружении, от жены, до нас с тобою. Ясно!

-3-

Развернув пятисотрублевую купюру, Катерина, миловидная женщина, лет сорока, растянула ее в ладонях и посмотрела через нее на окно, и через секунду, другую, засунула ее в свою сумочку.
- Все, ваш телефон? – спросила она, смотря в глаза Валентина.
- Да, большое спасибо, а покажите, пожалуйста, где вы его нашли. Нам нужно указать точно, то место, где он лежал.
- А то место и отсюда видно, - встав из-за стола Екатерина показала в сторону огромного, из белого кирпича здания. – Вон, видите, машина выезжает из супермаркета? Да, та белая, так вот он лежал на углу дороги и тротуара, вон у той синей урны, Почти прямо под ней, и как жучок запрыгал, запрыгал, я аж испугалась, и если бы не мой Семка, - кивнула в сторону на сидящего за столом малыша, - то и не взяла бы. А он вот взял и кричит: «Мамка, телефон звонит!» А тут вы…
- Да, да, спасибо, - пожав руку женщины Валентин поклонившись, и угостив пацаненка упаковкой жевательной резинки, вышел из кафе.
- Где он лежал? - Встретил на выходе Валентина Михаил.   
- Пошли…
У урны, на которую указала женщина, как и по окружности, кроме валявшихся на асфальте бычков из под сигарет, плевков и кассовых или автобусных билетов, ничего, что могло бы заинтересовать Валентина с Михаилом, не было. Валентин предложил им разделиться: сам пойдет в магазин, со стоянки - в продуктовый отдел и по этажам, а Михаил пусть пройдет по этажам стоянки.
Через минут тридцать встретились.
- Что будем делать? – Спросил Валентин.   
- Ну, что. За Костяном поедем, а потом на  лесопилку.
- Давай. Миш, но он так ни разу мне и не ответил. Телефон, что самое интересное, не отключен, и не занят, и зарядка не села у него.
- И что предлагаешь?
- Не знаю, - пожал плечами Валентин, - надо вернуться, найти его. С другой стороны, если сейчас поедем к супермаркету, то потеряем еще минут тридцать-сорок, так?
- Ну, - сказал Михаил.
- Что, «ну», - взорвался Валентин, но, увидев тяжелый взгляд Михаила, замолчал.
- Ты только здесь мне еще подергайся, - тихо, чуть ли не разделяя слова по слогам, сказал Михаил. – Я согласен, надо ехать на лесопилку, туда добираться часа полтора-два. Как там Сергей говорил, через объездную на Даниловку?
- Смотри по навигатору!
- Я ему его вернул.
- Да, надо ехать в сторону Даниловки. После железнодорожного переезда, свернуть на первом повороте направо.
- Не направо, а налево, - поправил товарища Михаил.
- А что тогда спрашиваешь?

Зазвонил телефон, Михаил припарковав сбоку дороги машину, достал трубку из куртки.
- Да, Сережа. Хорошо, хорошо, уже едем. Да проблемка образовалась у нас, Костя случайно не у вас? Угу, пропал около супермаркета. Зему там увидел, вроде Сиплого. Да, да, Сиплого! Не знаю, как все вчера произошло, но у супермаркета был вроде бы Сиплый. Плюс наша следовательница из прокуратуры рядом с ними ошивалась.
Да, да, едем, телефон передаю Валентину.
Но Валентин через несколько секунд вернул телефон назад Михаилу:
- Отключил…

-4-

Дорога, после поворота с объездной до экскаватора, была «убитой», по которой проехать легковому автомобилю, казалось, было невозможным, а только внедорожнику или автомобилю покрупнее. Михаил, матерясь, ехал медленно, объезжая ямы, битые дорожные железобетонные плиты, торчащие из них прутья железной арматуры.
Смеркалось. Машину решили оставить, не доезжая до экскаватора метров сто-двести, и увидев его очертания,  свернули в  кустарник.
- Ну, что, я к экскаватору за оружием, а ты? – спросил Валентин.
- К дыре, вроде вон она, только не тяни резину. Там подожду тебя!
«Вот и все, мы на месте», - подумал про себя Михаил и, проводив удаляющуюся фигуру Валентина, аккуратненько, что бы не нашуметь, плотно придавил дверцу, и, услышав тихий щелчок замка, сделал несколько шагов к обочине дороги. Осмотрелся. Фигуры Валентина уже не было видно. Так и должно быть, он шел к экскаватору не по дороге, а по обочине, скрываясь за кустарниками. Так и надо, началась война.
Осмотревшись по сторонам, быстро перебежал дорогу и остановился у кустарника, тянущегося по всей длине бетонного забора. Достал сотовый и отключил звук.
И после потихоньку двинулся в сторону экскаватора, просматривая забор. Метров через сорок остановился у дыры в заборе. Больно узковатая. Согнулся, еле-еле протиснулся через «рванные» каменные сколы. Осмотрелся. Бревна, местами, почти вплотную подходили к забору. Главное не шуметь. Михаил, перелезая через колючий кустарник шиповника или малины, гнилые бревна, старался двигаться бесшумно. Но это не удавалось. Колючки больно царапали руки, лицо, но на это он старался не обращать внимания, понимая, что главным сейчас предстояло защитить глаза от веток и найти проход сквозь эту гору бревен.
Но не через десять, и пятнадцать метров, и двадцать прохода он не нашел. Скорее всего, нужно было идти вправо, а не влево. Видно, Сергей ошибся, а может, он сам запутался, влево-вправо, вправо-влево. Только не ныть, нужно вернуться. И Михаил так и сделал.
Точно, метров через двадцать проход оказался с другой стороны. Заглянул в него, сквозная дыра вроде есть, и полез в нее. Тоннель был тоже узким, а не как говорил Сергей, полтора на полтора. Здесь еле-еле можно пролезть.
Метров через двадцать тоннель закончился. Да, прав был Сергей, кустарник плотно закрыл выход из тоннеля. Аккуратненько согнув толстую ветку, мешавшую вылезти из прохода, Михаил ее упер под бревно. Потом – вторую, но та выскользнула из под бревна, резко выпрямилась и торцом когда-то сломанной ветки больно ударила в грудь. Михаил рванулся вперед, но этот сук его удерживал. Оказывается разорвал на груди полотно куртки насквозь, в эту дыру из бокового кармана высыпались документы: права, техпаспорт на машину, банковские карточки, паспорт. Он поднял их и засунул в брюки, и тут же почувствовав неудобство, поискав укромное место, спрятал документы между бревнами – только бы не забыть их. 
Вылез из кустарника и выругался про себя: где же лесопилка, о которой говорил Сергей Каравай. Где? Перед ним стоял такой же многоэтажный стеллаж из бревен. Значит, ошибся, пролез не в ту дыру забора.
  -5-

Наконец-то Михаил перелезая через очередную «полосу препятствий» пробрался до конца прохода. Вот и лесопилка. Полуразваленные деревянные постройки, станины от каких-то агрегатов, транспортеров, горы опила, старого бруса... Михаил вылез наружу и перебежал к свалке из ящиков, бревен. За нею открылась большая чистая площадка перед высоким, из красного, обшарпанного кирпича, зданием с огромными железными воротами. Рядом с ними три джипа и огромный оранжевый мусоровоз на базе «КамАЗа».
«Где же Валентин? – Михаил внимательно осмотрел всю окружающую местность. - Он должен быть где-то справа, метрах в пятидесяти, может  ближе. Михаил лег между бревнами, достал телефон и, набрав номер Валентина, отправил ему СМСку: «Я у лесопилки у свалки ящиков».
Минута прошла, другая, третья… ответа не последовало, и позже тоже.
Набрал номер Каравая и отправил ему такую же записку. Та же тишина.
«Совсем нехорошо, - подумал Михаил, - опять оставаться в роли зрителя. А может перебраться к тем воротам и войти внутрь здания? Стоп, а может в джипе хоть какое-то оружие есть. В том, черном, это кажется джип Клеша с Ежом. Нужно туда подползти»
Михаил приподнялся, еще раз все внимательнейшим образом осмотрел, никого, и, выбрав для себя самый короткий маршрут, быстро перебежал к джипу, открыл его заднюю дверь и влез в салон. Ощупав карманы сидений, перелез вперед, на полках тоже ничего. Только газовый баллон для зажигалок и коробка спичек. В принципе, это тоже неплохое оружие, если, к примеру, поджечь джип. Аж руки зачесались от этой мысли. Интересно, это взбодрит этих гнид? Проверить бы неплохо. Ладно, а что у нас в другом джипе?
Но, неожиданное предположение, а вдруг в кабине мусоровозки сидит водитель, Михаила остановило. Михаил обернулся в сторону этой машины и присмотрелся. Вроде никого, хотя сумерки уже довольно сгустились и очень трудно рассмотреть есть в кабине кто-нибудь или нет. Хотя, и его сейчас будет трудно рассмотреть, земля темная, как и его куртка, звезд и луны на небе нет. Как в том анекдоте: черный человек, в черном плаще… А, ладно. Михаил вылез из машины и перебежал к джипу стоящему рядом, его двери заперты. У другого – тоже.
А в мусоровозке?  Подошел к кабине «КамАЗа» и в два прыжка, по ступенькам, открыв дверь, залез в ее салон. Неприятный кисло-горький запах от сигаретного дыма резко ударил в нос. Сел в кресло, на что-то твердое, больно упершееся в ягодицу. Это пистолет. Вот это и есть то, что ему сейчас так нужно. Что за ствол? Ага, Макаров, знакомая штучка, магазин с патронами. Передернул затвор, выскочила гильза, но поймать ее не успел, она упала куда-то под ноги. Нагнулся и, быстро нащупав ее рукою, взял. Отлично, будет чем воевать.
Тихонько вылез из машины, и, перебежав на старое место, присел у брусьев и стал ожидать. 
  И вот, наконец, в здании за воротами заморгал свет, скорее всего от фонаря. Появились несколько фигур, рассмотреть их трудно. Интересно, кто это?
Ага, вот кто-то подошел к «КамАЗу», залез в  него, завел двигатель, включил фары. Из ворот вышли еще несколько человек, волокущие что-то за собою. Трудно рассмотреть, мешок это или человек… Зашли за «КамАЗ», теперь никого не видно.
- Ну что, их в кузов? – Спросил кто-то громко. - А не попортятся, там у тебя мусор?
- Ха, а ты что думал, матрасы? Конечно мусор. Да меня сейчас на любом посту остановят и, в первую очередь, полезут туда и посмотрят, что там вожу, гашиш или мусор.
- А не задохнутся?
- Баба может и задохнется, да ничего с ней не будет. Они, знаешь, когда жить хотят, вывернутся так, что в нос не один червяк не залезет. Так что не беспокойся, твой товар дойдет, куда нужно, живым и здоровым, не испортится. Я же не первый раз таким делом занимаюсь.
- Ладно, опускай свое ведро, - послышался голос другого человека. Что-то знакомый. Михаил стал перебирать в памяти всех из этой банды знакомых ему людей. Кто же это?
- Клеш, ты только их убери оттуда, а то раздавлю. Ага, вот так.
Теперь все ясно, если здесь Клеш, то рядом и Еж.
- Да не брыкайся, Валек, - раздался громкий окрик Ежа. Точно Ежа, с тонким баритончиком. А кто же такой Валек? Неужели Валентина сцапали? Михаил сдавил в ладони рукоятку пистолета до боли. – Валя, а где твои дружки-то, а? Ты, думаешь, все так просто обойдется. Да нет, мы сейчас твои ножки под колесо положим, и будем так тихонечко наезжать на них, сначала на ступни, потом – на коленки. Не скажешь, ручки твои положим под колесо. А? Осталась минута и – все.
Михаил вытер со лба холодный пот, приподнялся и, единственное, что почувствовал, как какая-то неведомая сила обрушилась ему на голову…

-6-

…Затылок онемел, рот набитый какой-то грязью, опилом или зубами? Хотел сплюнуть, но сделать это помешала лента, наклеенная на рот. Руки тоже чем то скручены сзади, только ладонями можно двигать. А где я нахожусь? Вроде бы в машине, пол железный, холодный.
Михаил повернул голову: нет это не машина, а какая-то огромная железяка. Попытался приподняться, и тут же неожиданно что-то больно ткнуло Михаила в затылок, и он, чуть не сломав челюсть, с размаху ударился лицом о пол.
- Лежать! – услышал он громкий мужской шепот. – Еще двинешься, размажу! – И, видно, что бы Михаил осознал, что это именно его касается, еще раз стукнули чем-то по спине.
Да, Михаил понимал, что его роль сейчас заключается только в одном, и не больше, как упереться челюстью в твердый железный пол и молчать. Тупо лежать и молчать.
«Кто же ты? Кто же ты? Кто же… - этот повторяющийся один за другим вопрос, все быстрее и быстрее, пулеметными очередями, затараторил в висках Михаила. Кто же ты? Кто же ты?» - Бум, бум, бум…
- Это, скорее всего ихний, - в полумраке горных вершин раздалось эхо.
Михаил притих, осознавая, что находился он сейчас где-то перед вратами  Ада или Рая.
«Нет, я не ихний», - хотел было вскрикнуть в свою защиту он, но получилось только мычание.


Рецензии