Глава 18. Многоточие

Зазвонил телефон. Константин вытащил его из куртки и с удивлением воскликнул:
- Звонок от неизвестного. Что делать?
- А все уже сделано, - усмехнулся Михаил, - кто нас сегодня еще может напугать. Может это Каравай звонит с Власовым, посмотри.
- Ладно, - Константин раскрыл телефон и приложил трубку к уху. – Да! Я не понял, еще раз повторите, - и недоуменно посмотрел на Михаила.
- Что там?
- Бросил трубку. Это, Миш, опять тот же человек звонил, по голосу узнал.
- Какой?
- Тот, о котором я тебе рассказывал раньше, перед тем, как к Земе в лес меня притащили, предлагал городскую программу по телевизору посмотреть, я там какой-то должен был ключ найти в поисках Каравай.
- А почему ты думаешь, что именно тот мужик звонил? – спросил Михаил.
- Да «ыкает» он и покашливает.
- И…
- А че «и», Миш, поблагодарил за работу, и сказал, что у Земы с Танькой другая дорога, можем о них забыть.
- Не понял, - заглушив двигатель машины, повернулся к Константину Михаил. – Он что, за нами следил? Еще значит одни охотники на Зему.
- Честно говоря, думал, что он из их банды, - вздохнул Костя.
- Да хоть кто, в моем узле навряд ли разберется.
- В каком?
- Да Зема упал в яму и бревнами его завалило. Я туда и Татьяну сбросил, и два бревна, над дырой, стянул этими тросами, чтобы не вышли через отверстие, в которое упали.
- А что за яма?
- Да цистерна старая с прогнившим днищем, не знаю для чего там была, может для воды, чтобы при пожаре было откуда ее брать, а может для стока воды при дождях. Не знаю. Я через нее перелезал днем, когда пробирался к лесопилке.
- Ясно.
- Так что делать будем? – пристально посмотрел на Константина Михаил.
- Слушай, мне только еще здесь новой заварушки не хватало. Я не знаю почему менты дали уйти Земе с Татьяной. Ну не понимаю этого! Может, их начальство с ними чем-то завязано, те пообещали откупиться. А может, наоборот, боятся, что Зема с Татьяной на следствии чего-то лишнего расскажут. Думаешь у них рыльце не в пушку. А тот парень, «ыкало», и есть их киллер. Кто знает?
- Быстро, Костя, ты как-то запятые с точками расставил во всех местах.
- Да потому, что не дурак. Мы свою долю с них взяли, и все, нам хватит, пусть и другие что-то поимеют.
- Так ты хитрец, - возмущенно протянул Михаил. – Но, а если это все бравада, и они хотят всего лишь узнать, взяли менты Зему или нет.
- Но, почему тогда сразу он выключил телефон, а не дождался моего ответа?
- Тоже верно. Но меня прямо подмывает сейчас вернуться туда и посмотреть в яме Зема с Татьяной или нет.
- Завтра придем и посмотрим.
- Когда? Завтра рабочий день.
- Ладно, пошли. Миш, ты уж извини, но моя беременна. Правду та ясновидящая сказала, так что…
- Охраняй машину. Я скоро… - Михаил натянул на лицо маску, на голову – шапку и исчез. Но вдруг тут же появился и шепнул Косте, - заведи машину, и метров на триста отъедь. Пусть думают, что мы уехали…

-2-

Михаил у дыры в заборе остановился и прислушался. Вдали шум, кто-то пытается перетащить бревна. Слышно как матерятся, чем-то тяжелым бьют по тросу. Скорей всего не железным, а чем-то деревянным. Видно хотят сбить петлю с бревна. Не дураки.
Но перелезть через дыру Михаил не решился. И правильно. Где-то рядом послышалось, как кто-то спрыгнул со стеллажа бревен, и полез через тоннель в сторону орудовавших людей у тюрьмы Замы с Татьяной.
- Ну че там? – кто-то спросил громко.
- Да свалили.
- Гм-гм, а ты, гм, не торопись, ык, ык. Зема, мы может, ык, тебя здесь так, ык, и оставим, ык, детей будем водить, медведя  в берлоге им, ык, показывать.
- Га-га-га, - громко смеялись несколько мужиков.
- А че?
- Или сразу домик свой на меня перепишешь, а? На братана джипик. Че воешь. Знаю, что сейчас на все согласен, а потом как только обсохнешь, крылышки раскроешь и тю-тю.
«Вот так дела, - удивился про себя Михаил. – Интересно, кто же это?»
Михаил аккуратненько, нащупывая рукой все, что находится впереди, перелез через дыру в заборе. И притаился.
На ощупь, переступая через бревна, полез на право, к месту, где можно по  выступам бревен, как по лестнице забраться вверх на эстакаду.
Добравшись до этого места, снова притаился. Тем мужикам видно было чего бояться, громко разговаривали, смеялись.
Михаил щупая каждый выступ залез на эстакаду и заново притаился.
- Да я тебя, Зема, лучше в болоте утоплю так медленно-медленно, а Кислый это снимет на камеру, и разместим в инете, вот будет хохма.
«Так кто же это?» - этот вопрос все больше и больше начинал беспокоить Михаила.
- … А Таньку твою сейчас пустим через всех. Баба красивая, только зубы острые, но у нас для этого есть хороший напильник. А-ха-ха, ык, ык, - пытаясь остановить свой сухой кашель, смеялся через силу мужик.
- А может на хер нам надо их доставать. Пусть ночь здесь перекантуются, а завтра днем разберемся, -  предложил кто-то своему напарнику.
- Только еще этого не хватало, - не согласился кто-то третий.
- А че, думаешь те мужики вернутся?
- Тогда здесь и останутся, - перестав кашлять сказал «ыкало».
«Фу-у, - охватив ладонями лицо, простонал про себя Михаил. – Вот так узелок. Может и этих к Земе засунуть в яму. А потом что? Вот история, а», и пополз ближе к краю эстакады.

-3-
Три мужика стояли у ямы, в которой сидели Зема с Татьяной, и не смотря на боли, которые им не должны были давать сейчас покоя, молчали, не отзывались на вопросы этих парней.
- Так что, Зема, зря ты не послушал нас деру дал. Наверное, здесь и подохнешь. Что-то нет желания мне доставать тебя отсюда, устал я. Че молчишь?
- Дык он, боится, дык…
- Помолчи, помолчи, кэп. Я ему больше дал бабок, чем ты, а где они. Зём, где? Молчишь. Ну ладно, завтра жди утречком, с нотариусом приду, да кэп? Не подпишешь дело твое…   
  Михаил аккуратненько отполз назад, по выступам бревен спустился вниз, перелез к дыре и вылез в дыру. Снял с себя мокрую от пота шапку и маску, обтер мокрое лицо и, открыв рот, полной грудью вдохнул в себя свежего ночного воздуха. Еще раз, потом еще.
Встал, вылез из кустарника и пошел по дороге в сторону машины.
- Ну что там? - спросил Костя.
- Такие как и мы, Костя. У них свои разборки с Земой, нам здесь, действительно, больше нечего делать. Ты прав, и почему я тебе не всегда доверяюсь, - улыбнувшись, Михаил притянул к себе Константина и крепко обнял его. – Поехали, дорогой. Так хочу спать.   
Михаил сел за руль, завел машину, и медленно поехал по дороге искромсанной дождями и временем…


Рецензии