Глава 5. Новый узелочек

 Михаил не был готов к тому, что происходило на его глазах.
Константин стесывал топором конец бруса, заострял его. Другой мужчина лопатой копал яму, для установки туда этого кола. Третий, наблюдал за Константином, держа в руках еще две толстые палки.
- Чего стоишь? - Спросил громко Константин. - Помогай, вон еще один топор!
- Ребята, да вы че? Самосуд решили устроить?  - спросил у Константина Михаил.
- Миша, другого выхода нет! Катя! Где ты?  – закричал Костя, ища кого-то у дома.
- Спички нашла, - крикнула в ответ женщина. - Сейчас ячницу пожарю.
- Лучше каких-нибудь консервов с собою возьмем, - сказал Михаил. Сейчас посадим их на кол, дом подожжем и домой… - громко сказал Константин.
И только сейчас до Михаила дошло, какой приговор ждет этих людей. Хотел было возразить, мол, может их в милицию сдать, но не стал ничего говорить. Глупо. Спасенные им минут пять-десять назад люди, были невменяемы, злые. И любое его слово в защиту Земиных подручных, этими только что спасенными им людьми могли восприняться неизвестно как, но, в первую очередь, как их врага.
- Миша, - обратился к нему Константин, - смотри за ними, что б не расползлись. Только, знаешь, вытащи у них кляпы, может, скажут тебе, где Валентина Каравай.
- Как где!  – вскрикнул Михаил. – Ее что, здесь нет?
- Вчера утром за ней на джипе приезжали, а та задница, - показывает на связанную женщину, - вечером вернулась подошла к нам и сказала, что теперь Валя, будет хорошим перегноем для кедра.
Михаил поднялся, подошел к связанным людям, приподнял за шею женщину, встряхнул ее, и, вытащив кляп из ее рта, громко спросил:
- Где Валентина Каравай?  Ну!
Но та, уже пришедшая в себя, в безумии начала громко орать:
- Я жить хочу! Хочу жить!
- Ну что ж, на колу, теперь, сколько сможешь, столько и проживешь!  - громко сказал Михаил и откинул ее от себя. Но не отошел, а присел рядом и начал подбадривать Константина, заостряющего конец второго бруса и мужчину, роющего ямы для колов.
- Я не виновата! - кричала Люся. – Это Сиплый ее, связанную в яму посадил и засыпал землей  Может она еще жива там.
- А, где же вы ее закопали?
- У Сиплого спроси. Я пьяная была, плохо все помню.
Когда Михаил вырвал изо рта Сиплого кляп, тот долго не мог отдышаться и испуганно смотрел на своего судью.
- Ты Оборотень, да Сиплый. В меня стрелял, человека вчера медведице скармливал, Валю Каравай живьем в землю зарыл.
- Я больше не буду!  - Испуганно озираясь по сторонам зашептал Сиплый. – Не буду!
- Конечно, не будешь. Осталось совсем недолго, когда встанешь перед Богом или Дьяволом. Так, где Валя Каравай?
- У болота, перед Верблюжкой зарыли. Там сосну когда-то ветром вывернуло, в ее корневищах и закопали. Так она живая, шланг ей Зема в рот засунул, и его конец вытащил наружу. Я щас покажу, где это. Пойдем.
- Хорошо, - вдруг раздался за спиною Михаила голос Валентина Носова. – Сволочь, жизнь спасти хочется да. Блин, как я сразу не догадался, почему там земля переворочена, когда карабин ваш взял. Сволочи.
- Ты там был?  - Михаил встал и повернулся к Валентину.
- Я мимо этого места пробегал, и когда увидел карабин, остановился, все осмотрел. Как в войсковой разведке нас учили, но чтобы земля там шевелилась, или еще что-то кроме сигарет бабских недокуренных, не видел.
- Сколько же времени прошло?
- Сутки, - со всего маху Михаил ударил ногой по животу Сиплого.   
- Ах ты сволочь. Так она живая?
- Нет, - то ли от боли, то ли от неумения сдержаться закричал Сиплый. – У нее еще пуля в животе застряла, это не я стрелял в нее!
- На кол этого мудака первым посадим. Первым! – Громко, чтобы перебить стон лежащего на полу Сиплого, прорычал Константин.
- А может, в милицию сдадим, - предложил Валентин.
- И лет десять тюрьмы за все сделанное получат? Хм. Они большего заслужили.
- Скорей всего пожизненное, - как бы согласился с Валентином Михаил. И, отведя в сторону Константина с Валентином, прошептал им, -  осталось несколько часов, как гости приедут. Нужно встречать их.
- Да. Нил, - обратился к одному из мужчин Константин, - еще штук пять колов заготовь. Мы скоро вернемся. 
- Я жить хочу-у!  - далеким эхом уходили по лесу крики приговоренных людей.

-2- 
Светлый джип «Лэнд Круизер», а за ним «УАЗик», не снижая скорости, проскочили по дорожке, освобожденной от кустарника и мха, и направились далее.
Валентин через прицел карабина наблюдал за тойотой, нырнувшей в яму,  недавно вырытую им с Михаилом, и прикрытую травою. «УАЗик», так и не успев остановиться, врезался в зад джипа, перевернув его на крышу.
Зема первым вылез из машины, держась руками за голову. На лице кровь. Зема это или нет. По форме тела – высокий, пышных округлостей, вроде он.
- Почему защита не сработала? – закричал он. – Сволочи, я же заказывал новую машину, а не… - открыв дверь вытащил водителя наружу, но тот мешком свалился на землю и не двигался.
- По голосу Зема, - сказал Валентин. – Ребята, не торопитесь, в «УАЗике» кто?
Но из «УАЗа» так никто и не вылезал и Валентин с друзьями продолжал наблюдать за происходящей у джипа сценой.
- …Виталий, вставай, вставай, говорю, - и ударил водителя ногою по голове, но тот так и остался лежать без движения. – Сволочь, и тут меня надул.  Гадина! – и еще раз двинул водителя ногою по плечу. Потом еще раз, еще, еще, пока сам, обессиленный, не свалился рядом на землю с лежащим телом. – Сволочи, всех грохну, сволочи! А вы, что там сидите, сволочи, вы мне всю машину развалили. – Он резко поднялся, схватил рядом лежащую толстую ветку, обломал ногою с нее мелкие ростки и размахивая палкой, быстро пошел к «УАЗу».
Из открытой двери машины вывалился мужик, но на землю не свалился, а только свис с кресла, удерживаемый рулем. Его лицо было тоже окровавленным. Зема схватил его за челку волос и попытался стащить наружу, но волосы у того были короткими и пальцы Земины соскальзывали с них.
- Ах ты, сволочь! – Закричал Зема и начал с размаху бить свисающего с «УАЗика» мужика полкой по голове, плечам. – Я ж тебя здесь пристроил для чего, скотина? Для чего? 
- Там видно или живых нет, кроме Земы. Так что все обойдется без сопротивлений, - сказал Михаил и рывком поднявшись побежал к Земе.

-3-
 - Валентин, вы же интеллигентный человек. Разве так можно убивать человека, - умоляюще, с дрожью в голосе, шептал Зема. – Дайте мне шанс, я деньги через месяц верну вам!
- Не понял! Ты о чем это?
- В течение недели! – не поняв вопроса Валентина, продолжал свой скулеж Зема.
- Опять не понял, - вопросительно смотрит на связанного Зему Валентин.
- Сегодня отдам!
- Хорошо, давай.
- Но как вы все не можете меня понять. Я ведь вложил ваши деньги в строительство вашего же дома, - ровным приглушенным голосом, словно почувствовав слабину напавших на него людей, изменил свой голос, с пищащего на твердый, Зема.
- На какой улице? – Также не сводя с его глаз своих, ближе придвинувшись к Земе, спросил Валентин.
- На-а…
- Жуклевича семь, дробь – «а». Ваш личный домик. , Да, Зема. Вот он мне очень понравился. А? Зема, не так ли?
- Да, я вам его отдам, - испуганно зыркая по сторонам, сказал Зема.
- Зема, а тот дом-то записан на вашу жену. Она с вами уже разведена? – влез в разговор Михаил.
- Я ей позвоню сейчас… - покраснев от испуга ответил Зема. Его одутлые щеки трясутся, как и все его тело. Этот толстый мерин, сейчас стоит перед ними на коленях, по грязным от земли его щекам катятся слезы. Только это не мерин, неправильное сравнение, а человек, еще полчаса назад, чувствовавший себя главным босом и карателем, а теперь – трясущаяся от ветра сухая травинка.
- Стоп, стоп, стоп! - Вмешался в разговор Константин. – А как так получилось, что Валентина Каравай тобою была зарыта в землю.
- Не знаю, это не я делал, а Сиплый! Он сначала ее изнасиловать хотел, а когда та у него чуть не откусила его, – заверещал Зема и, задыхаясь, упал лицом в землю, пытаясь залезть под нее червяком.
- Хватит, уважаемый Зема, вот перед вами будут все ваши дружбаны… И, вы, скоро составите им компанию, на колу.
- Я готов обо всем рассказать в милиции. Господа, я готов…- орал Зема. - Да, я сволочь, да-а-а-а! 

-4-
 - Да, 107 томов. С таким делом я работаю впервые, - призналась следователь прокуратуры. – У меня остается к вам Константин Ефимович один вопрос, так между нами, скажите, неужели у вас бы руки повернулись посадить их на кол?
- А вы себя поставьте на мое место, - с вопросом на вопрос обратился Константин к следователю.
- Не знаю... Но, извините, нам удалось доказать только то, что Зема руководил ипотечным агентством «Долгожданная квартира» несколько месяцев, потом оно стало акционерным обществом. Это произошло три года назад, когда, вы, с ними еще, будем так говорить, и не были знакомы!
Второе, ваш договор о приобретении квартиры на улице Козловского, как и Валентина Носова, и Михаила Трубецкого, так и других двадцати четырех человек, о которых вы заявили, не существует. Да, на этой улице вел строительство жилого дома химкомбинат, но для своих тружеников, хозспособом, за свои средства!
Следующее.  В отделении банка, вы оформляли кредит, как и Носов, как и Трубецкой, как и другие, на покупку квартиры, переведя их в ипотечное агентство «Долгожданная квартира». Понимаете, в агентство, которого не существует, а есть акционерное общество. Вот какая закавыка получается.
- Не понял, - удивился Константин.
- Получается так, Константин Ефимович, - поставила точку в разговоре следователь.
- Что-о! Не понял. А, кто же тогда, по-вашему, прибрал наши деньги, обещая за них дать квартиру? – Встал из-за стола Константин и подошел к следователю.
- Вы только не забудьте, где находитесь, - предупредила следователь. –  И Татьяна Семеновна Зема указала, что если Вы будете продолжать давить на нее, то она найдет доказательства и про сексуальные издевательства ваши над нею.
- Вот попал! А показания Клешева, Ежова?
- На последующих допросах они признались, что вы их запугивали, и они не убивали Валентину Каравай, как и Дмитрий Зема.
- Что-о! Неужели все здесь кругом подкуплено?!
- Или я этого не слышала, гражданин Самохин, или...
- Извините, значит, Вы верите в мою виновность, как и в то, что не я сидел в той клетке, что не меня обманули и прибрали девять моих миллионов рублей, - голос Константина начал дрожать.
- А, Вы, не нервничайте так. Наймите хорошего адвоката. К примеру, Синявина или Ракова, дам их телефоны. Объединитесь со своими товарищами. Другого выхода нет. Разве, еще один, когда Замовский заберет свой иск.
- А может, есть еще какой-то выход?
- Вы не так богаты, - следователь встала, вышла из-за стола, - или у вас есть доказательства?
- А свидетели?
- Те люди, которые по вашим словам страдали вместе с вами, вас не поддержали. Забрали свои иски неделю назад. Из них Екатерина Ивановна Третьякова, она, оказывается, просто потерялась в лесу и когда вышла на вас, вы разделывались с Дмитрием Замовским. Следствие по этому поводу продолжается… Георгий - тоже, был на рыбалке и...
А те, кто погибли, Власов, например, семья Козловых и другие, о которых вы указывали в своем заявлении, это не доказано. Они пропали без вести, их поиском прокуратура занимается, и складывается такое мнение, что вы, каким-то образом, как-то узнав эту информацию, списываете ее на Замовского, его жену и их компанию. У вас доказательства есть, что они виновны, места, где находятся погибшие?
- Извините, - Константин поднялся. – Когда следующий допрос?
- У вас, Константин Ефимович, как и у ваших друзей, есть время, подумайте, - поднялась со своего места и следователь. – Не забудьте о подписке о невыезде из города. Буду всеми силами стараться вам помочь, и все-таки не забудьте мое предложение, обратиться за помощью к адвокатам.
- Спасибо за совет, - и Константин поклонившись, вышел из кабинета..

-5-
 - Теперь, друзья-граждане, мы с вами под следствием, - выслушав рассказ Константина, высказал свое мнение Валентин. – Может, продолжим с того, чего не завершили? А че? Что тебе, что мне, следовательница подсказывает одно и то же. Видно у нее свои счеты с Земой?
- Счеты? А может наоборот, это подстава. За нами идет слежка, ребята, я уверен в этом! Мы берем Зему, и тут же нас, на лет десять-двадцать в тюрьму. Тогда на нас падет и пристреленный Косой, убитые Каравай и Гриша, и Власов, та яма, из-за которой разбились водитель Земы и его банда. Все! Понимаете?
- Костя, ты прав. Но твоя запись беседы со следователем, Валя, тоже не доказательство. А может следователь наоборот дает нам возможность придавить Зему, но так, чтобы аккуратненько, не наследив, - Михаил подвинул к себе сахарницу, и, повернувшись к идущему мимо официанту, попросил еще три чашки кофе. – Костя, Валя, только не смотрите вместе, а так по переменке, от входной двери, вправо, за третьим столом на нас внимательно смотрит мужик, словно, читает с губ, о чем мы говорим.
- Точно, - согласился Валентин, и, прикрывая ладошкой рот, сказал, - Костя, тебе не знакома леди, сидящая с ним?
- Так это, …это же Клава, наша уборщица. Видно про мои проблемы рассказывает, а ее ухажер из любопытства смотрит на нас. Хотя, кто его знает. Есть пара мыслей, но все они…  Да ладно. Знает трое, знает весь свет.
- Не понял, - с удивлением смотрит на него Валентин.
- Да так, не про вас. Во-первых, нам не известен уровень бизнеса Земы, с кем он якшается. Таких примеров тысячи можно привести, когда заинтересованные подбирают себе спецов – юристов, финансистов, депутатов, налоговиков, кого-то из городской администрации. Ну, в общем, тех, кто воду сможет остудить, когда нужно.
   - А может, действительно читает с наших губ, о чем говорим? – Перебил его снова Валентин. - Слышал, есть такие спецы.
- Хорошо, давай проверим, - соглашается Константин. – Сейчас все может быть. Миша, а ну ка, расскажи свой любимый анекдот про крыжовник. Посмотрим, что читает тот мужик.
- Бежит, значит, хохол по вокзалу, на поезд опаздывает, - начал рассказывать анекдот Михаил. - Заскочил на ходу в свой вагон, счастливый, открывает купе, а там негр сидит. Хохол разложил свои вещи, посидел чуть-чуть, а сам голодный. Что делать? Достает из сумки варенную курицу, разломил ее пополам и начал есть.
- А что это? – вдруг спрашивает его негр.
- Как что, не видишь что ли, курица, - отвечает хохол.
- Это разве курица, - смеется негр. – Вот у нас курица – это да, вот какой величины, - встает и показывает со свой рост, - за неделю не съесть. Так это разве курица.
Испортилось настроение у хохла, спрятал недоеденную курицу в сумку, сидит и молчит. А голод давит, аж желудок у хохла выворачивает. Не сдержался хохол, опять залез в сумку и достает из нее толстенный кусок сала. Нарезал его, кладет шмат сала на хлеб и кусает его.
А негр тут же спрашивает:
- А это что?
- Сало, не видишь, что ли? – Говорит хохол.
- Это разве сало? - Смеется негр. - Вот у нас сало так сало. Носорога убьем, так у него вот такой толщины сало, - и разводит руками на метр.
Еще больше занервничал хохол, спрятал сало назад в сумку. Посидел с минуту-другую, обрадовался чему-то и вытаскивает из сумки арбуз и говорит негру:
- А это крыжовник!
- Точно, я ж говорил, - буквально через секунду, вскрикнул Валентин, и закрыв ладонью губы, прошептал, - точно он за нами следит. Это Земын шпик. У, как заливается!
- Успокойся, никуда не расходимся, будем продолжать игру, - предложил Константин. - Нужно что-то сейчас придумать, что бы ввести Зему в заблуждение. Валя, смотри на меня очень внимательно, слушай и поддакивай. Только сделай лицо очень серьезным.
- Может, о новой встрече договоримся?  - предложил Михаил.
  - Где и зачем?  - смотрит на него Константин.
- Ну, к примеру, наймем киллера.
- А ты уверен, что после этого до завтра доживем?
- А как его еще нервы пощекотать?
- О-па, есть идея!  - сказал Михаил…

-6-
Константин отодвинулся от монитора и посмотрел на часы – 17:47.  Взял с принтера лист, но текста, напечатанного на нем, читать не стал, а скомкал его и бросил в корзину с мусором, наполненную такими же кусками бумаги.
«Все, пора собираться», - подумал он.
Когда уборщица Клава открыла дверь, Константин демонстративно сложил вчетверо несколько листов и положил их в боковой карман пиджака.
- О, Клавочка, - обрадовано встретил он застывшую у двери женщину, - я вам уступаю, дорогая, свое рабочее место. До свидания!
- Константин Ефимович, да у вас сегодня настроение, как никогда, хорошее.
- О, Клавушка, когда дела выравниваются, и даже, более того, улучшаются, чего бы не радоваться, - и Константин, подхватив со своего стола дипломат, быстро вышел из кабинета.
А на улице дождь, как на душе. Константин, прикрыв голову дипломатом, побежал к автобусной остановке.
  Маршрутка была полупустой. Единственное что успокаивало «Газель»  была новой: сиденья удобные, не продавленные, ход микроавтобуса ровный…
«Интересно, Клавдия точно работает на Зему, или все это так, предрассудки, - начал размышлять Константин. - Мало ли что в голову придет психам. По-другому нас уже и не назовешь, настоящим психам, которым это доказывают в тысячный раз и Зема, и следователи, и банкиры. Нам говорят – это не черное, а белое, это не машина, а открытка, и вообще - вы не люди, а психи.
Кто-то похлопал Константина сзади по плечу, и он резко обернулся. Это девушка, попросившая передать деньги за проезд водителю.
- Хорошо, - интуитивно ответил он и передал десятирублевую купюру женщине, сидевшей напротив него. Единственное, что зафиксировал, она внимательно смотрит ему в глаза. То ли цыганка, то ли, а, махнул он про себя на эту мысль, помешавшую его размышлениям.
- Все это пустое, что вы с друзьями, надумали, - вдруг прошептала эта незнакомка, положив свою горячую ладонь на его руку. – Пустое. Только не переступайте черту, Бог накажет!
- Да о чем Вы говорите?  – скинув ее ладонь со своей руки, вскрикнул Константин.   
- Да все я вижу, читаю с ваших глаз. Вы только тише говорите. Все я вижу. И все вам скоро удастся, только подумайте, сначала, о своих семьях. Дети то, причем? Тот кто обманул вас, и будет вами обманутым, но уж больно хитрый он, и все равно его обманете, только не переступайте черту. Их много, вы одни. Сходите в Храм Божий. Поклонитесь Ему, попросите помощи, он и подскажет вам, как быть.
- В какой храм?
- А тот, что на Никольской, или другой. Неважно. Только не переступайте черту. На войне вы были, и не переступали.
- Что Вы говорите!? – Хотел было снова оттолкнуться от женщины, лезущей к нему в душу, Константин.
- А когда ты не столкнул со скалы врага при допросе, - смотря прямо в глаза Константина, сказала придвинувшись еще ближе эта женщина. - А когда друга убитого нес на себе. А когда книгу «Коран»  вытащил из костра и отдал ее старику. Все про тебя знаю, и жить долго будешь. И квартиру купишь. Только не переступи черту! И не выходи сейчас, а едь к другу, который задумал все это и отговори его. Не по силам вам эти бандиты. Страшные они, все про вас им известно. А жену завтра все же своди к врачу, вы ребенка ждете.
Константин так, с открытым ртом и проводил глазами женщину, выходящую из автобуса. Хотел сначала за ней сойти, но какая-то сила удержала его. Вот это да. Все знает. Ясновидящая, что ли?


Рецензии