Глава 4. Что делать?

 
«Точка. Надо еще раз перечитать заявление прокурору, только уже на свежую голову. Это лучше сделать утром, - Константин отодвинул от себя клавиатуру компьютера, и, откинувшись на спинку кресла, опустил руки вниз, прикрыв газа, расслабился. И словно что-то екнуло в сердце, поднял правую ладонь, посмотрел на сделанную запись на запястье еще во время обеда – «17.45 телев 18».
Восемнадцатый канал, местный. В это время идут новости. Кто-то из незнакомых мужчин позвонил ему по сотовому телефону, и, не представившись, попросил в это время посмотреть местные новости.
А начинались они с заявления начальника информационных новостей о пропавшей три дня назад их коллеге Валентине Каравай. Что с ней произошло, ни милиции, ни телекомпании до сих пор не было известно. И просьба, кто хоть что-то знает о ней, сообщите по такому-то телефону. Она мать двоих детей, которые остались на руках мужа…
Валентина Каравай Константину, как и многим горожанам, была хорошо известна не только как диктор новостей. В свое время она работала корреспондентом телепрограммы «Закон и люди». Ничего не боялась, вела острые репортажи из заседаний городской Думы, обвиняя власть или депутатов за медлительность в принятии нужных решений, еще за что-то. Ее острые выпады и наезды на местную власть давали хороший эффект: ремонтировались дороги, школы, в аптеках появлялись лекарства для льготников…
Она была неугомонным корреспондентом и, не смотря на свой молодой возраст – 26 лет, стала гипертоником. Это, пожалуй, и повлияло на решение руководства телекомпании перевести ее на новостную работу. Это он узнал позже, из газет.
Включил телевизор. В новостном блоке прошла информация о появлении в их городе на свет тысячного ребенка; о повышении заработной платы муниципалитету; об открытии новой стоматологической поликлиники. Эта информация не давала ему никакого ключа  разобраться или что-то понять в той ситуации, в какую он попал. На что же нужно ему обратить особое внимание?
На что же? На информацию об исчезновении Каравай? Или на эту рекламу риэлтерской компании, название не рассмотрел, с улыбающимся на весь экран ее директором, вручающим ключи новоселам? Да и голос у него вроде бы знакомый. Да нет, это скорей всего голос актера, а директор только шевелит губами.
Константин выключил телевизор, придвинул к себе клавиатуру и начал перечитывать на мониторе написанное им заявление в прокуратуру. Читал быстро, машинально, прокручивая курсором с помощью мышки вниз. Остановился на середине текста, осознавая, что прочитанное им сейчас совершенно не анализирует, ни о то, о чем пишет, ни стиль написанного. Что-то мешает, так на что внимание было нужно обратить в этих новостях? На что?
Зазвонил телефон, быстро поднял трубку – это жена, просит, чтобы по дороге домой зашел в магазин и купил хлеба, соли. Соли, соли, хорошо. А зачем он звонил, чтобы купил соли.
- Блин, фу ты, - вскрикнул Константин, словно пытаясь криком вернуть себя на место и понять, о чем просил незнакомец. Снова откинулся на спинку кресла, отпихнув от себя клавиатуру, - какая соль? – забубнил он в полголоса. - Что он хотел, что бы я посмотрел. Скорее всего, про эту корреспондентку. А зачем? Запугивает? Ладно, жизнь покажет.
Константин встал, прошелся по кабинету, по инерции поправил стул за соседним столом. В дверь постучали, да так неожиданно, что Константин вздрогнул. Дверь открылась и в кабинет заглянула уборщица Клава:
- Константин Ефимович, вы скоро освободите кабинет?
- Зачем?
- Как зачем, пора вам идти домой, а мне навести у вас в кабинете порядок.
- Да-да, правильно, извините, я уже закончил свои дела и уже ухожу, - и, подойдя к своему столу, придвинув ближе к краю стола клавиатуру, и, будто забыв, что в его кабинете посторонние люди опять громко сказал. - Так в чем же соль?
- Это о какой соли Вы?  - спросила уборщица.
- Да, извините, это так, чтобы расслабиться, - улыбнулся он, - надо какую-то морскую соль купить, жена просила, а где ее взять? В аптеке или в магазине? - Рассмеялся Константин, подошел к вешалке, накинул на себя куртку и, подойдя к двери, остановился на пороге и посмотрел на  Клаву. - Что-то хотел сделать?
- У вас включенный компьютер, - подсказала уборщица и, присев за стол, начала читать текст с монитора.
- Клава, Вы не хорошо поступаете, читаете чужие письма …, - и, подойдя к  компьютеру, выключил его.
Спускаясь по лестнице, Константин еще раз вернулся к размышлению над тем телефонным разговором с незнакомцем. Что же он хотел сказать?

-2-

Неоновые вспышки, брызгающие на рекламном щите вокруг фужера, пенящегося от газированного напитка, со временем становились все ярче и ярче. И только сейчас Константин посмотрел на часы 20:14. Да, не меньше часа он просидел так на скамейке у входа в парк, катая ногой пустую бутылку, то ли из под пива, то ли из-под минералки. Но, бутылка бутылкой, а вот идеи, которая ему бы сейчас помогла найти выход из создавшегося положения, так и не приходила.

А все началось год назад, когда из ипотечного агентства «Долгожданная квартира» ему неожиданно позвонили. Приятный женский голос, представившись юристом компании, фамилию он тогда так и не расслышал, сообщила приятную новость, что Константин Самохин может познакомиться с новым предложением: в Центральном районе на улице Козловского, под строительным номером 67, будет скоро вводиться элитный дом. Несколько дольщиков, стоящих в очереди, переезжают работать в другой город и отказываются от покупки заказанных ими квартир.
- Если желаете, Вы можете познакомиться с проектом и предложениями. Правда, в этом районе квадратный метр будет стоить несколько дороже, чем в Березовском районе, в котором вы хотели бы приобрести квартиру, – продолжала свой рассказ женщина. - Также это связано с тем, что данный микрорайон находится в центре города и очень плотно застроен жилыми домами,  где инженерные сети старые, и администрация выставляет требования проложить нам к дому новые инженерные сети, пластиковые, установить фильтрационную систему для очистки питьевой воды, котельную, кабельную продукцию…

Тот год для Константина стал самым продуктивным, как в жизни, так и в его карьере. Нашел богатых клиентов, заключил с ними долгосрочные договора на поставку оборудования, производимого их компанией, в которой он работал помощником коммерческого директора.
И вот – квартира, о которой они с женой столько мечтали, с огромной кухней, тремя комнатами, общей площадью в 120 квадратных метров. Виртуально все было ему уже по карману…

-3-
Главный бухгалтер, симпатичная черноволосая девушка с короткой стрижкой, одетая в строгий костюм синего цвета, подошла к нему, когда он вышел из своего автомобиля. Поздоровалась, и, не пряча своей сияющей улыбки, представилась:
– Татьяна Зема, - и взяв его под руку, провела в холл здания, в котором  находилось ипотечное агентство «Долгожданная квартира».
  - Мы очень рады, когда у нас получается порадовать своего клиента,  - без остановки щебетала Татьяна, не давая возможности Константину рассмотреть убранство холла, вестибюля с несколькими журнальными столами и шикарными, бежевого цвета, креслами.
- Нам сюда, - указывая направо, девушка повела его по длинному, затемненному коридору. Единственное, что успевал Константин, торопясь за своей спутницей, продолжающей без умолку рекламировать свою компанию, это читать, что написано на дверных табличках: «Архитектор», «Технический отдел».
- Вот мы и пришли, - Татьяна  остановилась, отворив дверь кабинета. – Проходите, Константин Ефимович. Знакомьтесь, менеджер нашей компании Михаил Иванович Петер. Присаживайтесь, Вы чай будете? Тогда извините, меня вызывает директор, - и вышла, прикрыв за собою дверь.
- Ну вот, меня вам уже представили, - приподнялся из-за стола Михаил Иванович, - Вы знакомы с предложением нашей компании. Ну и как, понравилось? Рад, очень рад. Но вот здесь такая получилась закавыка: деньги на строительство данной квартиры в сумме восемь миллионов пятьсот семьдесят четыре тысячи рублей восемнадцать копеек была выплачена нашим клиентом до начала строительства данного дома.
Инокентьев, наш клиент, из-за переезда в другой город, расторгает с нами договор на эту квартиру и просит в короткие сроки выплатить ему данную сумму вместе с процентными ставками, которые были обсуждены в договоре. Общая сумма составляет девять миллионов шестьдесят четыре тысячи рублей. Мы с вами можем заключить договор только после того, как вы сможете внести данную сумму на наш юридический счет.
  Константин тогда был готов на все. Еще несколько часов назад, перед поездкой сюда, он смог заключить еще один многомиллионный договор на поставку продукции, выпускаемой его компанией. И сейчас, здесь, в этом небольшом кабинете, была только его тело, а душа, от счастья летала где-то далеко-далеко, за пределами этого мира, радуясь свалившимся на Константина счастливым событиям, передавая ему радостные позывные – «Соглашайся на все!»

И уже через десять дней все необходимые документы на получение данного кредита в банке были готовы. Единственная проблема – его доход был несколько ниже, чтобы в течение пяти лет выплатить данную сумму банку. Но, к приятной неожиданности, банк дал согласие на выдачу этой суммы, и во многом это была заслуга самой Татьяны Зема, сумевшей уговорить совет банка продлить срок погашения кредита еще на два года.
Настроение у Константина поднималось. На крыльях  он домчался до Красногвардейского района, в котором находилось отделение банка, подписал все необходимые документы по выдаче кредита, с соглашением, что процентные ставки будут оставаться неизменными, и возрастут только…
Значения словам, полноватой женщины, которая показывала ему, где и в каком документе нужно расписаться, он особого значения не придавал.
Сбоку, сидела та приятная девушка - главный бухгалтер агентства «Долгожданная квартира»,  Танечка Зема. И, когда чиновница сберегательного банка, вернувшись от директора, поздравила Константина и передала ему документы, а часть из них Татьяне, он от радости чуть не подпрыгнул, а вот про себя, не выдержав, во все горло кричал - «Ура! Ура! Ура!».
Поздравила его и Татьяна и, просматривая страницы договора, который заключает агентство «Долгожданная квартира»  с ним, вдруг вскрикнула:
- Ой, Константин Ефимович, здесь не хватает печати нашего агентства. Как я недосмотрела! – виновато глядя ему в глаза, сказала Татьяна, и тут же вкрадчиво попросила его не волноваться, мол, она передаст ему эти документы завтра утром. – Можно встретиться в кафе напротив вашей фирмы, с вас шампанское. Согласны?
- Конечно!  - радостно ответил Константин и отправился к оператору банка, чтобы поставить последнюю подпись в новой, выданной ему этим отделением банка, сберегательной книжке.
Да ну, как он мог не доверять этой девушке, главному бухгалтеру ипотечной компании, находившейся в одном из самых фешенебельных зданий города, в штате которой находятся и архитектура, контролирующая строительство, и юридический отдел, ведущий все клиентские договора, бухгалтерия и планово-финансовый отдел…
Константин доверял этой прелестной Татьяне, которая, предложив ему отметить это событие, с откровением смотрела в его глаза. Шампанское, какая мелочь!
Но эта Татьяна не знала другого, не менее важного для Константина события, что рядом с ним будут жить два его старых товарища Валентин Носов и Мишка Трубецкой, со своими семьями. Их фамилии он увидел в списке жильцов будущего дома. Оба покупали трехкомнатные «горящие»  квартиры, как и он, за такую же сумму денег. По словам Татьяны, они вчера перевели свои кредиты на имя генерального директора агентства Дмитрия Владимировича Земы. Молодцы! Вот это будет праздник, до которого осталось буквально совсем немного – три-четыре месяца. 

-4-
 - Три-четыре месяца, которые растянулись уже на год. А тот элитный дом, оказался заводским, крупного нефтеперерабатывающего предприятия, строившего данный объект хозяйственным способом для своего персонала. А деньги, которые передал он, Константин, как и его товарищи – Валентин и Михаил, и другие двадцать семь человек, канули. И уже год Константин Ежомесячно приходит в отделение этого банка, расположенное на краю города, и погашает свой кредит за квартиру, которой, как оказывается, не было и в помине.
… И вот новость, на позапрошлой неделе позвонил Михаил и передал, что нашелся Зема, только теперь его фамилия Замовский. Об этом он написал заявление в милицию и в прокуратуру. Плюс, Михаил предложил провести расследование известной в городе тележурналистке Валентине Каравай.
Стоп, так это же она пропала…
Константин встал, вытащил из кармана брюк беспрерывно вибрирующий мобильник, открыл его, звонила жена.
- Да, Люсенька.
- Ты скоро?
- Да.
- Купи хлеба и сливочного масла, и не забудь соли.
- Хорошо, дорогая, - и включив телефон, положил его в карман куртки и направился к стоянке автомобилей.
- Константин Ефимович, - окликнул его у шлагбаума знакомый охранник. – У вас  что-то случилось?
- Да, Федя. Да вообще-то нет, устал только.
- Может с Алексеем поедете домой, по радио передают на Московской столкнулись несколько машин, дорогу перекрыли, все в объезд. Вам нужны эти проблемы?
- Согласен. Вызывай Алексея.

-5-    

- «Форд Фокус C-мах»  можно вполне было назвать и спортивным автомобилем. С мощным двухлитровым двигателем он готов спокойно посостязаться со своими собратьями «тойотами»  и «ниссанами»  на крутых виражах, и на автостраде, и на проселочных дорогах, несмотря на свой маленький клиренс.
Вот и сейчас Алексей, зная возможности своего четырехколесного любимца, ушел с главной улицы на недостроенную объездную, и около знака «Проезд запрещен»  свернул в частный микрорайон, где спокойно могли себя чувствовать только хозяева отечественных и иностранных джипов.
- Константин Ефимович, за вами завтра заехать? – спросил он.
- Да, Алексей, в половине девятого, но сначала заедем в суд на Знаменской, потом. Ой, погоди, сначала на работу, возьму документы и потом поедем в суд. День тяжелый сегодня, ох-х, заработался.
- Вы все по квартире? – Спросил водитель. - Ох, как вам с ней не повезло.
- Леш, давай сегодня не будем об этом, и так нервы расшатаны.
- Да я так, вчера вроде видел жену этого, директора «Долгожданной квартиры». Земы, что ли?
- А ну ка, подробнее, пожалуйста, - попросил Константин.
- Я жену свою возил в салон, на Слесарной. Пока ждал, смотрю, оттуда выходит его фройлин. С ней два мужика, один такой с козлиною бородкой, худой, длинный, все что-то ей рассказывает, руками размахивает и гогочет как ишак. А второй толстенький такой, невысокий, все по сторонам зыркает, сели в «Прадо» - это «Тойота Лэнд Круизер». Я за ними. Остановились у тойотовского салона, что в Сергинском районе. Зашли туда, через полчаса вернулись, дальше поехали. Я - за ними. Остановились на Жуклевича. В том районе, где новые русские живут. У трехуровневой хибары.
- А ты откуда Татьяну и ее мужа знаешь? – Константин посмотрел на водителя.
- Так с вами я тогда к ней несколько раз ездил. Помните? Она главным бухгалтером той фирмы была, в которой хотели купить себе квартиру. Она помогала вам оформлять документы на кредит. А у него чай пили, я тогда к вам забегал ваш сотовый заносил, помните?
- Да, да. А номер дома не запомнил?   
- Я же говорю Вам, Жуклевича семь, дробь - а.
Константин достал мобильник, нашел номер домашнего телефона Михаила и позвонил.
- Але.
- Катюш, это я, Костя Самохин. Миша дома?
- Пропал он, - и заплакала навзрыд, - три дня как пропал. В милицию сообщила, только и делают что успокаивают….
- Вот тебе на, - только и смог сказать в ответ Самохин. – Леш, у тебя воды нет?
И яркая вспышка, удар…

-4-
 - …Этот жив, видно только сотрясение получил, если бы не подушки безопасности…
Все плыло перед глазами,  виски саднило, воняло чем-то неприятным.
- Дай ему еще нашатыря. Че, чудик, жив? Ну, молодец. Только не обоссысь мне тут, не в хлеву, сука!
- Эй, вставай, давай вставай, сука, - и какая-то сила подняла Константина за шиворот и вытолкнула из машины. – Вперед давай, или здесь похороню, сука! Быстро давай, бегом!
Этот голос не был похож на голос его армейского старшины в учебке, ни на голос комвзвода. Но такой же настойчивый и жестокий, когда Константин выбивался из сил на очередном марш-броске роты, или когда он не мог подтянуться двенадцатый раз на перекладине…
- Давай бегом, - и удар по спине заставлял в очередной раз Константина подниматься и идти быстрее и быстрее через кустарники, еловник, хватаясь за ветки, защищая от них глаза, лицо. – Бегом, сука, бегом!
…И вот, наконец, они оказались перед высоким деревянным забором, за которым рычала, гавкала собака и зычный мужской голос:
- Кто там?  - остановил Константина и его сопровождающих мужиков.
- Клиент пришел, новый клиент,  - гогоча от смеха в ответ гаркнул «старшина».
Как оказался Константин в клетке, не помнит. Болела голова. Видно сильно ударили по ней чем-то, чтобы потерял сознание. Рядом с ним на корточках сидела женщина, широко открытыми глазами смотрящая сквозь него.
Лицо какое-то знакомое. Кто она, присмотрелся…
- Каравайчик, я готов, - громко крикнул со двора рыжий мужик, одетый в спортивный костюм. Скалясь, подошел к клети, ключом открыл висячий замок, раскрыл дверь, и, схватив за волосы эту женщину, потащил ее за собою.
– А ну, скоты, зенки свои откройте и смотрите, как ваша защитница будет землю жрать!
То, что увидел Константин, было чудовищным и неприятным. Хотелось закрыть глаза и не видеть этой мерзости. Но очередной тычок чем-то острым в плечо, того самого «старшины», сопровождающего его вчера сюда, заставлял смотреть на это изнасилование женщины…
- Клеш, - громко рявкнул в сторону «потешающихся» «старшина», - тихо! Зема звонит, - и, приложив к уху сотовый телефон, сказал. – Да! Да ни че, так, порядок наводим, тележурку навозом кормим! Да все будет нормально, не волнуйся… 
- Сволочи! - из соседней клети закричал кто-то из сидевших там людей.
- Еж, - окликнул сидящего невдалеке за столом и потягивающего из банки пиво мужика. - Машку говорил нечем кормить, так дай ей ту гадину, что рот открыла…
- Сиплый, ты че? Зема же…, - попытался отказаться от приказа «старшины» Еж. 
- Повторять не буду! – Рыкнул тот.

То, что увидел Константин, было уму непостижимо. Клеш с Ежом, заломив руки, толкали вперед какого-то пожилого человека, одетого в грязную рваную рубаху и такие же разорванные штаны. У клети с медведем подняли небольшое прямоугольное окошко, сделанное для подачи пищи, и засунули туда голову этого человека. Медведица бросилась на него…
Константину стало плохо, воздуха не хватало… Когда пришел в себя, рядом сидела та женщина – Валентина Каравай. Но ее не интересовал никто, ее глаза смотрели куда-то в небо, словно чего-то ожидая оттуда. Во дворе никого не было, только лежащий на земле, у клети медведицы, труп с разорванной головой.
- Что делать? Что делать?  - Константин, сжав голову руками, перевернулся на живот и заплакал. – Что делать?


Рецензии