Глава 2. Лико

То, что сейчас происходило, все больше и больше завораживало Илью. Стамеска в его руках, как резец, легко срезала на доске линию за линией. Если бы кто-то стоял с ним рядом, то сразу же распознал бы замысел художника. Длинная линия плавно сворачивает налево, каймой подчеркивая подбородок, и заново пошла вверх с коротким расширением выпуклости скулы. В верхней части ровного овала вертикальная линия вычертила нос, сбоку его идет глубокий срез дерева – глазница.
Сдув стружку Илья с другой стороны переносицы сделал такой же глубокий срез, словно скопировав с первого. Брови очертил тонкой полукруглой полоской резца, с короткой  завитушкой.
Скальпелем очищает древесную стружку от щеки, и получается она какая-то впалая, глубокая, что с одной стороны, что с другой. Да, а теперь виден и нос – сухощавый, с большой косточкой на переносице и узкий в ноздрях. А вот и глаза. Какие они большие, с выпуклыми зрачками, и веки не в силах их закрыть. Бровь тонкая, с длинными волосками, и как легко резец очищает их, каждую «волосинку» от древесной стружки, как и на ресницах, и на бороде, длинной, ухоженной.
И получилось лико. Чье? Чье! Чье-то. А к чему этот вопрос? И, взяв резец,  Илья стал глубже и глубже врезаться в доску, придавая очертаниям рисунка более четкие линии.
Сколько ушло на это времени, Илья не следил. И только сейчас, когда срезал последние кусочки древесной стружки с доски, залюбовался своей работой. Настоящее лико, только вот сколотая щепка с нижней губы испортила всю его работу. Да, а жаль, хотя и ничего в этом страшного нет, можно попробовать стружкой заклеить ее назад, или просто заново вырезать лико на новой доске. Теперь это сделать ему уже будет намного проще.
Положил доску на ладонь, начал ее поворачивать на свету. Вроде все получилось, нос на месте, переносица – можно так оставить или выше приподнять, надбровья? Надбровье, вот здесь левое чуть-чуть нужно подрезать, так. Ага, а вот еще один такой же скол с другой стороны губы произошел. Как так?
Илья сковырнул его. Отложил доску на стол, глянул на него и невольно удивился, да эти сколы не портят вырезанной картины на доске, они чем-то клыки напоминают, что ли? Клыки, самые настоящие клыки, как у вепря, нет, как у, фу ты, Илья подальше от себя отодвинул доску. Точно, это не сколы, а клыки человеческие, сказочные что ли, словно кто-то помог Илье их сделать, управляя его резцом. Вот они оба с нижней челюсти,   налезают на верхнюю губу. Еще и улыбается это лико, как будто живое. Смотрит оно на Илью из-подо лба, пронзительно, щурясь, как будто дознаться от него чего-то хотят, аж мурашки пробирают... 
Илья помотал головой, поморгал, пытаясь смахнуть тяжесть со своих век, но они утяжеляются и утяжеляются. Отложив в сторону инструмент, у двери остановился, еще раз посмотрел на Лико. Но оно было уже другим, серьезным и внимательным и кажется без клыков.
Зевнув и выключив в сарае свет, Илья пошел в дом. Елена не спала, ждала его...

-2-

Когда Демьян Демьянович увидел работу Ильи, глаз не мог отвести от Лика, вырезанного на доске.
- Илья,  в тебе открывается настоящий талант художника, как здорово вышло! - и Демьян Демьянович взяв доску с вырезанным изображением пошел в кузницу.
- Сейчас попробуем изготовить из нее форму. Только не испортить бы твое Лико, только бы не испортить его.
Впервые Илья увидел волнующегося кузнеца.
- А может, сначала сделаем форму из глины, - предложил Илья.
- Правильно! - Демьян Демьянович пошел в огород, оттащил с картофельной грядки тонкий лист железа, и Илья увидел глубокую яму.
- Илья, там внизу лопата и ведро, наполни его глиной, - попросил кузнец.
Илья спрыгнул вниз, наколол в ведро сухой, красноватой глины и подал его  Демьяну Демьяновичу.
К полудню несколько копий бронзового и железного лика стояли во дворе. Илья присел перед ними и никак не мог понять, почему снова произошло то, что и вчера ночью, то Лико с клыком – это бронзовое, а вот железное - без него.
Демьян Демьянович тоже удивился этой разнице, но потом махнул рукой, сказав, что так может быть и лучше, видно камни попали или еще что-то, и получилось лико без клыков. Главное, что бы та или иная заготовка понравилась заказчику, нет, так что-то другое придумают.
- А те решетки для забора, куда он поставит? – поинтересовался Илья.
- На дачу, - ответил Демьян Демьянович, – или у дома. Я не прислушивался и лишнего не расспрашивал у него.
- А кем он работает?
- А как ты думаешь? Если он вчера за ту работу без разговора отвалил нам двадцать тысяч рублей, а потом еще добавил пять тысяч за железо.
- Богатый человек.
- Вот и я так думаю. А чем занимается, не мое дело, главное, чтобы то, что заказал нам, мы делали и ему нравилось. Мы же с тобой не автоматы с ружьями делаем, а украшения разные.
- Да, - согласился Илья. – И сам не пойму, Демьян Демьянович, как смог это вырезать? То ли приснилось, то ли…

-3-

Только сейчас Илья смог внимательно рассмотреть этого худощавого, высокого человека, который, несмотря на теплую погоду, был одет в длинный черный кожаный плащ. Его подстриженная короткая бородка, словно только что выкрашена в черный цвет, ни одного блика от света на ней, как темная, беззвездная ночь. А большие коричневые зрачки глаз медленно движутся по лицу Ильи, будто он художник, который старается запомнить на нем каждую линию.
- Да, - заказчик также внимательно осмотрел формы с Ликом с солнечной стороны, потом в тени. – Да, мне эти работы нравятся. На каждой решетке, прикрепите их, - и, протянув вперед руку с растопыренными ладонями к солнцу, посмотрел на них. – Значит так, справа пусть будет это лико с клыком, а слева – без него, - мужчина задумался.
Илья глаз не сводил с этого незнакомого высокого мужчины, и что-то засвербело в памяти. Да, да, именно с ним что-то было связано. Неужели он мне приснился? Именно так все и было, ведь это Лико, копия его лица. Погоди, погоди, ведь копия, только без клыков.
Илья поймал на себе взгляд кузнеца и кивнул ему подбородком на форму, лежащую на земле и на заказчика. Демьян Демьянович в ответ кивнул головой, мол, тоже это заметил.
- Ну что ж, а какие у вас будут предложения? – вдруг спросил у кузнеца тот мужчина.
- Можно предложить, к примеру, решетку из кругов планет и звезд сделать, - ответил Демьян Демьянович, и, взяв палку, на земле начертил прямоугольник, посередине его в хаотичном порядке круги разной величины, звезды с неровными концами. – А можно и так, - и вытерев ногой свой рисунок, заполнил прямоугольник косыми линиями молний.
- О, - остановил его горожанин, - вот в этом что-то есть. Только давайте справа вверху пусть будет солнце и от него идут эти лучи-молнии, нет. Стоп, не так, в середине пусть  солнце, а по его бокам, чуть выше эти Лика. Вот это лико с клыком - справа, а слева - без, только в глазах лик добавьте, что-то такое, которое людей с ума будет сводить.
- Постараемся, - ответил Демьян Демьянович.
- Всего ли у вас для этой работы хватает? – сменив проницательность в своем взгляде, на какое-то благодушие, гость глянул на кузнеца. - Если что нужно определитесь, завтра к вам приедет мой человек, Лаврентий, все запишет и привезет. Недели на эту работу вам хватит?
Демьян Демьянович посмотрел на Илью, на заказчика и пожал плечами:
- Заказ очень большой, но, если всего будет хватать, постараемся.
- Тогда две недели, - согласился заказчик, - и постарайтесь в это время вложиться. Пока не выполните мой заказ, за другую работу не беритесь. И еще, вот это, что за материал, - и он ткнул в Лико с клыками, пусть все формы из этого материала будут сделаны. Хорошо?
- Это бронза, если вы просите ее темнее сделать, то олово и свинец потребуются, - ответил кузнец.
- Прекрасно, если чего-то будет не хватать, скажете Лаврентию, привезет.
- Извините, тогда понадобится килограмм по тридцать-сорок свинца, олова… - начал зажимать пальцы Демьян Демьянович.
- Хорошо, - мужчина что-то записал в блокнот и положил его в карман. – Список Лаврентию приготовьте и все на следующий день получите.

-4-

До самого вечера шла подготовка к большой работе. Демьян Демьянович перебрал весь сложенный за огородом металлолом. Бронзовых деталей было мало – несколько согнутых шестигранных прутьев, машинных деталей.
А Илья в это время делал заготовки. С сосновым деревом работать было намного сложнее, чем с ивовым. Дерево рыхлое, не давало четких линий, хотя и это не влияло на настроение Ильи. Острота резцов, сделанных Демьяном Демьяновичем и их удобное расположение в ладони, давали возможность делать нужной глубины чистый срез, без мелких заусениц и сколов, словно режет он сливочное масло. Даже тонкий срез по глубине на самую малость, просматривался четко. Просто волшебство какое-то происходит, как с легкой руки.
Вот вроде и всё, заготовки, о которых говорили с Демьяном Демьяновичем, вырезаны. Илья разложил их в несколько стопок. У крыльца лежал кусок широкой доски. Вроде бы уже и не нужной, ведь все, о чем договорились с Демьяном Демьяновичем, он вырезал А вот оставшийся кусок доски не отпускает Илью от себя, как магнит железо.
Илья положил ее на стол, сначала – горизонтально перед собой, потом вертикально. Грифелем сделал по ней короткий штрих с левой стороны, с ним рядом второй, третий, соединил их в более узкую полосу, заканчивающуюся кружком, как рукоять меча. Меча? Да, да, меча, и будет его держать опущенным на землю рука, одетая в кольчугу. Какую? В локте, для изгиба соединение будет напоминать полумесяц или звезду, а вот в коленях… В коленях, что же в коленях? Ага, набалдашник, похожий на солнце. А вот шлем будет не полным, с забралом прикрывающим только глаза и нос. И рыцарь этот будет носить бородку, как у заказчика.
А вот меч ему вроде бы не подходит, задумался Илья, и копье его не заменит. Если взять Лико, то по-своему виду оно больше напоминает злого колдуна, или какого-то судью. Да. Что же ему вложить в руку? Посох. Посох? Да, пока пусть будет посох с закругленным вверху концом. Тогда пусть он им не упирается в землю, а направит его на кого-то, словно отталкивая им кого-то от себя, или пугая. Вот. А вторая рука поднимется вверх, как бы заставляет кого-то обратить на это внимание, а может рука приподнята для того, чтобы выдержать равновесие. Кто же это с посохом и забралом? Демон?
Да, да это Демон! И если ему добавить справа и слева клыки, то получится у этого Демона лико, как у того Лика, которое понравилось заказчику.

С предложением Ильи изготовить этого демона из черного железа  и заменить им в центре забора Солнце, поставив его со своими лучами-молниями сзади Демона, Демьян Демьянович вначале не согласился. И только потом, когда поздним вечером чаевничали в кухне при свечах, вдруг сказал:
- Да, думаю, нашему заказчику твое предложение понравится, только его пока крепить не будем. Да, Илюш, смотрю на этого человека, и испуг берет, словно колдун перед нами какой-то стоит. Даже боязно ему в чем-то отказать или прекословить.
Илья поморщился:
- А может он судья там какой-нибудь, или прокурор? Тогда все понятно, наказывает людей за воровство там, за грабежи, за убийства, за неуплату алиментов, и поэтому решил сделать таким свой забор, чтобы прохожие видели, кто в этом доме живет и содрогались. Демьян Демьянович, я утром начерчу эту идею на листе бумаги, и передадим его человеку. Как он его назвал?
- Лаврентий, - со вздохом сказал Демьяныч, - как Сталинского изверга Берию. Эх, Илья, как только слышу это имя, так дрожь все тело пробирает. Страшный это человек был. Половину российского народу под эшафот подвел, в тюрьмы и концлагеря посадил, на людских костях строил дороги, каналы.
- И все-таки он похож на это Лико? – прошептал Илья.
- Нет, рожа у того была округлой и хамоватой. А вот клыки точно были, только никому он их не показывал, - сказал Демьян Демьянович, и, сжав полотенце, отбросил его на соседний стул.
- Я не о Лаврентии Сталина, а о заказчике, - сказал Илья.
- А, понятно. Согласен, есть что-то такое в нем. Если этот человек действительно судья, или там, прокурор, то попросим, чтобы наказал Горыныча, избившего тебя, Семена.
Илья опустил глаза и подумал, как горе действует на человека, то превращает его в молнию, то - в танк, то – в незащищенную собачонку, которая ничего не умеет, как скулить от страха. Вот и Демьяныч сейчас больше напоминает этого незащищенного кутенка, который дрожит и ищет защиты.


Рецензии