Veni, vidi, vici

Все, что может испортиться, портится. Все, что не может испортиться, портится тоже.
(Чизхолм)
Прав известный юморист от науки. Даже камень со временем вода продолбит, ладно скроено и крепко сшито давно в легендах осталось. Теперича "ни кольчуга, ни щиты не спасут от нищеты". Ненадежно всё, обмельчало. А на вопрос "Где взять любовь?" часто и ответа нет. "Veni, vidi, vici" - и вовсе лишь красивый лозунг. Что-то не больно много встречается таких победителей.
Хотя...
Вике уже почти сорок лет - бабий век, и по определению ягодкой она должна стать не скоро. А потому была пока обыкновенной уставшей тёткой, впрочем довольно симпатичной и приятной в общении. Направление в НИИ, которому она отдала пятнадцать лет своей научной деятельности, прикрыли, поскольку быстрых результатов, дающих огромные (и не менее) дивиденды, новое начальство ждать притомились. Объяснять, что разработки фундаментальные, а скоро только кошки родятся, уже некому, ибо те, которые пришли, с трудом отличали арсенид галия от мышьяка в крысиной отраве и каждый раз после посещения лаборатории бежали протирать руки спиртом. Муж давно "объелся груш" где-то на другом конце земли с другой любовью всей жизни, дети выросли, внуков пока не случилось, зато случилось много невостребованных сил, идей и времени. Виктория к тому же была ещё ооочень способным программистом (по второму высшему) и любила это дело. Хакер-не-хакер, а хулиганов, взломавших её почту, вычислила и наказала, запустив им "червя". Пока червяк полз и всё не сожрал, ребятки ядом исходили, обещали найти и укокошить того, кто это сделал. Ищут, уже не первый год. Вика отправила домашних по их работам и учёбам, поболталась по дому, подбирая разбросанные вещи, обиходила кота и, преодолев лень, послушав внутренний голос, поехала в парк к знакомой белке. К голосу этому она прислушивалась всегда - совесть это или Ангел Хранитель - плохого не посоветует. Сначала заглянула в супермаркет на краю парка за орешками. Когда вышла из магазина, то сразу увидела, как ей навстречу мимо какого-то мужчины, шедшего на автостоянку с огромным пакетом в руках, метнулось с дерева рыжее пятно. Мужчина от неожиданности пошатнулся, оступился и шлёпнулся на брусчатку, рассыпав все свои покупки:
-Drat!
"Немец что ли? Или англичанин..." - мелькнуло в голове:
-Вы не ушиблись, Вам помочь?
Мужчина поднял голову, собираясь скорее всего отмахнуться от не прошенной помощи, но
кроме невнятного "спасибо" ничего не промямлил, а уставился на Вику удивлёнными и удивительно искристыми серыми глазами. Так они и застыли: он, сидя на земле, с порванным пакетом в руках, и она на корточках возле него с белкой на плече. Прохожие старательно обходили странноватенькую пару. Наконец, Вика очнулась, подобрала то, что сохранилось от покупок мужчины, сунула ему в руки и со словами "Извините, белочка не хотела Вас пугать", почти бегом скрылась в парке. Села на скамейку, отдышалась. И что это было? Кому рассказать, засмеют. Вот тебе и "бабий век". Ночь пролежала, глядя в потолок с глупой улыбкой. Пыталась молиться, но, кроме "Господи, что это было?", ничего на ум не шло. Утром... Круги под глазами, красивые большие глаза превратились в слезящиеся от зевоты щелки, сама - мышь серая. Точно - "бабий век"! И как, извините, с такой ро..., то есть с таким лицом, идти на собеседование. А работа заманчивая, набирают команду программистов для грандиозного проекта и главное, возраст - не критерий. Полетела в ванную, хоть как-то оживить личико, особого эффекта не добилась, привычно пошла в Красный угол:
-Господи, если эта работа действительно мне нужна, дай её! Помоги, Сам управь!
Возле офиса была небольшая толпучка программистов, у которых на лбу было написано, что они - гении и ещё раз - гении. Вика уже хотела развернуться и восвояси свалить. Однако, внутренний голос заартачился: зачем приходила, что теряешь-то? Ну, не будет у тебя этой работы, так у тебя её и сейчас нет! А пару неприятных минут переживёшь!
Одной из последних вошла в кабинет, за столом находились какие-то люди, но Виктория их даже не заметила, потому что во главе стола сидел он, тот самый мужчина из супермаркета. Немая сцена номер два. Мужчина молча взял папочку с её документами, ошибиться было трудно, поскольку оставалось всего три человека: два хлопца и Вика, полистал, улыбнулся и произнёс:
-Викторию Сергеевну мы берём, я её знаю.
- Как берём? Сразу?
-Сразу! Виктория Сергеевна, ждём Вас завтра к 10:00.
Вика, как в тумане, вышла в приёмную, забыв про "спасибо, до свидания".
И что?!! "Veni, vidi, vici" - всего лишь красивый лозунг?! Правда, кто куда пришёл, кого увидел и победил, ещё разобраться надо. Единственное, что ясно абсолютно: внутренний голос всегда прав!
Феликс оказался немцем, его православная прабабушка после Первой мировой войны сбежала с "фрицем", дед потом женился на русской, отец взял в жены белоруску. Так что славянские православные корни крепкие. Сам Феликс идти под венец не торопился, чего-то выжидая, и к сорока годам дождался. Да и Вика наплевала на все поговорки и позволила себе стать ягодкой прямо сейчас. А на вопрос - Где взять любовь? - осторожно посоветовала бы ничего не брать и не искать. Ждать и надеяться, если суждено, то Божия Любовь сама управит, ведь Господь любит нас несравненно больше, чем мы Его.

"На 17-ый Конкурс на свободную тему -  http://www.proza.ru/2019/01/05/1097 Международного Фонда ВСМ"


Рецензии