Тюрьма тюрьмуха! Дай кликуху!

Вор, святотатец, казнокрад, жулик, грабитель, мазурик, мошенник... Каких только названий нет в нашем великом и могучем языке для тех, кто покушается на чужое добро. И каких только мастей не бывают воры – живущие «по понятиям» – и без; мелкие карманники – и те, кто ворочает многомиллионными и миллиардными состояниями. Но, как бы ни отличались они по своим манерам, «профессиональному» почерку и социальному статусу, все нарушают заповедь «не кради», совершая тем самым грех и перед Богом, и перед людьми.
Перед Законом Божьим все, как известно, равны. А перед законом человеческим, государственным, перед Уголовным кодексом, наконец?..
Обо всём этом я думаю в пути из Ханты-Мансийска в Югорск. За окном мелькают косматые верхушки заснеженных северных деревьев. На сидении автобуса «Северавтотранс» рядом со мной – паренёк примерно моего возраста, в руках, разрисованных татуировками, теребит спортивную шапчонку. Ехать ещё долго, почему бы не пообщаться?
– Что означает эта наколка? – спрашиваю я доброжелательно, надо же с чего-то начать разговор. 
– А, – смущённо отмахивается он, – лагерное творчество, неохота про это говорить. Я уж год как на свободе, совсем и забыл, что такое зона.
– А много отсидел-то? 
– Да порядком, двадцать с лишним годков.
– А зовут тебя как?
– Чириком кличут.
– Работаешь где-нибудь? 
– Так, подсобный, зимой снег гребу у того, кто заплатит, весной огороды копаю, жить можно. А вообще я учёным хотел стать, физиком иль математиком.
– А почему же не стал?
Чирик задумывается, уносится  мыслями в свои юные годы:
– Судьба - злодейка! Я и сейчас трёхзначные числа в уме перемножаю, у меня к точным наукам – талант. А тогда... всё было в «солидоле»: сын уважаемых родителей, закончил десятый класс, аттестат с отличием, через полмесяца поступать в институт. Ну, и первая любовь, конечно, – всё, как положено. А тут – эта драка. 
Идём мы с девчонкой на танцы, и вижу – дружки мои около танцплощадки какого-то чужака бьют. Тот уже упал и не сопротивляется почти. Вдруг на меня какая-то дурь нашла – может, перед кралей своей хотел повыпендриваться? Пнул я его, лежачего, ногой, да так, что полтуфли своей в рот ему запихнул. Так свои первые шесть лет и получил.
Азербайджанец один со мной сидел в Кургане, на «однёрке». Крутой вор, работал в престижных заведениях, клиенты его – элита общества. Научил он меня своему ремеслу, пить запретил: «Хочешь быть человеком, жить за счёт головы – не пей, и будешь жить».
Освободился я – и первым делом на рынок отправился, попробовать силы в новом «ремесле». За полдня «нащипал» на гостиницу, на хавчик хороший. Ещё несколько дней поработа – прикинулся, ещё и осталось. Теперь, думаю, надо и до дома доехать, предкам показаться. Съездил. Понимания не нашлось, любовь родительскую забрали сёстры и братишка. После на Екатеринбург курс взял.
Город большой, лохов много – живи и радуйся. Гостиницу тихую снял на «Уралмаше» – и на «работу». Всегда в плюсе был, и жуликам за «крышу» отстёгивал, и ментам, и себе оставалось. Спалился на мелочи.
Лопатников (кошельков) натягаешь за день – и в норме. Переберёшь их после в номере, ценное – себе, а пустой лопатничек – в форточку. Женщина одна мимо гостиницы проходила и кошельки пустые заметила, собрала их все – и в милицию. Менты её на место происшествия привели, а там всё ясно – форточка-то моя открыта. И снова я, теперь уж на семь лет, устроился. Понятное дело, корил себя, что на такой шелухе спалился.
Сидел в Иркутске. Ни посылок от родных, ни поддержки – один, как волк. Семь лет мне за семьдесят показались. Освободился. Ну, куда? На рынок, конечно. Смотрю, у мясной лавки «пассажир», из «окна» (кармана), деньги торчат. Только я их аккуратненько щипнул, как хвать меня за руку – подстава! И опять на зону. Вот так двадцать с лишним лет и наскрёб...
На прощание я подарил Чирику книгу заслуженного тренера СССР Владимира Черни «В углу». Он взял её с благодарностью, сказал:
– Книги-то я читать люблю, на зоне только ими и спасался.
И столько искренности в его взгляде, в голосе. В эту минуту верится, что вернётся Чирик к нормальной жизни, поладит, наконец, с законом, поймёт, сколько страданий людям причинил.
Нередко приходится слышать такие историй – об изломанных по глупости судьбах.  Разные нотки в них звучат – и жалобные, и суровые, и грустные. В сущности, это и есть жизнь, хоть и воровская.
Вот и ещё один такой бедолага – Мишка.
...Стоял я как-то на речном причале, о чём-то судачил с приятелями. Тут подъехал полицейский УАЗик, из него вышла женщина и на одного из мужиков пальцем показывает: «Он!»
Забрили Мишку – оказалось, обворовал он эту женщину. Общий срок отсидки у него, как и у Чирика, за двадцать лет.
– Так всё нормально, а как выпью, украсть тянет, поделать ничего не могу с собой, – рассказывал мне потом Мишка. – Один раз напился и к соседке в парник залез ночью, все огурцы снял, в мешок сложил. Просыпаюсь утром – менты надо мной. Поехали! Кепку по пьяни забыл у неё в парнике, по ней и нашли меня. Всё глупо, а жизнь вся там прошла, – виновато вздыхает Миха.
Тюрьмы России забиты именно таким контингентом нарушителей закона – мелким ворьём, хулиганами. Говорят, что некоторые из них встают на путь исправления и в корне меняют жизнь. Но в большинстве своём эти заблудшие люди так и кочуют с зоны на зону: вышел, украл, избил, ограбил, снова сел – и так по кругу, пока не помрёт. Система исполнения наказаний не столько исправляет находящихся в её ведении осужденных, сколько озлобляет и калечит. Но это уже другая история, сейчас речь не о том.

***

Сегодня растёт и множится другая каста преступников –  казнокрадов, тех, кто обворовывает народ путём хищения бюджетных средств. В истории нашего государства были непревзойдённые преступники в этой сфере. Например, светлейший князь Александр Меньшиков, которому удалось как-то вывезти за границу столько золота, сколько составлял годовой бюджет Российской Империи.
С чего начинается чиновничье воровство в России? Отвечу: с простого. Наверное, многие из нас были свидетелями того, как в магазине покупатель просит выписать чек на канцтовары, но не на четыре тысячи, за приобретённый товар, а, к примеру, на семь. Понятно, что потом этот покупатель составит авансовый отчёт и получит эти деньги в кассе своего учреждения. Наверное, это наиболее многочисленная в России армия воров.  В сумме они крадут денег в разы больше, чем губернаторы или министры отраслей. И ощутимого наказания таким ворам нет! В законе – брешь. Максимум – увольнение или перевод на другую должность. Самое страшное в таких «крадунах» – это полное отсутствие раскаяния. С каким цинизмом они оправдывают себя: «Я не украл, а взял то, что мне государство не доплатило!»
В каждом регионе нашей страны быть приближённым к губернатору значит быть богатым, это общеизвестный факт. Более того, тот, кто стал богатым за счёт бюджета, становится ещё и «мудрецом», считающим себя вправе судить о людях и давать им оценку. Но это до поры до времени. Грянет гром – и становится такой мудрец овцой, готовой сгубить всю отару, только бы спасти собственную шкуру.
***
30 мая 2017 года Российское информационное агентство URA.RU сообщило, что Югорский суд оставил на свободе вице-мэра, совершившего 14 должностных преступлений – чиновник получил условное наказание и штраф за потерю 20 млн бюджетных средств: «Ханты-Мансийский окружной суд вынес окончательный приговор бывшему заместителю главы Советского района, начальнику управления по делам и архитектуры и капстроительства Геннадию Торопову – 4 года лишения свободы условно. Несмотря на апелляцию прокуратуры, чиновник получил условный срок с испытательным сроком четыре года и штрафом в размере 12 тысяч рублей. Штраф же по делу о взятке чиновника вырос до 2 млн. 700 тысяч рублей».
А дело было так.
Жил бы себе гражданин Геннадий Торопов, поживал да добра всё больше наживал. Отбивал бы в храме поклоны, благодарил Бога и судьбу за щедроты, на него спустившиеся, если бы не прокуратура города Югорска. Тут уж и молитвы его другими стали: «Ну, зачем до  прокурора дело доводить? – сетовал Торопов. – Господи, отпустил бы меня с миром…»
Но тут уже не отпускал Торопова из своих крепких объятий прокурор Югорска  Михаил Борисович Киселёв. И не потому, что имеет к Торопову неприязненное отношение, а потому что должность у него такая – народ защищать, в частности, от таких, как Торопов.
Прокурорский надзор в ХМАО за контролем расходования бюджетных средств достиг апогея. Трясутся чиновники при бюджетных расходах или при подписании того или иного документа, связанного с расходованием бюджетных средств. Проходила плановая прокурорская проверка в районной администрации города Советский, что в ХМАО-Югра. Прокуратура проверяла исполнение муниципального контракта на строительство инженерных сетей в посёлке Алябьевский, заключённого в январе 2012 года между управлением по делам архитектуры и капитального строительства администрации Советского района ХМАО-Югры и ЗАО «Строймонтаж». Контракт был направлен на исполнение Указа президента РФ Владимира Путина о том, чтобы в каждом населённом пункте нашей страны был свободный доступ к телефонной связи и интернету. Казалось бы, исполняй этот Указ, товарищ Торопов, проводи телефонизацию, разрезай ленточку, поздравляй сельчан... Но Торопов  решил вопрос по-другому.
По контракту подрядчик обязался выполнить все работы до 20 ноября 2013 года, и с этого времени жители посёлка Алябьево должны были свободно пользоваться интернетом и телефонной связью. К сожалению, этим правом алябьевцы воспользоваться не смогли, так как обещание администрации Советского района заблудилось где-то в пути – вроде бы, шло, но потерялось. Найти «заблудившееся» обещание и помогла прокуратура города Югорска, которая при проверке не обнаружила  инженерных сетей на земле и спросила Торопова: «А где же, уважаемые, оптоволоконная линия, за которую вы уплатили подрядчику семь с половиной миллионов рублей?»
– Как это «где»? – ничтоже сумняшеся ответил Геннадий Торопов, – под землёй.
– Это понятно, – сказал прокурор, – а где вход её под землю, где выход, где коммутаторный шкаф, который стоит по оплаченному вами контракту три миллиона рублей?
На это Торопов глубокомысленно ответил:
– Он где-то есть!..
Разобраться в этом «где-то есть» прокурору Киселёву было несложно, так как он воочию убедился, что линии этой оптоволоконной нет, коммутаторного шкафа нет, как нет и потраченных народных денег, положенных на расчётный счёт ЗАО «Строймонтаж». Да и ответ господина Торопова прокурор Киселёв знал наперёд, так как в методах хищении бюджетных средств высокопоставленным чиновником ничего инновационного, как в своё время у Остапа Бендера, тоже нет. Были бюджетные средства, был подрядчик ЗАО «Строймонтаж», которому Торопов просто слил эти деньги, после чего «Стоймонтаж» в срочном порядке обанкротился. Схема хищения бюджетных средств банальна, остаётся только домыслить, как замглавы Советского района встретился с директором ЗАО «Строймонтаж», как обговорили они, кому и сколько с этих десяти миллионов будет в итоге причитаться.  Порешали – сделали!
 
***

– ...Ужас! – воскликнула Лидия Петровна, директор школы искусств. – Да как можно такое?! Мы экономим на всём, даже на зарплатах, у нас принтеры не заправлены, каждую копеечку клянчим, а тут…
А тут деньги текут рекой к тем, кто обвиняется теперь в «многомиллионном  нецелевом расходовании бюджетных средств», а попросту – в карман к ворам - казнокрадам, получившим доступ к народным средствам, циничным и уверенным в своей безнаказанности.
На днях в Ханты-Мансийске я общался с журналисткой Ульяной, достойной женщиной по своим личным и профессиональным качествам и по своему происхождению. Она родилась и выросла в чуме, в окрестностях реки Ай Курьёх и озера Нумто. Ульяна не понаслышке знает о жизни тундровых кочевниках, она – носитель культуры этих северных народов. Более того, Ульяна не только через свои журналистские  труды  доносит до общественности культуру бытия своих народов, но и организует в Ханты-Мансийске мастер-классы с привлечением мастеров тундрового дела из Нумто, Юильска, Казыма. Казалось бы…
– Уходить хочу из редакции! – пожаловалась она мне.
– Почему? – удивился я.
Она печально поведала мне  свою семейную проблему: «Двое моих детей учатся в вузе на коммерческой основе. За одного отдай сто двадцать тысяч в год и за второго. Плюс к этому обуй их, одень, накорми, оплати жильё. Не по силам уже нам с мужем нести такое финансовое бремя. Хочу устроиться на другую работу, где будут побольше платить, хотя бы раза в полтора».
С потухшим взором повествовала мне свою семейную историю Ульяна. Да так оно и есть, я солидарен с ней. Сейчас все россияне стонут, как бурлаки, но тянут свой воз, как Ульяна. Да и я с ней солидарен как отец дочери - курсантки, которая учится в Краснокутском лётном училище тоже на коммерческой основе. Я не могу позволить себе съездить на Чёрное море или поменять машину, так как деньги уходят на учёбу дочери.
В отличие от нас, простых смертных, господин Торопов может себе позволить учить  детей в коммерческих вузах, причём не только в России, но и в Америке, и в дорогой Англии. И если бы не прокурор Киселёв… Казалось бы, обычной схемой в таких случаях что предусмотрено? Если в игру вступает «силовое лицо», надо ему некую сумму отстегнуть – к примеру, эти десять миллионов поделить уже не на двоих, а на троих, и вопрос решён! Однако когда вступают в дело такие люди, как Михаил Борисович, правило «деньги решают всё» не срабатывает.
Геннадий Торопов поначалу каялся: «Виноват! Не совсем доделали, но обязательно доделаем! Да я же россиянин, я же должен думать не только о контракте этом, но и о работниках ЗАО «Строймонтаж». Я подписал акты выполненных работ только потому, что там люди, и они должны получать зарплату». Лукавил, конечно, лицемерил, ибо знал с точностью до копеечки, сколько будет причитаться с украденных денег каждому участнику этой воровской схемы.
В руках прокурора оказался ещё один эпизод тороповских делишек.  При проверке других контрактов с участием этого фигуранта выяснилось, что на насосной станции города не оказалось насосного компрессора стоимостью по контракту один миллион двести тысяч рублей. Соответственно, не оказалось в бюджете и народных денег. Позже стало ясно, что этот миллион рублей за неучтённый компрессор насосной станции пошёл на покупку Тороповым джипа. Но Бог им судья...
 Когда господин Торопов почувствовал, что прокурор уже не отступит, то решительно занялся обеспечением своей неприкосновенности. Нанял адвоката по трём эпизодам хищений, заплатив за каждый эпизод по сто тысяч рублей. Вот только любой гражданин нашей страны, пользуясь адвокатскими услугами, платит из собственного кармана, а Геннадий Торопов оплатил эти услуги из средств администрации Советского района. В итоге получил три уголовных дела. «Не деловой» оказался прокурор Киселёв, не договориться с ним никак!
А ведь как удачно складывалась карьера Геннадия Торопова! Стать заместителем главы администрации северного района, взять в свои руки практически всю его инфраструктуру с интересными людьми, событиями. Лети, гори, созидай! Но итог оказался плачевным. Впрочем... слишком уж мягкое он получил наказание.
Мелкие воришки Чирик  и Миха, о которых мы рассказывали выше, в общей сложности не укравшие даже ста тысяч рублей, отсидели общий срок около сорока четырёх лет. А многоуважаемый господин Торопов, укравший у государства двадцать миллионно рублей, получил четыре года, да и то условно. «Как так? – задумаемся мы. – Кто пишет такие законы, кто их утверждает? Очевидно, тот, кто стоит на страже интересов чиновников, подобных Торопову? Ворон, ворону глаз не выклюет...»
В воровской саге Геннадия Торопова, казалось бы, поставлена точка. Он лишился должности, получил условный срок – всё по закону. Но… опять прокурор. С этого момента разговор с Тороповым пошёл ещё серьёзнее. Киселёв стал проверять все контракты с участием этого невеликого комбинатора. Проверили контракты по строительству больницы – недосчитались сорока миллионно рублей. Где бы ни допустили Торопова к строительным контрактам, везде появлялись фирмы - банкроты, которые банкротились вместе с полученными по контрактам деньгами.
По документам в Зеленоборске провели газопровод к котельной. По факту этого газопровода  там не обнаружилось. Мастером по газопроводам оказался всё тот же Торопов. Получается, девять миллионов рублей «закопал» он вместе с подрядчиком в Зеленоборске себе в карман. А как ещё думать, если деньги потрачены, а газопровода нет.
В 2015 году, в период расцвета воровской карьеры Торопову, очевидно, казалось, что украл он ещё совсем мало. Не потому ли решил он оказать самому себе моральную и материальную поддержку в виде выписанной собственноручно премии в триста семьдесят тысяч рублей из казны администрации Советского района?
В настоящее время следствие продолжается. На имущество господина Торопова наложен арест. Его, кстати, немало – это и гостиница в Советском, и джипы, и снегоходы, и лодочные моторы… Богат, ничего не скажешь, чиновник! И не только имуществом. Число заведённых на него уголовных  всё прибавляется – наверное, скоро их будет больше, чем семечек в подсолнухе.
Вот так, Ульяна. Тяжело жить, не воруя. Зато живёшь ты и радуешься, творишь, и надежды на лучшее крепнут у тебя с каждым днём. И дети твои скоро свои вузы закончат, работу получат. Жизнь-то – она за усилия платит, получишь ещё от неё ты всё самое - самое!.. А вот Торопов… Он должен радоваться, что живёт не в Китае, там за подобные «подвиги» грозит смертная казнь. А у нас...
У нас от имени народа прокурор Киселёв призывает его к ответу за все совершённые преступления. А что останется нам, обществу, делать? Отвечу – не молчать, открыто выражать своё отношение к таким чиновникам - казнокрадам.
А может быть, пора  обратиться к  признанному воровскому сообществу и спросить его: почему у воров-бюджетников нет кличек и мастей? Ведь есть вор-карманник, вор-форточник, гопстопник, медвежатник... А вору-бюджетнику масть не присвоили. Может, пора уже и попросить: «Тюрьма – тюрьмуха, дай нам, ворам бюджетникам, кликуху». Например, господину Торопову подошла бы изысканная светская кличка «Гена - Золотая Авторучка» (в  моём романе «Плата по счетам» о таких сказано: «Не надо голову иметь, была бы только ручка!»). А Евгения Васильева, проходившая по делу «Оборонсервиса» и  укравшая полмиллиарда рублей, достойна кликухи «Женька - Аудиторша», женщина же всё-таки! А узник от МВД Захарченко – «Димка -  Монте - Кристо». И так далее. Люди устали уже от таких «бюджетных узников». Теперь вот Улюкаев... Уже охватило это явление уже и окружение президента, и пока тенденции к спаду не наблюдается. И остаётся  нам на таких уповать, как прокурор Михаил Киселёв и его коллеги.


Рецензии
Какая несусветная чушь!!! На самом деле только два мерзавца - Сеченг и Миллерг фактически ежесуточно наносят больше вреда государству, чем ВСЕ остальные госслужащие вместе взятые.

Диана Никова   23.08.2018 21:23     Заявить о нарушении
На это произведение написано 30 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.