Глава 6. На крючке

 - Бисмилляяхир-рахмаанир-рахииим…, - пел Фарид. 
Слушая его тонкий голос, Файзула делал вид, что он тоже молится, слово в слово повторяя губами его произношения.
-  Къуль хува Аллааху Ахад…
Утренний намаз больше никто из их отряда не совершал. А вот Файзула был обязан это делать, так как моджахед, приведший его в отряд, сказал при всех, чтобы он не забывал Аллаха.
Понял ли его слова кто-то из наемников, трудно сказать. Фарид понимал, что европейское лицо еще не говорит о том, что этот человек христианин или католик, или вообще безбожник. Также, если человек не хочет показать, что он владеет тем же фарси, или пушту, то этого и не узнаешь, даже если будешь хорошим психологом или мимимстом, хорошо владеющим языком мимики. 
-  Лям йалид ва лям йууляд… - а здесь, как назло он неправильно растянул губы, и вместо мягкого произношения, звучащего как «ю-ю», пропел «у-уляд».
- Ва лям йакулляхуу куфуван ахад, - продолжал Фарид.
Но теперь Файзула, боясь допустить следующую ошибку в произношении молитвы, перестал водить губами в произношении этих слов, а закатив вверх глаза, смотрел в небо, словно стараясь там рассмотреть фигуру или лицо Аллаха. Нет, он был не против этой веры. Он был против тех, кто заставлял людей не верить в Бога. Они верили своему Ленину, кто Сталину, кто Гитлеру. Но это всего лишь люди, инквизиторы, которые наказывали людей за то, что те не верили им. Да, они хотели встать на место Бога, забывая, что они, это всего лишь лист. Лист, который вот-вот упадет с дерева и будет затоптан, залит водой и засыпан грязью. И никогда он не вознесется, он сгниет, а солнце, которое он пытался закрыть своим мелким тельцем, больше его в триллионы раз, оно имеет огромную энергию, дающую жизнь, и бессмертно. Но и Оно, СОЛНЦЕ, как и Земля, на которой они живут, созданы Богом. Так говорил ему один старый немец, работающий в их военном училище истопником.
И Фёдор верил ему и его историям о людях, просивших Бога вылечить их от неизлечимой болезни, когда врачи на них ставили крест, и они, благодаря своей вере, спасались.
Он вспомнил свою нянечку, которая постоянно молилась и говорила, что Бог, он есть в душе каждого, только нужно хотеть, чтобы он был с тобою, и тогда ты найдешь своих родителей. И Фёдор верил ей, постоянно молясь иконе Божией Матери, и его нашла мама Рэт. Она забрала Фёдора к себе, и он был самым счастливым человеком. И один раз она не пришла с работы. Её сбил пьяный водитель на грузовике.
Похоронив её, Фёдор вернулся в детдом, но только уже не просил Бога, чтобы он ему нашел новую мать. Он просил Бога об другом, чтобы он забрал его мать Рэт к себе в рай, и она забыла о горе, которое разорвало их отношения с сыном, но не любовь.
И вот сейчас он поет Суру, которое называется «Ихлас», как перевел её Фарид «Очищение веры». И он, Файзула, то есть Фёдор, понимает, что говоря слово Аллах, он говорит Бог, так как БОГ един, так ему говорил и старый немец – истопник, и баба Нюра их нянечка в детдоме. 
  -  Ва лям йакулляхуу куфуван ахад, - продолжал свою песню Фарид.
Легонько согнав со своего мокрого от пота лица осу, Файзула вспомнил, что Фарид взял и вторую весточку, которую оставил ему неизвестный человек. Но он сказал, что это не так, там весточки не было, а только старый патрон, который был оставлен, скорее всего, его предшественником. Он был пуст.
А сегодня отряд Файзулы должен предпринять новую попытку напасть на базу Торака. Айван со своей группой уже выдвинулся к базе Саадр ад-Дина и забрал с собой мальчишку. И он сейчас, пытаясь делать вид, что шепотом повторяет слова Суры, снова обратился к Ангелам Божьим, что бы они поняли его поступок, который он сейчас заново будет совершать, убивая не только своих врагов, но и врагов народа, простого люда. Он просил Деву Марию, чтобы Она отвернулась в этот момент от него и не видела, как он будет воевать. Так Ей будет легче простить его, если когда-нибудь, Она сможет это сделать. 
И невольно думая об этом, он прошептал:
- Прости меня, Дева Мария, за поступки, которые я сейчас могу сделать. Я воин, и я против тех, кто насилует народ. Прости меня, Дева Мария. Аминь!    
- 2 –
Усса первым обнаружил подземную тюрьму, в которой душманы содержали пленных, и тех двух женщин, захваченных из автобуса. То, что они сделали с одной из них, было неприятно смотреть. Она была распята на трех досках, вертикально упертых в каменную глыбу, и рядом с ней лежал избитый или убитый мужчина. Скорее всего, это тот человек, который пришел выкупать её. 
Как сейчас им не хватало мальчишки. Фархад Азиз смог бы подсказать, это человек из их кишлака или нет.
- Олд мэн, - прошептал Усса.
Файзула не обладал таким зрением как Усса, но он понял, что тот сказал: «Старый мужчина». Неужели это один из тех аксакалов – старейшин из кишлака, в котором жил спасенный мальчишка? Хотя, может, все и не так. Жаль, что Фарид остался на базе. 
Усса, как куница, с легкостью и бесшумно перебирался с камня на камень, спускаясь вниз, к логову душман. Грин – за ним, он также легок и гибок, как Усса. Файзула со Смитом остались на своей позиции, и не сводят глаз с трех моджахедов, сидящих на широком валуне, и о чем-то переговариваются между собой. Нет, они не слышат приближающихся к ним Уссу с Грином. 
Назира Файзула не видит. Хотя тот находится совсем рядом - в пяти-шести метрах от него, чуть выше, в укрытии из камней, за телом убитого душмана. Если бы Смит не успел в него метнуть нож, то моджахед, увидевший их, успел бы открыть по ним огонь. Клинок вошел ему в глотку, а Назир, подскочивший к нему, тут же прижал тело бьющегося в агонии человека, чтобы не выдал их шумом.   
Мертвое тело Назир не стал убирать, а спрятался за ним и продолжал осматривать крутой подъем на скалу, который был расположен в метрах ста напротив него. Файзула со Смитом пока затаились за небольшим камнем, стараясь не шевелиться, чтобы не выдать себя тем душманам, которые могут находиться напротив них. 
Назир шелохнулся, приподнял голову и показывает Файзуле на выступ скалы. Что он там увидел? Смит легонько толкнул локтем Файзулу, что бы тот не шевелился. О-о, вот почему. Напротив них, за расщелиной между скальными глыбами он заметил какое-то движение. Это двигаются люди. До них метров пятьдесят, не больше. Этого еще не хватало. Вроде идут не сюда, а наоборот, удаляются отсюда, но это не успокаивает, так как Файзула не знает, куда ведет та тропа, по которой они движутся. Сколько же их там? 
Хорошо Усса вовремя увидел поднятую руку Смита и притаился с Грином за камнем. Интересно, заметили их передвижение те душманы? Когда же они появятся на виду? 
А-а, вот и они, несколько человек, плотно идущих друг за другом. И не спускаются, а идут вверх, не торопясь, и скорее всего по тропке, которая не соприкасается с этим местом, где находится небольшая база этих душман, сидящих внизу. Это точно, так как группа Файзулы находится здесь минут двадцать, и не застала этих людей. Значит, те идут вверх по своим делам и из другого места. 
Их трое. А вот и четвертый появился из расщелины между камнями. А вот еще один, и еще. Шесть человек. Все с оружием.
Назир смотрит на Файзулу и показывает ему рукой чуть в сторону от группы движущихся духов, за которыми наблюдает он. Куда он показывает? Чуть ниже никого нет. А-а-а, вот и еще одна группа, из четырех человек. Она движется чуть в стороне и в том же направлении, куда поднимается первая группа. Интересно, эти люди чем-то отличаются от моджахедов, сидящих внизу на камне. Чем?
Одеждой? Точно, одеждой. Люди, сидящие внизу, в простой гражданской одежде, а те, которые идут, одеты в камуфляжную форму темно-коричневого цвета. В такой  одежде душман Фёдор еще не встречал. Хотя нет, на Панджшере им удалось захватить склад с медикаментами и камуфляжной одеждой. Но те костюмы были другой раскраски - светло-серой с темными пятнами. Так что удивляться нечему. И лица у этих людей почему-то скрыты масками. 
Файзула дождался, когда группа людей в камуфляжной одежде скроется из виду и посмотрел вверх, в сторону Назира. Тот продолжает наблюдать за удаляющимися душманами, у него обзор больше, чем у Файзулы со Смитом. Через минут десять посмотрел в сторону Файзулы и махнул рукой, мол, можно разобраться с духами, только тихо, без шума.
Первому душману стрела из арбалета, пущенная Грином, вошла в шею. В ту же секунду кинжал, брошенный Уссой, воткнулся в спину. Третий дух, лежащий на боку, так и не успел понять, что произошло с его товарищами, уткнувшимися перед ним своими лицами в камень. Усса ударил его прикладом автомата в затылок. Да, это работали профессионалы, еще раз подумал про себя Фёдор. 
В открытой глубокой яме сидело несколько мужчин и женщина. Мельком заглянув в нее, Файзула не стал останавливаться, а махнул рукой Грину, показывая, что не нужно терять времени, а двигаться дальше, за той группой людей в камуфляжной форме.
Усса шел впереди, внимательно осматривая камни перед собой. Единственное, что сейчас оставалось идущим за ним людям, это довериться ему, опытному саперу. Но Фёдор все же не доверял наемнику, скользил взглядом по каменным выступам, на которые наступал, чтобы не напороться на хорошо знакомые ему формы маленьких мин, разбрасываемых фугасами, или не наступить или потянуть за собой проволоку натяжной гранаты. Но при этом он старался не сбавлять темпа, чтобы сильно не отставать от впереди идущего Уссы. 
За Файзулой также быстро двигались Грин со Смитом. Назиру он приказал остаться на своем месте, в засаде. Это правильное решение. Как говорится, бережёного Бог бережет. Мало ли какая ситуация может сложиться, а он, если что, прикроет их отход, или наоборот предупредит. Для этого ему оставлен гранатомет с двумя выстрелами. Три гранатометных «выстрела» (реактивных снаряда) были у Смита.
Тот подъем, по которому поднимались люди в камуфляжной одежде, нашли не сразу. Только после того, как на свой страх и риск, с большим трудом преодолели отвесную часть скалы, разделяющей схрон душманов с тюремной ямой и тропкой, по которой двигалась группа моджахедов в форме. Случайно это не те наёмники-снайпера, о которых говорил Фарид? Было бы неплохо наступить им сейчас на пятки и уничтожить всех сразу. От этой мысли у Файзулы дух захватывало.
Усса резко остановился и поднял руку, и торопившийся за ним Файзула с маху чуть не ударился в его спину лбом. Но, спасибо Уссе, тот был готов к этому и устоял. Причиной его остановки стала не мина, а бычок от сигареты, выкуренной до середины и еще дымившийся на камне. Вкус у тех ребят неплохой, курят сигареты «Кэмел». Простому человеку это не по карману. Неужели это группа таких же наёмников, как коллеги Файзулы?
Все замерли. Смит умостился справа, прижавшись к скале, Грин с Файзулой слева, а Усса остался посередине, вскинув наизготовку автомат.
Файзула аккуратненько, чтобы не шуметь, похлопал Смита по плечу, показывая, что он должен привстать и поправил чехол, пристегнутый к рюкзаку, в котором находились два гранатометных выстрела. Их головная часть упиралась в камень. Это опасно. 
Усса сделал несколько шагов вверх и заново остановился, прислушивается. Время шло, и, на что обратил внимание Файзула, Смит с Грином, курящие люди, идут в горах
без одышки, не как он, которого судьба заставила только недавно бросить курить. Да, нужно серьезно позаниматься собою, и отучить себя от громкого дыхания, приучаясь дышать носом, а не открытым ртом, как объяснял им, курсантам в военном училище преподаватель по тактике. 
Вот то был человек! Солдатом прошел всю войну, и, несмотря на его шестьдесят лет, этот полковник готов был с ними, еще сопливыми пацанами, идти день и ночь по лесу, по колено в снегу, задавая темп ходьбы. И фамилия у него была очень простая, русская, Иванов.
Усса, полуобернувшись, показал ладонью, чтобы все ждали его и юркнул влево, за камень.
Смит удивлял Файзулу своим умением идти бесшумно: тихо дыша и не цепляя ни о что, прикрепленные сзади к рюкзаку длинные «выстрелы» от гранатомета, арбалет... Единственное, чего ему не хватало, это терпения. Вот и сейчас он не выдержал и двинулся вперед, к тому месту, на котором только что стоял Усса.
Файзула сдержался, не стал его останавливать, Смит профессионал, и вполне может быть больше воюет, чем Фёдор. 
Легкий удар по плечу сзади ввел Файзулу в ступор. Холодный пот потек по лицу. Испугал его Усса, обошедший скалу, и бесшумно подобравшийся к нему сзади.
И снова он шел впереди, внимательно осматривая перед собою дорогу. 
До вершины гребня горы оставалось совсем чуть-чуть. Место самое опасное. Именно здесь должен находиться наблюдательный пост душманов, и поэтому, заранее рассредоточившись, группа Файзулы стала внимательно изучать каждый камушек, выискивая  противника. Но ничего не заметили.
Усса, снова превратился в куницу, и, прячась среди скальных выступов, забрался наверх. Смит, первым увидел его приглашение подниматься за ним. И все потихонечку, прижимаясь к камням, поползли вверх.
У бездыханного душмана, охранявшего этот участок, была свернута шея. Вот что, значит такое, встретив своих людей, на какое-то время потерять бдительность, чем тут же и воспользовался Усса.   
 Тех десятерых моджахедов, только что прошедших здесь, не было видно, и поэтому Усса, перекрестившись, приподнялся, высунулся из своего прикрытия и стал внимательно всматриваться в низину, пытаясь увидеть между каменных глыб хоть кого-то. И был вознагражден за свою смелость. Эти десять человек остановились чуть ниже, под вертикальной стеной хребта и расселись, отдыхая. 
Файзула притаился с ним рядом и, насколько было возможно, рассматривал этих людей, снявших со своих лиц маски. Скорее всего, они были моджахедами. У каждого черная борода с усами, загоревшие от солнца до кофейного цвета лица. О чем они говорят между собой, не было слышно, хотя и расстояние между ними и группой Файзулы было небольшим, метров с тридцать, может, сорок.
Усса, подтолкнув локтем Файзулу, сложил крестиком два указательных пальца. Предложение сапера поддержал и рядом лежавший Смит.
Файзула помог ему снять со спины гранатомет и вытащить гранату. РПГ-16 или как его еще между собой называли десантники «Ударчик», был мощным оружием. Его фугасного заряда было вполне достаточно, чтобы непросто уничтожить этих десять человек, а размазать их по стенам. Усса и Грин вместе с Файзулой расположились по бокам Смита, опасаясь реактивной волны от выстрела, которая могла обжечь кожу до костей.
Щелчок и раздавшийся громкий шипящий звук полетевшего реактивного заряда был настолько неожиданным для людей, находившихся внизу, что они не успели даже понять, что это было. Мощный взрыв и поднимающийся от него черный дым с копотью не давал возможность определить, все ли погибли. Но это уже было лишним. Прячась под поднимающимся дымом, группа Файзулы быстро начала спускаться назад.
Смит, ухватив одной рукой убитого Уссой душмана, скинул его туда же, на место взрыва, и догнал Файзулу…
- 3 –
 Файзула начал чувствовать что-то неладное. И чем ближе и ближе приближался к чему-то этому, незнакомому, тем больше давило под грудью и ему тяжелее становилось дышать. 
- Бриз, - шепнул Смит, идущий за ним.
«Какой бриз? – возмутился про себя Файзула, - что здесь, море рядом, что ли? До Балтийского моря километров, - и невольно усмехнулся, мол, почему-то по привычке назвал Балтийское море. Буд-то ближе нет других морей. До Балтийского моря отсюда около четырех – пяти тысяч километров. Ближе к Афганистану Каспийское море, но все равно, до него тысяча, а может и больше километров, и озера близко нет. Сразу видно, что Смит в географии ноль. Бризом же называют легенький ветерок на берегу…» - оступился, и, больно ударившись косточкой ноги о незаметное ребрышко камня, Файзула чуть не взвыл.
Усса резко присел. Файзула потихонечку приблизился к нему, и охнул про себя, увидев в низине густой туман, по запаху больше напоминающий дым.
Почему так? Скорее всего он появился здесь потому, что Назир из оставленного у него гранатомета открыл стрельбу по душманам? Или взорвался склад боеприпасов, находившийся где-то здесь? 
Файзула принял решение переждать, когда дым осядет или каким-то путем выветрится из этого небольшого ущелья. Неизвестно к чему может привести сейчас их торопливость, если начнут спускаться туда. Тот же Назир, не разобравшись, может обстрелять их.
Время шло медленно, Усса продолжал всматриваться в низину, осматривать часть горы, по которой можно передвигаться и всматривался в то место, где приблизительно должен был располагаться Назир. 
- Кэп? – позвал он Фёдора. – Там, дыма.
- Где? – не понял Уссу Файзула.
- Назир убита, там дыма горит.
Файзула стал присматриваться в то место, куда показывал сапер. Точно, создавалось такое впечатление, что та часть укрытия, в котором оставался Назир, почернела от огня, камни обожжены.
…Когда начали спускаться, Усса заново остановился, но теперь уже в самом низу, где располагалась база душманов с подземной тюрьмой для пленных. Тела трех человек лежали рядом с тем камнем, на которых Смит с Грином два часа назад убили сидевших душман. Но это были не они. Тех они спрятали под каменной глыбой, и их трупы остались на тех же местах. Рядом нашли английскую винтовку «Бур» и два автомата «калашника» калибра 7,62 мм, очень старого образца. Четвертый человек лежал чуть выше.
Усса заухал, подражая голосу совы. Так договорились они с Назиром, чтобы тот не спутал их, когда будут возвращаться назад, и не открыл огонь. Но в ответ тишина. Назир должен был ответить так же. Усса еще несколько раз повторил свой пароль…
Его тело Усса увидел лежащим на камнях, под той  скалой, на которой был его наблюдательный пункт. 
Файзула никому не разрешил приближать к телу Назира, пока он не поднимется наверх. И с ним все согласились, понимая, что душманы могут устроить здесь засаду. Усса снова опередил его, полез впереди.
Из гранатомета Назира расстреляли сверху, определил Усса. Попала почти рядом, и скорее всего, взрывная волна и выкинула его тело из «гнездышка», в котором он сидел.
Тело убитого душмана Назир так и не убрал, оно было сильно обожжено огнем и разорвано от взрыва. Выглядывали из-под него и хвосты гранатометных выстрелов.
Что-то сказав Файзуле, скорее всего на своем английском, Усса быстро полез наверх, откуда, предположительно стреляли в это место.
Удивительно, но Назир был еще жив. Когда его перевернули, руки у Файзулы задрожали. Весь его правый бок напоминал поджаренное мясо, от одежды остались только тряпки, зажатые подмышкой.
- Айв-ван, - прошептал Назир.
- Я Файзула, - прошептал Фёдор. 
Но Назир уже отошел в свой новый мир. Его голова свесилась с локтя Грина, руки обмякли…
Усса их ждал наверху, наблюдая, как Грин с Файзулой обкладывали тело Назира камнями. Хоронили. Он был католиком.
Когда группа Файзулы поднималась к нему, Усса несколько раз коротко ухнул по-совиному, и один раз протяжно, давая понять, что выше подниматься опасно, и остановились на том месте, где находятся.
- На, - просунул Усса Файзуле резиновый наглазник от прицела гранатомета. 
Осмотрев его, Файзула хотел было уже выбросить его, но что-то остановило от этого, положил резинку в карман. 
- Назир умер. Спутал меня с Айваном. Может что-то хотел другое сказать этим, - и вопросительно посмотрел на Грина.
Тот кивнул ему в ответ головой, соглашаясь с Файзулой.
Через какое-то время хода Федор вначале уступил свое место за Уссой Смиту, потом еще и Грину. Шедшие с ним к этому отнеслись просто, как и сам Файзула. Единственное, что мешало ему, это мысль о том, что за ними сейчас кто-то следит. Обидно было и за то, что он не справился с поставленной задачей, привязался хвостом к людям, которые, скорее всего, жили сами по себе здесь в горах, как и отряд Файзулы. 
Нужно все-таки было спуститься и осмотреть их тела, ему все больше и больше казалось, что это не афганцы, а европейцы или америкосы. Афганцы навряд ли бы прикрывали свои лица от солнца, как те. Так же как и иранцы, китайцы… 
А вот следующий вопрос, кто напал на Назира с душманами. Да, это, скорее всего, были люди из той группы, что шла в форме, или отставали, или шли с другого места и опоздали. А может, по рации передали, что догонят их. А рации вроде ни у кого из той группе не было, он её бы сразу увидел. Но рацию не обязательно носить с собой, она может быть и стационарной. Все может быть. Они и наткнулись на Назира, открыли по нему огонь, а из ущелья, из укрытия выскочили душманы, и их убили.
Да, похоже, так и было. А теперь та группа идет за ними и ждет своего момента. Какого момента? Узнать, где наша база? Нужно подождать их или как-то раствориться, чтобы сбить их с толку. Любое решение будет правильным. 
- Усса, - Файзула окликнул впереди идущего сапера. – Там будет спуск в кустарник, в нем и остановимся. Будем ждать.


Рецензии