Иного счастья и не надо

   
- Ох, устала – мама плюхнулась на стул. – Столько километров проскакать. Ну и лошадка  у нас, дорогой. Как хороша!
Мама стройная, радостная, с горячим румянцем на щеках. На ней летний спортивный костюм.
- Я вечерком тоже прогуляюсь по полям, - отозвался папа. – Это же такое наслаждение. Да и  лошадка послушная, каждую команду прямо угадывает.
И они рассмеялись.
- А  Захар  где? - заволновалась женщина, увидев в комнате сына лишь спящую общую любимицу большую рыже-бело-бежевую кошку. – Наверно, снова  с этими чужими мальчишками? Что-то мне не по душе такое знакомство. Знаешь, видела я папашу одного из них: машина навороченная, выражение лица презрительное. А ведь ребёнок учится всему у родителей и ведёт себя так же.
- Ну не накручивай, мальчишке уже двенадцать лет. Должен же он когда-то учиться жизни, - возразил папа, - и разбираться в людях, и уметь делать свои выводы.

 В соседнем  дворе тем временем собралась группа мальчишек лет по тринадцать.
- Пацаны, - уверенно глядя на всех, хвалился Петька, худой, вытянувшийся  вверх, как подсолнух, - неделю назад моей мамке купили машину -  красную «Хонду  Аккорд». Это у нас уже третья машина. «БМВ 530» - для папки,  японский внедорожник - ездить на природу, а теперь и мамка будет рулить. Только всё боятся: вдруг угонят? Представьте, как будет жалко.

«Петька задаётся, как будто сам заработал и купил», - подумал  Захар.
Он скромный, немногословный парнишка с отличными  успехами в гимназии. Учителя называют его «светлая голова». Мальчишки не так давно позвали его в компанию, поэтому многого ещё не знает ни про них, ни про их семьи.

- А мои родичи особняк прикупили, -  отозвался Макс, мальчик  небольшого роста и круглый, как колобок.
Обычно таких  обзывают пончиками, Винни-Пухами, но Максу никто не смел так сказать: у него отец – прокурор города.
- Мой отец, - добавил Макс, трогая торчащий чуб жестких волос, -  уверен, что у нас поселилась  удача, поэтому всего в достатке.
Остальные так не думали. Они не раз слышали дома разговоры о тёмных делишках прокурора. Но промолчали.

Тут раздался какой-то шум, а потом и крики из подъезда ближайшего дома. Там явно происходило что-то непонятное и неприятное. Мальчишки насторожились и замолчали. Минут десять ничего не было видно. Но потом на улицу выбежала женщина с грудным ребёнком на руках, а за ней гнался пьяный мужик, размахивая кулаками и выкрикивая ругательства. Мать не успела одеть малыша, поэтому голые ножки раскачивались и ударялись о ее бок. Ребенок громко плакал. Видимо, соседи привыкли к таким сценам и вызвали полицию, да и участок был рядом, потому очень скоро во двор завернула полицейская машина.

У Захара сердце стучало так сильно, что вот-вот готово было выскочить. Подросток посмотрел на друзей, уверенный, что все тоже переживают, но увидел улыбки и даже нескрываемый интерес от «представления». Захар надулся, не ожидая такой странной по его мнению реакции.
Он даже чувствовал, что, не появись полиция, сам бы кинулся на защиту.
«Да чего бояться! Я смог бы помочь этой женщине. Я же не маленький мальчик. Пусть они смеются. Разве мне надо делать всё, как они?  Чувствую, что при виде таких сцен из меня вырывается непонятная сила. И воздух становится каким-то плотным. Наверно, это сострадание, о котором как раз на той неделе рассказывали в школе. И тогда уже для меня не имеют значения страх или чувство опасности. О себе как-то и не думается. Хорошо ли это? Зимой на катке мой сосед по парте Мишка специально подставил ножку Тане из параллельного класса. Она упала и сильно ударилась. Да ещё и очки отлетели в сторону. В висках у меня загудело, а в груди разлился непонятный жар. Тогда я первый раз дрался по-настоящему».

Ему хотелось еще размышлять об этой теме, но Фрол помешал:
- Мой дед наставляет нас, что в жизни надо рвать и метать, брать всё, что плохо лежит, потому что старость постучится так быстро, что прямо завтра.
Все, кроме Захара, загоготали, представив, что завтра утром проснутся стариками. Двойняшки  Даниил и Родион даже сползли со скамейки на корточки, держась за животы.

Все посмотрели на Захара, типа, а у тебя что?   
- А у меня что? - понял их немой вопрос Захар. - А у нас всего одна машина и одна лошадь, - выдал, чтобы ответить хоть что-нибудь, - правда, машина уже не новая, а лошадь не молодая.
Честно говоря, ему как-то расхотелось общаться в такой манере. И ещё что-то неприятное поселилось в душе, чему пока не мог дать название. Парнишка увидел раскрытые от удивления рты (вот собственных лошадей ни у кого не было) и, махнув  рукой на прощание, двинулся в сторону своего дома.

Там родители играли в шахматы. Захар с малолетства знал, что значат висящие на стене грамоты и медали. Его папа и мама – мастера спорта по шахматам. Раскрыть шахматную доску, расставить фигуры, настраиваясь на борьбу, для них – большое удовольствие.
Мальчик сел рядом:
- Я сейчас брякнул пацанам, что у нас есть машина и лошадь.
Родители уставились на него с интересом.
- Но добавил, что и то, и другое – старое.
Они задумались, переглядываясь. А потом улыбнулись. Отец положил руку ему на плечо:
- Как бы тебе сказать, сынок? А ведь ты не ошибся. Это действительно так. Роль машины и лошади исполняет наш старый и страшный велосипед. У него даже нет переключения скоростей, но колёса огромные. Поэтому сидишь на нём, как на верблюде. В гору взбирается, как настоящая лошадь, а по полям едет лучше любой машины. И мы в полной уверенности, что его, с таким первобытным видом, никто не украдёт.
- А главное, - поддержала мама, машинально перекладывая из руки в руку фигурку короля, - он дарит столько радости и удовольствия, сколько не даст ни одна машина. Это же просто замечательно: иметь «машину»  и  «лошадь» в одном лице.

Захар подобрел глазами, заулыбался: папа и мама поняли его и поддержали. «Ух, и славно у нас!», - а сам подскочил, чмокнул маму в щёку.
- А у нас ведь и кошка Удача! – воскликнул и крутнулся на одной ноге вокруг себя.  – Наша трёхцветная кошка по кличке Удача.
- Да уж, эта Удача живёт с нами больше двенадцати лет: подобрали на улице  маленьким комочком перед твоим рождением, - обрадовались тёплым воспоминаниям родители.

Засыпая ночью, Захар чувствовал что-то приятное на душе. Однако мысленно продолжил тот разговор с собой:
«Почему же я увидел в глазах мальчишек прямо радость от вида несчастной женщины? Как они могли? Неужели им не было жалко слабых и беззащитных? Я не смогу с ними общаться дальше. Может, я неправ? Я неправ? Да чего тут сомневаться! Нормальные пацаны не поступили бы так. Разные мы. Завтра и скажу им это».
   
Мальчик где-то в глубине своего существа – может, в сердце или душе -  понимал, какая удача выпала в жизни: добрые родители. И ему досталась от них огромная доля душевного тепла. Он понесёт его дальше. И всем, кто вольно или невольно соприкоснётся в жизни с Захаром, будет хорошо и уютно. Разве этого мало?


Рецензии
Дай-то Бог, Захару вырасти именно таким, каким он себе представляет! И о таких желаниях и мечтах, действиях идя к поставленной и одобренной самим собой цели, нужно обязательно писать. Очень нужно....

Спасибо за тему, Оля!

С уважением,

Степаныч Казахский   05.07.2019 08:59     Заявить о нарушении
Ваши слова поднимают настроение. Спасибо!

Ольга Гаинут   08.07.2019 20:17   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.