Глава 9. Встреча с хозяином перевала

Фарида вначале Файзула не узнал. Он больше был похож на старого, обессилевшего от длинной дороги афганского бедняка, еле идущего за арбой, которую тащил за собой ишак. Животное шло медленно, выбирая ровную дорожку, и поэтому постоянно петляло, заставляя старика, державшегося за нее, с мучением переносить свои ноги через булыжники, которыми был усеян весь перевал. 
Усса, следя за стариком, идущим рядом с повозкой, покачал головой. Ему было жалко этого деда, но в данный момент он ничем ему не мог помочь, разве что, только усадить дехканина на повозку. Но она была завалена тяжелыми мешками, наполненными, чем-то важными для этого человека, крупой или мукой, может шелковицей или изюмом.
- Идти дальше? – спросил у Файзулы Грин.
- Нет, - покачал головой кэп, и приложил указательный палец к губам. 
И Усса тут же понял, почему Файзула запрещал им выходить к старику, долго сопровождая его. 
- Ассалам, - громко сказал вышедший к деду навстречу моджахед с винтовкой в руках. -  Чан даст? – и, оттолкнув старика в сторону, положил руку на мешок.
Что сказал ему в ответ старик, Файзула не расслышал. А вот душмана слова дехканина рассмешили и он начал звать кого-то из своих к себе:
- Нур, Нур!
У второго был автомат Калашников. Он, поправив чалму, быстро подбежал к арбе, и, достав нож, надрезал один из мешков, из прореза которого, посыпались темные небольшие камешки, без шума падающие из повозки на камни. Скорее всего это был изюм. 
А то, что произошло дальше, стало неожиданным для группы Файзулы. 
Дед, выпрямившись, подпрыгнул и нанес сильный удар ногой одному из душманов в затылок, а второму в тот же момент, с поворотом тела, другой ногой - в шею. И в то же мгновение, выхватив у падающего моджахеда автомат, дал несколько коротких очередей куда-то вправо.
- Файзула, - крикнул старик, спрятавшийся за одним из булыжников, - не стреляй, я Фарид. Стой!
Выстрел, прозвучавший где-то недалеко, был направлен в сторону переодетого Фарида. Пуля цвиркнула в метре от него, вторая – еще дальше, третья, чуть ближе. 
- Все я убит, - громко прошептал Фарид, - ждите гостя.
Файзулу с Грином и Уссой стрелявший не заметил, а вот его – они сразу увидели. Он прятался за камнем напротив их. Нацелив на старика винтовку, медленно спускался к нему, осторожно перепрыгивая с камня на камень.
- Кимат аст! – со злостью крикнул тот моджахед. И только теперь понял Файзула, почему не мог выстрелить в дехканина спускающийся душман: заклинило затвор в его винтовке.   
Нож, вошедший ему в плечо, с силой оттолкнул моджахеда в бок, и отбросил его на камни. Это был совсем молодой афганец, может даже, только недавно перешагнувший свое совершеннолетие. Бача испуганно смотрел на людей, тащивших его напарников в кустарник, и на Фарида, подошедшего к нему и, с жалостью посмотревшего на него, на кровоточащую рану, достал пенал с большим красным крестом, и вытащив из него шприц, сделал юноше укол в предплечье.
Бача с удивлением наблюдал за незнакомцем, который не почему-то не убил его, а наоборот стал оказывать помощь.
Через несколько минут Фарид вытащил из плеча нож, и тот даже не вскрикнул, и не поморщился от боли, значит, обезболивающий укол уже начал действовать.
Файзула не отходил от Фарида, допрашивающего парнишку. Разговаривали они не долго. Юноша потихонечку терял внимание, начал говорить медленнее и медленнее, плохо понимая вопросы, которые задавались ему, и, в конце концов, потерял сознание.
- Уснул, - прошептал Фарид. – Фёдор, то есть, - тут же поднял ладонь вверх руку, - Файзула, вы плохо крались за мной, я раз десять видел и слышал вас. Неосторожные вы люди.
Файзула развел руками.
- Здесь где-то рядом находится их командир Мухемеджан. Он скоро придет сюда. Здесь у них переход через эту дорогу.
- Не понял? – задал вопрос Файзула.
- Скалы отвесные, засады нигде в них не устроишь, - пояснил Фарид. Он спустится сейчас сюда, заберет с собой этого парнишку и пойдет навстречу к Тораку. Не смотри на меня так! Это только что сказал этот бачатка. Тех мужиков я убил, получше спрячьте их. Да не смотри на меня так, заколебал! Я знаю свой удар! – и поднял руку вверх, требуя тишины.
Через несколько минул, Фарид продолжил:
- Сколько будет идти душманов с Мухамеджаном, не знаю. Бача сказал три. Может и так. Об этом человеке я наслышан. Он не лучше своего главаря, такой же жестокий. Перед заброской тебя, невдалеке отсюда убил семь милиционеров, ну, царандоевцев, сопровождавших молодых учительниц, студенток университетских. Если его взять в плен, толку не будет, это я тебе говорю. Убитых спрячем, а Усса пусть идет за ним, как тень. Встретимся с ним завтра здесь, в полдень. А ты с Грином за мной пойдешь.
- А мальчишка?
- Придет в себя, вернется.
- Куда?
- Куда захочет! – резко обрезал Фарид. 
- Пойдем с арбой? – задал вопрос Файзула.
- Нет. Будем идти так же, как вы шли за мной. Задание нас ждет непростое, от самого Ахмад Шаха. И совпадает с нашим.
- Кэп, идут, - вскрикнул Усса, находившийся в метрах десяти от них и наблюдавший за горной тропкой.
Мухамеджан, если это был, конечно, он, спустился с горы один. Осмотрел трупы лежавших друг напротив друга душманов. Выстрелил из автомата по мешкам, лежавшим в арбе. Осел, испугавшись выстрелов, громко заорал и побежал вперед.
- Шаятын! - закричал бородач, и полоснул длинной очередью из автомата по убегающему животному с арбой.  – Шаятын!
Осмотревшись по сторонам, он, пряча глаза от солнца, приложив козырьком руку ко лбу, упирая ее в чалму, посмотрел вверх на гору:
- Нур! Нур! – и эхом разошлось по скалам: «У-у-р-р, у-у-у-р-х».
- Гэй, гэй! – развернувшись лицом к Файзуле, лежавшему за камнем, посмотрел вверх и крикнул: 
- Эй, Хора-ан… - и махнув рукой, перейдя через узкое в этом месте ущелье, стал подниматься вверх. За ним бежали с винтовками наперевес еще два таких же бородача, в выцветших от дождей и солнца, длинных халатах, перевязанных на поясе широкими черными веревками. 
Файзула не спускал с них глаз, наблюдая, как эта троица поднималась по известной только им тропке к зубцам скалы. Усса долго не ждал, быстро переметнулся на ту сторону ущелья. И как всегда он был быстр и незаметен, скрываясь за камнями.
- Они, скорее всего, пойдут к кишлаку Гили-Сурх. Это недалеко от того кишлака Калабараль, где будут собираться полевые командиры Торака, - в задумчивости сказал Фарид. – Грин, за нами! - и, подтолкнув Файзулу, быстро пошел по закрытой растительностью насыпи.
- Куда ведешь? - нагнав Фарида, спросил Файзула.
- В логово. Не отставай.
- 2 –
- Вас трое и такие смелые? – улыбнулся душман.
Файзула с удивлением посмотрел на бородатого моджахеда с необычно бледноватым лицом.
- Что, Файзула, не узнал?
- Бляха! – вздохнул Фёдор, но на встречу к этому человеку, с которым быть должен знаком, не пошел. Он не ожидал, что здесь ждут именно его, а не Фарида. И хорошо, что вспомнил, настоящий Файзула был жестким человеком, коротким на слово. И любимыми его выражениями были такие слова как «бляха». Какие же ещё?
- Ахнаф? - кто-то окликнул бородача, не сводившего глаз с Файзулы.
Фёдор прекрасно понимал, что сейчас и может произойти тот переломный момент, узнают его соратники, или сподвижники, или как их там еще можно назвать, или нет.
- У него была сильная контузия! – тихо сказал Ахнафу Фарид. – Рядом мина взорвалась, когда он был в пещере.
- Слышал, - кивнул Ахнаф. – И смотрю, отошел?
- Не полностью, но он знает, зачем здесь.
- Ты почему его не защитил от пуль? – резко схватив Фарида за грудки, со злостью прошептал Ахнаф. 
- Финиш! – вскрикнул Файзула.
- Он тебя сунул под пулемет, Файзула, - огрызнулся Фарид. - Если бы хоть одна дырка в тебе появилась сейчас, ты знаешь, что с нами бы сделал Ахмад шах Масуд.
Файзула облокотился спиной о камень и, прищурившись, посмотрел на Ахнафа.
- Ахмад шах  приказал тебя привести к нему, - брызгая слюной прорычал моджахед, и я должен это сделать.
Файзула навел на бородача пистолет.
- Он недоволен твоими словами корреспонденту радио. Ты столкнул лбами многих командиров. Он зол на тебя, и ты должен перед ним объясниться. Я по его приказу пришел сюда за тобой
- Сам Ахмад шах просил? - сплюнул в сторону, вопросительно посмотрел на  Ахнафа Файзула. – Что еще? Ну, чего молчишь?
Ахнаф не спускал с Файзулы глаз, но, видно, стоял перед вопросом, говорить или лучше промолчать, понимая, что Файзула в любой мгновение может нажать на курок пистолета.
Файзула выстрелил. Пуля задела камень рядом с плечом бородача, и тот, с испугу отпрыгнув назад, дрожащим голосом прошептал.
- Я привез форму. Саадр ад-Дин даст тебе два танка и БТР. Вас будет сопровождать царандой с Наджибуллой.
- С Наджибуллой? – прищурившись посмотрел на Ахнафа  Файзула.
- Это их командир. Ты его знаешь?
Да, Фёдор хорошо знал этого старшего капитана царандоевцев, и не раз им приходилось вместе с его взводом прочесывать кишлаки, помогать местной власти
обеспечивать продуктами многодетные семьи и, конечно же воевать с местными бандитами, пытавшимися поджигать школы, забирать последнее пропитание у бедняков. А знает ли его Файзула, вот в чем вопрос. Так знает ли? 
Файзула вопросительно посмотрел на афганца, связника Ахмад шаха Масудаа. 
- Он сейчас будет здесь. Вы должны переодеться в советскую форму и…, - Ахнаф опустил глаза.
- Что?
- И уничтожить дукан  Арафа. Там будут праздновать командиры Торака. Завтра. Файзула, ты должен смыть грязь с лица Ахмада, так сказал Ахмад.
- Почему не Саадр?
- Саадр заплатил Ахмаду. Он будет тебя защищать.
- Всё?
- Да, Файзула! Если что, прости! - и Ахнаф легонько поклонившись, сложил ладони лодочкой, прижал их к подбородку, и исподлобья посмотрел на Файзулу. – Прости, я знаю, что зол на меня и готов расстрелять. Но, ты мог и не слушать меня, когда полез в реку. Я не знал, что то место находится под прицелом пулеметчика Суура. 
- Не ври!
- Я ни разу не был до этого в Баграми. Можно я пойду с вами? – просительно прошептал Ахнаф.
Файзула отрицательно покачал головой.
- Прости. Я понимаю, что Ахмад был в плохом настроении. Но он тебя уважает и ценит. Порадуй его! Аллах ряхмят элясин.
- Жди, - сплюнув в сторону бородача, Файзула отвернулся от него и сделал легкий поклон головой, приглашая к себе Фарида.
«Вот такие дела, - подумал про себя Фёдор, - оказывается я здесь тоже фигура, а не простой наемник, и ко мне, оказывается, прислушивается сам Лев Панджшера. Интересно, кто же я для него такой? А Ахнаф, значит, русский афганец или афганец русский, - и невольно ухмыльнулся от этой мысли. – О, кэп, а если умеешь улыбаться, значит, еще не все потеряно».
Фарид подбежав к нему, тоже поклонился, как и Ахнаф.
- Ты смотри, какой я большой здесь человек, - ухмыльнулся и тихим голосом прошептал Файзула.
- Ты, командир, а Ахмад Шах дает им свободу, но и спрашивает с них, - улыбаясь прошептал Фарид. – Смотри на Наджибуллу пустыми глазами, путай его с другими зелеными. Не подведи только.
- Я это понял уже, - ответил Файзула. - Мы в кишлак пойдем, на праздник к командирам Торака. Нас будет оберегать Саадр ад-Дин. Мы там должны поубивать торакцев, а Саадр, значит, будет ручки умывать. Это подстава?
- Выходит так, - согласился Фарид.
- Значит, придется поступить наоборот. Айван нам встретится по пути?
- И Усса с кем-нибудь из саадрцев. Желательно с одним из тех командиров.
- И что?
- Это моя работа, кэп, - и вскочив на ноги, Фарид низко поклонился перед Файзулой и громко сказав, так, чтобы слушал Ахнаф, разговаривающий в этот момент с высоким моджахедом. - Аллах ряхмят элясин, - и быстро пошел в сторону Грина.
- Ассалам алейкум, - услышал Файзула голос от приближавшегося к нему справа человека.
«О-о, это сам Наджибулла. Ну что ж, будем знакомиться», - сделав удивленное лицо, Файзула посмотрел на приближающего к нему незнакомца в форме цвета хаки.
Файзула поднял ладонь вверх, остановив перед собой Наджибуллу:
- Кто? – жестко и коротко спросил он.
- Старший капитан Наджибулла Надир.
- Выслужиться хочешь? – сжав зубы, с ненавистью посмотрел на царандоевского офицера Файзула.   
- Я… - и не найдя, что сказать в ответ, Наджибулла сделал несколько шагов назад. На лице его хорошо просматривалось некоторое удивление. 
– Сначала накормите нас, а потом будем говорить, - обрезал Файзула.
- Да, да, да, уважаемый, - залепетал старший капитан. – Прошу вас, брадар, хорак, а-а, есть, есть. Все есть. Гошти гау, пилау, кебаб. Все есть для дорогих гостей, прошу, - низко поклонившись, Наджибулла продолжал быстро перечислять яства, которыми хочет его угостить. - Есть чай сабз, чай сия.
- Чай сабз, - поднявшись, сказал Файзула. – И пилау, и  кебаб, - и махнув рукой Фариду с Грином, пошел вдогонку за быстро идущим впереди Наджибуллой.   
 Да, давненько ему не удавалось поесть вкусной пищи, тушенка в глотке сидела и в последнее время вызывала изжогу. Плов с шашлыком, наверное, сделан из говяжьего мяса, а не из баранины. Да, да, ведь Наджибулла первым блюдом назвал коровье мясо, а не баранье. Это и прекрасно, баранину Фёдор не любил из-за её необычных вкусовых качеств. 
Файзула, подождав Фарида с Грином, направился с ними за Ахнафом.
Фарид, обогнав Файзулу, уронил перед ним свой автомат, и когда подбирал его, шепнул: «Ты отравился пловом в Панджшере и с тех пор не переносишь его. Ешь мясо отдельно».
«Вот горе», - с силой сжав челюсти, подумал Файзула.
- Мясо еще не готово, только плов, - пряча улыбку, сказал Ахнаф, садясь на расстеленный под деревом ковер, на котором сидел хорошо одетый моджахед, с ровно и коротко подстриженной седовласой бородкой, и внимательно смотревшим на Файзулу. С его грудного карманчика на кожаном темно-красном жилете свисала золотистая цепочка.
Поклонившись незнакомому мужчине, Файзула взглянул на Ахнафа, покачал головой: 
- Плов не ем, - сквозь зубы прошептал Файзула, и кивком головы подозвал к себе пожилого моджахеда, стоявшего чуть в отдалении от них, и державшим в руках кастрюлю, наполненную водой.
Споласкивая водой руки, Файзула обратил внимание на двух душманов, расхаживающих чуть вдали от него с автоматами наперевес, около ямы.
- Кто там? – спросил он у Ахнафа.
- Учительницы. Одна из них училась в России. За нее никто не хочет платить.
- Шайтан, - плюнул в сторону Ахнафа Файзула.
-Забери ее себе, - оскалил в усмешке зубы Ахнаф. Но тут же, увидев повернувшегося к нему Файзулу, чего-то испугавшись, встал с ковра и что-то крикнул на афганском языке тем душманам, что стояли у ямы.
- Мразь! Тебе только с бабами воевать, - сплюнул Файзула.
- Забери ее себе, никто не собирается пачкаться ее кровью, - как испуганный шакал тонким голоском прокричал Ахнаф.
Душманы, не понимая языка, на котором разговаривали эти два человека, продолжали внимательно следить за ними.
Худощавой женщине, вылезшей из ямы, душманы что-то сказали и показали на Файзулу. Её лицо было закрыто в парандже.
- Открой лицо, - приказал подошедший близко к ней Файзула.
Услышав русскую речь, женщина наполовину отодвинула паранджу, открыв один глаз.
- Как тебя зовут?
-  Нускаал. Я учительница по математике. Что вам от меня нужно?
- Пойдешь со мною, - коротко сказал Файзула. И посмотрев на Ахнафа, приказал, - верни мне автомат.
Девушка, думая, что ее сейчас будут убивать, закрыла лицо паранджой и встала на колени, начав молиться.
- Подожди, - Файзула остановил уходившего Ахнафа. – Я ее сейчас заберу с собой и уйду в сад? Попроси хозяина, чтобы мне в этом не мешали.
Ахнав, сжав губы, улыбнулся:
- Ты её хочешь?
- Не задавай лишних вопросов, - снова повысил голос Файзула.
Ахнаф, поклонившись человеку, сидевшему на ковре, о чем-то с ним заговорил.
Тот внимательно его слушал, па потом кивнул головой и позвал к себе рядом стоявшего моджахеда и что-то ему сказал, указав лицом на Файзулу. 
- Он тебе разрешил, - улыбнулся Ахнаф. – Слушай, - и, показав рукой в сторону деревьев, растущих у подошвы скалы, сказал. – Там около ручья пост. Дальше, минное поле, оно идет по краю дороги. Будь осторожен.
Файзула, взяв автомат с подсумком, из которого торчали два спаренных магазина, осмотрел их, и, что-то тихо сказал душману, который ему принес их, и улыбнувшись, отошел в сторону. 
- Фарид, со мной  пойдешь. Гриша, - окликнул он стоящего невдалеке Грина, - жди здесь. Если что, сам знаешь, что нужно делать.
Ручей находился далеко, шли к нему больше десяти минут. Навстречу к нему вышли два моджахеда с автоматами, одетых в простую крестьянскую одежду, и перегородили дорогу.
- Чар (четыре)! – громко сказал один из них, и, приподняв ствол автомата, нацелил его на Файзулу.
- Се (один), - сразу же ответил Фарид.
Душманы улыбнулись и что-то сказали Фариду.
Тот покачал головой, и показал на автомат Файзулы.
Один из душманов сразу же перестал улыбаться и, прищурившись, посмотрел на женщину.
- Жди меня, - тихо сказал Файзула Фариду. – Я задержусь не на долго, - и посмотрев на душман, и показав на ту сторону ручья, спросил?
- Майнс? (Тут мины есть?)
- Нэй (нет), - ответил он и приподнял свою винтовку.
- Ташакор (спасибо)! – сказал Файзула и толкнул девушку вперед, в сторону ручья.
Нускаал быстро пошла вперед, с трудом перебралась на середину ручья, поскользнувшись, упала в воду.
Увидев это, Файзула начал громко смеяться. Душманы, следившие за ним, тоже рассмеялись. 
Девушка выбралась на другой берег арыка и ждала Файзулу, который её быстро нагнал.
- Слушай, - когда они значительно удалились в буйно разросшийся кустарник, остановил Нускаал Файзула. – Давно ты у них находишься?
Девушка, закатив на лоб паранджу, не сводила своих удивленных глаз с незнакомого ей мужчины.
- Ты же понимаешь русский язык.
Девушка закивала.
- До Кабула километров шесть-семь, - не спуская с нее глаз, сказал Файзула. – Доберешься?
Нускаал быстро закивала головой.
- Слышала, что по краю дороги мины?
Снова закивала головой.
- Кишлак Тула далеко?
- Нэй, - замахала головой девушка.
- Когда будешь в Кабуле?
- Имроз, - прошептала Нускаал. – Сегодня. Мне к кому-то идти нужно?
- Иди домой.
Девушка не спускала глаз с Файзулы, не понимая, что от неё хочет этот мужчина.
- Сними платок, – сказал ей Файзула, и показал на мокрую шерстяную тряпку, в которой она была укутана.
Девушка ее тут же, развязав сзади себя, и отдала ему.
- Туда иди, - скривившись от неприятного запаха разлагающегося трупа животного или человека, находившегося где-то поблизости, Файзула показал в сторону скалы.
Нускаал, не поворачиваясь к нему спиной, начала пятиться назад, куда ей показал незнакомец, и при этом не сводила глаз с его автомата.
- Быстро! – приказал Файзула. – Ну!
И девушка в это мгновение, развернувшись, побежала к скале, к тому месту, откуда все сильнее и сильнее шел неприятный запах.
Из любопытства что там разлагается, Фёдор пошел в ту сторону. То, что он увидел, его потрясло. Это были два трупа, покрытых множеством насекомых, червей. Развернув мокрый платок, который отдала ему только что женщина, накрыл им эти тела, и быстро отбежал назад, шагов на десять, к Нускаал, которая наблюдала за Файзулой.
- Дура! – негодующе крикнул он. Иди отсюда, я тебе что сказал! – нервозно прошептал он.
Но девушка, словно не поняв, что от нее требует Файзула, встала на колени и продолжала просительно смотреть на него.
- Хода хавез, - сказал он и пошел в сторону ручья.
По шуму приближающихся к нему босых ног этой девушки, Файзула резко развернулся к ней.
Ханума, подбежавшая ближе к нему, тут же бросилась в ноги своему спасителю:
- Аллах ряхмят элясин, Аллах ряхмят элясин, - затараторила Нускаал.
- Ташакор, - сказал Файзула, и, придвинув к ее лицу свою ладонь, и закатив рукав, сказал, - Царапай.
Нускаал, услышав это, с удивлением смотрит ему в глаза.
- Ты хочешь жить?
Девушка тут же закивала головой.
- Царапай мне руку своими ногтями!
И девушка, наконец поняла, что от нее требует Файзула, тут же вцепившись своими ногтями в локоть Фёдора, провела несколько раз ими вниз, оставляя красные полосы на коже руки.
- Кусай! – и Файзула сунул ей в рот свою ладонь, - и, простонав от боли, оттолкнул Нускаал от себя. И тут же сделав несколько коротких выстрелов по деревьям, потом еще дав одну длинную очередь по камням, улыбнулся девушке, не сводящей с него своих глаз. – Будь осторожней, сначала смотри, потом иди. Я тебя убил, - и, дуя на искусанную ладонь, улыбнулся. – Бойся Наджибуллы!
Поняв его, девушка закивала головой и, схватив ладонь Файзулы, начала её целовать.
- Дура! - отмахнулся от нее Фёдор. – Пошла отсюда! Поняла? 
Но Нускаал уже не отпускала его руку, и молящими глазами смотрела на Файзулу.
- Кто тебя  сюда притащил?
- Саадр, - прошептала она.
- Саадр?
- Да, да, вы его видел.
- Где? – с удивлением спросил Файзула.
- У него красный васкат.
- Жилетка?
- Та, та, - прошептала девушка. – Это он сидел на ковре.
Теперь она с удивлением смотрела на Файзулу и спросила:
- Ты, кто?
- Файзула Блэк.
Услышав эти слова, она почему-то помотала головой, не соглашаясь с ним:
- Ты добрый. Ты не Файзула Блэк, он шайтан. Он убил мой папа, мама, я видел его. Ты не Шайтан.
- Ёклмн! – не сдержавшись, выкрикнул Файзула.
- Ты не Шайтан, - все сильнее и сильнее сжимая своими пальцами ладонь Файзулы, умолительно заговорила женщина.
- Молчи! – прошипел Файзула. – Они его знают?
- Саадр с ним был, папа убил, мама убил, учителя убил, муллу убил.
- Чем я не похож на него? - схватив девушку за затылок, спросил Файзула.
- Ты…
- Не добрый, а чем еще, ну?
- У тебя здесь шрама, - и девушка дотронулась до левой брови Файзулы. – Он широкий, красный, и глаз шрам. У тебя он узкий, а глаз нет шрама.
- Хм, вылечил его, - и, плюнув на палец, провел им по земле и мазнул грязью по коже, - вот так. Иди домой, - и, убрав свисающие смоляные волосы с лица девушки, шепнул. – Только лишнего не говори, девочка. А там еще есть командиры?
- Наджибулла.
- Он знает Шайтана?
- Он его спасал в кишлаке Нерир Хейль.
- Хм, на перевале? Его же там убили, слышал? – и тут же поняв, что сказал лишнее, внимательно посмотрел на Нускаал.
- Тавно спасал, - поправила она, - когда бахар, э-э весна был, шурави его стрелял, Наджибулла его прятала.
- Вот как. А почему же тогда он остался командиром царандоя? А? Если ты это знаешь, то все знают. 
Девушка пожала плечами, а потом, внимательно посмотрев своими черными глазками в глаза Файзулы, прошептала:
- Так говорят в университете моя подруга из кишлака Нерир Хейль, только никому не говори. Наджибула опасный. Он как ворон, он как коршун. Ты меня утпустишь?
- Куда пойдешь?
- В Дарра Заргар.
- Не ходи в кишлак, иди в Кабул, там спокойно, - прижав к своей груди голову девушки, прошептал он.
- В ваша десанта дивиси?
- Куда хочешь, иди, - махнул рукой Файзула, и подумал: «Нуаскаал на вид взрослая, а в сознании еще совсем ребенок».
- Почему ты не замужем? – почему-то спросил он.
- Я была в России. Я полюбила русского мужчину.
- Понятно.
- Он военный, но он не писал мне. А ты будешь?
Услышав её слова, Файзула смутился. Как можно понять ее слова? Как признание? В чём?
- Я Шайтан! – прошептал он. - Я сегодня добрый, - и, поднявшись, еще раз посмотрел на эту девушку, больше напоминавшую ему в этот момент молодую лань, доверчиво смотревшую на него. Даже не верилось, что над ней еще каких-то полчаса назад издевались душманы. Но только стоило одному из них проявить к ней малую часть жалости, она готова ему отдать себя. Сколько ей лет, может, семнадцать-двадцать, трудно
сказать. Если в двенадцать лет у них принято девушек отдавать замуж, то она уже стара для этого. – Иди, Нускаал, я тебя найду потом.
- Я буду вас ждать. Что мне говорить, если меня схватят бандиты?
- Я названная сестра Файзулы Блэка.
- Как это понять?
- Они тебя убьют или будут сильно мучить.
- Почему так? – на лице девушки появился испуг.
- А сама, как думаешь?
- Ты же с Саадр ад-Дином дружишь?
- Блэка все боятся, и все его ненавидят.
- Ты меня найдешь, - обняв Файзулу за ноги, девушка с мольбой смотрела в его глаза. – Я сделаю тебя счастливым, рожу тебе сильных макбуль бача.
Файзула улыбнулся:
- Поэтому и спаси себя, - и, подняв её на ноги, развернул и подтолкнул ее в спину. – Иди. Будь осторожней. Беги! Ну!
 - 3 –
Когда Файзула с Фаридом вернулись, то сразу заметили, что в лагере что-то произошло. У Ахнафа изменился тон в обращении к Файзуле, мужчина в красном жилете остался на месте и внимательно смотрел на Файзулу, перебирая в ладонях четки.
- Хозяин приглашает тебя, Файзула, - мягким голосом проговорил Ахнаф. – Пилау…
- Не издевайся, - приложив руку к сердцу, со стоном прошептал Файзула. И тут же, с улыбкой посмотрев на хозяина, сказал, - ташакор! Аллах ряхмят элясин, - и еще раз поклонившись, присел на краю ковра, напротив Саадр ад – Дина.
Хозяин пригласил к столу и Грина с Фаридом. 
Кушали молча. Файзула старался не торопиться, жевал мягкое мясо медленно, стараясь показать главарю, свою сдержанность, спокойствие. И при этом старался делать вид, что он здесь чувствует себя в безопасности, его не волнует приближение большой группы вооруженных моджахедов, остановившихся невдалеке от них. У некоторых из моджахедов в руках вместо автоматов были сабли, вытащенные из ножен, они были воткнуты в камни и играли бликами на солнечных лучах.
«Ну, что ж, - подумал Файзула, - испытываешь? Ну, что будет, то будет, - и улыбнулся моджахедам, также внимательно следивших за ним. – Парочку вас на тот свет успею отправить», - и придвинул к себе поближе автомат.
Это заметили все.   
- Саадр ад-Дин сказал, что у тебя грязные руки, Файзула, - громко сказал Фарид.
- Пусть даст полотенце, вытру их, - ответил Файзула, но с лица улыбки не убрал, и так мазком прошел по лицу Саадр ад-Дина, не спускавшего с него своих глаз.
- Он не об этом говорит, а о том, что ты испоганил себя, занимаясь этой женщиной.
- Скажи ему, - Файзула исподлобья посмотрел на Саадр ад-Дина, - что она не хотела падать со скалы, но я не смог ее спасти, - и следил, как эту информацию воспримет главарь моджахедов.
Но тот, слушая перевод Фарида, отвернулся от Файзулы. Взял в горсть риса и начал его жевать. И только после этого, отпив из пиалы кумыса, что-то тихо сказал Фариду и улыбнулся.
Фарид этих слов ему не перевел, продолжал кушать. Значит, просто так о чем-то разговаривают между собой, подумал Файзула и, взяв пиалу, попробовал кислого молока.
Вскоре появилась и группа царандоевцев. Их никто не сопровождал из моджахедов Саадр ад-Дина, не было среди них и Наджибуллы. Они подошли к моджахедам, и также молча, как и те, наблюдали за обедом Саадр ад-Дина с гостями.
- Спроси, зачем звал? – посмотрев на Фарида, сказал Файзула. – Чтобы с Ахнафом встретился, с этим…? – но сдержался и замолчал. 
Файзула старался придерживаться своего поведения, сложившегося в отношениях с Ахнафом, и чувствовал, что угадал. Похоже, настоящий Файзула недолюбливал этого человека и об этом хорошо знал Саадр ад-Дин, но, к сожалению, не знал Фарид, а так бы предупредил его об этом заранее.
Саадр ад – Дин с ухмылкой посмотрел на Ахнафа, потом на Файзулу и тихо что-то прошептал.
Его слова Ахнафу не понравились и он в ответ что-то быстро начал говорить хозяину.
Фарид этот разговор не переводил, значит он был не для ушей Файзулы.
- Я еще проверю, как ты ее убил! – с неприязнью, посмотрев на Файзулу, сказал на русском языке Ахнаф.
- Иди, смотри. И в кишлак ты впереди меня пойдешь, покажешь свой героизм! – тут же ответил ему Файзула.
Фарид перевел его слова Саадр ад-Дину.
Тот, громко рассмеявшись, погрозил пальцем обоим и что-то резко сказал.
- Не портьте хозяину аппетит. Он вас пригласил кушать, а не тявкать друг на друга, как последние собаки, - голос у Фарида тоже изменился, в данный момент был грубым.
- Бубашхед, - поклонившись хозяину, извинился Файзула и допил оставшийся кумыс в пиале…
- 4 -
Если бы Файзула не успел ударить по руке Наджибуллу, то тот бы открыл огонь из своего автомата по приближавшемуся к ним Уссе.   
- Это мой солдат, - сказал Файзула и помог забраться на броню бронетранспортера Уссе.
- Стой, стой, - закричал тот. – Там мины. Их только что ставил тот человек, - и Усса показал рукой на привязанного к дереву моджахеда.
- Мухамеджан? – с удивлением воскликнул Наджибулла, и тут же соскочив с бронетранспортера, быстро пошел к душману, и что-то в исступлении крича на него, начал бить связанного человека в живот, в грудь. И даже окрик Саадр ад-Дина, попытавшегося остановить эту расправу, на него никак не подействовал. И когда подбежавшие моджахеды попытались оттащить Наджибуллу от Мухамеджана, он, вырвавшись из их рук,  быстро вытащив из кобуры пистолет, несколько раз выстрелил в изогнувшееся от боли тело связанного человека.
- Почему он так поступил? – спросил у Фарида Файзула.
- Не знаю, - и, услышав перебранку Наджибуллы с Саадр ад-Дином, сказал. – Они родные братья. Похоже, между ними черная кошка пробежала, оба старались выслужиться перед хозяином, унижая друг друга перед ним. Наджибулла говорит, что он не раз предупреждал Саадра, что Мухамеджан хочет убить хана и возглавить его отряд.
- Детский лепет, - прошептал Файзула, наблюдая за перепалкой двух командиров. – Я думал, что здесь все против русских, и у этих освободителей в кавычках нет между собой ссор.
- Здесь всё, как и везде, одинаково. Каждый командир хочет заработать. Он думает только о своем величии, об Аллахе, а не о тех, кто с ним воюет рядом.   
- Усса, покажи им мины, – сказал Файзула. – А то сейчас перестреляют друг друга.
- Около царандоевца лежат три «итальянки». Я их обезвредил.
- Наджибулла, - крикнул Файзула, - под ноги смотри, там мины, сейчас взорвешься.
И старший капитан, в ту же секунду увидев их, с перепугу отпрыгнул назад, рассмешив этим Саадр ад-Дина, сидевшего на танке. 
На этом перепалка и закончилась. Наджибулла, схватившись за голову, уселся на камень и начал молиться…
Моджахеды, сидевшие на БТРе, попрыгали с брони и пошли к убитому…
Файзула не стал наблюдать, за процессией погребения Мухамеджана.
- Ла илаха илла-ллаху, Мухаммадун-Расулу-ллахи, - громко запел кто-то среди моджахедов, стоявших рядом с телом убитого человека.
Но эту песню перебил крик Наджибуллы.
- Мусульмане должны быстро хоронить своих соотечественников, - начал переводить слова царандоевского командира Фарид. - Как сказал Посланник Аллаха, мир ему: «Торопитесь похоронить умершего, если он был благочестивым,  этим вы даруете ему благость, а если он был грешным, и ему предназначено быть в Аду, то пусть он будет подальше от нас». 
Об этом напоминает Саадр ад-Дину Наджибулла, - стал разъяснять Фарид. - Он требует, чтобы воины не тратили времени на похороны этого человека, а выдвигались к кишлаку.
- Усса, это ты придумал про мины? – спросил Файзула.
- Нет, все так и было, - я следил за этим командиром. Мины он достал из тайника. Он находится под тем камнем у дерева. И, когда он начал их устанавливать, я услышал приближение вашей колонны и - все. Он установил только три мины, остальные остались в тайнике, может, и нам пригодятся.
- Молодец! Он был один?
- Да, его люди пошли туда, - и Усса махнул рукой в сторону высокой горы.
- К кишлаку Калабараль, где должны собраться командиры Торака. Стоп, нужно предупредить Саадр ад-Дина, где опасно будет передвигаться, - и Фарид, спрыгнув с БТРа, позвав с собой Уссу и Фарида, пошел к танку, стоявшему сзади него.
Колонна из бронетехники, на которой душманы Саадр ад-Дина выдвигались к кишлаку, состояла всего лишь из трех бронетранспортеров и двух танков царандоевцев. У Саадр ад-Дина были только пикапы, джипы и автобусы. Эта техника не могла так быстро передвигаться за боевыми машинами по горной дороге ущелья, и поэтому растянулась далеко друг от друга. 
- Скоро будет хороший дорога, там, где Торак убил автобус, - сказал Усса. – Надо будет её перейти и повернуть в гора, пойти к кишлаку тропами за моджахедами Мухамеджана.
Саадр ад-Дин выслушав его, показал им рукой, что могут возвращаться, оставив около себя  Фарида. Они разговаривали недолго. Потом Фарид с двумя моджахедами направился к вдали стоявшему автобусу. Вернулся оттуда минут через двадцать. 
- Идемте за мной, - сказал он Файзуле и Уссе. Поможете мне перенести в БТР форму русских солдат, которую в кишлаке переоденете.
- Разъясни, зачем это? – спросил Файзула, оглянувшись на танк, на котором сидел Саадр ад-Дин.
- Ми что, будем как русский солдат? – удивился Усса.
- Операция «Шайтан», - сказал Фарид. – Так ее назвал Саадр ад-Дин. Мы должны уничтожить командиров Торака. Торак всегда мешает Саадр ад-Дину, забирает себе то, что он приобретает в Пакистане и перевозит сюда караванами. Саадр не раз предупреждал его, а теперь у него кончилось терпение.
Потом требует, чтобы мы сыграли спектакль для иностранных журналистов. Переодевшись в форму советских солдат, мы должны будем уничтожить несколько домов, пытать людей, издеваться над ними, ища душманов. Другая часть нашего отряда будет играть роль освободителей. Все они бывшие шурави, дезертиры, ушли из советских войск на помощь к душманам. Они против социализма. Нападут на нас, свяжут, и будут давать хвалебные интервью журналистам о воине – освободителе Саадр ад-Дине. Всё! 
Саадр ад-Дин сказал, что ты об этом знаешь, Файзула, и должен все исполнить. Он ждет, когда придет твой отряд, посылай Уссу за ними, он будет стоять здесь и ждать. Просит поторопиться.
- А что он сказал о журналистах? Они здесь?
- Это будут американские, французские и английские журналисты, которых скоро приведут или привезут сюда. 
- Понятно, – ответил Файзула.
- Улыбнись мне, - взял за ладонь Файзулу Фарид. – Ты знал, зачем здесь нужен! На месте решим, как быть. Командуй Уссе, громко, чтобы Саадр ад-Дин все это видел и слышал…
- Усса! - крикнул Файзула рядом сидевшему с ним саперу. – По рации дай команду всем выдвигаться сюда. Все оружие, боеприпасы, они должны взять с собой. Начинается операция.
Саадр ад-Дин это хорошо расслышал. Правда, неизвестно - в точности ему перевел каждую фразу, произнесенную Файзулой мужчина, сопровождавший его.   


Рецензии