Глава 10. Восток - дело тонкое

Как Файзула ни рисовал в своем воображении форму расположения кишлака Калабараль, на самом деле она была не такой. Восточная часть застроек, неказистых домов, забиралась на горные уступы горы Лай-Багальгара. А южная часть кишлака не доходила и до середины долины, которую разрезала напополам небольшая речка. Судя по ухоженным огородам, зелени садов, раскинувшимся по всей долине, эта река уже давно потеряла свое величие, и если и наводняла эту долину, то совсем на немного, поднимаясь на несколько близлежащих склонов, на которых ничего не росло и не строилось. Они были покрыты камнями.
Долина, в которой находился кишлак, со всех сторон была закрыта отвесными стенами скал, кроме ущелья, уходящего вглубь гор, по которому протекала неширокая речка. Незаметно можно было подойти к кишлаку только по тропам, которые хорошо знали моджахеды Саадр ад-Дина. Но при этом, чтобы выйти к жилому району с той стороны, где находились банды Торака, нужно преодолеть часть открытой зоны долины, потом перейти бурлящую реку, два склона… 
Предположение Файзулы, что Саадр ад-Дин со своими бандами и не думал здесь воевать, у него сложилось еще вчера, когда главарь подле себя оставил три большие группы моджахедов, а перед командирами двух небольших отрядов поставил задачу занять оборону справа и слева от своего лагеря, на вершинах ущелья.
Выходит, всю операцию будет проводить только отряд Файзулы Блэка, который ночью с проводником перешел ущелье и закрепился над зоной огородов, «забравшихся» на небольшие горные уступы скалы. 
Дехкане (крестьяне) работали на своих участках с рассвета, открывая небольшие каналы-арыки, заполняющие водой огороды, на которых рос рис. На нескольких огородах, расположенных повыше, рос мак, чуть ниже – судя по ботве: свекла, горох, еще ниже – виноградник и из него торчал ствол пушки и двух гаубиц. Что говорить, война. Около артиллерийских орудий ходило несколько душманов, это еще раз говорило о том, что Торак предвидел нападение на кишлак со стороны горы Лай-Багальгара. Только оттуда в эту долину с кишлаком есть дорога, позволяющая перебросить к нему банды или правительственные войска. 
Что говорить, Торак уже не первый год воюет, и он прекрасно понимает, что недоступных мест не бывает. В доказательство этому Усса и Грэк, сапер из второго звена, которым руководил Грин, на тропах «сняли» по несколько десятков различных мин. Усса сегодня, можно сказать, второй раз родился. Когда начал сворачивать крышку с ребристой
итальянской мины, сработал замыкатель и тут же разорвался детонатор. Этот «щелчок» все услышали и тут же вгрызлись своими телами в камни. Но взрыва не произошло, мина раскололась на четыре части и лежала на коленях Уссы. По его бледному лицу скатывалась двумя струйками кровь. Осколки детонатора задели кожу на лбу, под ухом и на виске.
Минуты две-три Файзула наблюдал за сидящим без движения сапером и не торопил его, дав этому парню прийти в себя после произошедшего. Сколько еще мин он найдет ниже, спускаясь к кишлаку, неизвестно. Главное, чтобы сейчас переборол свой испуг и продолжил поиск взрывных устройств. 
На глаз, до огорода с пушкой и гаубицей еще спускаться метров двести. А сейчас желательно, отметить тропки, по которым поднимаются и спускаются люди. Это одна из подсказок, что там мин нет. Второе, нужно визуально, как можно внимательнее осмотреть  ханы (дома), больше напоминающие глиняные мазанки, стоящие на горе, под огородами. В каждом из них духи могут устроить засаду.
Третье звено группы Файзулы, состоящее всего из трех человек в 11:00 должны открыть пулеметный и гранатометный огонь по духам, охраняющим в нескольких окопах подходы с той стороны кишлака, где на высотке расположился со своими бандами Саадр ад-Дин. 
Что говорить, местный хан выбрал хорошую панораму для наблюдения за ходом наступления Файзулы на кишлак. Точно, как и где расположились отряды Саадр ад-Дина, который обещал, что обязательно поддержит Файзулу, Фёдор не знал, и при этом не верил обещаниям этого хитрого басмача. Саадр боялся терять своих воинов, понимая, что здесь стоит множество и других полевых командиров, насильно забирающих в свои отряды свободных крестьян. Не каждому из них по карману покупать наемников, не говоря уже о боеприпасах, патронах, оружии, с которым воюют. Поэтому и Саадр не дурак, и очень хочет собирать жар для себя чужими руками, чтобы не обжечь своих. А вот когда Файзула победит, вот тогда он и пустит своих воинов под съёмки журналистов, в атаку.
Итак, развернув карту, спрятанную Айваном в гильзе от ДШК, Файзула начал сравнивать квадратики с расположением домов кишлака. Два двухэтажных, закрытых со всех сторон высоким дувалом (забором), стоявших буквально в двухстах-трехстах метрах от подошвы горы, были отмечены чернилами. Вот, значит, где собрались командиры душманов Торака. И начал внимательно наблюдать за этим местом.
Около этих домов было небольшое скопление людей. Как будто они кого-то ждали. Погоди-ка, в тайнике Айван оставил четыре патрона и две гильзы, одна замята. Это говорило о том, что одного командира он взял, и как они договаривались, он должен его «подкинуть» Саадр ад-Дину. А почему тогда вторая гильза не замята? Что он этим хотел сказать. А о чем говорит длинная винтовочная гильза, лежащая рядом с короткими автоматными? Гильзу от ДШК он использовал как пенал для карты кишлака, которую нарисовал карандашом, автоматные – сколько командиров, а винтовочная? А может, она является подсказкой, что в кишлаке будет и сам Торак? Да уж, что-то об этом они и мысли не допустили.
Файзула посмотрел на часы. До начала атаки оставалось тридцать три минуты. К нему подполз Усса:
- Кэп, фай майн!
- Пять мин?
- Да, - закивал головой Усса. – У пушки фо мэн, м-м-м ы-ы, габица. Ту мэн  низа, там ды-ды-ды, - сложив руки, начал ими трясти. – Пулемета как про Чапая, такой во…
- Максим?
- Во-во-во. Я такой синема м-м-м, йес.
- Все?
- Ноу, та до-ро, ноу, доро, а-а, - разнервничался Усса, - там гоу.
- Понятно, ходят по дороге.
- Йес, йес.
Файзула посмотрел вправо на притаившегося гранатометчика Бара. Нет, у этого человека с его напарником самая важная задача, вести огонь по домам, в которых собрались командиры душманов. Чуть дальше от него минометчик Стефан. Хоть бы удалось парню без пристрелки попасть точно в цель.
«Кто же откроет огонь по артиллеристам и пулеметчикам. Погоди-ка, а не сам ли я это сделаю», - и придвинул к себе поближе гранатомет, лежавший между Уссой и им.
- Я сам, - схватившись за гранатомет прошептал Усса.
- Нет, - сказал Файзула, - ты – дорога и пулемет. У тебя глаз острый. Куда мне стрелять, покажи?
- Вон сухой дерево. Ним.
- Понятно, - и только сейчас он обратил внимание на пыль, поднимающуюся выше и выше, из дальней части кишлака.
Усса тут же ткнул Файзулу в бок и показал подбородком на большие двухэтажные дома, у которого стало прибавляться количество людей, выходивших из дувалов. 
До начала атаки оставалось двадцать три минуты.
- Готовься, - скомандовал Файзула. - Скорее всего сам Торак прибывает, - и поднял руку.
Ее заметили все, и слева, и справа расположившиеся наемники, следившие за своим кэпом. Каждый из них, дождавшись его взгляда, приподнял свою руку, значит, все поняли.
Машина, длинный пикап, подъехала к первому дувалу и остановилась, и к нему побежали люди.
Файзула резко опустил руку и, целясь в то сухое дерево, под которым находилось звено артиллеристов, нажал на курок гранатомета. В это же мгновение высотка, которую занимали они, рыкнула огнем. Реактивная граната, посланная Файзулой, взорвалась раньше, вторая, посланная им чуть в сторону, угодила точно в пушку.
Около дувалов и двухэтажных домов от взрывов все закрылось пылью. И взрывы продолжались. Усса поднялся и, махнув рукой Файзуле, взяв наперевес автомат начал спускаться. Файзула свой автомат закинул на спину, и, взяв заряженный гранатомет, проверив выстрелы, покоящиеся в подсумке на спине, пошел за ним.
Да, если бы он в училище на одном из семинаров рассказал бы о такой атаке на душманов, которую они делают сейчас, преподаватель бы ему поставил двойку. И только потому, что он повел своих бойцов в атаку, не уточнив точного нахождения  минных полей, пулеметных и стрелковых точек, и многое что еще. Хотя…
Душманы, находившиеся у артиллерийских орудий, стрельбу по ним не открыли. Только боковым зрением Файзула отметил трех окровавленных человек, лежавших на земле, значит реактивные фугасы, посланные им сюда, сделали свое дело. Пулеметная точка, о которой говорил Усса, тоже молчала. Кто-то раньше их позаботился об этом. Из неглубокой выемки, обложенной огромными булыжниками, шел дым. Пулемет Максима лежал на одном из душманов, трупы двух других были сильно обожжены…
- Это я, - крикнул улыбающийся Смит, и, опередив Файзулу, начал догонять спускающегося Уссу, Бара… 
- Стой! - что есть мочи закричал Файзула. – Ко мне! – и когда около него все  собрались, ничего не объясняя, приказал, - занять оборону!
Усса с удивлением смотрел на кэпа.
- Ты что, ду-рак? Кому это надо? – тыкая рукой в сторону взорванного дома, громко сказал Файзула, чтобы услышали его все. - Ты хочешь баксы? Тебе за это заплатили?
Усса, еще не понимая слов кэпа, спросил:
- Сэр кэп, там Торака.
- Там твоя смерть! Там смерть Саадр ад-Дина! – и резко показав рукой в сторону, жестко посмотрев на всех, еще раз повторил, - Занять оборону! Пусть Саадр ад-Дин здесь все чистит сам, мы свое дело сделали!
С той стороны, на которой находились отряды Саадр ад-Дина, послышалась стрельба. Файзула непрерывно смотрел в ту сторону в бинокль. Он не мог рассмотреть лиц душманов, спускающихся с горы в долину, но прекрасно видел, что они бегут и стреляют из автоматов в направлении кишлака. 
- Смотри! – Файзула почему-то толкнув в плечо лежавшего рядом с собой Уссу, сунул ему бинокль. – Смотри!
Усса стал наблюдать в бинокль за происходящим. Файзуле бинокль уже был не нужен, он хорошо видел приближающиеся точки, стрельбу фигур отходящих назад. Паника, поднявшаяся около дувалов, домов, по которым они выпустили с десяток реактивных и минометных снарядов, была небольшой. Слышались крики и стоны людей, лежавших на земле.
Количество сбегающих с гор людей к кишлаку возрастало. Но Файзула не торопил своих наемников спуститься к взорванным домам с прибывшим туда главарем Тораком. Он не верил, что это человек мог поддаться на такую авантюру, как празднование дня рождения у одного из своих командиров в кишлаке, который переходил из рук в руки, то к его конкуренту Саадр ад-Дину, то к нему.
Файзула был наслышан об этом человеке от Фарида. Торак родился также в этом уезде, Пагман, провинции Кабул, как и Саадр ад-Дин в июне 1947 года. В 1967 году он окончил исламскую школу «Абу-Ханифа» в Кабуле, а в 1970 году - теологический факультет Кабульского университета, служил в армии. В 1973 году по квоте, предоставляемой афганскому духовенству, Торак был направлен для получения высшего теологического образования в Каирский университет «Аль-Азхар». В 1977 году был арестован и осужден на 6 лет по обвинению в подготовке и проведении антиправительственных выступлений в Афганистане, а также в осуществлении жестокой расправы с населением в Пагманском уезде. 
В Пакистан Торак прибыл в начале 1981 года, после того, как был выпушен из тюрьмы. К началу преобразований в Афганистане он под знаменем организации «Братья мусульмане» был поддержан контрреволюционными силами за пределами родной страны и к 1985 году стал одним из командиров, так называемых повстанцев, в число которых, в основном входили наемники из Саудовской Аравии, Ирана, Ирака, Китая, Пакистана. В его группировку входило 40 отрядов и групп, около полутора тысяч человек. Да, Торак был тертым орешком, и скорее всего, это он организовал это торжество одного из своих командиров, чтобы раз и навсегда уничтожить одного из своих конкурентов Саадр ад-Дина.
Файзула и ни один из его «солдат» не знали в лицо Торака, скорее всего, как и Фарид. Так что бежать к обгорелым и разорванным телам от взрывов мин и реактивных снарядов он посчитал ненужным, и, тем более, что на душе появилось какое-то беспокойство. А, может, это всего лишь засада. Те люди, которые бегали около дувала и встречали подъезжающую машину, могли быть не воинами Торака, а жителями этого кишлака, дехканами.
И Файзула понял, что Фарид, стоявший рядом с ним, думал о том же, и сразу поддержал его в том, чтобы его люди не входили в кишлак. И буквально через минуту, произошло то, что только что предполагал Файзула. Горы песка взметнулись перед дувалом, только не от разрывающихся там мин, а от спрятавшихся в окопах, прикрытых досками и шкурами душманов, открывших плотный огонь по приближающимся воинам Саадр ад-Дина из пулеметов и гранатометов.
- Ну что, поможем, - и, махнув рукой, отряд Файзулы открыл огонь по душманам с тылу.
Через пять минут такой огневой поддержки Файзула резко остановил огонь и приказал всем двигаться за ним.
У утеса вместе с Айваном их ожидал тот самый мальчишка, Фархад Азиз, которого они только недавно спасли от душманов. Бачатка был проводником, прекрасно знавшим эти места и схроны, где можно скрыться от противника в пещерах.    
- 2 –
Фархад вывел их через узкий подземный проход к отвесным скалам, раскинувшимся над каньоном, и по тропке они спустились вниз, к самой речке, русло которой подходило близко к подошве горы. 
То, что происходило сейчас в кишлаке, можно было только предположить по шуму взрывов и стрельбы.
У самого утеса, поросшего невысокими соснами, зацепившимися своими корнями за трещины в скальных породах, они остановились. Здесь их ожидали бойцы группы Айвана. По веревке, перекинутой через реку, перебрались на ту сторону узкого в этом месте каньона и спрятались в небольшой рощице.
- Нас подставили, - сказал Файзуле Айван.
- Саадр? – вопросительно посмотрел на Айвана Фарид, шедший рядом с Файзулой.
- Не знаю. Но так сказал мне полевой командир Торака Саид Рахмат. Двух мы застрелили, они открыли по нам огонь.
- А то были командиры? – переспросил Файзула.
- Так сказал Саид. Пусть его допросит Фарид. Может, я ошибаюсь
Канонада взрывов и стрельбы, раздавшаяся где-то далеко на горе, под уступами которой они сейчас сидели, отвлекла от разговора. 
- Это доказательство тому, что Торак ждал здесь Саад ад-Дина, - подытожил свои слова Айван. – Если бы мы действовали, как нам сказал Саадр, мы были бы пушечным мясом для душманов Торака.         
«Скорее всего, так и было бы, - согласился с Айваном Файзула. – Интересно, те мелкие «укусы», которые мы сделали Тораку и Саадр ад-Дину, случайно, не стали толчком к этой разборке?»
Но этот вопрос он не стал задавать Фариду, который в данный момент также не знал на него ответа. Об этом может сказать только тот командир, которого вчера захватил в плен Айван. И то, только в том случае, если Саид был приближенным к Тораку и имел с ним об этом беседу. Но в этом уверенности тоже нет, у Торака десятки таких отрядов и навряд ли он будет откровенничать с каждым из своих подчиненных. 
Перебираться по тросу, висящему в метре от бурлящей воды, было нелегко.  Спина, с навешенными на нее рюкзаками, оружием, боеприпасами, то и дело касалась воды, которая тянула все это к себе, затрудняя передвижение человеку. Но к счастью, река была неширокой, и что есть силы, каждый из воинов крепко своими руками и ногами держался за раскачивающуюся  веревку, и старался как можно быстрее перебраться на ту сторону берега.
Вся вершина одной из невысоких скал, окаймляющих гору Лай-Багальгар, покрылась пылью или дымом от разрывов снарядов. Торакцы били по душманам Саадр ад-Дина из пушек, гаубиц и минометов. Это предположил Файзула по канонаде. Но моджахеды Саадра тоже огрызались, как могли, ведя огонь по низине каньона, его краям. Несколько разрывов произошло не так далеко от места, где расположились воины Файзулы.      
Саид Рахмат был пожилым человеком. Прищурившись, он не сводил глаз с присевшего рядом с ним Фарида. 
- Что происходит там? - спросил Файзула.
- Торак наказывает предателей, - перевел слова Саида Фарид.
- А почему он считает их предателями?
- Потому что они предатели, они помогают всем, кто им за это платит! – Саид говорил громко, скорее всего, для того, чтобы все, кто находился невдалеке от него, это хорошо слышали.
- И все? – переспросил Файзула.
- Нет. Он в последнее время стал нападать на наши караваны, кишлаки, на наши лагеря. Стал убивать старейшин кишлаков, мулл.
- Одна и та же песня, - тихо сказал Фариду и Айвану Файзула. – Скажи ему, что Саадр ад-Дин очень зол на Торака, они делают то же самое в его кишлаках.
- Мы ему отвечаем тем же, - на лице Саида появилась язвительная ухмылка, - и так будем делать всегда.
- А кто узнает, что вы поступаете правильно?
- С нами Аллах!
- Они тоже так говорят, - начал подначивать Рахмата Файзула.
- Я это не буду переводить, - прошептал Фарид. – Задавай вопросы, которые важны для нас, - и тут же, что-то сказал пленному.
Саид, услышав его слова, замолчал, задумался, а потом ответил:
- Там взрываются химические бомбы, чтобы никто из них не остался в живых. Они позорят Аллаха и нашу освободительную войну, - перевел слова полевого командира Фарид.
- Мы шли к Тораку, - Файзула присел поближе к допрашиваемому, и посмотрел ему в глаза. – Но задача, которую мы должны выполнить, нам поставлена другим командиром. 
Фарид посмотрел на Файзулу, на мгновение о чем-то задумался, а потом, кивнув ему, мол, понял, что этим хотел сказать кэп, перевел его слова Саиду.
 - Он очень рад этому. Неделю назад Саадр ад-Дин напал на две группы иностранцев, шедших обучать нас, и уничтожил их. Вам повезло, что Саадр ад-Дин вас пропустил и не уничтожил. Я готов вас провести к Тораку. Когда вас отвести к нему?
- Тогда, когда мы поверим в правдивость твоих слов, - ответил Файзула.
- Вы останетесь живы, - улыбнулся Саид, ожидая хоть какой-то поддержки от допрашивающих его людей.
- У нас времени нет, - встал с камня Файзула. – Если мы хоть на йоту опоздаем, то Торак за это ответит.
Но слова Файзулы, если их в точности перевел Фарид, на Саида никак не подействовали и он, приподняв подбородок, посмотрел в глаза Файзуле, скривился и сплюнул ему в ноги:
- Торак никому не подчиняется, только Аллаху!
- Бача, - усмехнулся Файзула, - он думает, что Аллах им дает оружие, деньги. Так ему и скажи, Фарид.
Услышав эти слова, Саид с ненавистью посмотрел на Файзулу: 
- С нами Аллах.
- Ты убивал простых людей, беззащитных женщин, разве Аллах вас этому учит? – сорвался Файзула. Ты знаешь, кто такой Файзула Блэк?
Услышав эти слова, Саид с удивлением посмотрел на него.
- Ты глухой? – спросил Айван у Саида. – Тебе задали вопрос.
- Ты – шакал, - сплюнул Саид под ноги Айвана, и с надменностью, посмотрев на него, продолжил. – Будешь у меня просить пощады, а я тебя буду рвать на куски, шакал!
Файзула встал между Саидом и Айваном, не дав литовцу расправиться со связанным полевым командиром.   
- Успокойся, война еще не закончена.
- Он хотел задушить Фархада Азиза, - сквозь зубы прошептал Айван
- А где Фархад?
- Он у пещеры.
- Присматривай за мальчишкой, - похлопав по руке Айвана, сказал Файзула. – Нам Саид еще нужен, не торопись. 
- 3 –
Душманы, взятые в плен в пещере, увидев Файзулу, заулыбались и поклонились ему. В их глазах он не видел ни испуга, ни надменности. Они наперебой начали что-то говорить ему. Но Файзула поднял руку, дав понять, что он их не понимает, пусть ждут, когда придет переводчик. 
- Ты правильно сделал, что ушел. Торак только сейчас успокоился, Блэк, и хочет тебя видеть, - перевел Фарид слова моджахеда.
- Тебя зовет Торак к себе вместе со всем твоим отрядом. Иди за нами в кишлак, - перевел слова второго душмана Фарид, и, приблизившись к уху Файзулы, прошептал, - не удивляйся, здесь Восток. А Восток, это дело тонкое!
- И что же нам теперь делать на этом Востоке? - спросил Файзула. – Фарид, я ничего не понимаю, это что, розыгрыш?
- У нас времени на размышления нет, кэп, - исподлобья посмотрел на Файзулу Фарид. – Эта ситуация нормальная, кто платит, тот и заказывает музыку. Ахмад шах Мосуд, тоже кукла, выбранная кем-то, как и Торак, как и Саадр ад-Дин. Не упирайся, все равно придется играть под их музыку.
- Людей убивать? 
- Кэп, достань платок и утрись им! – повысил голос Фарид. – Готовь отряд к выходу, и Саида не забудь освободить, это командир отряда кишлака Калабараль.
Операция «шайтан»
Все журналисты были одеты в афганскую одежду. Основная из них часть говорила на английском языке, некоторые – на французском и, похоже – на испанском. Около дувала стояли два оператора с кинокамерами и несколько фотографов. Значит, вся картинка будет происходить здесь. Два душмана волокли за волосы сопротивляющихся женщин и бросили их у входа во двор, закрытый разломанным от взрывов глиняным забором.
Еще два душмана привели к женщинам двух стариков и оставили их там же у входа.
Саид с тремя хорошо одетыми моджахедами сидел на бронетранспортере. Рядом с ним Ахнаф. Только сейчас его увидел Файзула и заскрежетал зубами. Встречи с этим ненавистным для него человеком здесь он не ожидал. По версии Файзулы, этот человек должен быть погибнуть с окружением Саадр ад-Дина там, где воины Торака устроили засаду саадровцам. Но все оказалось не так.
А когда Файзула увидел приближающихся к ним царандоевцев во главе с их командиром старшим капитаном Наджибуллой, еще больше удивился. Еще только позавчера Наджибулла за обедом несколько неприятных фраз сказал всем, в том числе и Саадр ад-Дину, Файзуле, Ахнафу о Тораке. Неужели на востоке двуликий Янус божество, с которого многие стараются брать пример? Может и сам Саадр сейчас появится перед ним?
Увидев Файзулу, Наджибулла, подняв руку для приветствия, улыбнулся. И, как понял Файзула, он оставался при своей власти. Дал команду своим солдатам, которые тут же построились в одну шеренгу около БТРа и пожирали его глазами. 
Начали подходить к Файзуле его люди, переодетые в форму советских солдат. Но почему-то Айвана с Матасом среди них не было. Фарид появился последним, и незаметно
приподняв ладонь, упертую большим пальцем в ремень, дал понять, чтобы тот не сорвался, а играл как на сцене артист.
- Не подкачай, - шепнул он. – Ты здесь всего один. 
Саид встал и что-то начал громко говорить.
- Сейчас будут производиться съемки, - начал так же громко переводить его слова Фарид людям из отряда Файзулы. – Слушайте внимательно. Сюда прибыла группа корреспондентов и киносъемщиков. Мы должны им показать жестокость русских солдат, которые будут убивать афганских стариков, женщин и детей. Чтобы съемки получились хорошими, вы будете стрелять мимо, поднимая пыль. И только по приказу моему, расстреляете сначала старика. Стрелять ему в голову и в грудь, чтобы было много крови. И всем улыбаться в камеру. Понятно?
Файзула попытался смочить языком пересохшие губы.
- Так, ты, ты и ты, - Саид, спрыгнувший с бронетранспортера, выбрал двух царандоевцев и вместе с ними подозвал к себе Грина со Смитом. – Вы будете громко говорить между собой на русском языке, - переводил слова Саида Фарид. – Сейчас вас будут снимать на кинокамеру. Ты, - Саид с Фаридом подошел к Смиту, - как тебя зовут по-русски?
- Сергей из Москвы, - громко по стойке смирно выпалил Смит.
- А тебя? - ткнул пальцем в сторону Грина. 
- Гриша из Эстонии.
- Ты, Гриша, говори Сергею, - медленно произносил каждое слово Фарид, - сейчас буду насиловать ханум, - и тут же Фарид с удивлением посмотрел на Саида, и начал ему что-то быстро говорить на афганском языке.
Саид соглашался с ним и дал команду своим моджахедам, тут же побежавшим к отдаленным домам кишлака.
- Ты, Гриша, будешь говорить Сергею, что нужно взорвать дом, а дехкан поубивать. Говори!
Грин, вскинув винтовку на плечо, сказал:
- Сергей, нужно подорвать дом и убить этих людей.
- Нет, не так, - замахал руками Фарид. – Ты это должен говорить жестоко, - И что-то на английском спросил у рядом стоявшего с ним журналиста. 
Тот сразу же закивал головой и показал своим коллегам, что пора снимать.
- Сергей, нужно подорвать этот дом, - Грин каждое слово произносил громко и медленно.
- Хорошо, - сказал Фарид, - повтори еще раз.
Журналисты с видеокамерами и фотоаппаратами обступили Грина, и лезли своими объективами чуть ли не в рот своему герою.
- … и поубивать этих людей, - произнес Грин.
- Хорошо! – громко сказал Смит.
- Повтори с улыбкой, - перевел слова толстого журналиста Фарид.
- … и поуби-ва-ть эт-тих людей! – громко и членораздельно повторил по слогам Грин.
- Нет, так русские медленно не говорят. Повтори быстрее! Скорее говори, как люди между собой говорят, - переводил слова иностранца Фарид. – У них не так много пленки, чтобы ее впустую тратить на эту комедию, - сплюнул Фарид.
Все из команды Файзулы, услышав эти слова, заулыбались.
- Вот так и говори, с улыбкой, - командовал Фарид.


Рецензии